Дементьев - Охота с ловчими птицами

Формат документа: doc
Размер документа: 1.36 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Дементьев. Охота с ловчими птицами.
Ловчие птицы

ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ЛОВЧИХ ПТИЦ В ОХОТЕ
Помощниками человека на охоте издавна являются те птицы-хищники, которые отличаются наибольшей энергией, силой и ловкостью. Эти свойства делают их особо пригодными для успешного вынашивания (т. е. дрессировки) и добычливой охоты. Обладающие этими особенностями" птицы—соколы, ястребы („перепелятник" и „тетеревятник") и орел-беркут—и называются ловчими птица ми.
Хищные птицы, применяемые для охоты, как по строению тела, так и по манере нападать на свою добычу, делятся на две группы. К одной принадлежат соколы и их ближайшие родственники, а к другой—остальные хищные птицы, применяемые в качестве ловчих.
Для соколов характерны длинные и острые крылья (самое длинное перо—второе, считая от наружного края крыла сравнительно короткий хвост, короткие плюсны, длинные и сильные пальцы. Благодаря такому сложению они способны при преследовании и нападении развивать чрезвычайную быстроту полета. Глаз их окружен голым кольцом, что невидимому дает соколу возможность свободного обозрения окружающей обстановки. Соколы обладают необычайно твердыми, как пружины, большими перьями крыльев и хвоста (маховыми и рулевыми), и вообще, все оперение соколов твердое и жесткое.
На верхней челюсти у соколов—резкий зубец, а глаза (радужина-) темнобурого цвета.
Нападая на свою добычу, они поднимаются над ней и бросаются на нее сверху, со сложенными крыльями. При этом соколы наносят своей жертве сильный удар сложенными и прижатыми к туловищу „ёмями" („ёмью" называется лапа хищной птицы), точнее—'- когтями задних пальцев. Удары эти бывают на-столько стремительны, что очень часто сокол не успевает захватить добычу передними пальцами, и убитая или тяжело раненая птица падает на землю, а на нее уже спускается сокол.
Таким образом соколы „бьют добычу".
Прочие хищные птицы имеют иное сложение и не обладают таким стремительным полетом, как соколы. Крылья у них более тупые (самые длинные перья обычно 3-е, 4-е или 5-е, считая от наружного края крыла) и голого кольца вокруг глаза нет, хвост, особенно по сравнению с крыльями, длинный. Плюсны у этих птиц длинные, а пальцы—у громадного большинства—менее развиты и длинны, чем у соколов. Оперение не соколиных хищных более мягкое и рыхлое. Глаза у не соколиных птиц желтые или бледнобурые. Резкого зубца на верхней челюсти нет. Эти птицы ловят и летящую и бегущую добычу, догоняя и хватая ее на лету или набегу. Для этого им часто приходится действовать не на открытых местах (как действуют Обыкновенно соколы), но на пересеченной местности, по перелескам, среди кустов и иной растительности и т. п.
В соответствии с манерой нападения в охоте с ловчими птицами соколы относились к категории птиц „высокого полета", а все прочие — к птицам „низкого полета". В Средней Азии у охотников те же группы ловчих птиц называются „кара-куш" (черноглазые, собственно черные птицы") и „сары-куш" (желтоглазые, собственно „желтые птицы").
Наибольшее значение в охоте с ловчими птицами из соколиных хищников могут иметь только крупные виды—кречеты, балобаны и собственно соколы. Из остальных форм только дерб-ник (Falco columbarius L.) может иметь известное значение, чег-локи же (Falco subbuteo L.), пустельги (Falco linnunculus L.); и кобчик (Falco vespertinus L.) вовсе не могут быть рекомендованы, 'да и вообще за исключением, пожалуй, чеглоков, ни в прежнее время, ни теперь для охоты в виде общего правила не употреблялись и не употребляются.
ВОЗРАСТНЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ЛОВЧИХ ПТИЦ И ИХ ОХОТНИЧЬИ СВОЙСТВА
В охоте с ловчими птицами, все они, кроме указанных выше естественных подразделений, разбиваются на ряд категорий, в зависимости от возраста, а также и времени их поимки.
.Гнездарями" называются птицы, вынутые из гнезд и выкормленные в неволе. Ловчие птицы, вылетевшие из гнезда и пойманные в период с конца лета (август) до поздней осени, называются „слетками".
Птицы, пойманные в следующем за вылетом из гнезд году, но еще не линявшие, называются „молодиками" (пойманных Весной молодиков .зовут „вешняками"). Ловчая птица, пойманная в.о .вторую осень своей жизни после первой линьки,, следовательно, надевшая свой второй наряд, называется „розмытом*.
Слеток или гнездарь, перезимовавший и перелинявший в неволе, называется „переседом" или „старым".
Наконец, птица, пойманная, в возрасте нескольких лет, называется „дикомытом". Можно добавить, что возраст .ловчих птиц определяется числом линек или, как говорят охотники, м ы т е и: говорят, например, сокол трех мытей — следовательно сокол — самка по 4 году; или кречатий ч е л и г 2 мытей, т. е. кречет—самец по 3 году и т. д.
Приведенные здесь подразделения имеют очень важное значение для оценки охотничьих качеств птиц, с одной стороны, и для применения тех или иных способов вынашивания, с другой стороны.
Преимущество гнездарей в том, что они очень легко привыкают к человеку и что вынашивание их сравнительно легко;
недостаток гнездарей в том, что они никогда не могут сравняться с другими птицами того же вида по своим полевым качествам — силе, ловкости, энергии.
•" Кроме того гнездарям недостает вольной охотничьей практики и они не могут в этом отношении сравняться с птицей, ловившей на свободе добычу.
Слетки в физическом отношении крепче гнездарей; чем позднее осенью были они пойманы, тем больше развились и тем самым представляют лучший материал для охотника. Однако и им обычно не достает опыта и энергии, свойственных птице, ловившей на воле. Вынашивание слетков вообще лишь немного сложней, чем работа с гнездарями. Несколько трудней вынашивать слетков ястребов, больших и малых.
Лучшим материалом являются „молодики". В это время хищные птицы (за исключением лишь орлов и других неохот-ничьих, крупных видов) достигают полного развития (что доказывается их способностью к размножению). Вместе с тем они уже имеют за собой год, или без малого, жизни на свободе и Несколько месяцев опыта самостоятельного добывания пищи. Розмыты по своим качествам близки к молодикам. Вынашивание этих ловчих птиц сложней, чем слетков и гнездарей, но отнюдь не представляет каких-либо непреодолимых трудностей. Серьезным недостатком молодиков и розмытов является то, что они, в особенности первое время, трудно переносят неволю.
Еще в большей степени указанные здесь положительные и отрицательные стороны молодиков и розмытов проявляются в дикомытах, но именно из последних выходят наилучшие по своим полевым качествам ловцы. •
Соответственно приведенному выше делению ловчих птиц, .туркестанские охотники называют их (названия приводятся узбекские):
Нелинявшие, „темнобурые" птицы—,саяпар" или „буз".
Перелинявшие в неволе, переседы—„культулляк". Розмыты и дикомыты—„таш-кулляк".
9
Больше всех ценятся „куль-тулляк". Кроме того, каждый вид по масти делится на „малля"—рыжих и ,кара "—черных птиц. ,У азиатских сокольников существует мнение будто-бы масть „кара" трудней вынашивается, дичей, но зато быстрей и сильней, чем масть „малля".
СОКОЛ
Описание отдельных видов соколов начнем с обыкновенного сокола, называемого часто сапсаном (Falco peregrinus Т u n s t a 11). Средне-азиатские соколиные охотники называют сокола „лачин* или „лашын", башкиры—,аласын".
Сокол распространен почти по всему земному шару, образуя в отдельных частях занимаемой области местные породы — так называемые подвиды или географические расы. У нас сокол распространен от тундр далекого севера и островов Полярного моря до Крыма, Кавказа, среднеазиатских пустынь и Приамурья.

В северной части занимаемой им области сокол — перелетная птица, в средней и южной части— оседлая или кочующая. Распространение сокола по обширным занимаемым им территориям неравномерно. Он очень редок на гнездовье в Поволжье и на Украине, отсутствует в западносибирских степях и не част в средней полосе европейской части СССР; редок на гнездовья и на юге — в Крыму, на Кавказе и Туркестане. Наоборот, на севере сокол многочисленен: в особенности много соколов гнездится в тундрах по побережью больших сибирских рек — Оби, Енисея, Лены, Индигирки, Колымы.
Рис. 2—Сокол (спереди взрослая самка, по экземпляру с низовьев Колымы сзади молодой чеглик, по экземпляру с р. Печоры).
Сокол очень неприхотлив в выборе места обитания. Его можно найти и в тундре, и в горных местностях, и в лесах, а изредка даже на высоких башнях в больших городах.
Размеры сокола значительно колеблются, причем находятся в зависимости от местности, а также от пола птицы. Самки заметно крупней самцов (как у других хищных птиц), поэтому
и для охоты они более ценны, и охотники' „соколом" называли и называют только самок, а самцов зовут—„сокольими челига-ми* или „чегликами" (так же как и „ястребом" охотники зовут самку, а самцов—„ястребиным чегликом"; так же называют самцов и самок других хищных птиц).
Вес сокола—самки около 1200 г, соколиного' чеглика— около 600 г. Предельный вес самки, взвешенной мною—1300 г, чеглика—740 г. Птицы эти' происходили с земли Маркхэма в Сев. Полярном море у с.-з. Таймыра. Полный вес достигается, повидимиму, к годовому возврату. Вес сокола сильно колеблется в зависимости от состояния упитанности птицы.
Длина крыла самки 341—378 мм- и у самца 298—330 им (все эти данные относятся к соколам средней величины, из Восточной Европы).. . •
При взгляде на сокола сразу бросается в глаза его мощное телосложение: широкая грудь, крепкие плечи, короткие и силь--вые плюсны („цевки") и длинные и хорошо развитые пальцы. Голова у сокола плоская с большими темнобурыми блестящими и подвижными глазами. Клюв сравнительно короткий, не сильный, с резко выдающимся зубцом на наклювьи (верхней челюсти). * Шея короткая. Крылья длинные и острые. Сложенные крылья доходят или почти доходят до конца хвоста. Хвост относительно короткий и слегка закруглен. Для соколов характерно то, что средний палец у них (от места прикрепления к плюсне до основания когтя) длинней плюсны, а внутренний палец короче наружного. Пальцы на внутренне, поверхности снабжены, сильно развитыми твердыми подушечками", помогающими удерживать добычу. Оперение по плюсне идет примерно до 1/, или х/, протяжения последней.
Окраска соколов довольно значительно изменяется в зависимости от местности. Сильно меняется окраска и в зависимости от возраста. Птицы по первому году, до линьки, совершенно отличны от более старых. Есть, наконец, некоторая небольшая разница и между самцами и самками.
Молодой сокол из средней полосы европейской части СССР имеет следующий внешний вид. Вылетевшая из гнезда вполне развитая птица окрашена сверху в темнобурый цвет с рыжеватыми или охристыми каемками перьев на голове, спине, плечах, , л, кроющих крыла; маховые (большие перья крыла) и рулевые (большие перья хвоста) с неправильным светлым, охристого цвета, поперечным рисунком; основной цвет нижней стороны Тела у молодого сокола более или менее, рыжеватый охристый, .с темно-черновато-бурыми полосками от углов клюва по сторонам горла, образующими так называемые „усы" и темнобурым продольным рисунком из пятен на груди и брюхе, переходящим в более или менее поперечный рисунок на боках, голенях* и нижних кроющих хвоста.
1 Оперение голени у хищных птиц обычно носит название „штанов*.
И
К началу зимы рыжеватые тона у молодых соколов выцветают и уже в конце сентября — начале октября бледнеют; к весне же светлые каемки на верхней стороне тела становятся охристыми, основная окраска нижней стороны тела— беловатой;
кроме того, по мере обнашивания оперения, светлые каемки перьев на верхней стороне тела обиваются и стираются.
После линьки, которая заканчивается обычно в сентябре или начале октября, наряд соколов совершенно иной.
Основная окраска верхней стороны тела—аспидно-серая с более светлым сизо-серым поперечным рисунком; голова (без поперечного рисунка) темней спины, а Спина—темней больших и средних кроющих крыла и в особенности поясницы и надхвостья, которые бледносизы; на затылке—светлые пятна; под глазом черноватая полоса, от угла рта к горлу идут длинные черные „усы"; низ беловатый, с розоватым или рыжеватым оттенком груди, сизым налетом на боках, брюхе и нижних кроющих крыла; по светлому тону на зобе, груди и брюхе—резкие продольные черноватые черточки или пятна; на боках, голенях и нижних кроющих хвоста поперечный рисунок из черноватых полос. Оперение перелинявших соколов тверже и жестче,, чем у молодых; маховые перья становятся уже и прямее, рулевые— несколько короче.
При последующих линьках этот темный рисунок на нижней стороне тела все более и более сокращается и попадаются экземпляры, у которых он сводится к прерывистым поперечным пятнам на боках и штанах; кроме того с возрастом и окраска верхней стороны становится более чистой и сизой, а светлые пятна на затылке после нескольких линек пропадают.
' Самцы обычно окрашены несколько светлей самок, у которых темный рисунок на нижней стороне тела более развит.
Чтобы закончить описание сокола, добавим, что лапы, голое кольцо вокруг глаза итак называемая восковица (имею--щаяся у хищных птиц голая кожа, одевающая основание верхней челюсти) у взрослого сокола—более или менее яркого желтого цвета; у молодых соколов ноги бледно-зеленовато-желты, восковица и кольцо вокруг глаза сероваты с более или менее заметным желтоватым или зеленоватым оттенком. Клюв синевато-роговой, черноватый на конце, желтоватый у основания нижней челюсти. Когти черные, а глаза, как уже упоминалось, —темнобурые (радужина). Птенцы сокола одеты снежно-белым мягким и довольно длинным, пухом.
Местные изменения подвиды или географические расы— водящихся в нашей стране соколов в кратких чертах могут быть охарактеризованы следующим образом.
Тундряной сокол (Falco peregrinus leucogenys Brehm) — крупная и светло окрашенная птица.
У молодых на голове часто преобладает светлая окраска;
светлые каемки перьев верха широки, а основной бурый цвет


12__
довольно бледный, темный рисунок на нижней стороне тела развит сравнительно мало — продольные полосы узки. равно как и „усы" и темные полосы под глазами; в общем на груди и брюхе заметно преобладает беловатый „фон"; у взрослых в свежем пере сизая окраска верха довольно равномерна и голова и верхняя часть .спины лишь слегка потемней остальной части спины и кроющих крыла; снизу темные пестрины развиты слабей, чем у других форм сокола — при сравнении птиц в соответствующем возрасте. Длина крыла у соколов 350—378 мм, у соколиных челигов 310—330 мм.
Водится этот сокол в тундрах от Лапландии на западе до Чукотского полуострова и Анадыря на востоке. Найден и на островах Ледовитого океана — Колгуеве, Вайгаче, Новой Земле, о-ве Шокальского, Диксона, Маркхэма, Фаддеевском, Беннета. Южная граница распространения в основном совпадает повидимо-му, с северной границей леса, но по рекам заходит в лесную зону. Самые светлые сокола—с северо-востока Европы, Северного Урала, Новой Земли, бассейна Оби и Ямала; в северной Якутии соколы несколько потемней. Очень близки к ним и соколы из Алатау и те, которые изредка доходят на гнездовье до северного Семиречья. Зимует этот сокол в западной Европе, северной Азии. Индии, Туркестане, Персии, Закаваказье, северной Африке. В Средней Азии охотники дают ему особое название „багарин" или „бахрын"1. . ,
Л е сной сокол (Falco peregrinus brevirostris M e n z Ь.)— крупная и темная форма, описание которой дано выше; распространен в лесной полосе нашей страны от западных границ до Забайкалья, Приамурья, Уссурийского края. Крыло чуть покороче, чем у тундрянОго сокола, у челигов 295—330, у самок 341—370 мм.
Еще более темно-окрашенная крупная форма {Falco pere
Jrinas pealei Ridsveay)—крыло челигов до 336, соколов до 81 мм, свойственная северо-западным частям Северной Америки, гнездится у нас на Командорских островах и быть может встречается на Камчатке; она отличается от других наших соколов относительно длинным хвостом.
В южной и средней Якутии (на восток от Охотского побережья) водятся довольно темные и ярко-окрашенные сокола Falco peregrinus kteinschmidti D e т.), близкие к американской форме.
Наконец, с Шантарских островов и Сахалинского залива описан сокол (Falco peregrinus pleskei D e т.), отличающийся очень мелкой величиной (у самок крыло 302—315 мм, т. е. как у чегликов других рас); область распространения этого сокола еще не выяснена.
* Слово арабского происхождения, от „bahari", что значит странник (собственно, морям
- • „ ! • <8
В горах Крыма и на Кавказе гнездятся соколы - (Falco peregrinus caucasicus K1.), отличающиеся малым ростом (крыло чегликов 278—296; соколов 306—335мм) и темной, черноватой окраской; у взрослых на затылке резко выражены рыжеватые пятна; молодые грубо исполосованы черно-бурым на нижней стороне тела; в свежем пере—основной цвет низа интенсивно рыжеватый. Кавказские соколы близки к гнездящимся на островах Средиземного моря и в северной Африке.
Наконец, особняком стоит рыжеватый туркестанский сокол (Falco peregrinus babylonicus S с 1 a t). Он гнездится в средне-азиатских республиках от Кзыл-Кумов до Тянь-Шаня, Ферганы, Бухары и Копет-Дага, придерживаясь горных местностей; а вне наших границ водится, в Персии, Белуджистане, Афганистане, Кашмире, на крайнем северо-западе Индии. От всех предыдущих он хорошо отличается примесью яркого ржавчато-рыжего цвета на голове, вокруг „усов" — рыжеватые каймы; спина у взрос" лых очень бледного глинисто-серого цвета, с более или менее заметными рыжеватыми каймами и со слабо развитым более темным поперечным рисунком; нижняя сторона тела явственно рыжевата с очень слабым развитием темного рисунка из пятен и полос; молодые Отличаются рыжеватой головой, широкими рыжими каемками перьев верха и явственно-рыжеватым низом. Крыло челигов 274—302 мм, соколов—315—332 мм.
Образ жизни наших соколов может быть в основных чертах описан следующим образом. Как уже указывалось, из северных частей занимаемой области распространения соколы отлетают на зиму, в средней и южной ведут более или менее оседлый образ жизни. Так ли, иначе ли, но уже ранней весной—с половины февраля—северные зимующие сокола начинают двигаться с мест своих зимовок. На Украине весеннее движение соколов начинается примерно в первой половине марта. В средней полосе европейской части СССР северные соколы летят еще в начале апреля, когда местные соколы уже возвращаются к своим гнездовьям. Дальнейшее движение тундряных соколов на север связывается обычно, с пролетом водоплавающих птиц. Появление сокола в тундре имеет место тогда, когда в средней полосе соколы уже выводят в это время птенцов. В западной же Европе (Германия) уже к началу апреля у соколов — полная кладка яиц. ' ..
Спаривание соколов начинается рано—в марте в средней полосе европейской части СССР. В это время сокол и челиг носятся на большой высоте в воздухе, издавая характерный крик, и играют.
Птицы очень привязаны к своим гнездам и ежегодно к ним возвращаются. В виде общего правила самка спаривается в течение ряда лет с тем же челигом. Если же из пары один сокол—самец или самка—будет убит, то скоро он заменяется другим.
14
Самое гнездо сокола — в зависимости от местности— устра ивается в .различных местах: на кочке в тундре, на камнях сре ди гор или на утесах по берегам рек или озер или, наконец иа деревьях (обычно на сосне, реже на ели); бывают случаи, что сокола гнездятся на башнях и колокольнях больших городов. Гнездо обычно находится в центре охотничьего участка сокола, который довольно значителен и занимает часто несколько квадратных километров. Выбирают место для гнезд соколы там, где имеется возможность легкого добывания пищи, и где окрестности доступны обозрению на большое расстояние. >!
Число яиц в кладке от 3 до 5; обычно 4. Яйца—крас-иовато-бурого цвета с темными и светлыми охристыми и бурыми пестринами. Средние размеры яиц у европейских соколов 5,2Х4,1 см, максимальные 6,0Х4,6 см. Высиживание продолжается, в среднем, около четырех недель.
Птенцы выводятся—в средней полосе европейской части СССР — в июле; от вылупления из яйца до вылета из гнезда проходит 5—6 недель. По вылете из гнезда молодые первое время держатся вместе со стариками, которые обучают их искусству охотиться. В этом, равно как и в прокормлении молодых на гнезде, участвуют оба родителя.

В тех местах, где соколы оседлы, родители осенью прогоняют молодых из гнездового участка.
Во всех обитаемых ими местах пищей соколов служат птицы. Выше уже говорилось о способе соколиных птиц нападать на добычу в воздухе. В отношении быстроты и ловкости и силы полета соколы являются, вне всяких сомнений, первыми из ловчих птиц. Достаточно указать, что сокол бросается за летящей добычей уже с расстояния 1000 м
Рис. 3—Ставка сокола (с кнноснимка " по Engelmann). (тогда как самый быстрый ястреб нападает на расстоянии 150—100 м, на большем расстоянии ему взлетевшей птицы не догнать). По точным вычислениям математика Hulverscheidt'a при нападении на голубя под углом в 25 (т. е. относительно очень небольшом) сокол развивал скорость в 75 м в секунду. Естественно поэтому, что, при на
падении на добычу под менее острым углом, сокола' почти не видно. Слышно только свистящий шуми видна мелькнувшая тень. При такой быстроте полета сокола нет ни одной птицы которая могла.бы считать себя в безопасности от его нападения. Даже стрижи и ласточки попадаются соколу в лапы. Обычную же пищу сокола составляют птицы средней величины—вороны, галки, голуби, чирки, утки, реже более мелкие — скворцы, дрозды, кулики. Это не значит, однако, что сокол не может одолеть и более крупных птиц—например, гусей и цапель. Выношенный сокол прекрасно с ними справляется, но, невидимому, на воле нападает на больших птиц редко. Однако это правило не без исключений — С. А. Бутурлин во время своего Колымского путешествия в 1905 г. у некоторых соколиных гнезд на-.ходил многочисленные остатки гуменников и казарок. Впрочем, соколы могут быть опасны даже для крупных, но менее подвижных и энергичных хищников. Здесь интересно будет привести наблюдение по этому вопросу тщательного и добросовестного наблюдателя—В. А. Клеменца.
„У меня была пара сапсанов. В первое лето их жизни (взяты были из гнезда) я их приготавливал по воронам, луням м коршунам, и не могу сказать, чтобы дело шло успешно, так как на всех этих птиц соколы нападали неохотно. Весною с пересе-дами выехав в поле, я пустил их на пролетавшего ворона. После нескольких неудачных попыток нанести удар ловко отделывавшемуся от сапсанов ворону, сапсаны, взмыв кверху, играя, стали ловить друг друга. После зимнего сидения это не редкость, и, зная, что заигравшаяся ловчая птица возвращается нескоро и что ждать ее нужно на том месте, с которого она пущена, я слез с лошади и, наведя бинокль, следил за игрою соколов. Вдруг, один из них остановился в воздухе и, полусогнув крылья, ринулся вниз. Отняв бинокль и взглянув по направлению стремительного полета сапсана, я увидел мирно летевшего белохвостого орла. Он, видимо, не ожидал такой дерзости, и, увернувшись, с лёгким „клеканьем", от первого сапсана, как раз попал под удар другого—несколько перьев отделились от орла и, кружась медленно полетели вниз. Орел, увидав, что с ним не шутят, сильно и высоко взмахивая крыльями и то-и-дело делая вольты, поворачиваясь на лету на спину, предлагая нападающим попасть к нему в лапы, приближался к лесу на берегу Волги. Сев на лошадь и наблюдая атаку, я скакал, пока мог. Доскакав до первого озера, я должен был остановиться. С этого места я уже наблюдал преследователей' биноколь до тех пор, пока трио не скрылось за верхушками деревьев. Не видя больше соколов, я вернулся к месту напуска и стал ждать, по временам подавая ,голос" свистком или голосом. Вабил я таким манером около часа. Вдруг неожиданно, совсем с другой стороны, появились оба мои соколы. Приняв их на путы, я заметил, что зобы их совершенно полны. Не подумал я, конечно, что они наелись,
удушив орла, но все-таки любопытство страшно подстрекало меня .съездить и осмотреть те окрестности, куда скрылись от меня соколы с орлом. Вернувшись домой и посадив своих охотников да их места, я сам на другой лошади отправился в объ езд на берег Волги. Спустившись на песчаные отмели, не залитые еще прибылью воды, я подъехал к рыбацкцму стану, где1 увидел лежащего на песке связанного и совершенно мокрого белохвостика. Рыбаки рассказали мне, что он двумя „ястребами" был сбит в воду, где его захватили в лодку, а .ястребы", поймана' мартышку (чайку), съели ее на песке, выкупались и улетели назад в лес. Осмотрев спину орла, я нашел на ней массу глубоких царапин; некоторые из них, приходившиеся на плечевых мускулах, были значительной глубины. Взятый мною орел, развязанный в сарае на другой, день, окончательно не мог ни подняться с места, ни подобрать бессильно висевшие крылья. На четвертые сутки он издох; вся спина его страшно опухла и была желто-зеленого цвета".
При указанных природных свойствах сокола, добыча ему достается сравнительно легко. Тем более, что ему вполне достаточно на день одной птицы средней величины (с голубя); впрочем сокол может съесть за один раз и большее количество мяса; зато может и голодать несколько дней.
Живший в начале зимы 1919—1920 г. в б. Андроньегаом монастыре сокол (эта была крупная старая самка), сидя на высокой колокольне, ожидал по утрам появления летящих над рекой Яузой голубей или галок, и, стремительно, бросаясь на них со' своего высокого наблюдательного пункта, бил без промаха. В течение пяти недель ни разу не случилось, чтобы он возвращался "назад на колокольню без добычи, которую он нес быстрым, но несколько тяжелым полетом. Если же почему-либо часов до 10*—11 утра летящих птиц не было видно, то сокол куда-то улетал и возвращался обычно лишь к наступлению сумерек (около 4 часов дня). После же охоты и насыщения в районе монастыря, сокол обычно сидел на колокольне часа 2—3, а затем на широких кругах летал с громким криком „кьяк-кьяк-кьяк" над окрестностями.
Лишь во время выкармливания молодых соколу приходится затрачивать больше сил на добычу пищи, тем более, что в пер-' вое время он доставляет в гнездо мелких и средних воробьиных птиц, число которых—для удовлетворения аппетита подрастающих-птенцов—должно быть очень велико.
При наличии в гнезде двух птенцов, почти совсем оперившихся, но еще не поднявшихся на крылья, родители доставляют им в день не менее 7—8 птиц средней величины (от скворца и дрозда до голубя), причем охота и кормление молодых у них занимает время от 5—6 часов утра до 4 часов дня (конечно, с перерывами). При большем числе птенцов соответственно увеличиваются и заботы родителей. Первое время родители кормят
.
птенцов полупереваренной пищей, отрыгая ее из зоба, а затем приносят Добычу в гнездом, отрывая клювом от нее куски,. оделяют по очереди детей. К гнезду добыча приносится в ощипанном виде; так что под гнездом никогда не видно перьев. Для-ощипы-вания добычи служит обычно пень, камень или кочка невдалеке от гнезда, засыпанные кругом остатками соколиного стола. Здесь же старики обычно клюют добычу. Иногда у одного сокола бывает 2, даже 3, таких места.
Мелких птиц соколы съедают целиком, а у средних оставляют внутренности, грудину и крыловые кости. Соколы (нетолько взрослые, но и подрастающие птенцы), как и другие хищные птицы, едят не только мясо, но и перья (кроме крупных) и кости пойманных птиц и потом выбрасывают их через-рот в виде комков, так называемых „погадок". Это очень важная функция, очищающая пищеварительный тракт хищников.
Соколы охотятся двояким способом: или они быстро летят низом, стараясь вспугнуть добычу, заставить ее подняться, а затем взлетают выше ее и бьют сверху, или же — сидя высоко на

Рис. 4—Нападение сокола на куропатку (с киносннмка no Klelnscmidt).
открытом месте, бросаются с высоты на летящую добычу. Па-конец, соколы иногда летят „верхом", как говорят охотники (т. е. на большой высоте), и оттуда бросаются на летящую птицу. Часто соколы охотятся попарно (самец и самка одной пары);.-тогда обычно один сокол летит низом^, а другой верхом. Бывают случаи, что падающий на добычу сокол промахивается. Тогда он раскрывает крылья, тем самым опять взмывает вверх над. -добычей и повторяет нападение (делает ставку", как говерят охотники). Охотясь на крупных птиц парой, соколы делают ставки* попеременно, пока не собьют птицу на землю; нападая же на стаю птиц, они могут выбить из нее нескольких штук подряд. Удар сокола так силен, что если он приходится утке-или другой подобной величины птице по шее, у ней часто отлетает голова, крыловые кости перебиваются и у крупной птицы;. наконец, удар когтями, пришедшийся вдоль тулови.ща птицы средней величины, распарывает его по всей длине.
Не следует однако полагать, как это обычно думают, что-соколиный удар с разлета идет в прямом направлении на пре-





18
——————
"следуемую птицу, падение сокола происходит обычно несколько сзади или сбоку от объекта нападения и удар приходится до касательной. Удар, как уже указывалось, наносится когтями. Если же удар оказался не особенно силен, сокол часто добивает лтицу, ломая ей шею клювом.
Соколы •не ловят птиц на земле, деревьях или на воде1. При быстроте нападения они могли бы при этом разбиться (что иногда случается, например, с молодыми неопытными Соколами, бросающимися на добычу на слишком близком от земли расстоянии).
Поэтому, например, утки, видя летящего сокола, не взлетают с воды, так же как стараются не взлетать и сидящие на земле куропатки.
Указанные выше свойства соколов и способы нападения на добычу определяют их место в охоте с ловчими птицами, и способы их наиболее рационального использования.
КРЕЧЕТ
Вторым представителем соколиных птиц, применяемых для охоты, является кречет (Falco gyrfaico L.). Это—крупный сокол, размерами превышающий настоящего сокола.
Вес кречета чеглика 300—1000 г, самки 1100—1400, редко— до 1600 г.
Кречеты отличаются от сокола (Falco peregrinus) следующими особенностями строения: у всех кречетов—в отличие от собственно сокола — хвост более длинный, а крылья относительно покороче; плюсны подлинней, а пальцы относительно покороче; внутренний и наружный пальцы одинаковой длины; в строении черепа бросаются в глаза сильно развитые надбровные дуги, так что обозрение окружающего у кречетов повидимому несколько менее свободно, чем у сокола. Оперение кречета несколько более мягкое, чем у соколов. Если собственно соколы являются интереснейшим примером высокой специализации организма (для ловли летающей добычи), то кречеты являются как бы переходной группой, представители которой, предпочитая нападать на летающих птиц, нередко хватают добычу и с земли. Полет их довольно значительно уступает полету настоящих соколов, хотя и значительно превосходит по силе и стремительности полет других пернатых хищников. Для кречетов однако'характерна способность, которой не обладают собственно соколы, подниматься прямо вверх, как ракета—„на хвосте", как говорят охот-
1 В виде исключения соколы питаются, впрочем, и мелкими млекопитающими:
яемингами, сусликами и т.п. (наблюдения Финша, Гептнера, Формозова), даже летучими мышами.
19А
ники. Соколы же поднимаются вверх на кругах, спиралью и чем быстрее, тем более сжатой представляется эта. спираль. Только мелкий сокол-дербник поднимается подобно кречету. Другое преимущество кречетов hq сравнению с соколами—это их величина и сила, что делает их более пригодными для промысловой охоты за крупной птицей. Кречет может добыть больше,, чем сокол.
Однако кречеты имеют и недостатки: будучи жителями далекого севера или высоких гор, они в средней и южной полосе плохо переносят климат и с ними вовсе нельзя производить охоты в жаркую погоду. Затем, по мнению большинства соколиных охотников, кречеты упрямы и неуживчивы и „вынашива-ние"-их очень трудно. Сила и красота оперения кречетов делали их в старое время особо ценными в глазах соколиных охотников. С другой стороны, такая оценка их объясняйся тем, что они более редки. Их гнездовья расположены вдалеке от населенной полосы нашей страны и Европы—в арктических и субарктических странах или в глухих горах-Центральной Азии.
Вопрос о том, сколько видов и подвидов кречетов м ЯСакие именно водятся в нашей стране — был до недавнего времени одним из наиболее спорных. Принималось, что у нас имеется три вида кречетов: белый или полярный, исландский и норвежский. Теперь, однако, можно с большою долей уверенности сказать, что все северные кречеты принадлежат к одному ви-ду/ распадающемуся на ряд географических рас или подвидов; кроме того некоторые расы кречетов „разномастны".

Рис. S—Серый кречет (спереди молодая самка, по-экземпляру из Швеции, сзади старый. чеглик, пв;
экземпляру из западной Сибири).
В северной Скандинавии, Лапландии и у Белого моря, —
к востоку примерно до Архангельска, — встречается так называемый норвежский креч^ет (Falco gyrfaico gvrfaico L.).
з
Точные границы его гнездовой области выявлены еще плохо;
они лежат где-то в лесной полосе Северного края в предела! б. Архангельской и, быть может, б. Вологодской губернии, Зимой этот кречет нерегулярно появляется в различных местностях Средней Европы, а у нас — в северной и средней полосе, редко —
^ на юге (добывался в „Аскании-Нова" и в б. Ананьевском уезде). Впрочем эта птица всюду редка.
Взрослый кречет похож по окраске на сокола. Общий тон окраски верхней стороны тела у него серовато-бурый с дымчато-<нзым поперечным рисунком (из пятен и полос); верхние кроющие хвоста (надхвостье) и хвост — более чистого серовато-сизого
'-тона, чем спина, с растушеванным темносерым поперечным рисунком; голова темная, более или менее одноцветная со-спиной; щеки темные, сизовато-бурые, усы хорошо развиты; нижняя сторона тела у кречета белая с более или менее заметным охристым оттенком с ланцетовидными или копьевидными пятнами буровато-черного цвета на груди и брюхе и с грубым поперечным рисунком из полос или вытянутых в поперечном направлении пятен на боках, „штанах" (оперении голени) иподхво-
•стьи; молодые сверху бурые, со слабо-выделяющимися светлыми каймами перьев и иногда с незначительной примесью светлы* пятен на больших кроющих, второстепенных маховых и плече-вых| снизу—беловатые с широким бурым продольным рисунком;
'яа боках и штанах преобладает бурный цвет, а белый выступает лишь в виде супротивных овальных пятен. Второй наряд кречета после первой линьки походит на описанный выше взрослый наряд, но отличается от него очень обильными и грубыми темными пестринами на нижней стороне тела и слабым развитием поперечного рисунка и сизого цвета в оперении верхней стороны.
Клюв— с резким зубцом на верхней челюсти — синевато-рого-вой, темнеющий у вершины надклювья и желтеющий у основания нижней челюсти; восковица, кольцо вокруг глаза и ноги у взрослых птиц яркожелтые, у молодых — голубовато-синеватые. Длина крыла у челигов 340—375 Мм, у кречетов (самок) от 380 до 410 мм. . '
От бассейна Печоры на восток через северную Сибирь (Тю-меньекий, Тобольский край) до бассейна Енисея, Таймыра, Нижней Тунгуски распространен уральский или западно-сибир-ский кречет (Falco gyrfaico uralensis Menzb.).Bo внегнездо-вое время этот кречет случайно залетает на запад до Прибалтики, "средней и южной полосы европейской части СССР; довольно регулярно появляется он в это время в различных частях западной и средней Сибири, к югу до Алтая и Прибайкалья.
Отличия этого кречета от предыдущего таковы: окраска в
•общем светлей; голова часто светлого охристого цвета с тем-
•ными наствольямй (продольными черточками), светлыми щеками я слабо развитыми усами, или темная, как у предыдущего^ у
21
взрослых основной тон окраски верхней стороны тела обычно бледней, а светлый поперечный рисунок—правильней, шире и белей, иногда—почти белый; испещренность нижней стороны тела развита меньше—пятен меньше и они мельче по размерам, поперечный рисунок верхних кроющих .'хвоста резче. Молодые уральские кречеты обычно бледней норвежских по общему бурому тону, часто с менее развитым бурым рисунком на нижней стороне тела (пяти уже) и—обычно— более испещрены беловатым на верхней стороне тела (каймы перьев, пятна, иногда даже как бы зачатки поперечных полос). Кроме того, среди уральских кречетов — изредка—попадается белая „масть" или, как говорят зоологи, „фаза".

Эти белые кречеты, которых до недавнего времени считали неправильно отдельным видом, а во времена расцвета соколиной охоты особо ценили за красоту, изредка встречаются в б. Архангельской губернии (где несколько десятков лет тому назад была добыта самка с наседными пятнами, т. е. от гнезда) и на Печоре, и оттуда их в XVI и XVII столетии доставляли в Москву (об этом писал между прочим и Герберштейн в своих „Записках о Московитских делах"). Ц XVIII веке о белых кречетах на Урале (в районе Исети) писал Паллас.
Гнездящихся белых кречетов около 20 лет тому назад наблюдали на реке Каре, между Северным Уралом и Пай-Хоем, участники экспедиции братьев
Рис. 6—Белый кречет (взрослая самка, по экземпляру из Гренландии).
Кузнецовых; неоднократно видели и добывали белых кречетов на Новой Земле (Хейглин, Вильчек, Билькевич).
Белые кречеты, которые среди западно-сибирских и уральских очень редки, появляются зимой в европейской части СССР; известны случаи добычи их в бывших губерниях Пермской, У льяновской, в Башкирии и даже на Украине (б. Киевская и Полтавская губернии), а также в зап. Сибири и Туркестане.
В XVII веке, во время наибольшего процветания соколиной охоты в Москве, таких белых кречетов называли „красными", а' кречетов с" большей примесью белого в оперении—„подкрас-ными". У некоторых охотничьих писателей XIX века можно
iss
найти утверждение, будто бы это название „красных" кречетов относится к балобанам, так как у последних в оперении преобладают ржавчатые оттенки. Это совершенно неверно. Есть совершенно определенные и подлинные указания исторических документов, что „красные" и „подкрасные" кречеты добывались помытчиками на далеком севере—в Двинской Земле, на Канин-ском Носу, на Тиунском берегу и на Терской стороне, а также в северо-западной Сибири. Во всех этих местах балобанов нет. ^ Вместе с тем, в перечнях ловчих птиц упоминаются кречеты сибирские и холмогорские (по месту добывания) и красные, под-красные, цветные, черные, серые и крапленные'—по масти. „Белых" кречетов, как масти, не упоминается, хотя именно они являлись самой драгоценной охотничьей птицей в те времена — так называемыми „честниками". Их посылали в качестве „дипломатических" даров в иностранные государства, в частности—в Персию. Это можно вывести из сопоставления указания французского путешественника XVII века Шардена о. присылке шаху из Московии белых кречетов с архивными документами, из которых следует, что в Персию дарили серых, подкрасных и красных кречетов; о белых же в грамотах упоминаний нет. О том, чтд именно белые Кречеты назывались „красными'' можно вывести и из того, что „красные" кречеты считались редкими, какими являются и теперь белые кречеты на северо-востоке Европы и в западной Сибири.
Число серых и крапленных кречетов, подлежащих доставке в Москву в XVII столетии, строго регламентировалось, красных. же кречетов ведено было доставлять „сколько уловлено будет". Термин „красный" в данном случае означал, повидимому, „красоту", а не цвет. В XVIII столетии белых кречетов иногда звали „пукетовыми" (от слова „букет'') или „четвертными"
У таких .белых" кречетов основной цвет окраски белый, у молодых ^снизу с небольшими бледносеровато-бурыми настволь-ныыи чертами и пятнышками, постепенно уменьшающимися с возрастом и совсем исчезающими у старых птиц; сверху на спине, плечах, крыльях по белому фону бледный дымчато-бурый рисунок—продольный у молодых, поперечный у старых птиц; вершины (концы) первостепенных маховых темнобуры; хвост с прерывчатым бурым поперечным рисунком или совсем белый. У белых кречетов всех возрастов окраска бывает изменчива: у одних итиц бурые пестрины развиты больше, у других — меньше. Часто когти у них бывают бледнорогового цвета, но иногда и черные, как у прочих кречетов; клюв обычно светлый желтовато-роговой, буроватый у конца; еми, восковица, голое кольцо вокруг глаза у старых птиц желтые, у молодых синеватые.
Уральский кречет покрупней норвежского: длина крыла у кречета 390—420 мм, у челига 350—380 мм.
На северо-востоке Сибири — повидимому От Лены — распространен восточно-субирский кречет (Falco gyrfaico
/
.grebrntzkil Sew.): он добывался на Колыме, на Командорских островах, на Камчатке, в Анадырском крае.
Этот кречет бывает двух мастей: серой и белой, причем — в отличие от Уральского — в Анадырском крае и на Камчатке ьо всяком случае, а быть может и в других местностях, где этот кречет распространен, преобладают белые кречеты. В гнездовое время белые кречеты добывались на Камчатке, в низовьях Лены, яа Чукотском побережье ив Анадырском крае, а зимние наблюдения над кречетами приводятся для различных частей Сибири к к востоку от Байкала, где они к югу доходяг до Приамурья (Малый Хинган).
Серые восточно-сибирские кречеты отличаются от уральских я западно-сибирских тем, что Молодые в общем побледней по окраске, с меньшим развитием темных пестрин на нижней стороне

Рис. 7—Алтайский кречет, шункар (старая самка, по экземпляру из Средней Сибири).
тела и светлых пестрин— на верхней стороне; бледней по общему тону и относительно менее испещрены и взрослые кречеты (по сравнению с кречетами других форм соответствующего возраста). Величина—как у предыдущего. ^
Близко-родственный северным кречетам сокол распространен в Алтае, Тарбагатае, Саяне, Тянь-Шане. Это—редкий алтайский кречет (Falco gyrfaico altaicus Menzb.), высоко, ценимый восточными охотникам с ловчими птицами под названием „шумкар" или „шункар". Во внегнездовое время птица эта попадается изредка в различных местностях западной и средней Сибири, в Туркестане, Кашгарии и Монголии.
У этого кречета встречается два типа окраски—темный и светлый, причем второй очень редок. Темный алтайский кречет в нервом наряде (молодой) сверху бурый, однообразный, иногда со слабо развитыми рыжеватыми пятнышками на больших кро-
24
юаднх крыла и плечевых перьях, а также на второстепенных маховых; средняя пара рулевых одноцветная, темнобурая, на боковых—- малозаметные светлые поперечные пятна;щеки обычно темные, .усы" хорошо развиты; окраска нижней стороны—темнобурая, с узкими беловато-охристыми краями перьев на груди и брюхе и беловатыми супротивными круглыми пятнами на боках; горло беловатое; затем алтайский кречет линяет во 2-й наряд—бурый с сизоватым налетом сверху, с поперечно-поло-сатым хвостом (впрочем, на средней паре рулевых иногда полос и не бывает), охристо-рыжеватый с черноватыми продольными полосами на зобе и груди, каплевидными пятнами на брюхе и поперечным рисунком на боках и штанах. У старого алтайского кречета появляется более или менее правильный поперечный рисунок из пятен на крыльях, плечах и спине; рисунок этот— по дымчато-буроватому основному фону—или рыжевато-дымчатый (чаще) или сизо-дымчатый (встречается редко); поясница, надхвостье и хвост у таких соколов сизые с более темным серо-, вато-буроватым поперечным рисунком. Голова бурая с более или / менее заметными светлыми краями перьев.
Алтайский кречет светлого типа окраски может быть описан так. Голова светлая с бурыми продольными чертами, верхняя сторона серовато-бурая с рыжеватыми каемкам; на больших кроющих и второстепенных маховых охристо-рыжеватые пятна, нижняя сторона — охристо-белая с бурым продольным рисунком;
на средней паре рулевых перьев округлые пятна. Таковы молодые. У взрослых общая окраска верха темнея черновато-бурая с рыжеватым поперечным рисунком, дымчато-бурым или' сизо-серым хвостом с поперечным более светлым рисунком; низ — белый, более или менее охристый, с продольным на груди и поперечным на боках и штанах черноватым рисунком; голова светлая с темными полосками вдоль стволов перьев.
Ноги, восковица, кольцо вокруг глаза—как у других кречетов. Длина крыла 356—372 мм. у челига, 371—420 мм у кречета-самки.
Вне наших границ водятся 'следующие географические расы (подвиды; или местные изменейия) кречета; на о-ве Исландии исландский кречет [Falco gyrfaico islandus В г и n n.—только серая „масть"), в субарктических и арктических частях Сев. Америки — темный кречет (Falco gyrfaico obsoletus G m. — серая и черная масть); в западной Гренландии к северу примерно до 70 с. ш. и в юго-восточной Гренландии — гренладский кречет (Falco gyrfaico holboelli Sharpe—преобладают се-\рые птицы, белые редки) и, наконец, в северной и восточной Гренландии — полярный кречет (Falco gyrfaico candicans Gm.—белые; серые птицы на восточном побережье редки и по-видимому вовсе отсутствуют на севере Гренландии).
Все эти подвиды кречетов изучены еще недостаточно и многие зоологи, например, считают, что вся Гренландия и арктиче-
25
екая Америка населены одной формой кречета, среди которой— в качестве индивидуального изменения—встречаются птицы „белой" и „серой" масти.
Образ жизни кречетов также изучен недостаточно. Про северных кречетов можно сказать, что основным их местообитанием в гнездовое время являются скалистые побережья Полярного моря. Впрочем, в Скандинавии, Сев. Америке, восточной Европе и Сибири кречеты встречаются и в лесной зоне, но в этих случаях все ;
же селятся обычно вблизи водных пространств—больших рек или невдалеке от моря. Привязанность кречетов к побережью объясняется повидимому тем, что в Арктике птичья жизнь у берегов особенно обильна. Кречеты любят селиться у так называемых птичьих гор или базаров, питаясь их обитателями—чайками, чистиками, кайрами и, т. п.
Кречетье гнездо располагается обычно на скале в трудно доступном месте. Оно чрезвычайно примитивно устроено и состоит из нескольких сучьев, прикрытых подстилкой из набросанной сухой травы. Если гнездо находится на -дереве, то оно устраивается прочней и тщательней. Иногда гнездо устраивается и на земле в тундре.
Спариванию кречетов предшествуют такие же игры, как и у других соколов, кречет-самка и челиг с криками носятся высоко в воздухе и проделывают различные красивые эволюции. Кладка яиц происходит около конца апреля—начала мая, так что'кречеты сидят на гнезде тогда, когда их суровая родина покрыта еще глубоким, снегом. Яиц в кладке обычно 3, реже 2 или 4; по цвету они похожи на соколиные, но посветлей и крупней величиной. У норвежского кречета от 56Х43 до 61,8Х45,8 и 53Х48.5 мм, у гренландских и исландских соответственно 54 Х4^ мм, 64,8 X 49.1 мм}. Птенцы выклевываются виюне-июде. Насиживание продолжается около 4 недель. •
Вылупившиеся из яйца птенцы покрыты густым белым пухом, оперяются же они и вылетают из гнезда приблизительно через 5—6 недель. Вылетев из гнезда, птенцы первое время держатся в окрестностях гнезда вместе с родителями и обучаются стариками искусству ловить добычу, а затем начинают кочевать. Кочевки у молодых кречетов начинаются рано и —как указывалось выше, в описании географического распространения кречетов—они появляются в очень отдаленных от гнездовой области местностях. Старики также кочуют, но на меньшие расстояния. Многие кречеты с побережья передвигаются внутрь страны и здесь охотятся за белыми куропатками, составляющими зимой их основную пищу. Кочующие старые кречеты держатся парами, но и кречет и челиг охотятся отдельно и каждый для себя, так что их приходится наблюдать на расстоянии 1—2 километра друг от друга.
Пищу кречета составляют всевозможные птицы крупной и средней величины, которых он, в отличие от сокола, берет ие
только на лету, но и с земли; не брезгает он и млекопитающими, в частности — леммингами.
В дополнение к изложенным данным об образе жизни север -ных кречетов приведем наблюдения одного исследователя сред;
ней Сибири, сделанные -несколько лет тому назад на нижнем Енисее, приблизительно под 69 с. ш., сообщенные мне М. А. Мен-збиром.
„Во время своей последней экспедиции в Туруханский край летом 1916 г., время с 24 по 29 июня ст. ст. я прошел в экскурсии из с.Дудинки на Енисее вглубь прилежащей к востоку местности. Мы поднялись на лодке вверх по реке Дудинке, далее вверх по ее левому притоку речке Боганидке, протекающей через обширное тундряное Боганидское озеро, проникли на сколько было возможно по правому притоку Боганидки речке-Ямной вверх и здесь стали палаткой, чтобы провести 3—4 дня в в пешеходных экскурсиях. Всю эту местность можно охарактеризовать, как лесотундру. Рельеф — слабо волнистый, вершины увалов и небольших сопочек покрыты пятнистой тундрой, & ложбинах—осоковые болота и торфяники, а по склонам увалов, главным ббразом южным — разбросались леса, они же сопровождают течение речек и сбегающих в их долине ручьев. Эти леса состоят главным образом из лиственницы, еще достигающей значительной высоты; как примесь заметна, ель, не поднимающая более 3—4 саж. и особый вид черной арктической березы—Betukc tortuosa Ldb. В общем вся местность несет печать какого-то уныния, полного однообразия, в лесу не слышно гама птичьих голосов. Впрочем, в описываемое время у большинства пернатых вывелись уже молодые.
25 июня мой спутник по экскурсии вернулся с охоты с -редкой добычей — молодым кречетом, и сообщил, что он добыл его не далеко от гнезда, видел кого-то из стариков, но решил оставить дальнейшую охоту до меня. После обеда мы отправились. Едва пройдя с полверсты вдоль по речке Ямной, мы увидели гнездо. Оно помещалось на старой лиственнице в сравнительно редком насаждении^ так что видно его было уже издали, Оно было устроено близ ствола в развилине сучьев на высоте около 4 саж. Самое гнездо представляло совершенно плоскую старую постройку из сучьев, без лотка. В гнезде сидела птица. Прячась за деревья мы начали осторожно подходить на верный выстрел. Вдруг откуда-то раздался крик старика — характерный „соколиный" крик, но более низкий и какой-то хриплый, а через йесколько секунд стороной пронеслась и сама птица, как потом оказалось самец, неся что-то в лапах. Он мелькнул над деревьями и уселся саженях в полуторастах на камень, на голом выступе приречного обрыва. Мы остановились, обдумывая план действий. Через минуту крик самца повторился, ему отозвался другой голос, и следом из-за реки пронеслась самка, подлетела' к самцу, схватила, .его/добычу, и они разлетелись. Самец унесся куда-то в
. "_____гг
тундру, а самка пересела на соседний пенек. Она сидела молча, неподвижно, вся озаренная лучами низко катившегося северного солнца и казалась от того розовой. Еще немного, она снялась, быетро пролетела и села на гнездо. Молодой с писком потянулся •к ней, кричала и мать. Передав добычу, самка |слетела, и была убита в лет.
Теперь было ясно,, что в гнезде сидел молодой, уже с достаточно отросшими крыльями,..но еще не решавшийся летать,, так что добытый утром был его старшим братом. Осмотр гнезда обнаружил, что родительница принесла ему добытую тем самым самцом куропатку. Она была тщательно ощипана, без шеи и головы, без брюха и внутренностей, только грудка- и спинка с ножками. Молодые кушают таким образом только мясо, счищают его с костей;, в гнезде нашлось до десятка объеденных таким образом куропаток. Самое гнездо было диаметром более аршина. Рядом с ним была подобная же, но меньшая плоская пристройка, на которой, видимо, садились родители. В гнезде догнивали остатки пищи, почему стоял противный запах падали".
Алтайский кречет живет совсем в иных условиях, чем его северные родичи; к тому же эта птица так плохо изучена, что краткий очерк его образа жизни, несомненно, представляет ' большой интерес. Во время гнездования алтайский кречет держится в альпийской зоне—на высоте не меньшей чем 1500— 2000 м и в прилегающих Частях лесной-зоны гор. Здесь он охотится на так называемых .сыртах" (ровных высокогорных степях) и гнездится по горам, окаймляющим сырты. Излюбленным местом его гнездовья в Тянь-Шане является Джергаланская щель и Тургень Аксу.к юго-востоку от озера Иссык-Куль. Гнездо устраивается на скале, в расселине или углублении; обычно сверху оно защищено навесом скалы. Строится оно из довольно толстых ветвей, набросанных без особого порядка. Кладка яиц—в Мае, вылупление птенцов — в июне. Число яиц в кладке — от 3 до 5. Цвет их ржавчато-охристо-буроватый с темными пестринами," , размеры около 56><42 м. В начале июля. молодые вылетают из гнезда и держатся около него до августа. После этого начинается кочевая жизнь. Кречеты покидают свою горную родину и спускаются ниже, а иногда совершают значительные странствования. Однако старых птиц можно встретить в гнездовой области и зимой, несмотря на то, что в высокогорном климате она достаточно сурова. Появляются у мест гнездовья алтайские кречеты обычно в мае.
Пищей алтайского кречета служат различные птицы средней величины и млекопитающие (в частности пищухи, которых он ловко хватает с земли). По силе, быстроте полета и другим охотничьим качествам алтайский кречет не уступает северным, и средне-азиатские сокольники считают его наиболее ценной лов-чей птицей, пригодной для травли журавлей, гусей и т. п.
БАЛОВАН
Очень близки к кречетам соколы-балобаны (от персидского названия этой птицы .балобан"; „ительге", „ительги" или „италь-ги" у др. азиатских сокольников).
Невидимому их следует рассматривать не как отдельный вид, а как местные изменения или подвиды одного с северными кречетами вида. Балобаны отличаются от кречетов несколько" меньшей величиной, слабой оперенностью плюсны (покрытой перьями на внутренней стороне приблизительно на половину своей длины) и окраской, в которой обычно и у взрослых нет или очень мало сизо-серых тонов. Для всех балобанов характерно слабое развитие поперечного рисунка на боках и .штанах" (иди его полное отсутствие) и сохранение рыжего цвета—& виде каемок или пестрин на верхней стороне тела—даже и у старых птиц. Для молодых балобанов очень характерное наличие рыжеватых ободков перьев на верхней стороне,, тела.
Однако несмотря на все эти различия, бало-баны непосредственно^ связываются с северными кречетами через алтайского кречета, рыжая „фаза" или масть которого по окраске очень напоминает среднеазиатских балобанов.

Балобаны замещают кречетов в южной Европе и южной Сибири и:
далее на юг до Индии и Тибета. В наших пределах водятся следующие географические расы(под-виды) балобана.
Обыкновен н ы и б а л о б а н (Falco cherrug cherrug Gray) гнездится от Австрии, Венгрии, Хорватии и Галиции по южной полосе европейской части СССР и степям западной Сибири на во-
Рнс. 8—Бадобан (взрослая самка, по экземпляру из б. Тульской губ.).
сток до Красноярска и Минусинска; к северу в гнездовую пору он доходит до бывших губерний Черниговской, Московской, Ульяновской, Казанской, Томской, Омской, к югу до Закавказья^
Персии, Киргизских степей: в Туркестане, Тарбагатае, Алтае не гнездится. Зимуют наши балобаны в северо-восточной Африке,, на Балканском полуострове, в Малой Азии, Персии, Месопотамии, Закавказье, Туркестане, Афганистане, северо-западной Индии.
Для обыкновенного балобана, по сравнению с другими соколами, характерно то, что с возрастом окраска его изменяется незначительно и он никогда не получает ни поперечного рисунка - на боках и „штанах" и на верхней стороне тела, ни серовато-сизых тонов. Общая окраска верхней стороны тела балобана бурая со сплошным охристо-рыжеватыми каемками перьев и светлой—в темных наствольях—головой; низ белодато-охрйстый с бурыми продольными полосами или каплевидными пятнами. 'рулевые перья бурые со светлыми охристыми поперечными пятнами и полосами, средняя пара рулевых перьев обычно одноцветная бурая. При этом старые птицы отличаются от молодых более светлым тоном верха (в свежем пере—с легким сизоватым налетом), меньшей испещренностью нижней стороны тела (пятна; у молодых — продольные полосы) и желтыми ногами, восковицей и кольцом вокруг глаза (у молодых эти части синеваты).
Кроме того у старых балобйнов голова светлеет от сокращения темных продольных полос, усы часто почти незаметны, и на груди и брюхе темные пестрины почти исчезают. Во-вто-ром наряде после первой линьки балобан отличается от старых-птиц более темным общим бурым тоном оперения; бурый темный рисунок на нижней стороне тела более развит, хотя и состоит из пятен, а не полос; средние рулевые не черно-буры, как у молодых первогодков, и не рыжевато-буры, как у стариков, но темнобуры; рыжие ободки на спине, плечах, кроющих крыла резче отделяются от основного тона окраски, чем у стариков. Длина крыла у челигов 350—372 мм; у балобанов-самок 390— 400, изредка даже до 420 мм. В весе балобан заметно уступает кречетам—он в среднем не бывает тяжелей 1200 г (самка).
В горах Алтая, Тарбагатая, Минусинского края и Туркестана (Фергана, Кара-Тау, Иссык-Кульское нагорье), Джунгарии, севере-зап. Монголии гнездится сибирский балобан (Falco cherrug saceroides M e n z b.). Таким образом ок занимает частично ту же область, что и алтайский кречет, но свойствен более низким зонам. Места зимовок этой расы точно не выяснены, но по-видимому она зимой доходит до Персии, Белуджистана, Афганистана, Индии, Китая.
Этот сокол отличается от обыкновенного балобана тем, что у взрослых птиц на спине, плечах, кроющих крыла и рулевых хорошо развиты поперечные ржавчато-охристые пятна; у самцов цвет перьев надхвостья—сизовато-буроватый с более темным поперечным рисунком; хвост бурый с поперечным рисунком из-
вытянутых рыжеватых пятен; низ беловатый или охристыйсбурыми пятнами и слабыми зачатками поперечной подосатости на. <5оках и „штанах"; голова светлая с темными наствОльями. iMoiKHO добавить, что как редкое уклонение от нормы более или менее приближающиеся к описанному типу окраски птицы встречаются и среди обыкновенных европейских балобанов.
\ Молодых сибирских балобанов трудно отличать от обыкновенных. Размеры—как у предыдущего.
В южном Забайкалье и северо-восточной Монголии (на восток до Хангайских гор, на юг до хребта Хурху) живет мон-гольский балобан (Falco cherrug progressus Stegmann), у .которого фо взрослом наряде поперечный рисунок верха развит еще более, чем. у сибирского; у самцов этого балобана больше сизого цвета на пояснице и надхвостье, а хвост правильно поперечно-полосатый; молодые монгольские балобаны—с рыжеватыми пестринами на верхней стороне тела.
Наконец от Тибета до Ала-Шаня на севере и через Восточный Туркестан — до Алая и Памира на западе обитает крупный .правильно поперечно-полосатый во взрослом наряде на спине, плечах, крыльях, хвосте тибетский балобан (Falco cherrug Jnitvipes J е г ао п); по окраске своей (бурая с кир пично-рыжим поперечным рисунком верхняя сторона тела) он напоминает ги-тантскую пустельгу. Это сходство подметили и азиатские о"хот-ники с ловчими птицами, называющие тибетского балобана „кюйке-шумкар" (т. е. „пустельговый кречет"). Величина тибетского сокола очень велика — длина крыла у челигов 351—367 мм, балобанов-самок 386—411 мм.
Упомянем еще о лаггаре или индийском б а лобане '(Falco cherrug jugger Gray). Эта птица, свойственная Индии, Бирме, Белуджистану, Афганистану, в небольшом количестве проникает у нас в Туркестан (бассейны рек Чирчика и Ангрена, Чиназ). Размеры этого балобана некрупные: длина крыла у челига 305— 330 мм, самок 358—370 мм. Окраска взрослого лаггара йа верхней стороне серовато-бурая с узкими светлыми каемками;, голова рыжевато-бурая со светлыми каймами перьев и светлыми беловатыми бровями; перья хвоста'буровато-серы, со светлым поперечным рисунком, но средняя пара одноцветна; нижняя сторона тела беловата, слабо испещренная бурым, за исключением боков и ,штанов", которые одноцветно бурые. Молодые лаггары темней, без серовауого налета сверху, на нижней же стороне тела сильно испещрены бурым цветом.
Балобаны уступают кречетам в силе и быстроте полета. Во многих местах они питаются преимущественно мелкими •млекопитающймися, в частности—сусликами. Нападения и удары балобанов менее стремительны; ударяя летящую птицу, <балобаны редко делают это с большой высоты, как предпочитают делать обыкновенные соколы и как часто делают кречеты.
81
Изредка балобан даже хватает летящую птицу „в угон" по-ястребиному. Относительная вялосч-ь в нападении отражает, по-Видимому, и соответствующие особенности „характера" балоба-иов. По сравнению е соколами и кречетами, они легче поддаются вынашиванию, менее своенравны и более уживчивы. Поэтому многие охотники, и в частности восточные сокольники, очень ценят балобанов.
Из всех крупных соколов только балобана можно с успехом напускать на млекопитающих, в частности даже на антилоп-джейранов. Впрочем балобанов можно применять и при охоте на дроф, хотя на свободе они обычно нападают лишь на птиц средней величины. Но гусей выношенные балобаны берут очень редко. Таковы отзывы средне-азиатских сокольников.
В заключение можно заметить, что особенно ценят балобана в настоящее время в Персии.
Обыкновенный балобан держится обычно в лесах, перемежающихся со степью. Для гнезда выбирается старый, редкий ft высокоствольный участок леса.
Прилетают обычно балобоны в начале апреля и начинают приводить в порядок или устраивать гнезда и к середине апреля откладывают чаще 4, реже 3 и 5 и очень редко 6 яиц. Средние размеры яйца 54Х42 мм. По окраске они похожи на яйца кречета.
Во второй половине мая выводятся птенцы, одетые белым с буроватым оттенком пухом. Вылет молодых из гнезда—первая половина июля. После вылета из гнезда семья балобанов долго держится в районе гнезда, но затем выводки разбиваются. Перед отлетом, который в средней полосе СССР идет от конца сентября до половины октября, балобаны держатся обычно по волям и лишь поздно вечером летят на ночлег, местом которого служат обычно старые деревья, стоящие у опушки леса.
Сведений об образе жизни других водящихся у нас подвидов балобана собрано до сих пор очень немного. О сибирском балобане можно сказать, что в отличие от своего европейского. родича он для гнездовья выбирает себе скалы. На скалах гнездится и тибетский балобан. Гнездование у последнего, по наблюдению П. К. Козлова, начинается ва месяц-полтора раньше, чем у обыкновенного.
По наблюдениям, сделанным над лаггаром в Индии, он гнездится и на деревьях, и на скалах, и даже на постройках. Гнездовой период падает на январь-март. Число яиц в кладке обычно 3^-4; окраска их красновато-буроватая с различной величины. темными пестринами. Как и другие балобаны, лаггар питается средней валичины птицами (вороны, голуби, сизоворонка), но не, мейее охотно ест мелких грызунов (песчанки и др.), ящериц и. иё брезгает даже саранчой, .
БОЛЬШОЙ ЯСТРЕБ-ТЕТЕРЕВЯТНИК
Из ястребов для охоты ценятся 2 вида; большой ястреб или т е т е р е в я т н и к (Accipiter gentilis L.) и малый ястреб или перепелятник {Accipiter nisus L.). Остальные встречаи>-щиеся в нашей стране ястреба: туркестанский и европейский тюбики (Accipiter badius cenchroides Sew. и Acci-piter badius brevipes S e w.), японский перепелятник (Accipiter virgatus gularis Т e m m.) для охоты не применяются. Тю-вики из-за непригодности, а японский перепелятник—в силу своей редкости в пределах СССР.
Как тетеревятник, так и перепелятник для промысловой охоты совершенно незаменимы.
Благодаря их манере „брать" птицу почти при всяких условиях, охота с ними гораздо более добычлива, чем охота с другими ловчими птицами. Так, непример, утки, садясь на воду, могут спастись от соколиных ставок, но это не спасает и?: от нападения ястреба, который хватает утку и на воде. Он также ловко хватает вальдшнепа среди ветвей, голубей—на крыше^в дверцах голубятен, кур на дворе, ворон в воздухе и зайцев среди кустов. Это—универсальный и очень смелый .хищник. „У ястреба малое тело, но великое сердце", говорят о нем восточные охотники.. < •
Для ястребов характерны сравнительно короткие крылья ^вершину крыла у них образуют 3, 4 и 5 или 3 и 4 маховые, т. е. крыло у них гораздо „тупей", чем у соколов, у которых гверщину крыла образуют 1, 2 и 3 маховые), длинный хвост, длинные плюсны и пальцы. Самки ястребов значительно превосходят по величине челигов. Глаза (радужина) у ястребов желтые. У ястребов нет также характерного для соколов зубца на верхней челюсти.
Оперение ястребов—по сравнению с соколиным—мягче и рыхлей, а окраска молодых птиц сильно отличается от взрослых.
Уступая соколам в быстроте полета ястребы превосходят их в ловкости и поворотливости. Излюбленным способом их нападения является неожиданное появление из-за прикрытия. Ястреб очень редко бросается на добычу на расстоянии свыше 100—120 л, но зато, начав преследование, рьяно продолжает его (иногда на протяжении километра и более). Нападая, ястреб летит за преследуемым животным „в угон",* т. е. стремится догнать его. Летящих птиц он хватает и сверху, и сбоку, и даже снизу.
Орудием нападения ястребов служат когти, схватывая которыми они „закалывают" добычу, повреждая ей важнейшие внутренние органы.
_____33
Ястребы очень зорки. Едва заметный шелест ветви или колебание травы привлекают их внимание, и птица готовится броситься сразу в нападение. Впрочем, сытый ястреб на свободе никогда не охотится, а выношенный, будучи пущен, хотя и нападает на птиц, но делает это неохотно и без характерного для этой птицы увлечения охотой.
Ястребы отлично приспособляются к разнообразным условиям охоты, привыкают к человеку и к собакам и вынашивание их значительно проще и легче, чем вынашивание соколов.
В Средней Азии ястреб вместе с беркутом является основной ловчей птицей.
Им травят зайцев, гусей, уток, куропаток, тетеревов, фазанов и даже антилоп-джейранов. Охота с ястребом наиболее добычлива, по сравнению- с другими видами охоты с ловчими

Рис. 9—Большой ястреб-тетеревятник (взрослая птица, по экземпляру из Беловежской пущи).
птицами. Это признавали уже и в эпоху расцвета соколиной охоты в XVI, ХУЦ^и половине XVIII столетия, хотя с точки зрения спорта и с точки зрения эстетической—охота с .соколом, конечно, стоит на первом месте среди охоты с ловчими птицами.
Большая добычливость охоты с ястребом по сравнению с охотой с соколами объясняется разнообразием способов их нападений, а также меньшей утомляемостью. Преследуя добычу в угон, ястреб машет крыльями и тем самым пользуется всеми преимуществами птичьего „двойного дыхания", сокол же при ставках крыльями, не машет и следовательно механизм двойного "дыхания у него в этом случае не действует.'
Большой ястреб, как обыкновенный сокол или кречет, распадается на ряд местных видоизменений (географических рас
34
или подвиДов), отличающихся между собой главным образок величиной и окраской. Кроме того, среди ястребов одной и той же местности нередко наблюдается индивидуальная изменчивость (т. е. такая, которая не находится в связи ни с местностью, ни. с полом, ни с возрастом). Деление ястребов на „ольшаных"^ „березовых', „дубовых" и „ореховых", каких часто делят охотники, зависит от их индивидуальных различий.
Первые—наиболее светлые и рыжеватые; у „ореховых"— окраска бурей, „березовые"—потемней, а „дубовые"—наиболее темные. Охотники связывали эти особенности ястребов с породой деревьев, на которых они устраивали свое гнездо, но это,. конечно, совершенно неверно.
Ястребы средней полосы СССР (Accipiter gentilis gentilis L.) в зависимости от пола по своим размерам различны. Вес ястреба самки в среднем около 1200—1400 г, в исключительно редких случаях он достигает 1 600 и даже до 1800 г. Чеглик весит около 800 г1. Взрослые чеглики сверху буровато - серы с более темной аспидно-чер-новатой головой, светлыми. бровями, лбом и пятнами на затылке и темным, более или менее резко выделя-, ющимся оперением ушей„ хвост—с темным поперечным рисунком (полосы эти-называются „чернями"); нижняя сторона белая с темно-бурой мелкой поперечной рябью; надхвостье белое, без отметин.

Взрослые самки сверху менее серые, более буры.. Молодые — резко отличны. Сверху они темнобурые с охристыми пятнами на спине, плечах, крыльях и. с узкими каемками того же цвета; маховые с неправильным поперечным рисунком; темя темнобурое с:
Рис. 10-тБолыпой ястреб-тетеревятник (молодые самки; спереди—по экземпляру с Печоры, сзади—по экземпляру с Камчатки).
узкими светлыми охристо-рыжеватыми каемками; шея и затылок охристо-рыжеваты с широкими черновато-бурыми продольными полосами;.
i Западно-европейские ястребы легче. Чеглнк германских ястребов весиг 600—800, самка 800—1000 .
____35;
рулевые с широкими темными и светлыми буроватыми поперечными полосками; вокруг темных полос и на вершине (конце) хвоста—беловатые каемки; низ—охристо-рыжеватый, более или менее яркого оттенка, с беловатыми основаниями перьев и темнобурыми продольными полосами.
Уже к началу зимы молодые заметно выцветают и охристо-рыжеватый цвет их оперения заменяется беловатым. Начало линьки молодых птиц во 2-й наряд имеет место обычно в мае следующего за вылетом из гнезда года и заканчивается к осени.
Второй наряд отличается от последующих тем, что верхняя сторона у таких ястребов бурей и светлей, поперечный рисунок нижней стороны—реже, шире, грубей и более светлого бурого 1<вета. С последующими линьками цвет верхней стороны тела становится все более и более чистым и сизым (особенно у челигов), а рябь на нижней стороне тела становится все тоньше и мельче. Клюв у ястребов синевато-роговой, желтеющий к основанию нижней челюсти и чернеющий-к концу верхней челюсти. Когти черные. Восковица и „еми" желтые, у старых ярче, чем у молодых.
Цвет радужины у птенцов, только что вылупившихся из яйца, мутный буроватый. Затем он переходит в мутно-желтый у вылетевших из гнезда ястребов он лимонно-желтый, довольно бледный; с возрастом глаза ястреба становятся, как говорят охотники, „наигранными", т. е. яркими желтовато- или даже красновато-оранжевыми. ,,
Птенцы ястреба одеты густым и мягким белым пухом; дней через пятнадцать после выхода птенцов из яйца у них начинают пробиваться „пеньки" (стволы) маховых и рулевых перьев. Неделей позже появляются перья на груди.
Длина крыла у челигов 318—335 мм, у самок 358—385 мм.
Описанная выше географическая раса больших ястребов свойственна Скандинавии, Финляндии и северо-западной и центральной полосе европейской части нашей страны, к востоку до Кольского полуострова, Обонежья, б. губерний Вологодской (южная часть), Костромской, Казанской, Ульяновской, Харьковской и Воронежской.
К западу — в Польше, Германии и Франции встречается другая раса ястребов (Accipiter gentilis gallinarum Brehm). Эта птица залетает к нам на Украину. Экземпляры со смешанными признаками (gentilis ss3 gallinarum) встречается у нас в восточной Белоруссии. Этот западный ястреб во взрослом пере побурей, светлая бровь у него уже и пестрей, поперечная рябь низа шире и бурей, молодые побледней и порыжей, чем обыкновенный ястреб. Размерами он также помельче: длина крыла челигов 316— 325, ,самок 350—375 мм.
В северной полосе Восточной Европы — от Кольского полуострова к югу до бывш. Вологодской, Пермской и Вятской губерний и в зап. Сибири (до бассейна Енисея) распространен
сибирский тетеревятник (Accipiter gentilis buteoides Menzb.). Большинство взрослых сибирских ястребов отличается от европейских бледным сизоватым цветом верхней стороны тела, сравнительно светлым сероватым теменем, широкой белой бровью, сравнительно светло окрашенным оперением ушей, светлыми пестринами на крыльях, слабо развитой рябью низа— поперечные полоски неярки, узки и далеко отстоят одна от другой. Молодые ястребы до первой „мыти" бледны по общему тону оперения, со значительным развитием светлых пест-рин на верхней стороне тела, с узкими продольными полосами низа. Среди сибирских ястребов, также как и среди уральских кречетов, изредка встречаются и птицы белой „масти". Во взрослом наряде такие птицы очень светлого сизовато-дымчатого цвета с более или менее многочисленными белыми пестринами, снизу белые с чуть заметной бледной и тонкой поперечной рябью, часто вовсе отсутствующей. У молодых белых ястребов охристый цвет заменен белым, темный рисунок развит слабо, а белые пестрины занимают большое пространство, рулевые перья или все белые или часть из них белого цвета. Среди белых ястребов часто встречаются всякого рода уклонения от описанной здесь окраски, выражающиеся главным образом в большем или меньшем развитии темного рисунка.
Сибирские ястребы зимой появляются иногда далеко к югу от своей гнездовой области. Их наблюдали в Башкирии, в низовьях Волги, в Туркестане и на Кавказе. Азиатские сокольники очень ценят этих птиц и называют их „туйгун"; в отличие от ястребов обычной окраски, носящих название у казаков „кар-чага" или „карчига", у киргизов „куш", т. е. „птица". Челигов они называют „чаули" или „чуйлю"1.
По величине сибирский ястреб птица крупная — у самца --длина крыла 320—345, у самки 355—385 мм.
Еще крупней и светлей якутский ястреб (Accipiter gentilis albidus М е n z Ь.). Среди этих ястребов часто встречается белая масть (на крайнем северо-востоке Сибири они даже составляют большинство). Длина крыла якутского ястреба у челигов 332—347 мм, у самок 379—395 мм.
Якутский ястреб водится от бассейна Яны, к северу до 70 20', к востоку до Анадыря и Камчатки. Зимой он залетает до Приамурья и Даурии.
Средне-сибирский ястреб мельче обоих предыдущих и окрашен темнее (Accipiter gentilis schvoedovol М е n z b.). Взрослые ястребы этой географической формы с очень темным, черноватым теменем и оперением ушей, с темными, но вместе с тем явственно сизыми спиной и кроющими крыла. Низ—с частой, но узкой и бледной поперечной рябью. Молодые напо-
1 Быть может в слове „карчага" надо видеть корень русского слова „кречет", а в „чаули" и „чуйлю"—слова „челиг".
37
минают европейского ястреба, но пестрины низа у них порезче и более развиты. Длина крыла у челигов 310—333, самок 345—358 мм. Этот ястреб встречается в южных частях средней и восточной Сибири, к северу до Красноярска, Якутии, ^Алдана, к югу до Алтая и Танну-Ола; быть может, гнездится и во всяком случае встречается в холодное время года в Туркестане.
Похож на описанную породу, но мельче и еще темней японский ястреб (Accipiter gentilis fujiiamae H a r t е г t et S w a n n). Он гнездится в Японии и на о. Сахалине, но залетает изредка в Уссурийский край. Крыло челигов у этого ястреба около 295—297, у самок 352—353 мм.
Наконец в Крыму и на Кавказе, а вероятно ив северной Персии распространен кавказский ястреб. (Accipiter gentilis caucaslcus К 1 е i n s с h m.). Эта темная и мелкая раса, отличается от темных птиц Сибири густым, широким и ярким поперечным рисунком на нижней стороне тела. Молодые очень рыжи и грубо испещрены продольными полосками на нижней стороне тела. Размеры некрупные: крыло челигов 308—314, самок
339—364 мм.
Вне наших границ особые географические расы ястребов водятся в Средиземноморье (Accipiter gentilis arrigonii, Accipiter gentilis marginatus), в южн. Тибете (Accipiter gentilis kamensis) и в Северной Америке (Accipiter gentilis striatulus и Accipiter gentilis atricapilus}.
Ястребы в европейской части нашей страны ведут оседлый образ жизни, но во внегнездовое время некоторые особи, особенно при наступлении по той или иной причине неблагоприятных условий питания, откочевывают, преимущественно в южном направлении. Чаще это бывают молодые, не „мытившиеся" еще птицы. Более или менее регулярно откочевывают к югу тетеревятники из мест, лежащих у северных пределов гнездовой области. Такая же картина наблюдается и в Сибири. Из Сибири в холодное время ястребы в большом числе перекочевывают в Туркестан. На родине каждая пара ястребов занимает довольно большой участок, обычно в несколько квадратных километров и не терпит в нем присутствия других птиц своего вида. Спаривание—в марте. Ему предшествуют воздушные игры, когда . чеглик и 'самка высоко „взыгрывают" (поднимаются в воздух), как бы гоняясь друг за другом, и издают резкий крик. Эти игры особенно часто имеют место по зарям.
Гнездо ястреба всегда расположено высоко на дереве, ред-ко-—в чаще леса, чаще—у просеки, на опушке или в речной долине. Гнездо обычно служит несколько (2—3 года) лет подряд и представляет со,бою довольно большую и прочную, но грубую постройку из толстых прутьев и веток. Характерна для ястреба манера прикрывать свое гнездо и свежими ветвями деревьев. Кладка яиц — в апреле и лишь на самом севере — в
38
мае. Яйца—числом от 2 до 4—крупней куриных (в среднем 58 X 45 мм), зеленовато-белого или голубовато-белого цвета.
Птицы растут быстро, но не все одинаково. Обычно один из птенцов отстает в своем развитии, причем не редко по той или иной причине не выживает.
Из гнезда молодые ястребы вылетают в июне. Первое время, покинув гнездо, молодые ястребы возвращаются к нему ночевать и пользуются заботами со стороны родителей, которые приносят им пищу и приучают их к самостоятельному добыванию пищи.
Гнезда свои ястребы обычно устраивают в лесу, где молодь разных лесных млекопитающих и птиц доставляет им обильную и легкую добычу. Но с осени они начинают появляться у деревень и на полях, чаще нападая на кур; голубей, и других связанных с людскими поселениями птиц.

МАЛЫЙ ЯСТРЕБ-ПЕРЕПЕЛЯТНИК
Перепелятник, или малый ястреб, очечь похож на большого. От последнего перепелятник отличается однако значительно меньшей величиной, несколько иной окраской и тем, что плюсны у него очень длинные и тонкие. Пальцы у перепелятника также относительно длиннее, чем у ястреба-тетеревятника.
Среднеазиатские сокольники зовут малого ястреба „кыйгыр или „кыргей", чеглика—„кыйгыр чипак".
Малых ястребов, также как и больших, в зависимости от окраски, охотники подразделяли на „ольшаных" (рыжеватых), „березовых", „ореховых" и „дубовых" (последние самые темные,

черноватые). Все это ные ни с полом, ни с обитанием.
-индивидуальные изменения, не связан-возрастом, ни с определенным место-
Малый ястреб распадается на меньшее число географических рас или подвидов, чем большой ястреб.
Обыкновенный малый ястреб (Accipiter nisus nisus L.)—не крупная птица. Вес у челига в среднем около 160—170 г, у самки около 250 г. Наименьший вес самца около 145 г, наибольший вес самки 310 г. Таким образом разница в величине между челигами и самками еще значительней, чем у больших ястребов. Окраска самцов на верхней стороне тела сизо-шифер-но-серая; на затылке белые пятна; на рулевых темные поперечные полосы; окраска низа беловатая с рыжевато-буроватым;
чаще — с рыжим поперечным рисунком, особенно развитым по сторонам зоба, груди и туловища. Самки бурые, а не сизые сверху и поперечный рисунок на нижней стороне тела у них правильней, чем у самцов, не рыжий, а бурый. Молодые сверху б^рые с рыжеватыми каемками перьев, светлыми пестринками
39
на затылке и поперечными полосами на хвосте. Низ у молодых Ястребов-перепелятников (в отличие от такового у больших ястребов) с поперечным рисунком (впрочем, несколько менее правильным,, чем у взрослых—на груди он образован сердцевидными пятнами). Глаза (радужина) — желтые, ноги и восковица того же цвета.

Длина крыла челигов 190— 200 мм, самок около 220—240 мм.
Обыкновенный малый ястреб широко распространен в Европе от притундровой полосы до Средиземного моря;
встречается на Кавказе, в Малой Азии, Месопотамии и в западной Сибири к востоку до Алтая, где уже большинство ястребов приближается к следующей географической расе. Зимует в южной Европе и северной Африке.
Сибирский малый
Рис. 11—Малый ястреб-перепелятник (взрослая сам(<а, по экземпляру из Беловежской пущи).
ястреб (Accifyter msus niso-similis Ticked) гнездится в северной Персии, в Туркестане, Манчжурии, в северном Китае и в Сибири к востоку от Алтая. Зимует же он в Кашмире (Бирме), Ассаме (Индии) и в Йндо-Китае; от• обыкновенного перепелятника он отличается более крупной величиной. Крыло челигов 205—216 мм, самок 240—258 мм.
Наконец, некоторые отличают еще камчатского малого ястреба (Accipiter nisus pollens Steineger), зимующего в. Японии и отличающегося будто бы от других 'более светлой окраской. ' ^
Перепелятник обычно держится в лесах и кустарниках, перемежающихся с открытымипространствами. Глухих лесов он избегает. Очевидно сюда привлекает ястреба свойственно таким местам обилие мелкой птицы. В отличие от тетеревятника, малый ястреб почти не нападает на мелких зверьков, а питается мелкими птицами. Благодаря своей необычайной ловкости в полете, он не имеет себе равных в преследовании их среди зарослей или кустарника.
Гнездо перепелятника помещается обыкновенно на различных деревьях на расстоянии от 3 до 6 м от земли.
Кладку яиц находят в средней полосе в мае, но иногда и
40____
в июне. Яйца числом от 2 до 6 (обычно 4—5) зеленоватого цвета с-бурыми пестринами. Средний размер яиц 3,9><3,2 см. Высиживание длится около месяца. Молодые ястребята покрыты густым белым пухом. Через 2 недели после выхода из яйца ястребята (особенно самцы) становятся в гнезде да ноги, а через 4 недели начинают перелетать. Самцы развиваются несколько скорей, чем самки. Но и научившиеся летать ястребята первое время все держатся около гнезда и пользуются заботами родителей. В шестинедельном возрасте перепелятники с большим или меньшим успехом начинают охотиться самостоятельно.
У ястреба-перепелятника, как и у других хищных птиц, родители очень привязаны к своим детям и, охраняя их, нападают на всяких животных, приближающихся к гнезду. Высиживает одна самка, чеглик же доставляет пищу и ей, и детям. Совершенно неправильно широко распространенное мнение, что в случае гибели |самки самец-чеглик не может выкормить птенцов, так как будто бы не умеет разрывать добычу на части и оделять молодых частями добычи. Когда птенцы несколько окрепнут, самка начинает покидать гнездо для охоты на все большие и большие сроки. Во время отсутствия самки за гнездом и птенцами часто следит чеглик, сидящий невдалеке от гнезда или же летая довольно высоко над местом расположения гнезда.
Северные районы области своего гнездования перепелятники покидают в сентябре, отлетая на юг. В это время они появляются в средней и южной полосе и задерживаются там на. 10—15 дней. Затем начинают перемещаться на юг и те особи, которые гнездовали в средней полосе. Зимой у нас остаются очень немногие экземпляры и по преимуществу старики.

Последняя группа ловчих птиц, на которой следует остано-витьсЖ — это орлы.
К орлам относятся крупные 'или средней величины птицы. Для них характерен вытянутый с сильно развитым крючком на конце и не очень сильный по сравнению с величиной птицы клюв. Ноздри овальные или уховидные. Глаза (радужина) — бурого цвета, но всегда светлей, чем у соколов. Темя плоское, перья на затылке и на задней части шеи удлинены и заострены и образуют своего рода „гриву". Длинные и широкие (но не острые) крылья позволяют орлам долгое время нарить в воздухе (чего не делают другие ловчие птицы). Вершину крыла образуют 4-е и 5-е маховые. Плюсны у орлов оперены до основания пальцев. Хвост сравнительно недлинный, закругленный у вершины. „Еми" у орлов очень сильные, когти (особенно заднего и
,. . ____4t
внутреннего пальца)—очень велики, загнуты и остры. Орлы могут поэтому держать и переносить на лету крупную добычу.
Оперение орлов—средней твердости: уступает значительно таковому у соколов, но тверже, чем у близких к орлам сарычей,
По своим охотничьим свойствам орлы уступают и соколам и ястребам и в быстроте, и в поворотливости, и в энергии. Они обычно хватают сидящих или бегущих по земле животных, на летящую же птицу они почти никогда не нападают.
Более энергичным хищником, бросающимся иногда и на летящих (впрочем не быстрых) птиц является только один вид орлов—беркут („буркут", „бюркют" азиатских сокольников; старую птицу с „ржавчиной" в оперении и без белых оснований перьев зовут „баршин"). Смелость беркута, в соединении с его значительной величиной и силой, делает его ценным помощником человека на охоте за крупными млекопитающими.
Вес беркута—от 3 до 4 кг, редко несколько более. Длина крыла от 610 до 740 мм. Общая краска темнобурая, рыжеватая на заостренных перьях затылка и задней стороны шеи („гриве"), на груди, „штанах", подхвостье, по краю крыла—примесь рыжеватого; маховые черновато-буры; рулевые дымчато-серы с „мраморными" темнобурыми пестринами, большею частью образующими поперечный рисунок, и широкой черной предвершинной
полосой.
У молодых беркутов все рулевые от основания белы
(кроме черной подвершинной полосы); другие отличия молодых от взрослых — светлая краска оперения плюсны и сильно развитая корневая белизна мелкого оперения; „грива" из менее узких и заостренных перьев. Взрослый наряд одевается невидимому не ранее, чем после 4—5 мытей (линек). Между первым и взрослым нарядом—много переходных, для которых особенно характерно постепенное сокращение белых оснований перьев.
Радужина бурая; восковица и ноги желтые; клюв синевато-бурый, темнеющий к вершине; когти черные.
Беркуты образуют рядгеографических форм. Обыкновенный беркут {Aquila chrysaetos chrysaetos L.) распространен от Швеции, Финляндии и Прибалтики, а также в северной и в центральной полосе нашей страны. На востоке он заходит в зап. Сибирь, но на Алтае—уже другая раса. Характерными признаками обыкновенного беркута являются: умеренная—по сравнению с другими географическими расами—величина; крыло длиной в 610—690 мм; довольно светлый бурый основной тон окраски; темя („шапочка") и грива—охристо-рыжеватого цвета, несколько темнеющего за лбом; бледнобурое со светлыми пятнами оперение плюсны у взрослых птиц, беловатое—у молодых; значительная примесь ржавчато-желтых тснов на нижней стороне тела у взрослых корневая белизна на основаниях перьев развита значительно и сокращается медленно;
перья „гривы" сравнительно широки. -
42
От Алтая и сев. Монголии на север до Якутского округа распространен сибирский беркут (Aquila chrysaetos obscii-rior S u s h k i и). Он отличается от описанного выше более крупной величиной (крыло 635—740 мм) и темной окраской, у взрослых на нижней стороне тела примесь ржавчатого тона незначительна;
передняя часть темени темнобу-рая; грива ярче окрашена и состоит из очень узких перьев; оперение плюсны темное'. Молодые, также темней, лоб и середина темени у них темнобуры, на плюсне заметна примесь бурого цвета; белый цвет корней оперения развит меньше, чем у предыдущей формы.

На северо-востоке Сибири— на запад до Индигирки и Лены, на восток до Камчатки распространена еще более темная форма (Aquila chrysaetos kaMtschatica Sewertzow); эти орлы снизу черноваты, без примеси ржавого цвета; „шапочка" черная, перья гривы темнорыжи с бурыми центрами; оперение плюсны у старых темнобуро, у молодых блед-нобуро.'Длина крыла 610—685 мм.
Горы центральной Азии—от Гималаев до Тянь-Шаня, быть может до Тарбагатая, заняты среднеазиатским беркутом (Aquila chrysaetos daphanea Sewertzow). Это тоже очень
Ряс. 12—Ловчий беркут в полном наряде (с фотографии).

темный и крупный орел; темнобурая „шапочка" покрывает у него все темя вплоть до бровей; перья гривы — золотисто-рыжие, очень узкие и сильно-заостренные; ржавый тон на нижней стороне тела выступает очень слабо и ограничен лишь областью зоба; основания рулевых очень темны; оперение плюсны темнее, густоржаво-рыжее с темными наствольями у взрослых; у молодых „шапочка" также доходит до бровей; грива узкая и темная, корневая белизна развита сравнительно слабо; кроме того плюсна и пальцы .у среднеазиатских беркутов длинней, чем у других. Величина крупная—крыло 640—725мм.
На Кавказе, в Персии и Закаспийском крае гнездится особая форма беркута; темней, чем обыкновенный беркут, посветлей, чем сибирский и среднеазиатский. Величина у них некрупная—крыло 600—692 мм. Отличительные признаки их окраски могут быть охарактеризованы так: основной бурый цвет тем-
43
ный; грива довольно узкая, лоб темный, но „шапочка" не доходит до бровей; задняя часть темени одноцветна с гривой, темно-рыжая; оперение голени и плюсны темны; примесь ржавого цвета на нижней стороне тела незначительна.
Из данного здесь перечисления географических рас беркута и сведений об их распространении видно, что эта птица отлично уживается в самых разнообразных климатах и обстановке: от суровой сибирской тайги до гор Центральной Азии. В основном беркут связан с лесом или же с горным ландшафтом. Как и другие хищные птицы, беркуты живут парами, причем каждая пара много лет подряд держится в избранном ею участке-территории, проводя в нем гнездовой период и лишь в случае неблагоприятных обстоятельств покидая его зимой. Участок орлиной пары очень обширен — по наблюдениям, сделанным американскими натуралистами до 20 км.
Центром орлиного участка является гнездо. Оно — в зависимости от местности — расположено или на скалах, или на деревьях. В первом случае оно находится где-нибудь на недоступных карнизах, прикрытых сверху навесом скалы. В лесах орлиное гнездо можно найти у вершин самых высоких деревьев, с которых орлам открывается широкий вид на окружающую местность. Впрочем в Туркестане в песчаных пустынях, где растет саксаул, беркут устраивает свое гнездо на вершине этого дерева, т. е. сравнительно на небольшой высоте, а иногда — почти у земли. Само гнездо состоит из толстых сучьев, в верхней части из более м,елких ветвей, с плоским лоточком, устилаемым прутьями, травой или мхом. Размер орлиного гнезда очень велик—от 1,5 до 2 ж в диаметре. Так как гнездо служит много лет, то с годами, подновляемое орлами, оно достигает еще больших размеров—иногда до 3 м в диаметре.
Гнездиться беркут начинает очень рано — в марте. Спариванию предшествуют воздушные игры самца и самки, которые с громким криком высоко носятся в воздухе, гоняясь друг за другом. Кладка состоит у молодых самок — из одного, у несколько раз гнездовавших—из 2 или 3 яиц. Средний размер яиц около 75><(60 мм. Цвет их беловатый или зеленоватый с мелкими и крупными неправильными бурыми пестринами. Одно из яиц нередко оказывается „болтуном". Высиживание продолжается долго, около 40—45 дней, и лишь в мае выклевываются птенцы. Орлята покрыты белым пухом, имеющие на спине сероватый оттенок. Растут они медленно и лишь месяца через три становятся на крылья и покидают гнездо.
После вылета из гнезда молодые орлы первое время держатся в его окрестности и подкармливаются родителями, но затем покидают гнездовой район и начинают кочевать. Так кочуют они до наступления зрелости и первого спаривания, которое имеет место невидимому на 5 или 6 году от рождения.
44
Беркут-самка первое время после появления птенцов не покидает гнезда и кормит их полупереваренной пищей, отрыгиваемой из зоба. В это время вся забота о добывании пищи лежит на самце. Затем и мать начинает покидать гнездо в поисках добычи и тогда оба родителя выкармливают птенцов, принося попеременно в гнездо различных пойманных животных и оделяя птенцов мелкими кусками добычи. Затем взрослые орлы лишь приносят в гнездо добычу, а птенцы самостоятельно ее расклевывают.
Охотясь, беркуты регулярно облетают свой охотничий участок, причем обычно придерживаются определенного направления. Вылетают они рано утром и к полудню уже насыщаются.
Дневные часы посвящаются отдыху и питью, после чего часто занимаются воздушными играми'. Под вечер, во время вывода птенцов, предпринимается вторая охотничья экскурсия. Ночуют беркуты в гнездовой период где-нибудь у гнезда, а в остальное время года — в каком-нибудь безопасном месте, куда вечером прилетают без крика и осторожно.
Пищей беркуту служат самые разнообразные млекопитающие и птицы. Он оставляет в покое только крупных хищных и" копытных млекопитающих. Из млекопитающих добычей орлов чаще всего служат зайцы и суслики. Однако орлы ловят как более крупных зверей — лисиц, косуль, джейранов и молодых оленей, так и более мелких — песчанок, мышей и др., чем приносят иногда значительную пользу сельскому хозяйству. Выношенные беркуты хорошо берут даже степного волка.
Орлы не только не ловят, но даже и не пытаются ловить хорошо летающих птиц, что объясняется недостатком ловкости. Поэтому часто воробьи устраивают свои гнезда в стенках гнезда беркута, очевидно нисколько не смущаясь его соседством. Зато беркут отлично берет птицу с воды. Если, спасаясь от него, птица начинает нырять, то беркут заставляет ее повторять этот маневр до полного изнеможения, а затем, улучив момент. схватывает и выносит на сушу. Точно так же орлы заганивают и тяжелых на полете и невыносливых птиц. Орлы нередко берут дроф и гусей. Не брезгает беркут и падалью.
Орел в поисках пищи облетает свой охотничий участок, поднявшись на очень большую высоту.
Заметив добычу, орел падает на нее с большой высоты или сначала спускается ниже и уже затем бросается на свою жертву, вытянув вперед свои сильные лапы. Мелких животных орел умерщвляет, закалывая своими острыми когтями или просто разрывая клювом. Нападая на более крупных животных, орел 'умерщвляет их разными способами. В одних случаях плавно опускаясь и садясь на спину животного, он схватывает его одной лапой за спину, а другой за голову и затем начинает сближать свои „еми" и часто-таким приемом ломает животному позвоночник. Если этот прием не удается, то он клювом раз-
____45
рывает шею пойманному животному, и оно погибает от сильной потери крови. Сидя на спине своей жертвы, беркут не складывает крылья, а все время поддерживает ими равновесие, от времени до времени сгибая то одно, то другое крыло и нанося им

Рис. 13—Нападение беркута на зайца.
(или точнее твердыми первостепенными маховыми) сильные • удары по голове и оглушая добычу. При ударах слышится треск как-бы от хлопания тяжелым бичом. Нередко орел сильным ударом клюва ослепляет свою жертву, выклевывая ей глаза.
Другой способ- нападения беркута заключается в том, что он не плавно садится на добычу, но бросается на нее с разлета, причем этим натиском часто сбивает зверя с ног. Наконец иногда орлы падают на добычу с большой высоты. Этот прием они применяют лишь тогда, когда зверь оторопел или затаился, стараясь укрыться от орла. Падение беркута идет с большой высоты, не ниже 60—80 м. Сперва ;орел, подобрав крылья, летит вниз наподобие сокола, но, подлетая к земле, птица меняет позу: крылья высоко заносятся над спиной, а голова с нацелившимся клювом и лапы опускаются вниз, и книзу же вытягиваются „еми", которыми беркут и 'хватает,добычу. На зверей средней величины такое падение беркута действует так ошеломляюще, что они падают и забывают о всяком сопротивлении.
У пойманных птиц и млекопитающих беркут оставляет несъеденными только кишки и крупные' кости. Все остальное— включая шерсть и перья — он проглатывает. Ест орел медленно, разрывая пищу на небольшие куски, начиная с головы. При

46
еде беркут соблюдает большую осторожность, часто оглядывается по сторонам и прекращает еду, если обнаруживает что-либо, внушающее ему беспокойство.
За один присест он может съесть очень много, и в то же время он может голодать 3—4 недели.
Как и для других хищных птиц, очень важным для здоровья орла является сбрасывание погадки, т. е. периодическое (у орлов один раз в 5—6 дней, а у других ловчих птиц;—раз в сутки) удаление через рот остатков волос и перьев. Повидимому, сбрасывание погадки необходимо для очищения пищеварительного тракта.
Медленно развиваясь, беркут зато медленно старится и даже в неволе может прожить много десятков лет.
Подготовка ловчих птиц и охота с нИМИ
ДОБЫВАНИЕ ЛОВЧИХ ПТИЦ
Добывая гнездарей, нужно прежде всего учитывать что, чем моложе птенец, тем менее он боится человека и тем полнее, легче и проще приучается к своему хозяину. Приблизительно до недельного—десятидневного возраста у малых ястребов (перепелятников) и до двух или двух с половиной недельного возраста у соколов, кречетов, больших ястребов и орлов отношение птенца к ухаживающим и кормящим его людям — доверчивое, как к заменяющим ему родителей. Но перепелятники с 12—14 дней, соколы и тетеревятники с 20—25 дней начинают относиться к человеку уже с недоверием. Чем старше гнездарь, тем более он приближается по своему отношению к человеку и к окружающим к слетку. Но надо помнить, что очень молодых птенцов, которых в естественных условиях мать кормила полупереваренной пищей, извергаемой из зоба—невозможно удовлетворительно выкормить, и они обычно, если и не погибают, то все же становятся рахитичными и слабыми. Лучше всего поэтому выбирать гнездарей из гнезд тогда, когда они уже хорошо стоят на ногах и когда у них не менее, чем на 1,5—2 см пробьются маховые и рулевые перья. За гнездарем следует отправляться вдвоем, взяв с собой хорошо закрывающуюся корзинку, обложенную внутри чем-либо мягким—сеном или мхом. Нужно, чтобы в корзинку совершенно свободно проникал воздух, но вместе с тем важно, чтобы в корзине, когда она закрыта, было достаточно темно, так как темнота заставляет птенцов тихо лежать в корзинке и не биться. Брать из гнезд птенцов-гнездарей надо под вечер. В то время, как один охотник с корзиной взбирается на дерево, другой остается стоять внизу и внимательно наблюдает за происходящим в гнезде. Не следует забывать, что взматерев-шие и почти летные птенцы могут броситься из гнезда и застрять где-нибудь между-ветвями или достигнуть земли и там
. 48____
спрятаться среди растительности. Чеглики у хищных т?иц обычно развиваются быстрей, чем самки, и поэтому чаще /выпархивают или выбираются из гнезда. /
Брать в руки гнездарей следует бережно, Особенно остерегаясь помять крылья, так как их очень легко повредить при грубом надавливании или сжатии/что сделает гнездаря^ инвалидом.
Корзину с каждым птенцом в отдельности медленно и осторожно спускают с дерева на веревке. Если гнездари;* не слишком малы, их следует спеленать (как это обязательно1 делается с пойманными ловчими птицами всех остальных возрастных категорий—слетками, молодиками, дикомытами и розмытами). Применяемая для этого, пеленка—это слегка конусообразный мешок, соответствующий размеру птицы. Верхнее отверсти^, в которое продевается голова птицы, округло, нижнее, где пропускаются ноги и хвост,—клинообразно, причем вершина этогр клина, должна приходиться на спине птицы. При пеленании птицы голова ее просовывается в верхнее отверстие, а тело ее покрывается собранным, в складки мешком; ноги птицы при этом вытягиваются параллельно хвосту. Мешок затем слегка обматывается узким бинтом, который завязывается над хвостом птицы. Никоим образом нельзя сдавливать тело ловчей птицы и мять ее нежное прорастающее оперение; но в то же время пеленка не должна позволять птице биться и шевелиться. Только у ног и хвоста бинт может быть затянут покрепче. В крайнем случае вместо специальной пеленки можно употребить платок. В этом случае птицу берут за ноги и вытягивают их параллельно туловищу в направлении к хвосту. Затем ее кладут на расстеленный на земле платок и завязывают последний у шеи; конец платка загибают и прикрывают им у птицы брюхо (или грудь—в зависимости от размеров платка и птицы); боковые концы скрещиваются и завязываются узлом, как и пеленка.
Очень удобно переносить вынутых из гнезда молодых ловчих птиц в специальных коробках следующего устройства. Высота их —80 см, длина —40 см, ширина —20 см. В коробке имеются рейки и -выдвижные полочки с приподнятыми краями. Передний край полок—пониже, высотой в 8—10 см. На такую полочку кладут спеленутого гнездаря. Вся коробка, кроме передней стороны, куда вставляются полки, должна быть обшита полотном, равно как и дно полок должно быть сделано из материи. Остра коробки и полок—деревянный. К задней части коробки приделываются две доски — лучше всего крест на крест. К ним прикрепляются ремни, позволяющие охотнику нести такую коробку за спиной и иметь свободные руки.
Нести домой вынутых гнездарей следует бережно, без тряски. По приходе домой будущих „охотников" следует поместить в искусственное гнездо. Последнее лучше всего сделать из высокой корзинки (высота края корзинки от подстилки не должна
__49
превышать 2—3 см, чтобы птенцы могли свободно испражняться, поднимая гузку над ее краем).
Самая удобная форма искусственного гнезда—круглая. Внутри дно его должно быть выложено сначала грубыми, а затем— тонкими ветками. Если птенцы очень малы, то на ветки следует положить немного чистой сухой соломы или сухих листьев. Не ледует употреблять для подстилки вату. Зацепляясь за нее стрыми когтями, птенцы пугаются и беспокоятся.
Искусственное гнездо лучше всего поместить в большом открытом невысоком ящике, днище которого должно быть выстлано соломой. Тогда беспокойный гнездарь, выбравшийся или выпавший из искусственного гнезда, будет находиться в безопасности и не рискует расшибиться.
Ящик с искусственным гнездом должен помещаться в светлом, сухом, хорошо освещенном и проветриваемом помещении, защищенном и от холода и от горячих солнечных лучей.
Есть и другой способ помещения взятых из гнезда молодых ловчих птиц, широко практикуемый английскими, а отчасти и германскими и французскими сокольниками. В этом случае гнездари не помещаются в закрытом помещении, но на свежем воздухе, на голубятне или на чердаке, окна которого обращены на юг.
Гнездарей можно, даже помещать в укрепленном на дереве или на срубе боченке, из которого, вынуто одно днище.
В это помещение ставится искусственное гнездо. Перед гнездом делается подъемная доска, на которую кладется пища для гнездарей и куда последние садятся в хорошую погоду. На ночь доска поднимается.
Пока птенцы не станут основательно на крылья и не наступит время для вынашивания, охотник ограничивается лишь наблюдением за гнездарями, и пунктуально-точным их питанием.
Преимущество изложенного только что способа помещения гнездарей в том, что он больше благоприятствует развитию в них физических качеств—силы и ловкости, чем первый. Нов ряде случаев (например, среди густо населенных мест и т. д.) его применение может вызвать неудобство и даже потерю питомцев.
Перейдем теперь к добыванию ловчих птиц, способных к самостоятельному полету — слетков, молодиков, розмытов и дикомытов.
Лучшим способом является ловля сетью так, как она применяется азиатскими сокольниками. Сеть (в Туркестатне она зовется „куш-тур") плетется из суровых ниток диаметром & один-полтора миллиметра. Такая толщина гарантирует крепость сети. Лучшие нитки—шелковые или хотя бы провощенные. Цвет ниток должен соответствовать ландшафту: на снегу она должна быть белой, для остальных случаев—зеленоватой, лучше всего пестрой (но не яркой), желтого, серого, зеленого и бурого цвето

Ячеи сети в диаметре должны иметь около 6 — 7 ем. Более крупная ячеистость делает сеть неудобной — птица мелкой величины вырывается; более мелкая ячеистость делает сеть слишком заметной.
Кроме сети необходим: колышек длиной около 15—20 см и"" около 3 см в диаметре; плоская палочка длиной в 20—30 см и толщиной в 1 см, на обоих ее концах должны быть просверлены дырочки; наконец четыре-пять упругих прутов высотой в 100— 150 см.
Колышек вбивается в землю так, чтобы над ее поверхностью оставалось около 3—5 см. К колышку прикрепляют гвоздем упомянутую выше плоскую палочку, пропуская гвоздь через отверстие на одном из ее концов так, чтобы палочка свободно вращалась. Затем по кругу диаметром в один-полтора метра на равной дистанции вбивают в землю пруты в положении, несколько наклонном к середине. Через ячеи одной из длинных сторон -сети продевается нитка в 2—3 мм толщиной и закрепляется, а затем привязывается к вершине одного из прутьев. Остальные прутья соединяются этой же ниткой с таким расчетом, чтобы получился круг диаметром в 50—60 см. По такому остову сеть раскладывается с внешней стороны, причем края сети сшиваются той же ниткой путем пропускания ее через ячейки сети.
К свободному концу палочки — до*расположения сети — привязывают маннуюптицу (голубя, куропатку и т. п.). Манная птица закрепляется за шею так, чтобы она могла стоять или наклониться к земле, но лишена была бы свободного движения (иначе она может запутаться). Для этой цели расстояние между концом палочки и шеей в 6—7 см — достаточно. Манной птице дают корм, а летом — и воду в каком-нибудь малозаметном сосуде. ^ .
Манная птица часто бьется и тем. привлекает внимание летящего хищника. Последний бросается на нее, чаще всего сбоку и запутывается в сети, лежащей свободным краем на земле. Хорошо укрепленные прутья держат птицу на весу; в конце концов хищник так запутывается, что не может двинуться. Даже ^сли хищник бросился на приманку сверху, он обычно не бывает в состоянии выбраться обратно.
Ставить такие сети нужно там, где ловчие птицы держатся или пролетают. Лучшее время для установки сети — полдень, когда хищники отдыхают и, следовательно, не могут видеть приготовлений. Можно ставить сеть и вечером.
Осматривать сеть надо утром и вечером. Чаще всего ловчие птицы попадаются рано утром, при вылете за добычей, или после полудня. Самое благоприятное время для ловли хищников — осенний пролет.
Западно-европейские сокольники употребляют сеть несколько иного устройства, более простую, чем у азиатских охотнике до действующую менее удовлетворительно. Зеленоватая или б8'
51
роватая сеть (с ячейками от 5 до 8 см2) в шесть метров длины и два метра высоты слабо прикрепляется к .воткнутым в землю трем тонким, но крепким кольям, высотою в два метра. Нижняя часть сети свободно раскидывается по земле. Достаточно легкого толчка или удара по сети, чтобы она упала и опутала толкнувшую ее птицу. В виде приманки внутри сети помещается голубь или другая птица, привязанная за ноги с таким расчетом, чтобы она могла двигаться, но не задевала бы за сеть. Для того, чтобы манная птица двигалась и привлекала бы воз-' можно больше внимания со стороны пролетающих хищников,. следует разбросать вокруг нее зерна и т. п.
Ястребов ловят кутней—длинной сетчатой клеткой, разделенной на 3 части. В средней части („подкутнике") сажается:
манная птица (например, воробьи или голуби); боковые отделения имеют дверцы подъемные, которые настораживаются. Ястреб, брасаясь, задевает сторожок, и кутня захлопывается. Устанавливаются кутни на таких местах, гдеЦони были бы хорошо видны со всех сторон и вместе с тем там, где ястребы любят спускаться. Для этого подходят, например, места около опушек, групп деревьев, гумены и-т. д. Ставить кутню можно на одиночное дерево или на устроенный для этой цели столб, который надо глубоко (не менее чем на 1,20—1,50 м) зарыть в землю.

Кутня ставится на особую раму (так называемую „основную"), которая прочно прикре- ) пляется к дереву или столбу. К
основной раме кутня прочно при-
Рис. 14—Кутня на ястреба; 1—падаю-вязывается веревками. Вдоль ^„ дверца; 2-входное отверстиег
основной рамы кладется палка з—насторожи; 4—место для манного небольшой толщины, но длин- ' голубя.
ная—каждый ее конец должен выдаваться за кутню и основную раму сантиметров на 80—100. На эти концы ястребы присаживаются перед тем, как-бросаться в кутню. Можно добавить, что кутня должна быть окрашена в неяркий, защитный цвет.
Удобнее более простая „кутня", применяемая в Германии.. Она состоит из квадратной рамы из кольев, со слабо натянутой по краям ее сетью, настораживаемой посредством колышек, бечевок и груза. Внутри кутни в нижнем отделении сажаете манная птица или. ставится клетка с манными- птицами.
52
Можно употреблять также широко распространенную между птицеловами кутню с сильями или так называемые поножи. Эта кутня состоит из клетки с манными птицами и бечевки с вплетенными в нее волосяными петлями (последние можно и привязывать к бичеве). Этой бечевкой обвивается клетка, которую ставят где-либо на открытом месте — около изгородей или опушек, там, где охотно пролетают ястребы.
Кроют ловчих птиц п о ц ц а м и—падающей сетью, привязывая ,на вспарку" голубя или другую какую-либо птицу средней величины, через кольцо на середине „точка" (место, которое должна прикрыть сеть при падении). Вспарочная птица при приближении сокола выбрасывается сидящим в шалаше птицеловом, а затем подтягивается вместе со схватившим его хищником на точок, где и прикрывается сетью.
Азиатские сокольники употребляют для добывания ловчих птиц сеть в виде бредня, прикрепленную к 2—3 тонким высоким дцестам. Эта сеть расставляется в соответствующем направлении и на надлежащей высоте в месте, где ловчая птица летит на ночлег. Таких сетей иногда ставится несколько. Иногда сеть-бредень располагается не на шестах, а просто накидывается между деревьями.
Кроме упомянутых способов азиатские охотники ловят хищ--ных птиц различного рода петлями. Насиживающих самок разных 'пород добывают при помощи располагаемой на гнезде петли.
Наконец применяется такой снаряд: к длинной и гибкой,но крепкой жерди, невдалеке от вершины ее, прикрепляется петля из конского волоса. В некотором расстоянии ниже к жерди прикрепляется пропитанный горючим (керосином и т. п.) небольшой кусок пакли или ваты или кусочек свечи. Охотник выслеживает место, где именно ночует хищник (обычно утес или дерево), и осторожно ночью подходит к нему. Зажигается свеча или вата И птица неожиданно освещается. К ней подводится петля и она стаскивается. Если даже птица от освещения просыпается, то обычно все же слетает не сразу, и охотник успевает накинуть петлю.
В юго-западном Казакстане, на средней и нижней Сыр-Дарье беркутов ловят так. Еще в конце февраля—начале марта казаки выезжают в степь или в пустыню Кзыл-Кум, разыскивая гнезда. Если у гнезда не видно птиц-родителей, то охотники все же определяют, какому виду орлов (беркуту, могильнику или степному) принадлежит снесенное яйцо: если при поперечном охвате рукой взрослого мужчины1 остается промежуток пальца в два— значит, яйцо беркута.
Затем охотники наблюдают за гнездом и охраняют его (но близко не подъезжают) до тех пор, пока не наступит время вы-
* Надо иметь в виду,, что у казаков руки небольшие.
53
нимать птенцов. Берут птенцов из гнезда тогда, когда они „садятся на пятки" и у них станут пробиваться маховые и рулевые.
Взрослых беркутов ловят петлей или капканом, но предпочитают первую. Капканы употребляются № 3 (на среднего зверя), с сильно ослабленной пружиной, кустарного производства; дужки ях обматываются тряпками. Для ловли выжидают ветренной погоды. Охотник оттаскивает птенцов на подветренную сторону гнезда и мешает орлу подлетать для кормления орлят. Затем, когда старый орел отлетит, у края гнезда, противоположного от птенцов, настораживают капкан. Располагается здесь капкан для того, чтобы попавший в него орел, хлопая крыльями, не поранил бы птенцов. Орел летит к гнезду низом и, хватаясь за край его при посадке, попадается в капкан, обычно пальцами.
Судя по сохранившимся данным, в частности—по свидетельству Котошихина, способы ловли соколов и ястребов почти ничем не отличаются от тех, которыми пользовались раньше в течение долгих веков.
В XVII веке в России помытчики ловили соколов сетью с голубем, а также помчами, поножами, гвоздями с силками, опроме-тами, кутнями, тайниками голубиными и воробьиными. Большинство из этих снарядов уже упоминалось. Поножи—'силки и пленки, куда ловчая птица запутывалась ногами. Гвозди с силвями вбивались в деревья, на которых птица садится отдыхать, или у гнезда.
Основное же средство ловли соколов — сеть с манным голубем — упоминается еще в XIII веке старейшим и одним из лучших писателей о соколиной охоте Фридрихом Гогенштауфе-ном в его замечательной книге „De arte venandi cum avibus".
Вообще говоря, всякого рода капканы, зажимающие и грубо хватающие птицу, абсолютно непригодны для добывания ловчих птиц и их не следует применять ни в коем случае. Между прочим следует иметь в виду, что, будучи негодными для добывания ловчих птиц, они вредны вообще, так как очень редко может попасться в них ястреб-тетеревятиик или перепелятник, чаще же всего страдают полезные птицы — сарычи и другие.
ВЫКАРМЛИВАНИЕ ЛОВЧИХ ПТИЦ И УХОД ЗА НИМИ ^
Правильное кормление ловчих птиц—одно из основных, если не главнейших, условий их успешного выращивания и подготовки к охоте. Все ловчие птицы в естественных условиях питаются свежей и довольно разнообразной пищей, состоящей из различных животных (только орлы по временам едят падаль). Обеспечить им в неволе такое же разнообразие пищи, что и на воле, очень трудно по соображениям хозяйственного порядка (дорого!).
54
В то же время только правильное кормление гарантирует их нормальное развитие и здоровье. Очень важно, чтобы ловчая птица была в так называемом „охотничьем" теле.
Здоровая птица в полевом „охотничьем" теле узнается по манере держать себя особенно „стамо" (прямо), заносить и круто прижимать к себе крылья, словом быть в „струне". Оперение у здоровой птицы блестящее и в полном порядке. Перья на темени лежат гладко, не нахохливаются.
Состояние упитанности птицы узнается путем ощупывания грудины. Если киль грудины выдается слишком резко, а грудные мускулы дряблы— птица истощена. Если киль грудины плохо прощупывается— птица ожирела. У птицы в полевом теле киль грудины хорошо прощупывается, но грудные мышцы упруги. Также упруга и мускулатура „емей".
Туркестанские сокольники при определении упитанности птицы пользуются несколько иными признаками. Если при ощу-пывании груди можно легко ощутить в коже стволы перьев, а при ощупывании кобчиковсй кости острый гребешок, то излишка жира у птицы нет.
Устанавливая кормовой рацион, необходимо помнить, что содержащиеся в неволе ловчие птицы,— по сравнению с живущими на воле, все же меньше находятся в движении и недостаточно используют свою мускульную силу даже при, самом лучшем уходе. '
Поэтому при перекармливании они сильно жиреют, что для них очень опасно,, так как нередко наблюдаются случаи смерти ловчей птицы от ожирения; в этом случае туркестанские сокольники говорят, что „ее рвет грудной жир".
Установить нормы кормления ловчих птиц, которые подходили бы к каждому Отдельному случаю, почти невозможно. Показателем сытости птицы служит состояние ее зоба. У голодной птицы он вовсе не выдается. У птицы, наевшейся, как говорят охотники, „в ползоба",—зоб с острой выпуклостью посередине. Затем, если продолжать кормить птицу, зоб ее округляется. Когда зоб станет равномерно закругленным, то птица наклевалась в „полный" зоб. Если дать птице наклеваться, как говорится, до отвалу, то зоб мало-помалу раздается в стороны, становится несколько плоским, а затем — шарообразным. Это признак того, что птица перекормлена.
• Признак того, что птица насытилась — это так называемое „осаживание" зоба. Птица начинает нагибать голову и вытягивать и втягивать шею и таким путем сжимает зоб и перегоняет часть ("одержимого в желудок. Однако надо иметь в виду, что иногда „осаживание" зоба указывает не на пресыщение птицы, а лишь на то, что она проглотила неудобный или слишком большой кусок или кость.
Молодых гнездарей, еще не покрывшихся перьями, надо кормить 3—5 раз в день, но не до „полного зоба". Когда птицы
. . _.__55
оперятся, их кормят реже—2 раза: в 6—7 часов утра и часов в 5 вечера. Перед кормлением нужно удостовериться, что ранее •склеванная пища уже про'шла из зоба в желудок и зоб пуст. Птицы, даже только вынутые из гнезда, едят очень охотно и человека не боятся.
Мясо птенцам следует обязательно давать только подогретое, теплое, мелко нарубленное и тщательно очищенное от жира, Сухожилий, костей и перьев. Им полезно добавлять в корм сырые куриные яйца—одно яйцо на килограмм мяса.
Так как приучение, ловчей птицы и к охоте и к человеку основано на использовании чувства голода, то птенцов следует обязательно кормить из рук, приучая их постепенно к „позыву" {окрику или свисту), которым впоследствии они будут приваб-ливаться на охоте. Взрослых птиц кормят раз в день, причем в сезон охоты — после напусков. Ни в каком случае не следует кормить ловчую птицу с утра, так как наклевавшаяся птица ловить не станет.
Только, если состояние здоровья птицы неудовлетворительно и она спадет с тела',— можно ее кормить и два раза.
Зимой, когда охота прекращается, птиц кормят раз в день, утром. Но к весне, ко времени приближения линьки, питание птицы следует усиливать. Начиная с февраля, птиц следует кормить два раза в день и так—до окончания линьки; Впрочем кречетов во всякое время года лучше кормить раз в сутки.
Ястребы-перепелятники (и мелкие соколы) требуют больше пищи и их следует кормить два раза в день. • ..
Раз в неделю пищевой рацион всех ловчих птиц должен быть уменьшен до минимума. Иногда ловчих птиц можно в этот день даже вовсе не кормить. В этот день можно примешивать к пище оливковое масло (хорошо очищенное, так называемое прованское),-которое действует послабляющим образом.
Чтобы предотвратить ожирение птицы, ей, кроме некоторого сокращения рациона (в чем, однако, следует быть очень осторожным), хорошо давать пищу, вымоченную в воде.
Старинные сокольники приписывали мясу некоторых птиц — сорок, соек, дятлов, ворон и других хищных птиц—свойство оказывать на пищеварение ловчих птиц слабительное действие. Это же свойство приписывалось ими и мышиному мясу. Кормление таким мясом, а также и вымоченным в воде для того, чтобы добиться похудания ловчих птиц, называлось „доходить сквернами и водяниною".
Кавказские соколиные охотники для этой же цели кормят ловчих птиц мелконарезанным мясом, положенным в плоскую чашку с водой. Об особенностях кормления птиц туркестанскими сокольниками будет сказано ниже.
Для того, чтобы быть сытым, соколу или большому ястребу достаточно получать в день одного голубя или от 100 до 150 г
мяса; порция для беркута — около килограмма. Мелким ястребам и соколам для насыщения достаточно пары воробьев или скворца.
Расчет этот, однако, очень приблизителен. Охотник должен внимательно присматриваться и изучать каждую из своих ловчих птиц, чтобы определить ей нормальный пищевой рацион. Ожиревшая птица становится мало подвижной, неповоротливой, полет ее теряет обычную ловкость и стремительность. Исхудавшая птица держит себя беспокойно, хлопает крыльями и взъерошивает перья.
Для кормления ловчих птиц в сущности пригодно всякое мясо—конина, говядина, свинина, баранина, мясо собак, кошек и, мышей.
Очень хорошо мясо различных птиц—домашних и диких. Чем разнообразнее пища, тем лучше. Но непременное условие— мясо должно быть абсолютно свежим. Малых птенцов от вр.еме-ни^до времени необходимо кормить легким мясом молодых животных и мясом мелких птиц. Ни при каких условиях не следует давать ловчим птицам соленое мясо. Мясо стреляных зверей или/ птиц также может вызвать отравление, более или менее быстро приводящее к смертельному исходу, если ловчая птица наклюется вместе с мясом дроби. Поэтому, если придется по необходимости кормить ловчих птиц мясом стреляных животных, то из него следует по возможности удалить все дробины, а лучше не давать тех частей убитого животного, которые сильно разбиты выстрелом и содержат в сбе большую часть дроби. Следует избегать давать ловчим птицам мясо павших животных и птиц из опасения заразить их внутренними паразитами и такими болезнями, как туберкулез. Также не следует давать мяса, которое несколько раз промерзало и оттаивало.
На свободе хищные птицы клюют добычу с шерстью, перьями и костями (кроме больших костей). Эти плохо переваримые части остаются у них в зобу и затем выбрасываются через клюв в определенное время дня, чаще всего утром в виде так называемой погадки.
Обычно погадка скидывается раз в день, но иногда два, даже три, причем частое скидывание погадки не обозначает :
еще болезни у птицы. При сбрасывании погадки птица разевает клюв, трясет наклоненной головой и, наконец, выплевывает погадку. Последняя представляет собой продолговатый комок из перьев, костей и т, п. Сбрасывание погадки совершенно необходимо для здоровья птицы, так как она таким путем очищает свой верхний отрезок пищеварительного тракта.
Если накормить птицу раньше, чем она скинула погадки с остатками от предыдущей еды, то можно вызвать у ней более или менее серьезное заболевание, так как невидимому новая порция пищи, попадает и зоб, давит на непереваримые остатки и проталкивает их в желудок, откуда птица не может их удалить. Но иногда, когда птица не сбрасывает погадку, вследствие ела'
____57
бости или болезненного состояния, бывает даже полезно дать <ей поклевать чистого мяса, без костей и перьев. Бывает так, что после окончания вторичного пищеварения она благополучно вбрасывает погадку. /•
Старые соколиные охотники и многие современные, в частности все азиатские сокольники, считают необходимым вызывать у ловчих птиц сбрасывание погадки. Для этого им дают или неощипанных птиц и мелких млекопитающих целиком, прибавляют к мясу перьев и мелких косточек или, наконец, обваливают мясо в мелком песке, а иногда даже дают смоченные кровью и обваленные в перьях кусочки ваты. Некоторые рекомендуют раз в неделю давать ловчим птицам мелкие камешки.
Однако еще не установлено, что такое искусственно вызванное сбрасывание погадки необходимо.
Опытом доказано, что хищных птиц можно неделями кормить чистым мясом, не нарушая их пищеварения и здоровья. Едва ли сбрасывание погадки является для них органической потребностью. Вероятно привычка сбрасывать погадку выработалась у хищных птиц в результате того, что многие поколения их*клевали полуощипанную добычу. На это указывает хотя бы то, что хищные птицы в естественных условиях предпочитают клевать ощипанную добычу и' ие глотают костей. В • неволе же хищные птицы, даже после длительного (в течение недель) кормления чистым мясом, не клюют предлагаемых им костей и перьев без мяса. Слишком большая примесь перьев в пище им
безусловно неприятна.
Иное дело с выкармливанием птенцов. Для них примесь костей совершенно необходима. Без этого они „безножат", как говорят охотники, т. е. становятся рахитичными и не могут вставать на пальцы, а ходят на пятках. В корм очень молодым птенцам к мелко-изрубленному- мясу следует добавлять костяной муки, толченых в порошок костей или яичной скорлупы. Само собой разумеется, что при этом следует соблюдать величайшую осторожность и следить, чтобы им в пищу не попали мелкие не истолченные куски костей и скорлупы, которые могут причинить им вред. Более крупным птенцам — оперившимся — можно давать мясо с мелкими костями и с примесью перьев.
Обычно полагают, чтр цвет сбрасываемой погадки может' служить показателем состояния здоровья птицы. .Утверждают, что если погадка светлого цвета, то птица здорова, если же темная, то птица .больна. Однако это не так. Цвет погадки зависит не от состояния здоровья, а от того, из чего она образована. Так, например, погадка сокола, которого кормили белым голубем или белым кроликом — белая. Если же сокол склевал галку или черного кролика, то и погадка у него будет черноватой. У здоровой птицы погадка должна быть влажна, покрыта слизью, без дурного-запаха. При сдавливании из нее должна выступать светлая жидкость. Если погадка суха, издает дурной запах
58
при давлении из нее течет темная жидкость, то птица больна,
Твердая погадка также служит признаком болезненного состояния птицы.
В Туркестане соколиные охотники кормят ловчих птиц, исходя из своей основной точки зрения, что ожирение является худшим врагом птицы, делает ее не только малопригодной для охоты, но и болезненной. Они поэтому кормят птиц рубленным и вымоченным в воде очищенным от жира и жил мясом (обычно-бараньим). Вымачивание производится двояко: или мясо моют в теплой воде (пока оно.не побелеет—тогда его называют „ак-жем) или кладут на сутки в воду (тогда оно получает название „бор-тне"). Если птица в хорошем полевом теле и не жирна, то ей дают мясо различных птиц (кроме воро.н, бакланов и коростелей, которые будто бы нарушают нирмальное пищеварение ловчих птиц).
Чтобы не допустить ожирения птицы, можно кормить ловчих птиц тщательно очищенной от жира бараниной. Баранину ,рубят и моют в теплой воде, пока она не побелеет. Таким образом получается так называемая „ак-жем" (белая пища).
Другой способ—вымачивают мясо в течение суток в воде; . тогда мясо называют „бор-тле". По поверью туркестанцев, у птиц, получающих „ак-жем", сильней развиваются мускулы крыльев и емей; выкормленные „бор-тле" имеют хорошо развитые грудные мышцы.
Такую „белую пищу" ловчие птицы получают до тех пор,, пока не войдут в-хорошее „полевое" тело и не освободятся от излишнего жира.
Кроме „ак-жем", птиц, уже выношенных и не жирных, кормят различными птицами—голубями, воробьями и т. п. Особо питательным и здоровым туркестанские охотники считают мясо синицы („дживаля-дживаль"); масо крупных вороновых, бакланов, коростелей и водяных курочек считают вредным и вызывающим у них понос. В качестве слабительного туркестанские сокольники употребляют мяту или делают шарики из толченого сахара с густыми сливками.

МЫТЬ (ЛЦНЬКА)
Ежегодная смена наряда (линька или мыть), которая у взрослых птиц наступает после вывода птенцов, в конце лета, протекает у них в той или иной мере болезненно, причем у птиц,. содержащихся в неволе, это процесс выражен еще более ярко. Поэтому для успешного прохождения линьки охотник - должен поставить птицу в наилучшие условия как в смысле корма, так я в смысле ухода,
___59
Порция корма должна быть усилена. Перед началом линьки необходимо освободить птицу от паразитов. В старину соколиные охотники применяли для этой цели отвар полыни, розмарина и перца. Остудив этот отвар, они при помощи губки смачивали им перья птицы за исключением перьев на голове. Затем для того, чтобы обсушить птицу, помещали ее или против огня или в теплую погоду на солнце. Иногда с этой же целью обсыпали птицу толченым перцем или смачивали перья птицы отваром . табака или вермута. Однократного смачивания недостаточно. Его следует повторить первый раз через 3—4 дня (для уничтожения могущей появиться молоди паразитов), а второй—через 10—15 дней, после чего лечение можно считать законченным. С той же целью'добавляют золы и серы в песок, в котором „купа' ются" ловчие птицы. Для уничтожения яиц паразитов перо птицы следует смачивать теплым уксусом.
Птица, у которой имеются паразиты, ведет себя беспокойно, топорщит перья и часто теребит их клювом. Освобождение птицы от паразитбв ко времени линьки необходимо не только с целью улучшить состояние ее здоровья, но и. для того, чтобы она не повредила молодых перьев, почесывая клювом кожу и очищая перья от паразитов.
Очень большого внимания требуют во время линьки ястребы-перепелятники, вообще хуже других ловчих птиц переносящие неволю. Их следует помещать во время линьки в особый садок, представляющий собою большую клетку без дна, длиной не менее 2'м, установленную прямо на земле. Верх клетки устраивается из туго натянутой холстины. Изнутри три стороны клетки обиваются холстом, подбитым войлоком или сукном. Оставшаяся же свободной боковая, обращенная на восток сторона зарешечивается колышками, с промежутком в 3—4 см. В одной из затянутых холстом сторон устраивается маленькая дверца, через которую птице ставится пища и корытце с водой. Посередине садка устраивается нашесть, обитай мягким сукном или войлоком. Садки, ставятся в уединенном и спокойном месте так, чтобы утреннее солнце освещало их решетчатую сторону.
Еще лучше—досчатые помещения с крышей, скатом и с земляным полом. В таких домиках прорезываются большие окна, на которые снаружи прибиваются зарешеченные рамы, изнутри туго затянутые сеткой. Внутри „домика" ставят нашести, лохани или тазы для купания. Земляной пол „домика" засыпается песком, который от времени до времени необходимо сменять.
Тазы для купания птицы в период линьки должны быть широкие, чтобы птица, хлопая крыльями по воде, не ударилась бы неокрепшими перьями в трубках о края таза.
В садке ястреб должен находиться до тех пор, пока у него вполне не разовьются так называемые „ножечки", т. е. перья „крылышек".
м___
Вообще во время линьки ловчая птица должна находиться
• в таких условиях, чтобы была полностью исключена возможность ушиба или повреждения нежных, находящихся в трубках перьев, в особенности больших маховых, что неизбежно поведет к неправильному формированию перьев и в дальнейшем отрицательно" скажется на резвости ее полета.
Некоторые охотники выпускают на это время ловчих птиц
• в сад или в поле, на полную свободу и следят лишь за тем, чтобы она возвращалась домой ночевать и кормиться. Преимущество этого способа заключается в том, что он дает птице возможность свободного полета и движения, риск же сводится к тому, что птица может „отбыть" (улететь) или быть убитой случайно кем-либо. Кроме того, проведя время линьки в таком полусвободном состоянии, ловчая птица дичает и отвыкает от хозяина. В результате после окончания линьки приходится, если не вынашивать птицу наново, то во всяком случае повторять курс обучения, причем иногда это вторичное обучение проходит с большими трудностями, чем первое. Чтобы затруднить ловчей-птице, выпущенной на волю на время линьки, возможность самостоятельно добывать корм и ограничить свободу полета^ иногда привязывают к ноге птицы -тяжелый бубенчик.
Наконец, в случае крайней необходимости можно поместить линяющую птицу в каком-либо закрытом помещении. В таком, случае лучше, чтобы птица была во время мыти освобождена к от клобучка, и от бубенцов, и от всяких привязей (должика и даже опутенков). Если же птица дика, боязлива и недоверчива (в частности это относится к дикомытам), то ее приходится
заставлять линять на стуле, на привязи, одевая ей клобучок на день.
Окна помещения, где содержится мытящаяся птица, следует затягивать холстом.
Совершенно необходимо птиц, проводящих линьку в закрытых помещениях, „перевабливать", т. е. заставлять их летать, так как ежедневное движение им необходимо. При помощи. „вабила" их или просто подманивают с различных, по возможности дальних, расстояний на руку или на вабило, или заставляют их кружиться и „делать ставки" по вабилу.
Почти всеобщая традиция соколиных охотников — не охотиться с мытящимися птицами—совершенно неосновательна. Ведь на воле мытящиеся птицы не прекращают ловли. Конечно надо иметь в виду, что охота с мытящимися птицами будет менее добычливой, чем в и^ое время, так как и у вольных птиц, более сильных и бодрых, чем содержимые в неволе, линька ослабляет силу и быстроту. Надо при этом всегда помнить, что мытящаяся ловчая птица во время охоты может повредить себе неокрепшие перья.
Кречеты линяют в неволе плохо и редко выходят из линьк со всеми новыми перьями. Их следует (здесь имеются в виду
61
северные породы кречетов) содержат в это время в просторном помещении с земляным или каменным полом, с прохладным воздухом и в полумраке. На полу помещения следует ставить лохань с глыбами льда. Толко путем тщательного ухода за ними во время линьки можно добиться, чтобы они вывели себе все новые маховые и рублевые перья без всяких изъянов и в первую очередь без так называемых „переслежин" на бородках. Эти переслежины — поперечные просветы между бородкам образуются потому, что- процесс роста маховых перьев идет у птицы неравномерно. Как известно, выходящие новые перья у, оснований прикрыты белыми оболочками, так называемыми „трубками" или „пеньками". По мере вырастания пера эти трубки лопаются и отпадают, а сжатые в них мягкие и слегка влажные бородки перьев птица осторожно расправляет клювом и соединяет рядами, Затем новые перья обсыхают и твердеют. Если рост-перьев идет непрерывно, то соединение постепенно выходящих мягких бородок с бородками уже слегка окрепшими происходит беспрепятственно. Если же рост пера задерживается, то основания трубок сохнут неравномерно, сдавливают мягкие бородки и у птицы появляются „переслежины". Кроме этого, иногда наблюдается, что новые маховые перья не вполне развиты', слишком короткие или мягкие, особенно на месте светлых пятен и перевязей.
Наблюдается также задержка или, наоборот, слишком раннее наступление линьки, причем в одних случаях эти нарушения нормы распространяются на часть оперения, а в других на весь перовой покров. Бывают случаи ускорения линьки, так что птица сразу теряет слишком большое количество перьев, вследствие чего она сильно слабеет. Способов борьбы с этими отклонениями от нормы нет, однако тщательным уходом и кормлением птицы до известной степени можно предотвратить или ослабить их последствия.
В средней Азии охотники заставляют ловчих птиц проводить линьку (она называется „катырма") в особых садках („тулляк-хана").. Это большие клетки с крышею, решетчатыми стенками и дрерцей. Часть почвы в клетке засевают ячменем. Садок должен находиться в тенистом месте. Такие же садки применяются и на Кавказе. Вынимают птицу из садков после окончания линьки ночью и сейчас же одевают ей обычный „наряд", а иногда и помещают в пеленку.
ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СОХРАНЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ ЛОВЧИХ ПТИЦ; БОЛЕЗНИ И ИХ ЛЕЧЕНИЕ
В средней полосе нашей страны кречеты и тетеревятники отлично переносят мороз и могут зимовать на свежем воздухе, а соколов и балобанов лучше держать зимой в закрытом и слегка
е2 .' .
' ———— •
обогреваемом помещении. Перепелятников также лучше держать в закрытом помещении. Однако при содержании птиц на открытом воздухе нужно следить, чтобы они были защищены от сильного ветра, дождя и снега, так что нашести их должны находиться по крайней мере под навесом. Всех ловчих птиц, и особенно содержимых в темном закрытом помещении, нужно обязательно выносить на воздух для упражнений в движении, хотя бы с применением шнуров. В летнее же время и в хорошую погоду ловчих птиц из закрытого помещения надо переносить на воздух и давать им возможность посидеть час-два (не менее) на „стуле" 'или „треноге"—только, конечно, не на горячем солнце.
При соблюдении всех указанных выше условий ловчие птицы могут прожить очень долго, не теряя своих сил и охотничьих способностей. Внимательный уход, рациональное кормление и упражнения сохраняют их здоровье. В условиях свободной жизни •соколы, ястребы и орлы живут, повидимому, очень долго — много десятков лет. Даже в условиях неволи птицы эти выживают по нескольку десятков" лет.
В Московском зоологическом саду жил алтайский кречет, пробывший в нем с 1903 по 1919 г. в вольере. Известны случаи, когда в охоте соколы % ястребы жили более 20 лет и погибали не от старости, а от различных случайностей или болезней. Особенно быстро изнашивается и слабеет организм птицы на юге, в жарком климате. Например, в низменном Туркестане ловчие птицы средней и малой величины редко живут у охотника более 1—2 лет.
Болезни ловчих птиц довольно многочисленны, но изучены плохо. В старых трактатах о соколиной охоте этому вопросу уделялось много места, но рекомендуемые в них методы распознавания и лечения болезней настолько фантастичны, что описывать их нет никакого смысла.
Чаще всего ловчие, птицы страдают от паразитов.
О признаках страдания птицы от внешних паразитов— птичьих вшей или пухоедов — уже говорилось, равно как и указывались средства борьбы с ними. Надо помнить, что основное здесь, как и в других вопросах борьбы с заболеваниями ловчих птиц,—профилактика и чистота.
От внутренних паразитов ловчие птицы страдают сравнительно реже, хотя число видов паразитирующих у них червей велико. Лишь массовое размножение аскарид может быть для них опасно.
Из инфекционных заболеваний птицы болеют птичьим дифтеритом, холерой,, чумой. Все эти болезни чаще всего возникают в связи с кормлением ловчих птиц павшими от перечисленных болезней животными. При дифтерите у птицы заметно воспаление слизистых оболочек, дыхание затруднено, из клюва выделяется слизистая жидкость.
6ff
При чуме и холере птицы взъерошивают оперение, опускают крылья, из клюва течет слизь, птица широко открывает Клюв при дыхании, появляются судороги или сонливость, и птица погибает. Заболевшую птицу надо немедленно отделить от здоровых; умершая от чумы или холеры дояжна быть сожжена или зарыта глубоко в землю.
' Дифтерит можно лечить раствором лизола или лимонной кислотой. . .
• Нередко и заболевание ловчих птиц туберкулезом. Он особенно опасен для северных птиц, в частности для кречетов, большинство которых от него и погибает. Критический момент для. молодых кречетов—линька, во время которой у них часто туберкулез начинает бурно развиваться.
'У молодых ловчих птиц при плохом уходе и питании развивается рахит, делающий их непригодными к охоте инвалидами..
Из травматических повреждений чаще всего встречаются повреждения зоба от заглатывания острых кусков костей. Они. очень опасны и трудно излечимы.
Переломы конечностей излечимы, хотя, конечно, переломы костей крыла обычно навсегда выводят птицу из строя и лишь в лучшем случае на очень долгое время. При переломах, равно как при ранениях (последние у хищных птиц заживают легко), необходимо дать птице покой и поместить ее не на „стуле" или „нашести", но где-нибудь на полу, густо устланном мягкой и чистой подстилкой.

Для охотничьего использования птицы очень важное значение имеет сохранность ее оперения, в частности—больших маховых и рулевых. Если птица их потеряла или повредила, то ее полет, в первую очередь в отношении быстроты, ухудшается. Поэтому-то и нужно так бережно ухаживать за птицей во время мыти, осторожно перевозить ее в случае надобности в обитых мягких корзинках или ящиках, применять пеленку и т. д. Если, несмотря на все это, птица по той или иной причине утратила или серьезно повредила рулевое и в особенности маховое перо, то такое перо следует удалить, обрезав его, и заменить.
;Рис. 15—Подперивание.
в4
—————— <

другим. Эта операция называлась в старину „подперивание". Для этой цели надо сохранять упавшие при линьке рулевые и махбвые перья, которые надо тщательно подбирать и хранить отдельно, отобрав по виду, полу, размерам и т. д. Для замены испорченного пера его подрезают и в ствол подрезанного пера вставляется металлический стержень, обмоченный предварительно а какой-либо кислоте, и на этот стержень надевают соответствующим образом обрезанное „запасное" перо. Такое перо служит превосходно.
Металлический стержень обмачивается в кислоте для того, чтобы, покрывшись ржавчиной, он крепче держался в стволе пера. Туркестанские сокольники вместо металлического стержня употребляют деревянные палочки и вишневый клей.
Помятые перья можно выправить, смачивая их при помощи губки чистой очень теплой почти горячей водой (при этом, разумеется, надо тщательно следить за тем, чтобы не повредить птицу).
^НАРЯД" ЛОВЧИХ ПТИЦ И ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ДЛЯ УХОДА ЗА НИМИ И ОХОТЫ
Как уже говорилось выше, все пойманные слетки, молодики и дикомыты должны быть спеленаты. Кроме того, еще до того, как окончательно распутать сеть и взять из нее птицу, последней необходимо одеть клобучок на голову и опутенки на ноги.
Самые простые и удобные „опутенки" (иначе называемыми „обносцами" или „путцами*) представляют собой ремни из мягкой, но прочной замши, общее устройство которых можно видеть на рисунке. Длина ремня—около 15 см для мелких видов (в частности перепелятников) и около 20 см для остальных. Ширина опутенок около 7,5 мм для мелких и около 12,5 мм для крупных ловчих птиц; такой ширины опутенки в своем переднем конце, которым охватывается „емь" ловчей птицы; на заднем конце опутенки поуже. На широком конце опутенок прорезывают две петли, на расстоянии 3 см одна от другой*, и третья петля прорезается на узком конце опутенок. К последней наглухо прикрепляют колечко. Опутенки надеваются и закрепляются на плюснах .птицы, причем йначала широкий конец ремешка продевается через вторую петлю до тех пор, пока первая петля до половины пройдет через вторую, а затем в -эти петли продевается свободный тонкий конец ремня с колечком. Ловчие птицы никогда не освобождаются от опутенок, и охотник должен все время внимательно следить за тем, чтобы они /были удобны и в хорошем состоянии (чистые и не затверделые), иначе птица может натереть и повредить себе „еми".
Опутенки, употребляемые в Туркестане, несколько иного устройства. Они состоят из кожаного или суконного колечка
65



Рис. 17—Должник, путцы, колокольный 1—колоколец; 2—спэсоб одевания коло-кольцев; 8, 4—подперивание хвоста (у ястреба); 5—опутенки и должики.
Рис. 16—Опутенки и способ их завязывания: 1—опутенки; 2,3, 4—способ надевания опутенок; 5—вертлюжок.
(„бальдак"), наглухо зашитого на каждой ^плюсне птицы. К колечку пришиваются волосяные или шелковые „коротышки", оканчивающиеся на конце -кольцами. Через эти кольца пропускается должник, (у ястребов—только через одно кольцо). Узбек-I ское название опутенок—„достакы", казакское „бау-аяк", кир-
! 5 охот
гизское „бал-тырбо". У только что пойманных ловчих птиц ноги связывают волосяной ниткой, называемой „шор-дуз".
эДолжиком" или „должником" (у казаков „бау-джип", у киргизов „узун-бо") называется ремень длиной около 70—80 см, шириной около 1 см. Лучший материал для должика—хорошо смазанная жиром свиная кожа. Назначение должика—держать птицу привязанной к перчатке или к нашести. Для ястребов, а также для пугливых и склонных к частым взлетам со-|колов удобнее применять должик, пристегивающийся к опутенку карабином с вертлюжком, благодаря чему должик может свободно вращаться и не скручиваться при^ движениях птицы.

Для того, чтобы легче отыскать ловчую птицу, если она не вернулась на позыв и опустилась где-либо в поле, ей прикрепляют маленький, но по возможности звонкий бубенчик (у казаков „конрау"). В Азии — в Индии, Персии, Туркестане—обычно применяются серебряные бубенцы, но можно делать их и из латуни, хотя последние |менее прочны и менее звонки/чем 'серебряные.
Бубенцы прикрепляются к ногам птицы повыше опутенок маленьким ремешком, затянутым двойным узлом (можно закреплять их на опутенке), или к хвостовым перьям, как это делается для ястребов. Чтобы прикрепить бубенчик к хвостовым перьям, птицу берут в обе руки и крепко держат. В эта время помощник разбирает рулевые перья и сантиметрах в пяти от основания булавкой прокалы-
Рис. 18—Клобучки для^соколов (1) и для беркута (2_и З);-
вает ствол среднего рулевого пера под прямым углом к его длинной оси и параллельно бородке пера. На булавку надевается колечко. После того как перо проколото, на острый конец булавки надевают колечко бубенца и затем острым концом булавки;
прокалывают ствол соседнего пера, после чего острый конец
67
подгибают7и бубенчик висит на булавке между двумя сосед-*' ними перьями.
Голова ловчих птиц накрывается „клобучком", что однако практикуется далеко не всегда. Большинством сокольников, в частности азиатскими и русскими, при охоте с ястребами— и большими и малыми—„клобучки" не применяются.
Назначение клобучка—прикрывать птице глаза, чтобы она не развлекалась и не пыталась броситься за „не в меру" (не на надлежащем расстоянии) вылетевшей птицей. С клобучком же птица сидит спокойно — как на охоте, так и дома. Применяя клобучок дома, можно держать нескольких птиц в одном помещении, не боясь, что они будут ссориться, а на охоте можно сажать по две птицы на руку и носить одновременно по нескольку ловчих птиц на так называемой „клетке".
„Клобучок" представляет собой колпачок, сделанный из мягкой кожи (лучше всего замши или опойки), плотно облегающий голову птицы. Спереди в клобучке проделано отверстие, в которое пропускается клюв птицы так, чтобы ноздри были открыты. Закрепляется клобучок замшевыми ремешками. Клобучки должны соответствовать размеру птицы и отнюдь не должны давить ей голову, в особенности же—область глаз. Однако клобучок не должен быть слишком велик, так как чрезмерно свободные клобучки сидят непрочно и при движении трут голову птицы; к тому же птица може сама освободиться от такого чрезмерно свободного клобучка. За исправностью кло-бучков и их чистотой следует следить внимательно и тщательно. Запасные клобучки следует держать на особых деревянных „болванках", имеющих форму головы птицы, с тем, чтобы клобучки были всегда расправлены и не помяты. Внешний вид клобучков и их устройство хорошо видны на прилагаемых рисунках. Можно еще добавить, что клобучки часто украшались перьями и вышивкой, хотя для обучения ловчих птиц гораздо удобней применять гладкие кожаные клобучки без всяких украшений.
Клобучок, употребляемый туркестанскими сокольниками (оаи называют его „тамага" или „томого", „тум-аяк")—несколько иного устройства, чем описанный выше. Он делается из грубой кожи, но форма его настолько .вытянута и выпукла перед лбом и над глазами птицы, что клобук ее не беспокоит. Этот тип клобучка применяется и в Индии.
Некоторые птицы привыкают к клобучку скоро и легко, другие—очень трудно (т. е. одни птицы, как говорят охотники, „к клобучку смирны", а другие „к клобучку жестоки").
Для того, чтобы одеть клобучок („клобучечить", как говорили в XVII веке), его кладут на ладонь, слегка придерживая мякотью большого пальца и подводят его сзади к голове птицы, а затем быстрым движением натягивают на голову птицы. После того, как клобучок надет, его закрепляют на голове

68
птицы, стягивая продернутые через его свободные края ремецг-ки. Первое время птица начинает вести себя в клобучке очень беспокойно. Она делает неверные движения, оступается и шатается. Голова птицы обычно низко опущена. Она пытаете слететь с руки или с сидения или пытается опрокинуться. Так продолжается до тех пор, пока птица не]привыкнет к клобуч-ку. Приучать птицу к клобучку нужно постепенно, надевая и снимая клобучок несколько раз подряд; в промежутках между надеванием клобучка дают птице отдохнуть и поклевать мяса с зажатого в руке птичьего крыла или лапы. Если птица плохо привыкает к клобучку, слишком волнуется во время упражнения в надевании и снимании клобучка, ее можно успокоить, одев на нее пеленку или же слегка опрыскав холодной водой.
Азиатские сокольники, приучая сокола к человеку, вместо клобучка применяют другой, очень старый способ, бывший ранее широко распространенные в Европе, но постепенно с XIII—XIV столетия вышедший там из употребления. Способ этот заключается в том, что у только что пойманного слетка или розмыта прокалывают и прошивают тонкой шелковой ниткой нижнее веко каждого глаза и затем - завязывают на затылке нитки, идущие от каждого глаза. Таким образом оба глаза будут закрыты. Шелковинки удаляются лишь после того, как птицы привыкли к человеку. После удаления шелковинок начинает применяться клобучок.
Кроме клобучков азиатские сокольники на время охоты одевают ловчим птицам (особенно соколам) нагрудник („джи-гауль"), изготовленный из кожи, прикрытой спереди металлической пластинкой с 2 —3 бубенчиками по сторонам. Это приспособление следует признать совершенно лишним.
Раньше (в Частности, в XVII веке) в России также употреблялись не только нагрудники, но и надхвостники, но они рассматривались лишь как украшение.
Для сидения ловчих птиц устраивают различного рода нашести. Их — множество образцов, о которых может дать представление прилагаемый рисунок.
Наиболее удобными следует признать обычные „стулья" или „колодки", обрубки дерева, высотой примерно в 25—30 см и около 20 см в поперечнике. К колодке приделано кольцо, к которому привязывают „должик" птицы.
Верх обрубка должен быть обит сукном или войлоком.
Удобны стулья на деревянной подставке с подвижным вращающимся на стержне кольцом для „должика". При таком устройстве птица не может запутаться в должике даже при самых разких движениях.
Для ястребов, имеющих очень длинные когти, что делает для них утомительным сидение на .колодке", лучше употреблять стулья в виде деревянных дуг, обтянутых сверху кожей или войлоком; на эти дуги натягивается холст. Толщина этой



Рис. 19-г-Нашести и стулья для ловчих птиц.
дуги для тетеревятников около 7 мм, для перепелятников — 2 мм меньше. Высота этой дуги та же. как и у стульев
на
Очень хороши „треноги", употребляемые восточными сокольниками (в Туркестане их называют ,чакас-чекачи",у киргизов „тур ). Они состоят из железной заостренной палки с деревянным
обшитым сиденьем, которую можно воткнуть в землю в любом месте
Все перечисленные выше приспособления хороши тем что будучи низкими, они безопасны в том отношении, что слетев-' шая с них птица не повиснет и тем самым не получит тяжелых иногда смертельных повреждений. Но иногда, в особенности в целях экономии места, приходится пользоваться и высокой на-щестыо. Она устраивается на прочных шестах длиной в 100—
A lv M ^
т
Под нашестью вешается занавесь из грубого холста, препятствующая птице при взлете запутывать вокруг нашести
„должик".
Можно добавить, что на этой общей нашести птиц нужно
сажать не ближе 120 см друг от друга, чтобы они не могли причинить друг другу каких-либо повреждений.
На таком же расстоянии один от другого следует расставлять „стулья" или „треноги".
Для гнездар.ей можно устраивать нашести лестницей, т. е.
так, чтобы птенцы могли бы взбираться по ней выше и выше. Это полезно для них как упражнение, укрепляющее их мускулатуру. Однако следует помнить, что гнездари часто ссорятся из-за верхнего места и что поэтому верхняя нашесть должна быть настолько длинной, чтобы на ней с удобством могли бы
разместиться все птенцы.
Совершенно необходимо обеспечить птенцам возможность
купаться. Для этой цели ставят рядом со стулом плоскую лохань (лучше цинковый таз), куда ежедневно наливают свежую воду так, чтобы она образовала слой в 10—15 см (смотря по величине птицы). Кречетам в жаркую погоду надо класть в эту воду глыбку льда. Для купания птицы; ванна ставится рядом
со стулом.
Диаметр ванны должен быть таков, чтобы, купаясь, птица не
била крыльями по стенкам ванны, так как в последнем случае
она может повредить крылья.
\ _ Около ванны хорошо рассыпать чистый и мелкий речной песок, который надо возможно чаще сменять. Купанье такая же необходимость для ловчих птиц, как свежий воздух и движение. Гнездари купаются очень охотно и ежедневно, взрослые птицы купаются несколько реже (обычно один раа в три дня).

' Для переноса нескольких птиц одновременно употребляется „клетка"—деревянная рама на низких брусках. 'На раму усаживаются и привязываются | должиком птицы, а раму сокольник несет на широких прикрепленных к ней ремнях.
При охоте с ловчими птицами необходимо иметь так называемое „вабило". Самое обычное и удобное устройство вабила таково: два птичьих крыла птицы средней величины (например,
;_____71!
утиные, голубиные или куропаточьи) прикрепляются к проволочному или деревянному каркасу, обшитому красным сукном или кожей. К каркасу с одного конца пришиваются несколько полос яркой материи, образующих как бы птичий хвост, а на другом — кольцо. К этому кольцу привязывают или пристегивают карабином прочный ремень]? длиной около 1 м. На верхней стороне вабила продернуты небольшие, но прочные ремешки из невыделанной кожи, которыми „ввязывается" в „вабило" ,по-кормка"—куски мяса для ловчих птиц. Чтобы „наманить" птицу, вабило подбрасывается вверх — против ветра, а птицу кличут „позывом", после чего ловчая птица, привыкшая получать с вабила поклевку, бросается на него. Однако вопреки часто повторяемому мнению, сокол вовсе не принимает „вабила" за птицу, „птицеподобная" форма придается вабилу потому, что она более заметна.

Рис. 21—Принадлежности для охоты с беркутом:; 1—перчатка;
2—подставка ,;для держания беркута; 3—клобучок; 4—вабило. С фотографии.
Подманивают птицу вабилом при самых разнообразных случаях. Им возвращают разгоряченную и проловившуюся птицу. Желая отнять у ловчей птицы заловленную добычу, сокольник подменяет последнюю подставляемым вабилом. Вабилом, наконец, производится обучение и упражнение птиц в полете.
Обычно вабило носят на ремне через плечо, открыто, но это нецелесообразно, так как с одной стороны уменьшает у птицы интерес к вабилу, которое она постоянно видит, а с другой—часто понапрасну беспокоит ловчую птицу. Лучше вабило носить так, чтобы птица его не видела.
72
Вабило употребляется на охоте с соколами и кречетами;
охотясь с ястребами, обходятся без него — ястребов подманивают прямо на руку.
Туркестанские соколиные охотники для беркутов применяют особые вабила из куска набитой лисьей шкуры с хвостом.
Для охоты с ловчими птицами- необходима сумка — специально устроенная, или просто рукзак. В нее кладутся всякого рода инструменты и принадлежности, употребляемые для охоты, и металлическая коробка с кормом для птицы.
Ловчих птиц носят на перчатках или на рукавицах (у киргизов „мэлей", у казаков дКалчап"). Перчатки удобней, но на востоке и у русских старых сокольников употреблялись рукавицы. Их назначение — защитить руку охотника от когтей птицы. Перчатки шьются из мягкой и прочной замши или опойка, причем они должны быть просторны, а большой палец еще и подбит подкладкой. '
Сверху перчатка обшивается более прочной кожей и к ней прикрепляется наручник (крага). Некоторые охотники имеют пару перчаток (на обе руки), а некоторые ограничиваются одной перчаткой. В России и на востоке ловчих птиц носят на пра-* вой руке, тогда как в Западной Европе носят обычно на левой.
Ввиду того, что беркут слишком тяжел, чтобы его можно было носить на руке продолжительное время, охотник возит его на особой деревянной треноге (казаки называют ее „аша-агач", киргизы „балдак"), которая упирается в переднюю луку седла и придерживается охотником.
Необходимой принадлежностью обучения птиц являются различные шнуры, об употреблении которых будет сказано ниже. Хороши прочные рыболовные шнуры, например, употребляемые при ловле щук или лососей, длиной от 5 до 50 м.
ВЫНАШИВАНИЕ ЛОВЧИХ ПТИЦ
Обучение ловчих птиц для охоты называется вынашиванием. В основном оно сводится к тому, чтобы умело использовать природные охотничьи способности птицы путем определенного пищевого режима и приучить птицу к человеку и к окружающей его охотничьей обстановке (лошади, собаке и т. д.).
Надо твердо помнить, что хищные птицы никогда не становятся такими „слугами" своего хозяина как, например, охотничьи собаки. Они ловят не для охотника, а „для себя". Поэтому ловчую птицу нельзя, например, заставить приносить охотнику пойманную ею добычу. Точно так же сытая ловчая птица, за редчайшими исключениями ловить не станет.
Держание. Обычно начинали вынашивание птицы так называемым „держанием". Для того, чтобы заставить птицу подчи-
7
виться человеку, ее ограничивали в пище, лишали света и покоя. На птицу одевали клобучок или сврх того даже одевали описанную выше пеленку. По зорям ее носили на воздухе на руке, не давая заснуть; в помещении ее сажали на обруч, показывая который, не давали птице спать. Такое „держание" продолжалось иногда до 3 — 4 дней. Птица худела и слабела, а чувство голода вынуждало ее забыть страх и недоверие к человеку, так что она в конце концов начинала брать пищу из рук своего хозяина. При вынашивании следует всемерно избегать всего того, что может испугать птицу. Поэтому ее носят в уединенных и тихих местах. Притрагиваться к птице в это время надо осторожно, чтобы случайно не причинить ей боли. Чтобы не пугать птицу, никогда не следует держать ее на уровне человеческого лица (если она, конечно, без клобучка) и никогда не подходить к ней ''"^''''РЖ Ж^ сзади, а всегда спереди.

Многие птицы пугаются открываемых рис. 22—Сокол в пеленке дверей, поэтому охотник, входя в помеще- (<; миниатюры XIV столе-ние, где содержится вынашиваемая птица, тия). должен быть очень осторожен. Вынося птицу на руке из помещения, он должен прикрывать ее -полусогнутой свободной (левой) рукой.
Говоря о питании, мы уже упоминали о той степени поху-дания птицы, которой можно достигнуть при вынашивании, Указанный тут способ первоначального воспитания ловчих птиц. широко распространенный в старое время (XVI-XVII век) в России, применяется и теперь, с теми или иными незначительными отклонения1ми, туркестанскими сокольниками.
Но, начиная с XIX века, этот способ все более и более выходит из употребления—и не без основания. Он слишком ослабляет организм птицы, и многие слетки не выдерживают такого способа и погибают уже в первую осень, которую старые ^ охотники считают „критическим" моментом в их жизни.
У дикомытов же и розмытов такое ослабление организма сказывается обычно попоздней, у вынашиваемых осенью—к весне, когда они гибнут в большом количестве. По мнению старых охотников, признаком такого начинающегося или начавшегося истощения птицы, помимо худобы и вялости, являются еще и так называемые „заморы". „Замены"—пятна на нижней части задней стороны плюсны, напоминающие синяк. Слегко красноватые или синеватые вначале, они затем темнеют и буреют... Позже, в случае выздоровления, которые впрочем редки, у птицы на местах „заморов" кожа отмирает и заменяется новнй.
74
Причина этих ..заморов"— нарушение обмена веществ из-за голодания птицы. Суровое вынашивание можно, пожалуй, применять — и то осторожно—лишь к наиболее упрямым и диким розмытам, дикомытам и молодикам. При этом надо внимательно следить за состоянием птицы. Продолжать вынашивание стоит только тогда, если через 3—4 дня выясняется, что оно дает известный результат в смысле приучения „воспитанника" к человеку и если оно не вызывает у птицы большого упадка сил.
Добавлю, что иногда птица боится всякого прикосновения человека и старается схватить его клювом или когтями („когтит"). Исправляется этот недостаток поглаживанием груди и боков ловчей птицы крылом птиц средних размеров, например, утки или голубя. Это поглаживание не портит и не пачкает пера птицы и приучает ее к прикосновениям. _
Если же пойманная птица упорно отказывается от пищи и дичится человека, то лучше отказаться от попытки ее „выносить" и отпустить ее, так как все равно из нее хорошего, здорового ловца получить не удастся.
К гнездарям и слеткам упомянутого выше „вымаривания" применять вовсе не следует. Гнездарей надо с самого начала приручать к человеку ровным и умелым обхождением, постоянным вниманием и строжайшей пунктуальностью в вопросах ухода и кормления. Таким путем птица привыкает смотреть на хозяина, как на кормильца и „защитника". Нужно как можно чаще находиться вместе с воспитанниками-гнездарями, кормить их из рук или около себя; при кормлении охранять более слабых от более сильных и не допускать, чтобы птенцы дрались или отнимали друг у друга пищу. Иногда им следует приносить подранков или молодых, слабых и плохо двигающихся животных. Птенцы будут пробовать на них свои силы в нападении и умерщвлении живой добычи. Как только летательные способности гнездарей вполне разовьются, следует приступить к их вынашиванию.
Подвабливание. Птицу приучают „ходить на руку". Это упражнение производят в закрытом .помещении. На зоре или рано утром, пока птица еще не накормлена, ее берут на руку и носят. Опутенки должны быть выравнены и зажаты между пальцами охотника. Тогда достаточно разжать пальцы, чтобы освободить опутенки и пустить птицу. Носить птицу на руке следует так, чтобы локоть руки с птицей не прикасался к туловищу охотника и не передавал бы руке движений и толчков туловища охотника—руку нужно держать спокойно и твердо.
Дело в том, что не только невыношенные птицы, а часто многие из птиц, прошедших уже весь курс обучения, часто боятся движения руки и толчков. Испугавшаяся же ловчая птица может взлететь с руки и упасть, так как ее задержат зажатые в руке охотника опутенки, а это нежелательно и опасно. Птица .может при таком взлете ушибить и помять себе крылья или
JS
хвост, или, что еще хуже, вытянуть, повредить а поР0" Д^е вывихнуть ноги или, как говорят охотники, „сбиться со следей".
Многие птицы становятся таким образом инвалидами и теряют свои охотничьи качества: „сбитые" птицы не Могут ни держать ни убить сильной и энергично сопротивляющейся добычи1. Поэтому, нося птицу, надо избегать всего того, у что может ее испугать. Если птица испугалась, то немедленно следует возвращать ее на руку.
Чтобы посадить на руку слетевшую и повисшую вниз головой птицу, нужно бережно подхватить под грудь ладонью свободной руки. Чтобы приучить птицу взбираться на перчатку, можно подхваченную под грудь птицу опереть грудью о пер-латку и затем отнять левую руку. Совершенно недопустимо дергать взлетевшую птицу рукой вниз за опушенки или дол-жик—от этого птицы также „сбиваются" с ног, как и при повисании. Очень беспокойным птицам опрыскивают водой грудь и брюхо, для чего охотник набирает воды в рот и брызгает на
птицу.
Последствия таких взлетов с руки тяжелы (хотя собственно говоря, эти взлеты бывают нечасто и большинство птиц не имеют этой привычки), так что иногда лучше до того, как брать птицу на руку, приучить ее к себе путем ношения в руках в
пеленках2.
Признаком окончания первой стадии, приучения ловчей птицы, продолжающейся у некоторых 4—5 дней, а у других—и неделю, служит то, что при приближении к ней птица не вертит головой и не делает движений плечами, показывающих попытку
улететь.
Упражнение в хождении на руку состоит в том, что, поносив птицу на руке, начинают ее кормить на перчатке. Кормят с руки куском мяса, зажатым в перчатку. Самый удобный кусок — это оторванное с частью грудных мышц крыло птицы величиной с голубя; лучше для этой цели -употреблять правое крыло, которое, при держании его в правой руке за маховые перья, ляжет мясом вперед—это удобней для охотника.
Смирные птицы начинают делать поклевки с рук охотника с первого раза. Другие дичатся и начинают клевать лишь вече-ром,_при искусственном освещении. Но бывают птицы, которые не клюют два, даже три дня. Им надо постоянно предлагать корм из руки. Если же они не возьмут корма и вечером третьего дня, то придется, посадив их на стул или колодку, поло-
1 Чтобы проверить, не вымотаны ли у ловчей птицы ноги, ее сажают на руку, а затем слегка потягивают ее за хвост. „Сбитая" птица при этом скользит назад, а здоровая упорно и крепко держится на месте, иногда даже взмахивает крыльями и припадает вперед.
2 Надо помнить общее правило пеленания хищных птиц—сытую птицу с полным зобом пеленать нельзя.
\
жить рядом с ними мертвого мелкого зверька или птичку — иначе „воспитанник" потеряет слишком много сил.
Следующее упражнение такое. Во время еды у птицы, незаметно, отнюдь не резким движением, отнимают мясо и прикрывают его свободной рукой. Птицу сажают на нашесть или на стул и, придерживая' ее за должик, показывают отнятую еду и подманивают на перчатку, заставляя ее перейти на нее. При этом рука с мясом держится около самой птицы, несколько /пониже ее. Птица переходит или перескакивает на руку—ей дают сделать несколько поклевок (но отнюдь не досыта) и затем повторяют это упражнение, пока птица не съест свою порцию целиком. Такое подвабливание можно делать за один прием до 10 раз подряд. Подманивая птицу, полезно начать ее приучать к позыву (старые русские сокольники кликали птицу „ay, ау") или"' по свисту. Последний делается протяжно, губами или при помощи свистка, но всегда совершенно одинаково, чтобы облегчить птице запоминание значения этого позывного звука.
Описанные выше уроки повторяются при каждом кормлении. Если птица непослушна, то ее следует настойчиво заставлять переходить для поклевки на руку, здоровых и жирных птиц, не подчиняющихся сокольнику, можно даже лишить очередной порции. При приучении к кормлению на перчатке никоим образом нельзя позволять „ученику" уносить пищу с руки учителя.
Следующие этапы обучения сводятся к тому, чтобы приучить птицу итти за едой на руку уже не на расстоянии должика, а на большем. Первый шаг к этому—„подвабливание" птицы на небольшом расстоянии, но с отвязанным от колодки или стула должиком. Эти упражнения переносятся уже на открытый воздух, причем к должику привязывается различной длины шнур. В XVII веке это упражнение называли „вабить с вервием". Первые упражнения в поле надо начинать под вечер, в тихом и спокойном месте. При этом надо соблюдать правило; не подваб-ливать птицу под ветер и против солнца (после содержания в полутемном помещении в первом периоде вынашивания, пови-димому, это ей очень неприятно и вредно). Ветер сзади приводит в беспорядок оперение птицы и беспокоит ее, а сильный ветер срывает птицу с руки или заставляет ее проноситься мимо. Перед упражнением птицу „выдерживают" (не кормят). Птицу подманивают постепенно на все большем и большем расстоянии —20,30 и до 100 метров.
„Подвабливая" птицу на расстоянии, охотник вытягивает от /себя руку и время от. времени машет кистью.
Самое трудное в этом упражнении — приучить птицу итти на руку на расстоянии в 5—6 метров. Очень часто птица, хорошо переходившая на руку в закрытом помещении на расстоянии должика, при первых упражнениях в поле оказывается невнимательной и непонятливой, не дает охотнику подойти и пытается улететь. Но когда первые трудности преодолены, то в дальнейшем
^___77
н ^1ри увеличении расстояния „хождение на руку" достигается легко. Эту стадию обучения можно считать законченной тогда, когда птица летит на „позыв" или на „посвист", не видя мяса в руке. Обычно на это нужно затратить от 2 недель до месяца.
;?

Для соколов и кречетов имеется еще один этап предварительного приучения—замена руки вабилом. Сокола (на шнурке)
•сажают на стуле или на землю, или на перчатку помощника. Затем вабило бросают вверх, сперва на близком расстоянии, метра в 3—4, потом на более далеком. Сначала вабило бросают на землю около птицы и ей дают поклевать „ввязанного" на нем мяса. В дальнейшем при увеличении расстояния птица приучается налетать на вабило, причем при каждом упражнении она получает на нем несколько поклевок. Подма-нивание вабилом сопровождается „позывом" или „посвистом".
Попутно следует приучать ловчих птиц к людям, лошадям и собакам. Для этого сокольник носит птицу по таким местам, где можно встретиться с людьми, или ходит в сопровождении кого-либо. К лошадям ловчие птицы привыкают легко—для этого на"до ездить, держа птицу на перчатке, а затем несколько раз перевабить ее на седло лошади или на руку вербового охотника. Тут только надо иметь в виду, что иногда лошади боятся птиц, в особенности звона бубенцов, и что в других
•случаях подвабливаемая ловчая птица, будучи посаженной на
78 ^ -

седло или не сев по той или иной причине на перчатку вхот-ника, садится на холку или на круп лошади и при этом может поцарапать ее когтями. Во избежание последнего, лошадей для соколиной охоты лучше седлать седлом с широким вальтраиоы.



Рис. 24—Правильный (слева) и неправильный (справа) способ посадки} на лошадь с ловчей птицей (с миниатюры XIV столетия).
Для приучения ловчих птиц к собакам надо при вынашивании птиц как можно чаще брать с собой собак, но строго наблюдать за тем, чтобы собаки не пугали птиц и относились к ним, как говорят охотники, вежливо*. При таком обучении ловчие птицы не только перестают бояться собак, но узнают и понимают действие собаки на охоте (поиск и стойку) и в соответствии с этим действуют. В особенности это относится к ястребам. Известен даже случай, когда ястребы-перепелятники при горячем поиске собаки слетали с перчатки сокольника и перемещались
на спину идущей собаки и с нее уже срывались за вылетевшей птицей.
Чтобы покончить с изложением основных правил первой стадии вынашивания ловчей птицы, надо добавить несколько слов об употреблении клобучка. „Клобучечить" в старой соколиной охоте было принято соколов и кречетов; в Туркестане клобучки одеваются только беркутам и очень редко — соко/лам. Ястребы—большие и малые —вынашиваются и притравливаются-без клобучков. Приучать птицу к клобучку следует с самого начала вынашивания. Первый раз одевать клобучок лучше вечером, когда птицы более спокойны. Если птица сбрасывает клобучок, его следует спокойно одеть снова и повторять это до тех пор, пока птица не перестает сбрасывать. После этого птицу оставляют сидеть по нескольку часов подряд в клобучке. С вечера клобучки должны сниматься, чтобы дать отдохнуть птице и, что не менее важно, не затруднять ей нормальное сбрасывание погадки. Дальнейшие упражнения состоят в том, что птице несколько раз через определенные промежутки времени одевают и снимают клобучок.
Когда птица к клобучку привыкла, тогда ее „клобучат" лишь отправляясь в поле на охоту.
Залов и притравливание. Следующим этапом обучения ловчей птицы является притравливание, носящее у соколиных охотников специальное название „залога" или залавливания". Первыми шагами притравливания гнездарей является кормлеиие живыми животными, которых бросают в закрытом помещении, в сарае или в той комнате или садке, где гнездари содержатся. Н Справляться с такими животными гнездари начинают очень скоро, но это не дает еще никакой уверенности в том, что они бросятся на точно такое же животное в поле. Часто при первом уроке „залова" птица, воззрившись на внезапно появившуюся дичь, не пытается даже слететь за нею.
Для притравления („правления", по старинному выражению) должны употребляться звери и птицы такой величины, которая соответствует той дичи, на какую предназначается ловчая птица. При этом однако, особенно на первых порах, следует избегать сильных экземпляров, с которыми неопытная ловчая птица может не справиться; „проловив" же добычу на первом уроке, ловчие птицы как правило совсем не берут тех зверей и птиц, на которых неудачно пробовали свои силы. Поэтому при прит-равливании на крупного зверя азиатские сокольники начинают уроки залова с того, что напускают птицу на чучело (грубо вделанная фигура с накинутой на нее шкурой) соответствующего животного, прикрепив к голове его мясо. Так именно притравливают в Туркестане и Персии беркутов на джейранов и коз, а тетеревятников и балобанов — на джейранов.
Обучение ястребов и балобанов охоте на зайцев надо начинать с зайчат и полувзрослых экземпляров. Первоначальное притравливание к птицам средней величины начинают с голубей или кур. Притравливание малых ястребов можно начинать с перепелок.
Для приучения беркутов к промысловой охоте за зайцами, козами, лисицами и волками пользуются особо изготовленным чучелом соответствующих животных. С тушки зайца, джейрана яли козы снимается шкура до головы. Голова оставляется при шкуре, а тушка отрезается. Затем из головы вычищается мозг и удаляется язык и глаза. Глазные отверстия черепа расширяются так, чтобы получились два отверстия диаметром сантиметра в два. Шкура до шеи набивается соломой (в шее остается отверстие) и зашивается. Изготовленное таким образом чучело подсушивается. Перед притравливанием в голову чучела набивают рубленное мясо, так чтобы оно торчало из расширенных глазных щелей. Подвабливая беркута, ему показывают чучело. Орел-гнездарь сначало боится чучела, но потом голод берет верх и он, хотя и приподнимая перья на голове и шее (признак страха), но хватает чучело „емыо" и начинает клевать торяащее мясо. Охотник же подсовывает орлу мясо через оставленную в шее
80
дыру. Через 2 — 3 урока беркут уже смело бросается на чучело, хватает его и приучается клевать 'мясо через глазные отверстия.
Затем описанную тут искусственную голову заменяют настоящей Заячьей головой с,раздробленным черепом.
Чучело начинают волочить на шкуре или веревке и заставляют беркута хватать его с разлета. Молодой орел при этом хватает приманку одной емью и, балансируя крыльями, старается остановить ее движение и в то же время клюет торчащее из глазниц мясо или настоящие глаза. Получается уже настоящий орлиный охотничий прием. Следующие упражнения продолжаются верхом на лошади.
Притравливание к волку и лисице начинается с кормления беркута на собачьей или лисьей или волчьей голове, изготовленной указанным выше образом. Затем применяют чучело из волчьей или лисьей шкуры и действуют так же, как и с зайцем или джейраном. Некоторые охотники притравливают беркутов к волкам и лисицам при помощи „залова" беркутом собак, иногда связывая последним челюсти. Большинство охотников — и' справедливо — считает однако такое притравливание вредным, так как в результате орел будет не столько ловить волков и лисиц,-сколько бросаться на собак и успешное применение его на сйсоте станет весьма проблематичным.
Вообще при притравливании птицы поступают так: на первом уроке залова птица должна быть „выдержанной", голодной. Лучшее время для притравливания— вечер, летом после 6 часов вечера, осенью раньше. Накануне птицу кормят в ползоба, не больше, а днем назначенного для притравливания дня вовсе не кормят. Должик у ученика заменяют длинным шнуром в 5—6 метров. Охотник сажает птицу и манит ее „позывом" или посвистом" метров на 50—60, а затем подвабленной птице бросает добычу, которой также привязывают к ногам шнурок или бечевку.
Соколов, кречетов, и балобанов следует при этом сбрасывать с руки („откидывать", по выражению старых сокольников), т. е. слегка подкидывать, вытянув руку и тщательно избегая всякой возможности для слетающей птиЦы помять себе перья, в особенности на крыле. Ястребы слетают с руки сами, но при спуске их за взлетевшей или побежавшей добычей полезно делать рукой легкий взмах—движением локтя или кисти. Приучая ястреба v. этому движению, имеют целью заставить его воззриться на добычу. Без этого ястреб может иногда просмотреть ее, если его внимание чем-либо отвлечено.
Очень важно не задержать случайно взлетающую ловчую птицу, так как, во-первых, при этом можно вывихнуть или растянуть ей ноги, а во-вторых, будучи задержанной на взлете, она может усвоить привычку „усиживать", т. е. вовсе не бросаться за добычей, очевидно полагая, что ее опять не пустят.
Туркестанские охотники, кроме сбрасывания или спуска птицы с руки (у узбеков это называется ^достакы"), применяют из
•I
редка и другой образ действия. Они берут мелкую ловчую вти-цу (перепелятника) в руку и бросают его за добычей. Этот способ называется „мушляб" и требует от охотника большой ловкости и осторожности.

•-•ГУ-
РИС. 25—Притравливание бе ркута (с фотографии).
Ч) '
На первом „залове" птицу надо накормить на добыче. Для этого ей сначала дают возможность сделать несколько поклевок. Затем охотник, тихо и осторожно, но никоим образом не крадучись, идет к птице (отнюдь не сбоку или сзади, а обязательно спереди) и отнимает у нее добычу, заменяя ее подсунутым вабилом или оторванным с мясом крылом птицы и дает птице наклеваться в ползоба.
При притравливании малых ястребов к перепелам применяют такой способ. Когда ястреб клюет пойманную перепелку, охотник, подойдя к нему указанным выше образом, отрывает у перепелки голову и затем, взяв эту голову в правую руку, выдавливает через затылочное отверстие мозг. Голову перепелки подставляют ястребу, который начинает клевать мозг, а перепелку в это время, не отнимая у ястреба, берут в левую руку. Ястреб-клюет голову перепелки, а охотник правой рукой хватает плюсны ястреба и нажимает большим и указательным пальцем сгибатели пальцев (т. е. сухожилья, сгибающие пальцы у птиц) у самого места прикрепления пальцев к плюсне. Ястреб разжимает еми, а охотник принимает перепелку, а затем берет ястреба на руку. После „залова" 2—3 перепелок ястребу надо дать наклеваться в „ползоба", для чего или специально носят с собой мясо или дают поклевать пойманную перепелку.
Аналогичным образом отнимают добычу и у других ловчих птиц средней величины.
С беркутом же поступают иначе. Выезжая на притравливание или на охоту, охотник берет с собой в мешке кусок мяса или заячью голову, набитую мясом, или даже заячье чучело,
в Охота
Пойманного беркутом зайца или лису прикрывают левой рукой перед клювом орла, а правой подносят ему мясо или набитую заячью голову. Беркут перемещается на руку, а в это время добычу отнимают и прячут в мешок у тороков.
После того, как орел сделал несколько поклевок, его берут за опутенки и „клобучечат", приманку же прячут обратно в •сумку. Так же отнимают у беркута и волков (которых как иногда и лисиц, приходится прикалывать). „
При притравливании нередко выясняется скверная привычка ловчей птицы—клевать добычу („зобать", как говорилось в старину), скрываясь от охотника. Еще хуже, если ловчая птица обнаруживает наклонность к „носке", т. е. стремится подниматься с добычей; и улетать прочь, когда к ней приближается охотник, повторяя такой маневр несколько раз. При вынашивании надо ста-фаться избежать этого тем, что к ногам приманки привязывается шнур, за который и придерживают добычу, заловленную такими непослушными ловчими птицами. Если при этом ловчая птица будет стараться унести добычу, то она вырвется у ней из емей.
На первых порах у хорошо летающих птиц, на которых учат ловчих птиц залову, привязывают к ногам палочки или прутики, затрудняющие- полет. Туркестанские сокольники для той же цели употребляют птиц с поврежденными крыльями. Этот способ, впрочем, применялся и русскими охотниками. .
С каждым уроком эти палочки берутся все более и более легкие, так что ученик" должен будет постепенно развивать вою быстроту и энергию.
Так как для некоторых видов охот напускается 2 или 3 птицы одновременно, а в других случаях, например, по нескольким штукам поднятой дичи (по волчьему выводку или по гусиной стае) — также можно пустить несколько ловчих птиц, то необходимо притравливать в поле несколько птиц сразу. Одновременно притравливать можно только тех птиц, которые уже прошли .весь курс одиночного обучения. Для этого обучаемых птиц сажают рядом и подвабливают на вабило. Подлетевшим „ученикам" подбрасывают голубя или курицу на бечевке или шнуре. Задача охотника—не допускать ссор и драк между будущими сотоварищами по напуску. Для этого, после окончания залова необходимо дать клевать всем его участникам как поймавшему, так и не поймавшим птицу. Такие упражнения повторяются до тех пор, пока ловчие птицы не привыкнут друг к другу и не станут при нападении на добычу координировать свои действия. Соколы при этом чередуют свои нападения, называемые в охоте „ставками": как только один из них ударит птицу и станет взмывать вверх, ударяет добычу следующий и т. д. Такого попеременного „боя" не выдерживают даже самые крупные и сильные птицы—лебеди, гуси, цапли и журавли.
Упомянем еще о некоторых особых приемах притравлива-яия. Наиболее сложно—не встречающее у нас теперь примене-
„> .\

Рис. 26—Охота с соколами ва цаплю (с картины R. Waller).
4 . - •
ния — притравливание птиц к тем видам животных, на которых они „на свободе" не нападают. Поэтому в былое время верхом искусства вынашивания считались напуски соколов и, в особенности, кречетов на коршунов, сарычей, луней и других хищников, или перепелятника—на ворону, или, наконец, соколов на цапель. Притравливая ловчих птиц к такому роду добычи, старались последнюю обезвредить: обстригали хищным птицам когти и перевязывали клюв; в XVII веке в Москве при пробном напуске соколов на коршунов, последних ослепляли, а цаплям и воронам одевали соответствующие приспособления на клюв.
Притравливание соколов к диким гусям начинают с того, что учат их нападать на домашних гусей, выбирая из иих экземпляры, сходные по окраске с дикими. Гусей этих несколько дней держат на уменьшенной порции пищи с тем, чтобы в поле при встрече с соколом они оказывали ему меньшее сопротивление.
После такой подготовки гусей в мешке или в клетке, накрытой каким-либо куском материи, вывозят в поле, выпускают и заставляют их взлететь, а затем пускают на них сокола. Хороший сокол уже при притравливании старается сбить на землю нескольких из поднявшихся гусей: наносит удар одному, взмывает, бьет другого и т. д. Нужно иметь в виду, что при притравливании начинающий сокол обыкновенно не убивает гусей, да и не надо давать ему это делать; если сокол спускается с гусем, то ему надо скорей давать вабило.
Если приручение гнездарей—дело сравнительно легкое, а приручение розмытов и дикомытов—трудно, то при притравливании мы имеем обратное. Легче всего притравить птицу, уже ловившую на воле. Но и тут бывают исключения. Некоторые дикомыты, попав в неволю, как бы разучиваются нападать на живую добычу. Птицы, имеющие уже свою охотничью практику, часто с ббльшим трудом, чем гнездари и слетки, притравливаются к добыче, ловить которую они по той или ииой причине не, привыкли на воле; это имеет, например, место при притравливании тетеревятника—к зайцам, сокола—к цаплям и журавлям, беркута — к волкам.
НАПУСКИ ЛОВЧИХ ПТИЦ
Травля ловчими птицами—так называемые напуски — бывают различных родов. Разница в отдельных видах напусков связывается с различиями в способе нападения ловчих птиц.
Для напуска на водяную или степную птицу соколов и кречетов „ставят в верх", т. е. приучают их ,,становиться в лету" или летать кругами в высоте над тем местом, где ожидается взлет добычи. Для такой цели, подвабливая поколов при помо-
щи вабила, не дают им спускаться на вабило, но при приближении птицы отдергивают его. Сокол при этом вновь взвивается вверх (взмывает) и опять идет вниз на позыв или свист охотника. Охотник снова прячет вабило. Сокол таким образом забирает все больший и больший „верх" в ожидании, когда ему дадут наконец вабило или подбросят манную птицу. Хорошо обученные хождению вверх птицы могут даже привыкать от дома лететь прямо к обычному месту охоты и ожидать там (летая кругами) прибытия хозяина.
Если ловчую птицу хотят притравить к водяной дичи, то ее обучают хождению вверх над озером, прудом или каким-либо водным пространством, так как часто хищные птицы опасаются ловить добычу над водой.
Очень осторожным надо быть при обучении к хождению вверх дикомытов и розмытов, так как они легче других ловчих птиц улетают от охотника („отбывают"). Некоторые охотники ставят вверх и беркутов, но это не всегда удобло, так как охота с ними такова, что иногда требуется, чтобы охотник подъехал к своему воспитаннику как можно скорее: бывают случаи, например, что проловивший беркут бросается на домашних животных и даже детей; если же беркут схватил волка, то он часто нуждается в помощи хозяина, чтобы сладить с добычей. Поставленный вверх беркут может залетать слишком далеко и охот-яик не всегда поспеет к нему во-время на помощь.
При хождении вверх лучшим соколом считается тот, который, будучи сброшен с руки, сначала идет умеренным („средним") верхом, но, завидев сам добычу или обратив внимание на поднятую охотником птицу, начинает подниматься прямо над ней все выше и выше и самое нападение („ставку") производит уже с большой высоты („великого верха"). Соколы, летающие на кругах на небольшой высоте („малом верху") и нападающие •с нее на добычу, считаются плохими. И действительно сокол, бросающийся на добычу с большой высоты, во-первых, имеет естественно более быстрый и сильный удар („ставку"), а во вторых, лучше, скорей и ловчей может его повторить. Такие отличные ловцы, делая ряд „ставок" над стаей пролетных гусей или уток, выбивают из нее несколько штук подряд, а по уверениям туркестанских сокольников—иногда перебьют, переранят или заставят спуститься на землю и всю стаю, если она не слишком велика (штук до 15—20, даже 25).
Для напуска на одиночных быстро летающих птиц соколов не ставили вверх, чтобы они летали на кругах в ожидании добычи. Здесь требуется другой прием: сокол должен, увидев добычу, летящую от него „в меру", т. е. не на слишком далеком расстоянии (обычно не далее 1 000 м), бросаться за ней и, взбираясь над добычей, делать ставки. Чтобы приучить сокола к таким действиям, охотник, держа его на руке в клобучке, возбуждает внимание птицы позывом или посвистом. Сокол выка-
зывает стремление лететь, пригибается, вытягивает шею и приподнимает крылья. Затем пускают манного голубя и, дав ему" отлететь на должное расстояние, снимают клобучок с сокола в-бросают его с руки.
Ястребов напускают „в угон", т. е., увидев добычу на надлежащем расстоянии, спускают ястреба с руки и ястреб пытается нагнать добычу и схватить. Это — способ прямого нападения. Но иногда напускают ястребов ,.в подлет": в этом случае до прямого нападения ловчая птица летит к ней „низом", стараясь незаметно приблизиться к ней на возможно короткую дистанцию.
Азиатские сокольники иногда притравливают „в угон" и „в подлет" не только ястребов, но и соколов, в особенности бало-банов, хотя при этом не используют основного охотничьего свойства соколиных птиц—стремительного нападения сверху Беркутов пускают обычно „в угон".
При одновременном напуске нескольких ловчих птиц, первой-бросают самую из них слабую (например, челига), а последнем—самого сильного ловца. Делается это для того, чтобы добыча, утомленная нападениями первого ловца, уже наверное попала бы в лапы второму.
, Серьезным недостатком ловчих птиц, о котором здесь ещ& не упоминалось и который не всегда выясняется при притравли-вании, а часто может быть обнаружен только уже во время настоящей охоты—это „взыгрывание".
„Взыгрывание", которое чаще всего встречается у ястребов^ состоит в том, что спущенная с перчатки ловчая птица заносится на кругах на большую высоту, до 1—2 км, и часто пропадает из вида охотников. Ловчие птицы взыгрывают невидимому от различных причин: отчасти от плохой выноски, отчасти—от стремления в жаркую погоду попасть в верхние, более-прохладные слои атмосферы, а иногда — чтобы высмотреть себе удобное место, чтобы отдохнуть и выкупаться. Бывают и такие случаи, когда лов.чие птицы взыгрывают, увидев где-то вверху вольного сородича и устремившись к нему. Летавшие на воле слетки и дикомыты могут вспомнить свою привычку—при пои-,, сках добычи взлетать на большую высоту, чтобы удобней высматривать оттуда подходящих животных. Наконец, проловившие птицы могут взыгрывать и просто от голода. Чаще всего однако „взыгрывание" ловчей птицы вызывается тем, что ей жарко и она стремится освежиться. Взыгрывание разгоряченной птицы, особенно опасно в холодную осеннюю погоду. Взыгравший и выкупавшийся в отдалении ловец почти неизбежно смертельно* простуживается.
Отсюда вытекают меры предосторожности против возможностей таких случаев. В жаркую погоду отнюдь не травить днем, а только ранним утром или под вечер (в Туркестане сокольники эти вечерние часы, наиболее благоприятные для охоты, называют „время страсти") и давать им обязательно выкупаться.

Рис. 27—Охота с соколом на куропатку (с картины R. Waller). 33
88_
Затем, если во время напуска птица разгорячилась (что видно хотя бы по тому, как она прерывисто и учащенно дышит), то никоим образом не спускать ее за'новой добычей, пока она не Отдохнула хотя бы 10—15 минут. Если птица проловила — дать ей сделать несколько поклевок в начале и конце этого перерыва. Вообще поклевки (отнюдь не кормление досыта) в промежутке между напусками увеличивают энергию ловчей птицы и повышают эффект самой охоты.
Взыгрывание можно приостановить иногда в самом начале—путем подвабливания вабилом либо мертвой или живой птицей. Увидев вабило или птицу, сокол или ястреб бросается за этим предметом и оказывается в руках хозяина.
После притравливания обучение и подготовку ловчих нтиц можно считать законченной и с птицей можно выезжать в поле для серьезной охоты (можно, как говорили в старину, их „отведывать на добычах").
Лучшее время для охоты с ловчими птицами осень—с сентября по ноябрь, когда погода стоит не жаркая и когда птицы, перелиняв, находятся в полной силе. Однако, если ноябрь очень холодный, то с некоторыми ловчими птицами (бало-баны, отчасти соколы) охотиться уже нельзя. С кречетами же нельзя охотиться в теплую погоду. Весной, если охота разрешена, охотиться можно, но далеко не так хорошо и удобно, как осенью. Зимой неудобно следовать за птицей, верхом или пешком, по глубокому снегу, так что охоту приходится, по крайней мере в полосе, где выпадает много осадков, кончать по пороше.
Самые удобные часы для охоты—утро или под вечер, когда становится прохладней. В жар, как говорилось, птицы „взыгрывают", да и устают скорей.
В дождливую и ветреную погоду лучше не охотиться. Под дождем птицы не охотно летают, а сильный ветер препятствует их нападениям, и иногда и способствует „отбытию".
Напускать ловчих птиц лучше не ежедневно, а через день. Не вызывая переутомления птицы, кречетов, идущих вверх „на хвосте", можно напускать в день 3—4 раза, соколов—до 5—6 раз, ястребов можно напускать до 20 раз. Эти указания, впрочем, носят приблизительный характер и лучшие ловцы в хорошем состоянии могут дать без вреда для себя.и значительно большие результаты. Большие результаты достигаются и при некоторых видах напусков.
Охоту с ястребом можно производить пешком, для следования же за соколами и беркутами охотники должны быть верхами.
В настоящее время в Средней Азии, где и теперь охота с ловчими птицами имеет большое распространение, различные виды ловчих птиц применяются для следующих „напусков" (перечень не исчерпывающий, примерный, дающий представление о характере напуска).
Беркуты употребляются на зайца, лису, корсака, джейрана, козулю, волка.
Кречетов пускают на крупных, птиц—гусей, лебедей, дроф, журавлей, также на уток, зайцев. *
Балобанов на зайцев, джьДранов, уток, дроф, фазанов и др. птиц средней величины.
Соколов на крупных и средних птиц—гусей, дроф, уток, куропаток.
Ястребов-тетеревятников—на полевую и лесную дичь—фазанов, дроф, куропаток, кекликов, тетеревов, зайцев.
Ястребов-перепелятников—на перепелок, куропаток, бульдуруков и мелкую птицу.
Этот перечень относится к самкам, чеглики слабей и, например, чеглик-сокол на гусей не напускается, а чеглик-ястреб не берет зайцев.
В старое время в России напуски спортивного характера были более разнообразны. Так до XVII века процветали напуски кречетов на крупных хищных птиц—главным образом, на коршунов („коршаки"), болотных луней („осорьи"), сарычей и подорликов („орлаки"). Изредка травили соколами даже орлов и орланов. Кроме того, кречетов и соколов пускали на цапель, журавлей и так называемую „чернь": различных птиц вороньего рода—воронов, ворон, грачей, галок, сорок.
Грачи, вороныи галки служили объектом охоты тогда, когда они держались стаями и сокол выбивал из этих стай по несколько штук подряд. Из крупной дичи травили соколами лебедей и гусей, из средней—уток, куропаток, тетеревов. Ястребами травили зайцев, уток, тетеревей, гусей, грачей и галок.
Перепелятниками травили перепелок, диких уток (чирков), ворон, сорок, грачей, вальдшнепов. Чеглик-перепелятник не употреблялся.
В заключение—несколько замечаний о современных напусках ловчих птиц в Средней Азии.
Выезжая с беркутом, охотник спускает с руки и ждет пока орел не воззрится на добычу, или же едет по степи, пока не увидит дичь на подходящей дистанций. Тогда с орла снимают клобучок и напускают. Иногда охртнук едет по следу зверя и, подъехав к нему, бросает орла. Применяются для выпугивания дичи, и очень часто, собаки, а иногда—и загонщики. Загонщики и собаки выпугивают зверя на открытое место, так как в лесу и в перелесках беркут с его громадными крыльями ловить не может.
Воззрившийся (часто на расстоянии в полкилометра) орел летит за зверем и, подлетев на удобное расстояние, падает на него и хватает одним из способов, указанных в первой части этой книги. За ним стремглав скачут охотники. Если охотиться без загонщиков и собак, то лучшее время для охоты с беркутом—зима, когда зверя легко проследить и поднять по пороше.
• 90____ , •• • .
С собаками и загонщиками охота с орлом интересна и в^ другое время.
С яПроловившим" беркутом нужно быть осторожным, так как разгорячившаяся птица может схватить когтями и поранить. охотника, лошадь или собаку. Н. А. Зарудный приводит случай, когда при таких обстоятельствах беркут бросился на казака, одетого в лисий „малахай" и, схватив его за шею, разорвал сонную артерию.
Ястребов и балобанов употребляют главным образом для травли в „подлет" или еще чаще—„в угон". Охотники выезжают в поле с собаками, которые выпугивают дичь, или с барабаном, прикрепленным к передней луке седла. Боем в барабан поднимают птицу. Успех охоты во многом зависит от опытности охотников. Если охотник слишком рано начинает бить в барабан, то и ^учший ястреб не догонит не в меру поднявшуюся добычу, а если охотник опоздает спустить ловчую птицу, то добыча успевает или отлететь на слишком большое расстояние или затаиться. Утки, например, успевают сесть на воду, где обычно ловчая птица .их не берет. Проловившая по вине охотника птица часто садится на землю ила на дерево, или взыгры-вает. Охотник должен ее подвабливать. Если же первые 2 напуска были неудачны, то опытные охотники предпочитают охоту на этот раз прекратить во избежание потери птицы. Нормальное расстояние для напуска ястреба, с которого он легко нагоняет птицу,—около 50—70 шагов, но „лихие" ястребы действуют и на расстоянии до 150 шагов. Балобанов напускают с большей дистанции, так как летают они резвей ястребов.
В Сыр-Дарьинской области распространена охота за фазанами по пороше. Спущенный с руки тетеревятник часто не бросается прямо за фазаном, если последний вылетел не в меру, а садится на голову охотника, на землю или на лошадь. Но поднятый в меру фазан быстро становится жертвой ястреба и редко летит дальше 50—70 шагов. Чаще травля кончается гораздо ближе. Если фазан видит спущенного ястреба, то во многих случаях вовсе не взлетает, а остается на земле, так что охотнику приходится самому ловить его руками, или же фазана берет собака. Забившегося в кусты фазана ястреб часто преследует я пешком", садясь -на землю около куста. При таком напуске охотники всовывают часто ястребу в клюв немного снега, утверждая, что от этого он будто бы летает резвей и не разгорячается.
. При охоте на дроф, их заставляют подниматься собаками или „вытаптывая*. И балобаны и ястребы довольно легко справляются с дрофами, единственной мерой самозащиты которых является лишь попытка выбросить на подлетающего хищника экскременты. Поэтому опытные ловчие птицы нападают на дроф сбоку. Молодые же ловчие птицы, будучи обрызганными дрофиными испражнениями, прекращают преследование и садятся на землю.
____Щ
Зайцев ястребами травят в угон с подъезда или из-под со-
Рис. 28—Слетающий беркут (с киноснимка по Knight).
Охота с сокрлом со спортивной точки зрения до недавнего времени ценилась больше, чем охота с другими ловчими птицами, и в общем была очень добычлива. Но немногие сокольники хорошо умели вынашивать „лачина" или „багарина". Поэтому в настоящее время с соколами (Охотятся мало. Даже с алтайским кречетом, которого киргизские сокольники считают несравненной ловчей птицей, по крайней мере, в классических местах ловли алтайских кречетов — в Джергаланской щели и у Тургень-Аксу, к югу-востоку от озера Иссык-Куль, в последние годы кречетов уже не ловят. Сохранилась только ловля „шункаров" в Джунгарскрм Алатау в горах у границы с Китаем. Ставить „вверх" соколов туркестанские охотники не умеют, а охотятся с ними, напуская сокола на поднятую собакой или загонщиками, или снявшуюся на надлежащем расстоянии дичь. Если в охоте участвуют несколько сокольников, они едут цепью и вспугивают
птицу.
Расстояние, на котором можно напускать сокола, гораздо больше расстояния, на котором напускают ястреба. Уже за полкилометра, даже за километр, воззрившийся сокол начинает
'92
преследование, а ударив птицу под острым углом—спускается иногда за 400—500 м от места нападения. Естественно при этом что охотиться с соколами можно только на открытой местности и верхами. Лучший напуск — не на отдельную птицу, а на целук> стаю гусей или уток. Большинство соколов не садятся после нападения на первую птицу на землю, а повторяют свои удары, бросаясь на других птиц из стаи. Один за другим летят на землю гуси или утки с распоротой спиной, переломанной шеей или крылом; у некоторых отлетают головы. Признаком хорошего удара сокола является то, что перья у его добычи падают прямо на землю—значит, сокол взял по месту и перья вырваны с мясоу. Хороший сокол за один напуск бьет до 20 штук. Когда же, наконец, сокол спускается с добычей на землю, то охотники должны спешить к нему, в особенности если охота шла на гусей, так как уцелевшие гуси иногда бросаются на севшего на землю сокола *и могут или спугнуть его так, что сокол „отбудет", или даже повредить ему ударами крыльев.
В Оренбургском крае напускали соколов на гусей и уток применяя загон с ружьями. Пять-шесть охотников выезжают в поле. Часть из них (обычно 2) спешиваются и подкрадываются к кормящимся птицам и дац&т 2—3 выстрела. Стадо водяной птицы поднимается и разбивается на вереницы. На каждую вереницу напускали сокола, который, быстро идя вверх на кругах, начинал делать ставки.
ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗЛИЧНЫХ НАПУСКОВ
Промысловые охотники несомненно должны предпочитать для охоты ястребов, в особенности тетеревятников, и беркутов. За ними проще уход, их легче .вынашивать, наконец, охота с ними несложна и не требует теМ- особых условий, которые часто делают затруднительным применение соколов. Поэтому, в конечном итоге, охота с ястребом добычливее. Выше мы уже говорили о числе напусков в день, которое может вынести ястреб и сокол. Старый французский охотник XVIII века Пьер де-Буассудан оценивал эффективность годовой охоты с тетеревятником на куропаток в богатой дичью местности в 500 штук куропаток, указывая, что с соколом в той же местности и за та же время едва ли удастся добыть более 200 куропаток.
У нас в Средней Азии сокольники при благоприятных обстоятельствах добывают ястребом до 80 фазанов в день; это, конечно, исключение, но до 50 фазанов в изобилующей фазанами местности хорошо выношенный ястреб берет без особого труда. Такое же примерно количество осенних перепелов можно затравить в день с перепелятником.

Рис. 29-бхота с большим ястребом на джейрана (с рис. J. Wolf).
"^ S4-
За сезон зимней охоты беркутом можно" затравить 30—40 штук зверя, но в богатых зверем местах число это может быть увеличено—и притом значительно.

Рис. 30—Ловчий беркут. Рис. 31—Сокол в полной наряде на перчатке охотника
Бывают, однако, и такие ловчие птицы, которые дают еще <олее удивительные результаты. Вот несколько примеров из туркестанской практики. Беркут „Алагым" (12 лет) в 1923 году за одну охоту взял подряд 14 степных волков. Сокол, спущен-уы9 на стаю гусей в 5 штук, гнал их 10 км и сбил всех и в тот же день добыл еще 17 уток. У оренбургского охотника Ф. И. Ко-
иева сокол „Пострел" за три напуска ,в течение одного дня до-•был 44 гуся.
Не менее замечательных результатов достигали и достигают европейские соколиные охотники. Несколько лет тому назад в Англии ястреб „Reed Queen" добыл за один день 17 зайцев, а в другой раз—24 кролика.
В конце прошлого столетия сокол „Bois-le-Duc" успешно наяускался на добычу на расстоянии в 1500 метров. Другой сокол „Parachute" за месяц охотничьего сезона добыл 57 гра-усов, 76 куропаток, 5 фазанов, 3 зайца и 5 других птиц. Во Франции тетеревятник „Junon" в 1884 г. добыл 322 кролика, Зэайца и 2 сороки, а в 1885 г.—280 кроликов, 2 зайцев, 11 ку-роиаток, 4 сорок и 2 белок.
БИБЛИОГРАФИЯ
/
Список вышедших по 1891 г. на всех языках книг и статей об хоте с,' ловяими птицами находится в труде J. Е. Harting „Bibiiotheca accipitraria", 1891. В нем однако отдел, касающейся нашей страны, очень неполон.
Старинные работы Левшина и мелкие статьи в этот список не входят. Часть из них упоминается в „Библиографическом указателе книг и статей охотничьего и зоологического содержания" Л. П. Сабанеева под рубрикой „Сокола и охота с ними" и „Ястреба". Много данных исторического порядяа в большой работе Кутепова об истории охоты в России.
1. А к с а к о в С. Т. „Охота с ястребом за перепелками" (последнее издание—в 1913 г., в собрании сочинений С. Т. Аксакова, т. V, стр. 206—230).
2. В — в, Ф. „Ястреб. Его воспитание, выноска и охота с ним за перепелами." „Журнал Охоты", 1,1858, стр. 332—346. :
3. Г а л л е р К. П. „Охота с соколами и ястребами", 1885 (также в „Природе и охоте" 1882-1883-1884).
4. Д а н и л о в Н. П. „Заметки о видах ястребов (Astur L.) и об охоте с ястребом-перепелятником (Л. nisus /,.)"—„Природа и охота", 1878, январь, стр. 13—32; март, стр. 223—247. _ ,
'6, Зарудвый Н. А. „Краткий очерк охотничьего промысла Сыр-Дарь-инской области"—Турк. сельск. хоз."., 1916, стр. 2—8.
6. К л е м е н ц И. А. „Заметки по поводу статьи Конева „Охота с беркутами в Оренбургском крае—„Псов. и руж. ох"., 1902, сент., стр. 113—123.
7. К л смени В. А. „Ястреб-тетеревятник и значение его в промысловой охоте" —„Природа и охота", 1899, авг., стр.
8. Конев Ф; И. „Охота с беркутами в Оренбургском крае" руж. охота", 1902, май, стр. 99—105.
..Осевая и
9. К о н е в Ф. И. „Соколиная охота в Оренбургском крае"—„Псов. и руж. охота*, 1901, дек., стр. 120—124.
10. С., А. „Охота с ловчими птицами в Казакстане"—.Охотник", 1928, № 7, стр. 32—34 (основана главным образом на вышедшей в 1907 книге о соколиков охоте на тюрском языке, составленной Садвокасом Чермановым).
11. Ш и р и н к и н К. „Ловчие птицы Туркестана"—„Природа и охота", 1890, стр. 68—79 (об охоте у узбеков).
Лучшие источники 'на иностранных языках:
PridericusSecundus „De arte venandi cum avibus" (по рукописи ХИ1 столетия напечатано последний раз в Лейпциге в 1788 г.; книга сохранившая д наших дней значение, благодаря удивительному знанию дела и блестящему изложению; по ней и сейчас можно учиться охоте с ловчими птицами).
chlegel et Verster. „Traite de Fauconnerie", 1844—1855.
S a 1 v i n and В г о d r i с k. „Falconry in the Britich isles", 1-е изд. 1855,.
-1873.
2-е-
Freeman and S a 1 v i n. „Falconry: its claims, history and practice', 1859. d' A r с a s s i a. „La Fauconnerie" (классическая книга, много издавмй между'' 1589 и 1644 г.; до сих пор сохранила свое значение).
L а s с е 11 е s. „Falconry" In Badmington Library; 1892, стр. 217—371. М 1 с h е 11. „The Art and Practice of Hawking", 1900. Engelmann, „Die Raubvoeel Europa's", 1928 (о соколиной охоте • 611—834).
- стр..
S о u r b e t з et de S t.- M a f c. Precis de Fauconnerie", 1887. Cerfon. „De la basse Volerle", 1887. Belvalette. „Traite d'Autourserie", 1887. Harting. „Hints of the Management of Hawks", 1884. W a d г i с k i K. Hr. ,0 sokolnictwie i ptakach mystiwskich", 1855. Mavrogordato „Flights with the trained Goshawk"—„BuUetinof the Ornithologist's Club", CCCLXX, 1933 p. 218—238.
British
Новейшая книга о соколиной охоте у персов, содержащая в себе ценные указания о практике восточных сокольников — Husam'd Dawlah Taymar Miwa „Baz — Nama — У1 — Nasirl", вышедшая в. английском переводе Phlllot в ЙОв году; (подлинник написан был в 1868 году).

X