Значение записок Цезаря в изучении военной организации Римской армии

Формат документа: doc
Размер документа: 0.32 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.




Теги: Доклад. Эссе. Статья. Реферат. Курсовая. Дипломная. Ответы на вопросы. Диплом
  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

БИНГО! Ты только что нашел решение своей проблемы! Только давай договоримся – ты прочтёшь текст до конца, окей? :)
Давай начистоту: тут один шлак, лучше закажи работу на author-24.pro и не парься – мы всё сделаем за тебя! Даже если остался один день до сдачи работы – мы справимся, и ты получишь Отлично по своему предмету! Только представь: ты занимаешься своим любимым делом, пока твои одногруппники теряют свои нервные клетки…
Проникнись… Это бесценное ощущение :)
Курсовая, диплом, реферат, статья, эссе, чертежи, задачи по матану, контрольная или творческая работа – всё это ты можешь передать нам, наслаждаться своей молодостью, гулять с друзьями и радовать родителей отличными оценками. А если преподу что-то не понравится, то мы бесплатно переделаем так, что он пустит слезу от счастья и поставит твою работу в рамочку как образец качества.
Ещё сомневаешься? Мы готовы подарить тебе сотни часов свободного времени за смешную цену – что тут думать-то?! Жизнь одна – не трать её на всякую фигню!
Перейди на наш сайт author-24.pro - обещаю, тебе понравится! :)
А работа, которую ты искал, находится ниже :)

Оглавление

Введение
Глава 1. Гай Юлий Цезарь- автор “записок
Глава 2. “Записки” Цезаря- основной источник по истории галльских воин и истории гражданской войны в Риме
Глава 3. Римская армия эпохи Цезаря
Заключение
Список литературы
Введение

Гай Юлий Цезарь принадлежит к тем редким избранникам истории, чей образ не тускнеет от времени, чья слава переживает века. Выдающийся полководец, не менее выдающийся государственный деятель, разносторонний гений - таков как будто никем не оспариваемый приговор ряда поколений. В обрамлении таких эпитетов, в блеске таких оценок Цезарь вошел в историю.
При изучении Записок о галльской войне, Записок о гражданской войне, мы открываем Цезаря не только публицистом и литератором, но и тонким наблюдателем и стратегом.
Цель работы: определить роль записок Юлия Цезаря в изучении истории Римской военной организации.
Объектом изучения данной работы является оценка “Записок” Цезаря и их значения как источника по военному искусству позднего периода Римской республики. Дается характеристика “Записок”, их обзор и сведения по развитию военного дела того периода.
Актуальность данной темы обуславливается неординарностью личности Цезаря, тем, что именно его правомерно будет назвать ключевой фигурой в истории Рима.
Большой интерес и значение для оценки личности Цезаря представляет его биография, написанная Плутархом. Из более современных исследователей стоит выделит Ковалева С. И. и его работу “История Рима”, труды Машкина Н. А. “История древнего Рима”, Моммзена Т. “История Рима”. Ферреро Г. “Величие и падение Рима” и др.
Цезарь был одним из самых великих исторических гениев; в одно и то же время ученый, художник и прекрасный практический деятель, он удивительным образом умел применять все свои способности к всякого рода работе. Его возвышенное гармоническое воображение, его чудный ясный ум, его неутомимая энергия, его чудесная гибкость и его не знавшее усталости нервное упорство сделали бы из него во всякую эпоху великого человека. В наши дни он мог бы быть великим промышленным предпринимателем, великим ученым и писателем. В Древнем Риме семейные традиции и его честолюбие толкнули его к политике, занятию, наиболее опасному для гениального человека, ибо здесь наиболее часто вследствие непредвиденных обстоятельств результат не соответствует усилию
Глава 1. Гай Юлий Цезарь- автор “записок”

Цезарь (100—44 гг. до н. э.) был человеком политики, однако прославился также как оратор и писатель. Он был родом из старинного, но небогатого патрицианского рода Юлиев, считавшего своим предком сына Энея, внука Венеры Юла. Противник Суллы знаменитый полководец Марий был его дядей. Когда Цезарь женился на дочери одного сторонника Мария, Сулла потребовал, чтобы он развелся. После отказа Цезаря диктатор конфисковал приданое жены. Несмотря на это, Цезарь пытался выдвинуть свою кандидатуру на должность понтифика. Сулла воспротивился и объявил его врагом отечества. В результате заступничества нескольких влиятельных людей Цезарю удается избегнуть гибели. После смерти Суллы он начинает карьеру политика и полководца. В 60 г. до н. э. заключает тайный договор с Помпеем и Крассом, названный первым триумвиратом. В 59 г. до н. э. Цезарь был консулом. В 58 г. до н. э. в качестве проконсула он получил в управление завоеванную римлянами ранее часть Галлии Галлию Цизальпинскую- уже романизированную территорию Северной Италии- и Галлию Трансальпийскую — земли, находящиеся вокруг Массилии (совр. Марсель). Став властителем этих краев, Цезарь решился захватить всю Галлию. Страну составляли отдельные княжества, единого государства не было. За семь лет Цезарь завоевал Галлию, дважды переправлялся через Рейн в Германию и, дважды высаживаясь в Британии, испытывал боеспособность ее жителей, их решительность, любовь к родине и свободе.
Когда закончился срок его полномочий, сенат хотел отправить в Галлию другого наместника. Цезарь не согласился распустить войско. Он намеревался заочно добиваться консулата и до выборов оставаться наместником. Переговоры продолжались почти два года. В 49 г. до н. э. Цезарь, произнеся знаменитые слова "Жребий брошен"- Alea iacta est, с войском перешел реку Рубикон, отделявшую Цизальпинскую Галлию от Италии. Красс уже давно погиб на Востоке, войско Помпея стояло в Испании. Поэтому он удалился из Рима. С ним сбежали оба тогдашних консула и множество сенаторов. В 48 г. до н. э. бывшие триумвиры сразились в Греции у города Фарсала. Цезарь разбил превосходившее его числом войско Помпея. Помпей бежал в Египет, где был убит египтянами. Прибыв в Египет через несколько дней, Цезарь вмешался в политические дела этой страны. Во время сражений произошло большое несчастье для культуры: в пожаре войны обгорела библиотека Александрийского Мусея. Из Египта Цезарь отправился еще на Восток воевать с Понтийским царем Фарнаком, после энергичной и быстрой победы над которым лаконично сообщил в письме сенату: "Пришел, увидел, победил"- Veni, vidi, vici. В 47 г. до н. э. он на несколько месяцев вернулся в Рим, потом отбыл в Африку для борьбы с остатками сторонников Помпея. Расправившись с ними, в 46 г. до н. э. Цезарь вернулся в Рим и около двух лет был единовластным правителем: на десять лет он стал диктатором, исполнял и другие важные обязанности, ему было присвоено имя pater patriae и право всегда называться императором1. После победы в Испании над последними сторонниками Помпея сенат позволил Цезарю всегда носить одежды триумфатора и лавровый венок, вынес решение установить его статую в святилище Квирина и на Капитолии. До этого времени в Риме ни один смертный не имел таких знаков славы и почета.
Возможно, Цезарь не намеревался быть монархом образца эллинистических государств, возможно, он понимал, что после получения римского гражданства всеми италиками государственное устройство полисного типа становится уже не подходящим для Рима, возможно, он искал новые формы, однако, так или иначе, он был единовластным правителем, и римляне таким его считали. Конечно, Цезарь старался внушить римлянам, что он не имеет тиранических замашек: не объявлял проскрипций и славился снисходительностью и милостью- clementia et beneficentia. После триумфа он щедро одарил всех жителей Рима, особенно своих воинов. Потом он энергично начал преобразования в Риме: объявил перепись жителей и всеобщий ценз, реформировал календарь, пытался упорядочить финансовый правопорядок, выпустил законы против роскоши, запрещающие пользоваться лектиками и надевать одежды из пурпурных тканей, ограничивающие даже потребление лакомств. Цезарь планировал осушить болота около Рима, построить в городе огромный театр, библиотеку греческой и римской литературы, святилище Марса, мечтал прорыть Коринфский канал и выполнить другие огромные работы во всей империи. Воплотить в жизнь свои планы и мечты ему не удалось, потому что в 44 г. до н. э., в мартовские Иды, перед заседанием сената он был убит заговорщиками.
Избрав путь политика и полководца, Цезарь имел немного времени для творческой работы, однако написал сочинения разных жанров: эпическую поэму "Геркулес", трагедию "Царь Эдип", поэму "Путешествие", "Записки о галльской войне" и "Записки о гражданской войне". Были изданы сборники его сентенций, речей, писем. Кроме того, великий полководец интересовался филологией. По словам ритора Фронтона (II в. н. э.), во время ожесточенной галльской войны, под свист копий и гудение военных труб и рогов, Цезарь, как какой-нибудь кабинетный кропотливый ученый, написал две необыкновенно исчерпывающие книги сочинения "Об аналогии". Трактат был посвящен Цицерону. Цезарь обсуждал в нем фонетические и морфологические вопросы, выдвигая предложения, как надо бы нормировать латинский язык. Он предлагал применять принцип аналогии, унификации, то есть отказаться от неправильных, аномальных форм, и старался обосновать свои предложения.
Сочинение не сохранилось, за исключением 31 его фрагмента. Некоторые мы можем поцитировать. "Избегай как подводного камня нового и непривычного слова" "Дело в том, что Цезарь, человек большого таланта, превзошедший современников чистотой языка, в книгах, которые он написал Марку Цицерону об аналогии, считает, что ошибочно говорить "пески", поскольку "песок" никогда не употребляется во множественном числе, как "небо" и "хлеб"
Цезарь рассуждал, как надо называть жителей города Альба: Albani или Albenses, предлагал греческие имена склонять как латинские (напр., Calypsonem как Iunonem-, призывал избегать двух форм одного слова или двух родовых форм одного и того же существительного, нормализовал местоимения и глаголы.
После самоубийства Марка Порция Катона, идейного вдохновителя беглецов войска Помпея, который после побед Цезаря покончил с собой в городе Утике в Африке, Цицерон написал панегирик "Катон". Цезарь ответил на него двумя политическими памфлетами "Антикатоны". Эти произведения, как и большая часть перечисленных выше, не сохранились. Мы имеем только два сочинения Цезаря: "Записки о галльской войне" (7 книг) и "Записки о гражданской войне" (3 книги). Последние сохранились не полностью, видимо, автор не успел их закончить.
Таким образом, остаются только "Записки о галльской войне". В них Цезарь последовательно рассказывает о том, как он завоевывал Галлию: какие дипломатические и тактические уловки он использовал, разделяя галлов, настраивая одно племя против другого, как безнадежно и ожесточенно галлы сопротивлялись и восставали, как умело и безжалостно он их укрощал. Цезарь подчеркивает стойкость, храбрость, умение своих офицеров и солдат. О себе он рассказывает в третьем лице, говоря "Цезарь", "он" и т. п. Этим он как бы приравнивается к другим действующим лицам, центурионам, легатам, рядовым воинам. Больше всего внимания уделяется битвам и сражениям, однако в сочинении мы можем найти и этнографические сведения: описываются образ жизни, быт, обычаи, обряды галлов и германцев. Единого композиционного плана "Записки" не имеют.
Хотя сочинение написано простым стилем и автор ясно излагает трудности и успехи в завоевании Галлии, у исследователей возникают и некоторые затруднения. Одни считают его пропагандистским сочинением, панегириком демагога самому себе, с помощью которого он всяческими способами оправдывает свои действия и стремится прославить завоевания
Другие возражают, утверждая, что Цезарю не из-за чего было оправдываться: галльская война соответствовала целям завоевателей-римлян, и ни в каких оправданиях нужды не было. По их мнению, Цезарь не мог сильно искажать действительность, преувеличивать свои заслуги, поскольку сочинение читали военные, знавшие истинное положение дел, а гражданские лица, которые поддерживали связи с принимавшими участие в походе родственниками и знакомыми, тоже были достаточно информированы. Наконец, сенат строго проверял донесения наместников.
Словом "Записки" назывались упоминания в виде дневниковых записей консулов, некоторых жреческих коллегий, событий, праздников и т. п., собранные материалы для написания какого-либо сочинения и вообще всяческие записи, предназначенные не для публикации, а для практического использования. Из отзывов современников видно, что "Записки" Цезаря приятно их удивили. "Они были изданы с целью сообщить будущим историкам достаточные сведения о столь важных деяниях; но они встретили такое единодушное одобрение, что, можно сказать, у историков предвосхищен материал для работы, а не сообщен им", — писал Гирций. Этого человека можно было бы подозревать в пристрастности: он был легатом Цезаря, продолжавшим его сочинения, подражавшим стилю императора. Однако подобным образом говорит и Цицерон, утверждая, что после Цезаря историк, будучи в здравом уме, не возьмется описывать войны с галлами. Знаменитый оратор признает, что это не материал для историков, а историческое сочинение, которое должно достигать, как полагали в античности, не только информационных, но и эстетических целей. Иначе говоря, "Записки" принадлежат римской художественной литературе.
В этом никто не сомневается. Только не ясно, к какому жанру их надо бы отнести. Они называются по-разному: мемуарами, монографией, хроникой и т. д.
Однако сочинение Цезаря можно было бы, наверное, считать образцом особого, своеобразного, нового жанра — жанра записок, блеснувшего в I в. до н. э. и быстро угасшего. Возможно, Цезарь не был единственным. Его современник философ Публий Нигидий Фигул издал несохранившееся сочинение из 29 книг "Грамматические записки", однако не ясно, имело ли оно художественные особенности. Авторы сочинений такого рода, видимо, могли не придерживаться строгой композиции, излагать материал коротко и ясно.
Современники восхищались стилем сочинения Цезаря. Цицерон так охарактеризовал "Записки": "Чистые, простые, пленительные" — Nudi, recti, venusti. Nudi — нагие, обнаженные, чистые, безо всяких украшений и прикрас. Цезарь был сторонником аттического стиля. Он не употреблял тропов, избегал слов в переносном значении. Его словарь строго очерчен, автор не любит новообразований, архаизмов, редких слов. Однако мы обязательно должны подчеркнуть, что, будучи простым, стиль Цезаря прост в самом лучшем смысле этого слова. Ему свойственна elegantia — способность к отбору, определяющая не внешнее, а глубинное обаяние. Повествование Цезаря сжато и лаконично, однако исполнено внутренней энергии. В нем преобладает не состояние, а действие. Замечено, что любимые времена автора — imperfectum и perfectum, другими словами, длительность и завершение. Длительность — движение, завершение — остановка по окончании действия и подготовка к новому действию. Ритмика "Записок" звучит эхом марша римского войска. Цезарь часто употребляет слова: "вскоре", "спешно", "быстро", "немедленно" и т. д. Его сочинение полно решимости и энергии:
"Когда Цезарь получил от Красса известие об этом, он был слишком далеко от него. Поэтому он приказал строить тем временем военные корабли на реке Лигере, впадающей в Океан, организовать в Провинции комплект гребцов и набирать матросов и кормчих. Все это было скоро исполнено, и он поспешил сам к войску, как только это оказалось возможным по времени года".
Это стиль полководца — sermo imperatorius. Порядок слов в латинском предложении свободный, и Цезарь изобретательно пользуется этой свободой: Pugnatum est ab utrisque acriter; Erant hae difficultates belli gerendi; Docet longe alia ratione esse bellum gerendum; Factum est opportunitate loci, [...] ut terga verterent. Начиная предложение сказуемым, автор подчеркивает выполненное кем-либо или самопроизвольное действие. Действие для него очень важно.
Ядром динамического стиля Цезаря считается прямая речь. Такая речь показывает инициативу говорящего лица. Замечено, что в первых книгах речей меньше, в следующих их количество понемногу увеличивается, и в последней, седьмой, их больше всего. Таким образом, впечатление напора и решимости все нарастает, сочинение заканчивается кульминацией, звучащей crescendo.
Действие и движение в "Записках" происходят на огромном пространстве. Ощущение этого пространства создают экзотически звучащие названия рек, озер, гор, местностей незнакомых краев и излюбленные Цезарем краткие, но частые упоминания гор, склонов, далей
Впечатление простора придает сочинению некоторую эпическую приподнятость.
После Цицерона Цезарь был самым знаменитым оратором того времени. Его речи были изданы, но, как мы уже упоминали, не сохранились Однако и в "Записках" он показывает, как человек, говорящий по-аттически сжато и просто, может выражать мысли патетически:
"Со своей стороны, враги даже при ничтожной надежде на спасение проявили необыкновенную храбрость: как только падали их первые ряды, следующие шли по трупам павших и сражались, стоя на них; когда и эти падали и из трупов образовались целые груды, то уцелевшие метали с них, точно с горы, свои снаряды в наших, перехватывали их метательные копья и пускали назад в римлян. Таким образом, надо было признать, что недаром эти удивительно храбрые люди решились перейти через очень широкую реку, подняться на ее высокие берега и взобраться на позицию, для себя, безусловно, опасную: их необыкновенное геройство сделало все эти величайшие трудности легкими".
Образы Цезаря, его офицеров и солдат в "Записках" сливаются в один обобщенный образ римлянина — завоевателя огромного мира: это храбрый, энергичный муж в доспехах, опустошающий и грабящий чужой край. Хотя как воин он и способен оценить героизм защищающих свою свободу, на жителей захватываемой страны он смотрит свысока, цинично называя их врагами, подстрекает брата против брата, нагло утверждает, что он их освобождает, защищает от захватчиков, несет более высокую культуру. Такой образ римлянам казался привлекательным. Нам он не симпатичен, однако мы должны согласиться, что нарисован он мастерски.
Благодаря правильности языка и простоте изложения Цезарь считается школьным автором, с него начинают все, изучающие латинский язык. Нетрудно понять смысл мыслей Цезаря, однако очень нелегко увидеть красоту его сочинений. Читатель должен быть терпеливым, чутким, внимательным и любознательным. Только тогда "Записки" не покажутся ему монотонными и скучными, только тогда он согласится с Цицероном, утверждавшим, что они пленительны.
Гай Юлий Цезарь принадлежит к тем редким избранникам истории, чей образ не тускнеет от времени, чья слава переживает века. Выдающийся полководец, не менее выдающийся государственный деятель, разносторонний гений - таков как будто никем не оспариваемый приговор ряда поколений. В обрамлении таких эпитетов, в блеске таких оценок Цезарь вошел в историю. Но так ли это на самом деле? И всегда ли именно так считалось? Ответ на первый вопрос должна дать книга в целом, на второй попытаемся ответить в данной главе.
Как оценивали Цезаря его современники и его ближайшие потомки? Однако, прежде чем перейти к обзору их мнений и высказываний, не мешает, на наш взгляд, выяснить - если будет позволено так сказать - вопрос о ценности самих оценок, т. е. о степени их достоверности. Во-первых, объективная оценка исторического значения той или иной личности всегда дело более сложное, более тонкое и деликатное, чем оценка того или иного исторического события. Во-вторых, по разным причинам к свидетельствам, как современников, так и ближайших потомков следует в таких случаях относиться cum grano salis, т. е. с сугубой осторожностью.
Свидетельства современников, безусловно, очень ценны, ибо в них сохраняется непосредственность восприятия, знание таких подробностей и ощущение таких оттенков, которые почти всегда ускользают от тех, кто не был участником, или свидетелем событий. Наконец, никто в такой степени, как современник, не способен уловить и передать наиболее характерные черты обстановки, аромат эпохи. Вместе с тем никто так часто не подвержен конъюнктурным влияниям, личным пристрастиям, а потому и не в состоянии нелицеприятно оценить значение какой-либо исторической личности в целом, том более что любой современник лишен тех объективных преимуществ, которые таит в себе ретроспекция.
С другой стороны, потомки, представители последующих поколений, всегда и в полном смысле слова - пленники ретроспекции. Они не в состоянии вырваться из-под ее власти, все их восприятие обусловлено ею, а потому они часто впадают в грех телеологических оценок, обманчиво правдоподобных выводов, опасных исторических аберраций.
И, тем не менее, свидетельства такого рода очень важны. В нашем же случае, если иметь в виду современников, то, очевидно, следует начинать с самооценок Цезаря, содержащихся в его собственных мемуарах. В составе так называемого Цезарева корпуса (Corpus Caesarianum) до нас дошел ряд произведений: Записки о галльской войне, Записки о гражданской войне, затем Александрийская война, Африканская война и, наконец, Испанская война. Хотя все эти произведения включены в названный Corpus Caesariarum и носят обычно имя Цезаря, но далеко не все о и им написаны. Безусловно, перу Цезаря принадлежат два первых мемуара (хотя последняя, т. е. восьмая, книга Записок о галльской войне написана Авлом Гиртием, одним из видных офицеров Цезаря), остальные произведения вышли из-под пера его соратников и приверженцев. Причем если об авторе Александрийской войны и Африканской войны высказывались различные предположения и догадки еще в самой древности (назывались имена Оппия, одного из ближайших друзей Цезаря, и того же Гиртия, то автор Испанской войны не может быть назван даже предположительно. Можно лишь отметить, что сочинение дошло до нас в крайне поврежденном виде и написано, вероятно, одним из младших офицеров Цезаря, а может быть, даже вовсе и не военным (хотя, несомненно, участником событий).
В Галльской войне уделено много внимания военным дарованиям самого автора: быстроте его действий, мобильности, большой предусмотрительности, умению предвидеть намерения врага. Ряд крупных сражений описан вполне профессионально. Создается образ отнюдь не любителя, дилетанта, но знатока военного дела, опытного и талантливого полководца.
Частично в этом же первом произведении Цезаря, а главным образом в Записках о гражданской войне подчеркиваются и другие черты самохарактеристики: мягкость и милосердие по отношению к врагам, популярность среди солдат, необычайная преданность воинов своему полководцу. Все это опять-таки подается без всякого нажима, иногда как бы походя, и производит впечатление полной объективности. Однако эта объективность и эта скромность, как и постоянное упоминание о себе лишь в третьем лице, приобретают несколько иную окраску, если учесть, что таким не бросающимся в глаза приемом имя Цезаря в обоих произведениях упоминается 775 раз!
Но и это еще не все: Цезарь оказывается - благодаря завоеванию Галлии, романизации западных народов - родоначальником всей современной европейской цивилизации. Он - идеальный монарх (надклассовые и демократические основы власти), он - и этим заканчивается характеристика в целом - так действовал и творил, как ни один смертный ни до, ни после него, и как работник и творец живет еще после многих веков в памяти народов - первый и в то же время единственный император Цезарь.
В итоге можно сказать, что произведения как самого Цезаря, так и других авторов, входящие в Corpus Caesarianum, представляют собой образец своеобразного жанра, который занимал определенное место в истории античной литературы. Это жанр военных мемуаров, примечательный, между прочим, тем, что подобного рода произведениях причудливо сочетается использование документального материала с элементами военного романа.
Из всего сказанного нетрудно убедиться, что в оценке исторического значения Цезаря существуют немалые расхождения. Это вполне естественно. Но зато почти во всех высказываниях, оценках, точках зрения встречаются и совпадающие моменты. Не будем сейчас стремиться к тому, чтобы их перечислить. Бесспорно одно- новую историографию самых различных толков и направлений интересует главным образом Цезарь-политик, Цезарь — государственный деятель. Это, конечно, не случайное явление. Вопросы военного искусства, стратегии и тактики времен Цезаря в значительной мере архаизировались, утратили живой интерес, тогда как политические проблемы, связанные с именем и деятельностью Цезаря, с его эпохой, т. е. крушением республики и становлением империи, не потускнели, не потеряли своих красок, своей жизненности и могут еще многое сказать уму и сердцу современного человека.
Интересна оценка Цезаря другими источниками. Так, например, Светоний переходит к характеристике Цезаря как оратора и писателя. Ограничимся лишь ссылкой на то, что в первом случае он приводит весьма высокий отзыв Цицерона, во втором - отзывы того же Цицерона, Гиртия, Асиния Поллиона (критический отзыв!) на мемуары Цезаря и затем перечисляет другие его литературные произведения: трактаты Об аналогии, Анти-Катон, поэму Путь, а также юношеские сочинения Похвала Геркулесу, трагедию Эдип и Собрание изречений. Упоминаются и донесения Цезаря сенату, письма Цицерону и близким, причем известно, что Цезарь пользовался иногда тайнописью, т. е. неким шифром, изобретенным им самим.
Довольно подробно Цезарь характеризуется как полководец и знаток военного искусства. Светоний, как, кстати, и другие авторы, отмечает не только быстроту действий Цезаря, но и его личную храбрость, присутствие духа, презрение к разного рода суевериям и, наконец, его огромное влияние на солдат, его умение обращаться с ними, о чем уже достаточно подробно говорилось выше. Приводится много примеров выступлений Цезаря перед солдатами в случае их недовольства или даже возмущения, а также примеров мужества и преданности солдат во время сражений.

Глава 2. “Записки” Цезаря - основной источник по истории галльских воин и истории гражданской войны в Риме

Признанный факт, что основным источником по истории галльских войн были, есть и будут Записки Цезаря, т. е. Commentarii de Bello Gallico. Вся параллельная традиция очень не богата и в конечном счете зависит от тех же Записок. Они публиковались, так сказать, по горячим следам событий. Некоторые исследователи считают, что Записки были опубликованы Цезарем целиком, сразу (в 52- 51 гг.), но существует и другая точка зрения: Цезарь публиковал по одной книге в конце каждого года войны. Как это происходило на самом деле, решить теперь, пожалуй, невозможно, да и не представляет, на наш взгляд, существенного значения.
Гораздо важнее для историка вопрос о степени достоверности Записок, о характере и значении их как исторического источника. Но и в этом случае не следует приписывать Запискам то значение, которое менее всего пытался придать этому труду сам автор или на которое вовсе не рассчитывали, да и не могли, конечно, рассчитывать первые его читатели.
С какой же целью были написаны и опубликованы Цезарем его Записки о галльских походах? Обычно считается, что все изложение Цезаря пронизывают две основные тенденции: а) оправдание своих действий и б) прославление своих успехов. Однако в данном случае едва ли следует на первое место ставить то соображение, которое полностью определяет объяснение и оценку событий гражданской войны, — стремление как-то оправдать не только свои действия, но и свою инициативу. Военные действия в Галлии в таком специальном оправдании не нуждались.
Едва ли, помимо этого, автор рассчитывал и на преимущественный интерес к своим Запискам грядущих, более отдаленных поколений, по крайней мере, по сравнению с современниками событий, которые могли быть - что, кстати, вполне естественно - в них заинтересованы и даже ими затронуты.
Из всех этих соображений вытекали вполне определенные и само собой разумеющиеся установки автора. Его Записки- отнюдь не скрупулезное исследование, не фундаментальный исторический труд, рассчитанный на века, но живой, яркий и по возможности правдивый рассказ непосредственного участника событий т. е. живой комментарий к событиям. Но что значит по возможности правдивый рассказ? Это значит, что автор по горячим следам, еще полный непосредственных впечатлений, а главное, целиком во власти своего собственного отношения к событиям стремился дать общую картину, впечатляющую и убедительную, не слишком придавая значение второстепенным, сего точки зрения, и не меняющим общего впечатления деталям.
Но вместе с тем не вызывает сомнений то обстоятельство, что в основе Записок о галльской войне лежат донесения Цезаря сенату, а также его письма к своим легатам. Однако донесения наместников подвергались в сенате достаточно серьезной проверке, что исключало возможность слишком явных от них отступлений хотя бы даже и в литературном произведении. Кроме того, стоит подчеркнуть, что противники Цезаря не раз осуждали, критиковали его действия, но никогда достоверность его донесений. По существу известен лишь один случай - о нем речь ниже,- когда еще самими древними было высказано сомнение в достоверности сообщаемых Цезарем сведений, да и то, возможно, имеются в виду записки, посвященные не галльской, а гражданской войне.
До нас дошли отзывы современников о Записках Цезаря. О них довольно подробно говорит Светоний. Цицерон, например, прежде всего подчеркивал литературные достоинства произведения. Он отмечал нагую простоту и прелесть, свободные от пышного ораторского облачения; автор Записок, по его мнению, претендовал лишь на то, чтобы дать материал будущему историку, хотя на самом деле значение труда более велико. Весьма положительно в этом смысле оценивал мемуары Цезаря и один из его соавторов- Гиртий. Они встретили такое единодушное одобрение,- писал он,- что, можно сказать, у историков предвосхищен материал для работы, а не сообщен им. Гиртий отмечал также необычайную легкость и быстроту, с которой работал Цезарь над Записками. Однако Светоний приводит и единственный известный нам критический отзыв современников. Он ссылается на мнение Азиния Поллиона, одного из видных цезарианцев, который считал, что Записки Цезаря написаны без должной тщательности и заботы об истине: многое, что делалось другими, Цезарь принимал на веру, а то, что делалось им самим, он иногда умышленно, а иногда по забывчивости изображал неточно, даже превратно.
Однако, как только что отмечалось, неясно, какие Записки Цезаря имеет в виду Азиний Поллион: то ли о галльской, то ли о гражданской войне. Но даже независимо от этих замечаний понятно, что книга, написанная Цезарем, не есть правда, вся правда и ничего, кроме правды. Вместе с тем нельзя согласиться со сторонниками той крайней точки зрения, что в Записках все насквозь извращено в целях пропаганды. Это невозможно хотя бы уже потому, что читателями книги были и офицеры армии Цезаря и такие критически настроенные личности, как тот же Цицерон, поддерживавший разносторонние связи с родными или знакомыми, находившимися в армии. Поэтому крайнее искажение фактов было попросту немыслимым. С другой стороны, не следует, конечно, поддаваться соблазну объективности изложения в Соmmentarii de Bello Gallico. Ибо, как мы уже могли убедиться, даже сознательно подчеркиваемая самим Цезарем объективность требует к себе подхода cum grano salis.
Описание военных действий в Галлии может быть изложено главным образом с точки зрения истории военного искусства. Подобные опыты хорошо известны. Однако в данном случае такой аспект едва ли закономерен: он, пожалуй, оказался бы слишком узким и специальным, тем более что история завоевания Галлии должна быть отнесена, особенно в первые годы войны, скорее к области военно-дипломатической, а не просто военной истории.
Гражданская война, ее ход и основные этапы освещены в источниках значительно полнее и разностороннее, чем военные действия в Галлии. Конечно, речь идет, как правило, о более поздних авторах и свидетельствах: современны событиям лишь Записки о гражданской войне самого Цезаря да корреспонденция Цицерона. Впрочем, от последней мы и не вправе ждать систематического или хотя бы последовательного изложения событий. Что же касается Записок, то хотя они и представляют подробное изложение хода военных действий за первые два года, но зато отличаются крайним субъективизмом в оценке обстановки. Цезарю теперь в гораздо большей степени, чем во время галльских походов, требовалось убедить своих сограждан, своих современников в том, что почин в междоусобной войне принадлежал не ему, что война была ему навязана, что он всегда был готов к переговорам и уступкам и не исключал возможности мирного варианта даже после того, как военные действия фактически начались. Эта тенденция самореабилитации особенно ощутима в первых главах книги, приводя, как мы уже могли в том убедиться, к отдельным, мягко говоря, неточностям.

Глава 3. Римская армия эпохи Цезаря

Когда мы говорим о Древнем Риме, в голове сами собой всплывают образы, связанные с римской армией: будь то легендарные победоносные легионы Цезаря, блистательные столичные преторианцы-заговорщики или усталые пограничники-ауксилии с Лимеса. Действительно, армия Древнего Рима неотделима от государства. Она не только его обязательный элемент, опора, “силовой придаток”. Армия – основа жизни Рима, независимо от того, какой исторический период от ранней Республики до поздней Империи мы рассматриваем. Римская государственность по своей глубинной сути сама была построена по армейскому принципу: жесточайшая дисциплина и четкая регламентация как в административно-хозяйственной, так и судебно-правовой жизни римского общества. По мнению многих западных ученых, милитаризация общества в Древнем Риме, особенно – раннего периода, была всеохватывающей и выражалась гораздо сильнее, даже по сравнению с тимократической Спартой. Недаром римский термин “Центурия” (лат. centuria “сотня“) обозначал одновременно и избирательно-территориальную единицу и войсковую организационную единицу. Солдаты и офицеры были для Рима всем: внешнеполитической вооруженной силой, силами обеспечения правопорядка, пожарниками, мелкими чиновниками, инженерами и строителями дорог, крепостей, акведуков, тюремщиками и даже смотрителями в школах и храмах! Армия, администрация и государство представляют в Древнем Риме как бы единое целое. Таким образом, изучение древнеримского государства невозможно без подробного изучения его армии - и наоборот.
Окончательное превращение римской армии в профессиональную произошло в середине I в до н. э. при Помпее и Цезаре. Цезарь организовывал набранные им легионы на новых основах. Численность легиона теперь колебалась от 3000 до 4500 человек. Каждый легион должен был иметь свою кавалерию. В состав каждого легиона включалось 55 карабаллистов, метавших тяжелые стрелы и 10 онагр и катапульт для метания камней. “Артиллерийский парк” легиона заметно усилился. Обоз легиона опять вырос до 500 мулов и возил теперь осадное снаряжение, лагерные принадлежности и утварь. Цезарь использовал галльскую и германскую конницы, применяя тактику совместного сражения кавалерии и легкой пехоты. Всего же союзнической кавалерии галлов и германцев в армии Цезаря было 4000 – 5000 всадников. Со времен же Цезаря название “ала”, обозначавшее раньше союзнический легион, закрепилось за отрядами конницы (впоследствии – так назывались только кавалерийские отряды неиталийских союзников численностью в 500-1000 всадников).
Легионом по-прежнему командовали шесть трибунов, однако эта должность утратила свое прежнее значение. Если раньше её занимали обычно люди пожилые, такие, как бывшие консулы, то теперь, как правило, должность трибуна предоставлялась молодым людям, которые рассчитывали войти в Сенат либо просто желали попробовать себя в военной жизни. В сенат ежегодно избирались лишь двадцать квесторов (лат. quaestor – “изыскатель”), из людей не моложе тридцати лет. Остальным всадникам оставалось довольствоваться должностями офицеров в римской армии. Срок службы офицеров был неограничен. Над трибунами стояли префекты (лат praefectus – “начальник, командующий”) – высшие должностные лица армии и флота. В легионе префекты могли командовать кавалерией (praefectus equitus), саперами (praefectus fabrum), лагерем легиона (praefectus castorum). Общим для должности префекта было то, что они занимали свою должность поодиночке ( а не попарно, как трибуны и консулы), должность их была более-менее постоянной и назначались они лично военачальником. Высшую должность в легионе занимал легат (лат. legatus – “избранный”).
Легатами назначали обычно сенаторов, что в поздней республике означало, что он должен был ранее отслужить по крайней мере в должности квестора. Легаты Помпея и Цезаря представляли собой сплоченную группу опытных воинов, хотя иногда, из политических соображений, легатами, как и трибунами, назначали не вполне подходящих людей. Легаты были правой рукой главнокомандующего, его ближайшими помощниками. Цезарь часто поручал своим легатам командовать то легионом, то несколькими легионами, то вспомогательной конницей, то отдельным подразделением на особо ответственном участке. Но обычно легаты были неразрывно связаны с каким-то одним легионом.
Появился штаб полководца, который стал своеобразной школой подготовки будущих военачальников. Штаб состоял из легатов, трибунов и префектов. К штабу прикомандировывались молодые добровольцы, исполняющие обязанности адъютантов. Имелась личная охрана полководца. С древнейших времен при консуле состояли двенадцать ликторов – исполнявших обязанности его личной стражи. Ликторы носили связки розог с топорами внутри, в знак того, что консул властен наказывать римских граждан, вплоть до смертной казни. Однако стало очевидным, что для полководца во время ведения военных действий такой охраны недостаточно. Так появились экстраординарии (extraordinarii) – консульская стража.
Еще в 133 г. до н. э. Сциион Африканский набрал себе личную гвардию из 500 отборных бойцов. Они стали известны как преторианская когорта, от претория – главной площади лагеря, где разбивалась палатка полководца. К концу республики уже у всех военачальников была своя преторианская когорта.
Подавляющее большинство командного состава в легионе составляли, как и прежде, центурионы, командующие центуриями. Командир первой центурии командовал манипулой. Когортой командовал центурион центурии триариев (пил). Шесть центурионов первой когорты каждого легиона могли принимать участие в заседаниях военного совета.
Консулы, со времен царей все еще унаследовали должности главнокомандующих. Единоличного командования армией Римская Республика не знала. Мало того, даже в пунические войны, перед лицом нашествия Ганнибала, римские консулы продолжают ежегодно сменяться. Однако в дополнение к войскам, которые набирали новые консулы или получали от своих предшественников, имелись и другие части, под командованием бывших консулов или преторов, которым были приданы дополнительные полномочия, в результате чего они поднимались до ранга проконсулов и пропреторов. Это расширение полномочий высших армейских чинов оказалось простейшим способом назначения наместников в провинции, которые Рим все продолжал приобретать. Поскольку театры военных действий все дальше удалялись от самого Рима, проконсулу часто приходилось сражаться в одиночку, не имея при себе коллеги, который бы мог его сдерживать. Цезарь первоначально и был одним из таких проконсулов.
Он со своими легионами в течении десяти лет удерживал три галльские провинции и новозавоеванные территории, а потом повернул легионы, которые к тому времени уже окончательно сделались его “собственными”, и отправился походом на Рим. Так под ударом ветеранов галльских войн пала Римская Республика. Началась эпоха Принципата, эпоха Римской Империи.
Обращая свой взор на историю римской республиканской армии поражаешься тому, что несмотря на строгую приверженность традициям и обычаям старины, которые нашли свое отражение в системах формирования, организации и управления легионом, тем не менее армейская система Древнего Рима не была закостенелой, а напротив, своевременно реагировала на все требования времени, изменения тактики противника, развитие политической ситуации в стране.
Римские легионы сумели одолеть македонскую фалангу, разгромили, пусть и в ходе долгих войн, грозную военную машину Карфагена, возглавляемую одним из лучших полководцев в истории – Ганнибалом, доказав тем самым, что могут противостоять и побеждать военные системы ойкумены бывшие до них лучшими. Без четкой военной организации, легендарной железной римской дисциплины и гражданского чувства, осознания того, что ты- римлянин, это было невозможно.
Армия Рима, народ Рима и римское государство были триедины, что и привело Древний Рим к той ступени исторического величия, которое он и поныне достойно занимает
Заключение

Записки Гая Юлия Цезаря (100-44 гг. до н.э.), величайшего полководца и государственного деятеля, - это не только замечательный источник по истории политических отношений античной эпохи, но и произведение, которое можно отнести и к документальной хронике, и к мемуарам, и к военному роману. Повествование обрамлено описаниями многих знаменательных событий того времени и содержит ценнейшие географические и этнографические сведения.
В нашем представлении Цезарь (G. Iulius Caesar) - прежде всего политический деятель и искусный полководец. Но Цезарь не только полководец, он был и писателем.
Среди бурь военных походов, "среди летающих стрел" Цезарь находил время заниматься даже вопросами латинского языка. Основное в литературном наследии Цезаря- "Записки о Галльской войне". Для успокоения общественного мнения Цезарь, прикрываясь кажущимся объективизмом, по существу пишет как бы апологию своих завоеваний в Галлии, показывая их необходимость для защиты интересов римского народа. Он выставляет себя гуманным, демократическим вождем, опытным полководцем, милостивым даже к врагам. Из других дошедших до нас, несомненно подлинных его произведений выделяются незаконченные "Записки о гражданской войне" (события 49-44 гг. до н. э.), написанные тоже с апологической целью - для продления себе власти проконсула. Этот литературный жанр не был новостью: его корни уходят в глубь эллинистической эпохи, но у Цезаря его "Записки" отличаются сюжетной законченностью и отделкой формы. Язык Цезаря диаметрально противоположен цветистому и периодизированному языку Цицерона; он прост и точен; Цезарь сознательно избегает эффектов. Античные историки литературы мало ценили "Записки" Цезаря; они видели в них не историю, а только материал для истории. Даже тонко понимающий литературу ритор I в. н. э. Квинтилиан прежде всего видит в Цезаре исключительно талантливого оратора, а не историка. В своих произведениях Цезарь все речи передает в виде косвенных, за исключением крайне важных, как речь Критогната, и говорит о себе в третьем лице, этим подчеркивая якобы свой объективизм.
Образ Цезаря многократно привлекал к себе внимание западноевропейских писателей. Не говоря уже о средневековых хрониках, начиная с XVII в. Мы встречаем произведения, касавшиеся его личности. Шекспир и Вольтер, Клопшток и Гердер, Шиллер и Шлегель, Ибсен и Бернард Шоу - все они с различных политических позиций освещали образ Цезаря.
Список литературы

1. Вегеций/Краткое изложение военного дела//ВДИ. 1940. № 1.
2. Всемирная история. М., 1955-1956. Т. I - II.
3. Дельбрюк Г. История военного искусства. – СПб.:“Наука”, 1994.-т. I.
4. Древний Рим/Под ред.С.Л.Утченко. – М.: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения СССР, 1950.
5. Дюпюи Р.Э., Дюпюи Т. Всемирная история войн. Книга первая. – М.-СПб.:
6. Зелинский Ф.Ф. Римская империя. – СПб.: Издательство Алетейя, 1999.
7. История Древнего Рима: Учебник/Под ред.В.И.Кузищина и др. – М.: Высшая школа, 2000.
8. Ковалев С.И. История Рима. Курс лекций/Под ред.Э.Д.Фролова. – М.:1986
9. Конолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. – М.: “Эксмо-Пресс”, 2000.
10. Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956.
11. Моммзен Т. История Рима. – СПб.: Лениздат, 1993.
12.Плутарх. Цезарь. / Пер. С.П. Маркиша // Плутарх. Сравнительные жизнеописания. М., 1963. Т.2
13. Разин Е.А. История военного искусства. - М.: “Полигон”.-1994-т.I
14. Хрестоматия по истории Древнего Рима: Учебное пособие для вузов/Сост.И.А.Гвоздева и др., под ред.В.И.Кузищина. – М.: Высшая школа, 1987.
15. Ферреро Г. Величие и падение Рима. М., 1915-1923, Ч. I - V.
16. Юлий Цезарь Записки. М.: ОЛМА- ПРЕСС Инвест, 2004.
Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956.
Моммзен Т. История Рима.- СПб.: Лениздат, 1993.
Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956
Моммзен Т. История Рима.- СПб.: Лениздат, 1993.
История Древнего Рима: Учебник/Под ред.В.И.Кузищина и др. – М.: Высшая школа, 2000.
Юлий Цезарь Записки. М.: ОЛМА- ПРЕСС Инвест, 2004.
Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956
Юлий Цезарь Записки. М.: ОЛМА- ПРЕСС Инвест, 2004.
Моммзен Т. История Рима.- СПб.: Лениздат, 1993.
История Древнего Рима: Учебник/Под ред.В.И.Кузищина и др. – М.: Высшая школа, 2000.
Юлий Цезарь Записки. М.: ОЛМА- ПРЕСС Инвест, 2004.
Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956
Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956
Моммзен Т. История Рима.- СПб.: Лениздат, 1993.
История Древнего Рима: Учебник/Под ред.В.И.Кузищина и др. – М.: Высшая школа, 2000.
Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956
Моммзен Т. История Рима.- СПб.: Лениздат, 1993.
Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956
Моммзен Т. История Рима.- СПб.: Лениздат, 1993.
Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-е изд. М 1956
Моммзен Т. История Рима.- СПб.: Лениздат, 1993.


X