2018 06 13 Дильтей конспект

Формат документа: doc
Размер документа: 0.07 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Вильгельм Дильтей ОПИСАТЕЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Глава 1. Мысли об описательной психологии

1. Под объяснительной наукой автор предлагает понимать подчинение какой-либо области явлений причинной связи при посредстве ограниченного числа однозначно определяемых элементов (т.е. составных частей связи). Объяснительная психология стремится подчинить явления душевной жизни некоторой причинной связи при посредстве ограниченного числа однозначно определяемых элементов.
Наука - описательная и расчленяющая, психология - объяснительная и конструктивная.
Всякое учение о душе стремится осознать причинные соотношения в душевной жизни, отличительным признаком объяснительной (конструктивной) психологии является ее убеждение в возможности вывести законное и ясное познание душевных явлений из ограниченного числа однозначно определяемых элементов.
Объяснительная психология может достигнуть свою цель путем сцепления гипотез. Психологические изложения содержат в себе подобные дополнительные заключения, как нечто разумеющееся. Гипотеза является необходимым вспомогательным средством прогрессирующего познания природы. Сила естественных наук в том, что они в лице математики и эксперимента обладают вспомогательными средствами, придающими высшую степень точности и достоверности (например, гипотеза Коперника о вращении Земли вокруг собственной оси, развитая и обоснованная Кеплером, Галилеем, Ньютоном и др, и ставшая теорией, не подлежащей сомнениям).
В основе объяснительной психологии лежит комбинация гипотез. Против каждой системы гипотез выставляются десятки других. Никто не может предсказать, придет ли борьба гипотез в объяснительной психологии к концу, и когда это может произойти.
Если мы желаем достигнуть полного причинного познания, мы попадаем в море гипотез, возможности проверки которых на психических фактах нет. При посредстве гипотез, высшие душевные процессы сводятся к ассоциациям. Путем одних лишь гипотез самосознание выводится из психических элементов и процессов, происходящих между ними.

2. Для обоснования применения гипотез представители объяснительной психологии ссылаются на естественные науки. Но автор заявляет требование наук о духе на право самостоятельных методов, соответствующих их предмету. Науки о духе должны дойти до определенных приемов и принципов в своей области, исходя от общих понятий учения о методе и испытывая их на своих особых объектах, так же, как это сделали в свое время естественные науки.
Естественные науки
Науки о духе

Факты даются извне как единичные феномены
Факты непосредственно выступают изнутри, как реальность и некоторая живая связь

Связь природных явлений может быть дана путем дополняющих заключений, через посредство ряда гипотез
В основе лежит связь душевной жизни, как первоначально данное

Природу мы объясняем
Душевную жизнь мы постигаем.


В лице психологии описательной наука обрела бы прочную дескриптивную опору, определенную терминологию, точные анализы и важное подспорье для контроля над ее гипотетическими объяснениями. Науки о духе ищут для понятий и положений, которыми они принуждены оперировать, твердого, общезначимого обоснования. Они неподвластны философским конструкциям, подверженным спору. Любая наука о духе требует психологических познаний.
(Например, анализ факта религии приводит к понятиям: чувство, воля, зависимость, свобода, мотив, которые могут быть разъяснены только в психологической связи. Юриспруденция исследует понятия: норма, закон, вменяемость, т.е. психологические связи, требующие психологического анализа. Науки о государстве, ведающие организацией общества, находят в общественных отношениях психические факты общения, владычества и зависимости. Факты эти требуют психологического анализа. История и теория литературы и искусств сталкиваются со сложными эстетическими основными настроениями прекрасного, возвышенного, юмористического или смешного).
Все культурные системы – хозяйство, право, религия, искусство и наука, организация общества в союзы семьи, общины, церкви, государства, возникли из живой связи человеческой души. Психические факты образуют их важнейшую составную часть, и потому они не могут быть рассмотрены без психического анализа. Они содержат связь в себе, ибо душевная жизнь есть связь. Познание их обусловливается пониманием внутренней связности в нас самих.

3. Различие методов, с помощью которых мы изучаем душевную жизнь /историю и общество/, и методов для познания природы, весьма значительное. В области психологии гипотезы не могут играть той роли полезности, какая им присуща в познании природы. Метод психологии отличен от методов физики или химии. В области душевной жизни факты не могут достичь степени точной определенности.
В граничащих областях природы и душевной жизни эксперимент и количественное определение оказались полезны для образования гипотез, как и при познании природы. В центральных областях психологии такого не наблюдается. Мы приходим к вопросу, нельзя ли в психологии путем иного метода – описательного и расчленяющего – избежать обоснования понимания всей душевной жизни на системе гипотез.
Господство объяснительной или конструктивной психологии, оперирующей гипотезами по аналогии с познаванием природы, вредно для развития наук о духе. Позитивным исследователям этих областей необходимо отказаться от всякого психологического обоснования, или примириться со всеми недочетами объяснительной психологии.

4. Душевная связь составляет подпочвенный слой процесса познания, и поэтому процесс познания может изучаться в этой душевной связи и определяться по его состоянию.
Методическое преимущество психологии в том, что душевная связь дана ей непосредственно, живо, в виде переживаемой действительности. Переживание связи лежит в основе постижения фактов духовного, исторического и общественного порядка, в несколько выясненном, расчлененном и исследованном виде. История наук о духе основывается на такой переживаемой связи, и постепенно доводит связь до более ясного сознания. Исходя отсюда и можно разрешить проблему отношения между теорией познания и психологией. Основание теории познания заключается в живом сознании и общезначимом описании этой душевной связи.
Теория познания есть психология в движении, направленном к определенной цели. Основанием ее является самосознание, охватывающее всю наличность душевной жизни: общезначимость, истинность, действительность осмысленно определяются лишь из этой наличности.
Под описательной психологией Дильтей подразумевает изображение единообразно проявляющихся в человеческой душевной жизни составных частей и связей, объединяющихся в единую переживаемую связь. Этого рода психология есть описание и анализ связи, которая дана нам в виде самой жизни, она изображает эту связь в типическом человеке, она удостоверена внутренним восприятием. Единообразия, составляющие главный предмет психологии нашего века, относятся к формам внутреннего процесса.
Здесь автор говорит о произведениях поэтов, писателей, к их размышлениям о жизни: Сенека, Макиавелли, Монтень, Паскаль, - в них заключено такое понимание человека, что всякая объяснительная психология остается далеко позади. В Лире, Гамлете и Макбете скрыто больше психологии, чем во всех учебниках психологии вместе взятых. Но мудрость поэтов, говорящая о людях и о жизни образами и голосами судьбы, не заключает в себе общей связи душевной жизни. И если под психологией разуметь изображение связи душевной жизни, то в произведениях поэтов психологии нет; невозможно извлечь учения о душевных процессах. Зато в способе, каким подходят великие писатели и поэты к жизни человеческой, находится обильная пища и задача для психологии.

Глава 7. Структура душевной жизни

5. Жизненная единица (личность) обусловлена средою, в которой живет, и которая на нее влияет, - возникает расчленение ее внутренних состояний, это я называю структуры душевной жизни. Благодаря тому, что описательная психология постигает эту структуру, ей открывается связь, объединяющая психические ряды в одно целое. Это целое есть жизнь.
Психическое состояние возникает к данному времени и вновь исчезнет. У него есть определенное течение: начало, середина и конец. Оно – процесс.
В смене процессов пребывает то, что составляет форму нашей сознательной жизни: взаимосоотносительное отношение между "я" и предметным миром. Сознание этого мира – не процессы и не агрегат процессов. Процессы эти следуют один за другим во времени. Я подмечаю внутреннюю связь между ними. Одни из них вызываются другими /например, чувство отвращения вызывает стремление удалить внушающий отвращение предмет из моего сознания/. Предпосылки ведут к заключению. Сравнивая между собой эти временные состояния сознания, я прихожу к заключению, что всякое из них включает в себя одновременно представление, чувство и волевое состояние.
Связи душевной структуры: переходы одного состояния в другое, воздействия, ведущие от одного ряда к другому, относятся к области внутреннего опыта. Структурная связь переживается. Процессы или составные части могут войти в качестве факторов в связь, не вызывая отражения во внутреннем опыте. Но переживаемая связь является основой.
Эта душевная структурная связь есть связь телеологическая. Связь, клонящаяся к достижению полноты жизни, удовлетворения побуждений и счастья, есть связь целевая. Поскольку части в структуре связаны таким образом, что соединение их способно давать удовлетворение побуждениям и счастье или отклонять страдания, мы называем ее целесообразной.
Биология во многом перешла от этой субъективной имманентной целесообразности к целесообразности объективной. Ее понятие возникает из отношения жизни побуждений и чувств к сохранению индивида и рода. Отношение это представляет собой гипотезу. Природа приспособила живую особь она к окружающей ее обстановке. Указанное соотношение легче всего проследить на физических радостях и страданиях живого существа: приятные телесные ощущения возникают вследствие нормального функционирования органов в живом теле. Недостаточное питание, или чрезмерная деятельность и разрушительные внешние влияния ведут к острым или хроническим страданиям.
Наиболее мощными являются три основных физических побуждения, основанных на рефлекторных механизмах: питание, половое влечение и заботы о потомстве и защита /природа установила чувство резкого неудовольствия за воздержание от еды; за правильный же прием пищи она выдает премию в виде чувства удовольствия. Природа принудила людей и животных выбирать полезную для них пищу и овладевать ею. Так же бурно выражаются половое влечение и забота о потомстве - первый служит для сохранения особи, то последние направлены к сохранению рода; и тут побуждение, желание, настроение находятся в телеологическом соотношении с целями природы/. Форма реакции на раздражение двоякая. На вредные вмешательства они либо отвечают движениями, отражающими нападение, либо реагируют путем движений спасательного бегства.
Моральное воспитание человечества основывается на том, что в общественном порядке его эти всемогущие инстинкты подвергаются регулированию. Во обширной области духовных побуждений, стремлений и чувств, боль и радость всюду находятся в телеологическом соотношении на пользу особи и общества.
Целесообразность не есть объективное природное понятие; оно обозначает испытываемый в побуждении, удовольствии и боли род жизненной связи в животном или человеческом существе. Объединение различных процессов представления, чувствования и воления в такого рода связь составляет структуру душевной жизни. Притом соединение разнородных процессов является наиболее жизненным опытом. Целесообразность есть переживаемое основное свойство этой связи, соответственно которому эта связь имеет тенденцию выявить жизненные ценности в удовлетворении и в радости.

6. Во всяком состоянии сознания заключаются прежде всего, как составная часть, представления. Процесс побуждения, внимания или хотения содержит в себе содержание, только оно определяет направление волевого процесса (так, физическая боль содержит резкое чувство неудовольствия, органическое ощущение изменения качества).
Понимание наличности чувственного возбуждения включает удовольствие и неудовольствие, одобрение и неодобрение, нравится ли что-либо или не нравится.
При хотении образ сопровождается чувством удовольствия; в нем, кроме того, часто заключается неудовольствие от настоящего состояния; двигателями его всюду являются чувства. (если мы будем рассматривать один и тот же пейзаж сквозь различно окрашенные стекла, это придаст пейзажу совершенно различное настроение; разное влияние, оказываемое на наши чувства высотой звука или его тембром, например, действие трубы или флейты).
наличие волевой деятельности в психических процессах. начала волевого – в длительных направлениях духа, и самодеятельного – как условия испытываемого давления или воздействия.
Чувство, волевой процесс, или представление - такого рода общее состояние (в восприятии красивого пейзажа господствует представление; при тщательном рассмотрении я обнаруживаю состояние внимания, т. е. связанную с представлением волевую деятельность, все вместе проникнуто глубоким чувством наслаждения). Внутреннее отношение этих различных сторон моего поведения, - есть структура. Во всяком состоянии, где господствует представление, внимания и возбуждения сознания подчинены развитию представления; волевой процесс, обнаруживает совершенно иное соотношение между представляющим содержанием и волением, здесь дело идет о совершенно своеобразном соотношении между намерением, образом и будущей реальностью. Предметный образ здесь является оком желания, обращенным на реальность.
Мы устанавливаем ряд между восприятиями, воспроизводимыми памятью представлениями и словесными процессами мышления, причем члены этого ряда будут находиться между собою во внутренней связи. в которой сравниваются и взвешиваются мотивы, производится выбор, и целесообразно захватывающие друг друга процессы движения определяются решением воли. Впечатление, реакция и механизм рефлексов находятся между собою в целесообразной связи.
Ценность возникает лишь в жизни чувств и побуждений, и в этой жизни заключается то, что связывает игру раздражений и смену впечатлений с силой произвольных движений, и что ведет от одних к другим. Смотря по тому, вызывают внешние условия в сфере чувств депрессию или подъем, из этого состояния чувств возникает стремление удержать или изменить данное состояние (образы или мысли связаны с представлениями и чувствами удовлетворения, полноты жизни и счастья, этими чувствами и представлениями вызываются целевые действия, направленные к приобретению благ. Если образы и мысли связаны с чувствами и представлениями о страдании и задержке, то возникают целевые действия, направленные к защите от возможного вреда).

7. Вся система животного и человеческого мира представляется развитием простой основной структуры душевной жизни в возрастающей дифференциации, увеличении самостоятельности отдельных функций и частей, в усовершенствовании их соединений между собой.
Здесь автор проводит сравнение между простейшими организмами с их рефлекторными реакциями и позвоночными, в т.ч. человеком. Тут налицо высокоразвитая нервная система; центральные части ее устанавливают и поддерживают весьма совершенную связь между чувствительными и двигательными нервами, и система эта является носительницей высокоразвитой душевной структуры.
Наиболее общие свойства этой внутренней структуры душевной жизни:
- Изначально и всюду, от элементарнейших до высших форм, психический жизненный процесс есть единство. - Душевная жизнь не слагается из частей, не составляется из элементов; она не композитум, не результат ощущений или чувств, – изначально и всегда она есть объемлющее единство. Из этого единства дифференцировались душевные функции, остающиеся связанными с их общей душевной связью. Единство сознания и единство личности отличает душевную жизнь от всего телесного мира.
Психическая внутренняя связь обусловливается положением жизненной единицы в окружающей ее среде. Жизненная единица находится во взаимодействии с внешним миром; особый род этого взаимодействия может быть обозначен с помощью весьма общего выражения, – как приспособление к обстоятельствам, при которых протекает ее жизнь.
В этом взаимодействии совершается соединение ряда сенсорных процессов с рядом двигательных. Жизнь человеческая подчинена этому важному закону всей органической природы. Окружающая нас действительность вызывает ощущения. Мы видим себя постоянно обусловленными, телесно и душевно, внешними причинами; согласно приведенной гипотезе, чувства выражают ценность воздействий, идущих извне, на наш организм и на нашу систему побуждений. В зависимости от этих чувств интерес и внимание производят отбор впечатлений. Усиленное возбуждение сознания само уже является процессом. Оно состоит в процессах различения, отождествления, соединения, разделения, апперцепции. В этих процессах возникают восприятия, образы, а в дальнейшем – процессы мыслительные. Постепенно образуется прочная связь воспроизводимых представлений, оценок и волевых движений. С этого момента жизненная единица не предоставлена более игре раздражений. Там, где личность не может определить действительность, она к ней приспособляет собственные жизненные процессы и владычествует над страстями и над игрой представлений благодаря внутренней деятельности воли. Это и есть жизнь.
Третьим основным свойством жизненной связи является то, что члены в ней связаны между собою, они не могут быть выведены один из другого согласно господствующему во внешней природе закону причинности, т.е. закону о количественном и качественном равенстве причины и следствия. В чувствах не заключается достаточного основания для перехода их в волевые процессы.











HYPER13PAGE HYPER15


4