• Название:

    шахматные доски

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Шахматные доски.

Когда остаешься один, совершенно все равно, что будет дальше.
Безразличен итог твоего одиночества.
Равно как и начало единения с самим собой.
Но это длится недолго.
Миг.
А потом твою голову вновь заполняют надежды.
Надежды порвать с одиночеством.
Ты чаще смотришься в зеркало.
Ты сразу же бежишь делать громче музыку, чтобы понизить градус тишины.
Понизить градус, повышая звук.
Ты, конечно же, включаешь телевизор.
Там ты ищешь передачу, желательно повеселее и потупее.
Например, ситком.
Заваливаешься на диван и начинаешь.
Тупить.
Потом, стараясь до конца не отрывать глаза от ящика с веселыми программами, идешь на кухню и открываешь холодильник.
В глазах еще стоит Гена Букин, но потом он превращается в кефир.
Наливаешь его, кефир в стакан, наполняя граненую тару белой жижей, и идешь обратно.
Ты повторяешь свой маршрут несколько раз.
Так проходит вечер и наступает ночь.
Настолько тихая, что тебе кажется, будто ты живешь не в огромном мегаполисе, а в калмыкской степи.
Ты ощущаешь, что нажал на стоп, на паузу, на тормоз.
На все педали, отвечающие за торможение в твоей жизни.
И чувствуешь, как сам превращаешься в застывшую фигуру.
Огромная шахматная доска, а посередине нее – ты – пешка.
И ты ждешь, что чья-то теплая рука возьмет тебя за голову и поставит на свое место.
Поведет в нужном направлении.
Но доска пуста.
Фигура стоит.
Песок заполняет нижнюю часть часов, а фигура стоит.
А ведь когда-то доска была полна.
Нет, не полностью, всего на одно деление, но тебе этого хватило.
Одна фигурка, изящная, словно последний штрих художника.
Маленькая и беззащитная, словно пойманная бабочка.
Она заполняла собой всю доску.
Каждую клетку, каждый участок.
Всюду была ее теплота.
А сейчас ты сидишь один, и не можешь согреться под огромным пледом.
Доска пуста.
Дом пуст.
Пуста голова.
Мысли умеют разбегаться, поверь.
Они, словно застигнутые светом лампочки тараканы, кидаются в разные стороны – каждая в свою щель – и не выходят оттуда, покуда не станет темно и тихо.
Ты встаешь и гасишь свет.
Снова ложишься.
И ждешь.
Мысли не спешат возвращаться.
Какое-то невероятное окаменение той части твоего тела, которую ты всегда считал мозгом.
Ты трогаешь свои волосы, поднимаешься и подходишь к зеркалу.
Все-таки дело в тебе.
Фигурка на шахматной доске не пропадает просто так.
Ее кто-то должен съесть.
Кто же забрал у тебя твою фигурку?Ты не знаешь.
Ты смотришь на свое отражение и не веришь своим глазам – там слезы.
Только этого не хватало.
Вот, как можно раскиснуть в одиночестве.
Слезы.
Странно, ты думал, что они будут в твоей жизни еще нескоро.
Так, прекрати.
Все.
Перестань.
Но вслед слезам в бой рвутся сопли.
И ты отвратительно шмыгаешь носом.
На что же ты теперь похож, потеряв всего одну маленькую, безобразную фигурку? Она ведь и красивой-то не была, эта изящная особа.
Или нет? Ты уже не помнишь.
Ты стараешься не вспоминать, как она выглядела.
Но тут же берешь фоторамку с ее изображением.
Нет.
Это ушло.
Это закончилось.
Не смотри.
Не надо.
Но руки не слушаются глаз, глаза не слушаются рук, сердце стучит, будто молоток, забивающий гвозди в гроб и ты смотришь на фото.
Вглядываешься.
Стараешься найти изъян.
Но, сука, нет.
Нет ни одного изъяна! Она потрясающа.
Эта маленькая, наглая фигурка с твоей шахматной доски.
Фото летит в зеркало, зеркало летит вниз, и все это летит на твою голову, потому что ты – в самом низу.
Ниже всех.
Вот-вот тебя задавит завсегдатай кухни – трусливый паук, перебегающий от раковины к плите.
Чем же закончится твое одиночество? Оно закончится завтра.
Завтра тебе на работу.
Завтра ты оденешь маску хмурого горожанина и вольешься в людской поток, как вливается река в море.
Ты будешь не один.
Ты будешь одним из.
Одним из людей с пустыми шахматными досками.
P.S. А самое смешное, что даже пароль от твоей "авторки" - ее имя.