• Название:

    Вдовы сподвижников

  • Размер: 0.14 Мб
  • Формат: DOC
  • или



ВДОВА АРАБОВ УММ САЛАМА
Умм Салама... Откуда знать, кто такая Умм Салама?!
Её отец был одним из знатных и высокопоставленных вождей племени Махзум.
Кроме того он был редким среди арабов по своей щедрости человеком.
Его даже называли благодетелем путешественника, поскольку если путники направлялись к нему или путешествовали вместе с ним, то им не было нужды иметь с собой большие запасы.
Её мужем был Абдулла Ибн Абд аль-Асад, который входил в число первых десяти мусульман.
До него Ислам приняли только Правдивейший Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, и небольшая группа людей, которых можно было пересчитать на пальцах.
Эту женщину звали Хинд, но все знали её как Умм Салама, и это прозвище заменило впоследствии её настоящее имя.
* * *
Умм Салама приняла Ислам вместе со своим мужем, став, таким образом, также одной из первых мусульманок.
Не успела распространиться весть о том, что Умм Салама и её муж приняли исламскую веру, как среди курайшитов поднялось недовольство и начались волнения.
В назидание другим против них была поднята настоящая травля, настолько сильная, что сокрушила бы и огромную гору.
Однако они не пали духом, не отступились и проявили завидную стойкость.
Когда же травля и преследования стали уже невыносимыми для мусульман, и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разрешил им покинуть родину и переселиться в Эфиопию, Умм Салама и её муж были в первой группе мухаджиров.
Таким образом, Умм Салама и её муж переселились на чужбину, оставив в Мекке свой родной дом, былое великолепие и знатную родню, прося награды Аллаха и стремясь к Его благосклонности.
Несмотря на предоставленную защиту со стороны эфиопского негуса — вознаградил его Аллах Раем за это — Умм Салама и другие мухаджиры испытывали сильную тягу к родине и ностальгию по ней.
Они очень переживали из-за того, что с ними не было посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, дававшего наставления и наставляющего на путь истинный.
Подобное положение вызывало глубокую тоску и печаль у Умм Саламы и её мужа.
Затем до мухаджиров в Эфиопии начали доходить вести о том, что значительно возросла численность мусульман в Мекке.
Переход в исламскую веру Хамзы Ибн Абдель Мутталиба и Умара Ибн аль-Хаттаба увеличил их силу, мужество и стойкость.
Курайшиты смягчили свои преследования по отношению к ним, и группа мухаджиров твёрдо решила вернуться в Мекку, влекомая неодолимым чувством ностальгии.
Тоска по родине звала их туда... Умм Салама и её муж были в составе первой группы возвращающихся.
* * *
Однако очень скоро возвращающиеся узнали, что в вестях, которые доходили до них, были преувеличения.
Тот шаг вперёд, который сделали мусульмане с принятием Ислама Хамзой и Умаром, был встречен серьезным противодействием со стороны курайшитов.
Язычники всячески изощрялись, подвергая пыткам мусульман и запугивая их.
Они заставили испытать их невиданные доселе муки и горе.
В таких условиях посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, позволил своим сподвижникам переселиться в Медину.
Умм Салама и её муж решили быть первыми переселенцами, спасающими свою религию и себя лично от зла курайшитов.
Однако переселение Умм Саламы и её мужа оказалось вовсе не таким простым и лёгким делом, как это им казалось.
Тяжким и печальным было это переселение, принесшее такое горе, какое не идет ни в какое сравнение с любым другим.
Впрочем, дадим слово Умм Саламе, чтобы она сама поведала нам эту трагическую историю.
Её чувства более сильны и глубоки, а описание более точно и выразительно.
Умм Салама рассказывала:

Собравшись отправиться в Медину, Абу Салама приготовил для меня верблюда, затем посадил меня на него, а нашего сына Саламу — впереди меня.
Не обращая ни на кого и ни на что внимания, Абу Салама повёл верблюда, на котором мы сидели, вперёд.
Ещё до того, как мы вышли за пределы городской черты Мекки, нам преградили путь язычники из моего племени бану Махзум.
Они сказали Абу Саламе:— Если ты погубил свою собственную душу, то при чём здесь эта женщина — твоя жена?! Она из нашего рода, и с какой стати мы должны позволить тебе забрать её у нас и увезти в чужие края?!Затем они набросились на него и силой захватили меня.
Когда люди из рода моего мужа бану Абд аль-Асад увидели, как мухзумиты захватывают меня вместе с сыном, то они страшно разгневались и сказали:— Мы никогда не позволим, чтобы ребёнок остался у вас, после того как вы забрали его силой у нашего соплеменника... Это наш сын и мы его покровители.
После этого обе стороны начали тянуть моего сына Саламу в разные стороны, пытаясь завладеть им.
Всё это происходило на моих глазах.
В конце концов они оторвали от меня руку ребёнка, и его забрали люди из рода Абд аль-Асада.
Через несколько мгновений я почувствовал себя обездоленной и одинокой.
Мой муж по зову своей религии и души отправился в Медину, а моего сына из моих рук вырвали люди из рода Абд аль-Асада, изнуренного и поколоченного...Меня же захватили люди из моего племени бану Махзум и оставили у себя...В одночасье я была разлучена с мужем и собственным сыном.
Начиная с этого дня, я каждое утро выходила в долину и сидела на том месте, где произошла эта трагедия.
Передо мной вновь и вновь возникали картины тех мгновений, когда меня разлучили с моим сыном и мужем.
Я начинала рыдать и безутешно плакала каждый день до наступления темноты.
Так продолжалось целый год или около этого, пока как-то мимо меня не прошёл один из детей моего дяди.
Сжалившись и смилостивившись надо мной, он сказал людям из моего племени:— Неужели вы не отпустите эту бедняжку!! Вы же разлучили её с мужем и сыном!Он продолжал добиваться смягчения их сердец и молить о милости до тех пор, пока они, наконец, не сказали мне:— Отправляйся к своему мужу, если хочешь!Но как же я могла отправляться к мужу в Медину в то время, когда мой сыночек, кровинушка моя, продолжал оставаться в Мекке у людей из племени бану Абд аль-Асад?!Разве утихли бы мои муки, и высохли бы глаза от слёз, если бы я переселилась в Медину, а мой маленький сыночек оставался в Мекке, и я бы ничего о нём не знала?Нашлись люди, которые поняли, что может излечить мою грусть и мои горести.
Они всем сердцем вошли в моё положение и поговорили по моему поводу с людьми из племени бану Абд аль-Асад, которые в конце концов проявили ко мне снисхождение и вернули мне моего сына Саламу.
* * *
Мне совсем не хотелось оставаться в Мекке, ожидая, пока найдётся попутчик, вместе с которым я могла бы отправиться.
Я опасалась того, что может случиться нечто непредвиденное и помешает мне присоединиться к мужу... Собравшись ехать в одиночестве, я приготовила верблюда и вместе с сыном села на него.
Наш путь лежал в Медину, к моему мужу, и со мной, кроме сына, не было ни одного из созданий Аллаха.
Добравшись до Танаима, расположенного в трёх милях от Мекки, я встретила там Усмана Ибн Талху, который спросил:— Куда ты направляешься, о дочь благодетеля путешественников?— Я еду к мужу в Медину, — ответила я.— Неужели ты едешь одна, и с тобой никого нет? — спросил Усман.— Клянусь Аллахом, нет со мной никого, кроме Аллаха и моего сыночка!— Клянусь Аллахом, я никогда не оставлю тебя одну, пока ты не достигнешь Медины! — воскликнул Усман.
Затем он взял за повод моего верблюда и продолжил путь вместе со мной...Клянусь Аллахом, в жизни не было у меня более благородного, честного и великодушного попутчика.
Если мы останавливались на привал, то он ставил на колени моего верблюда и отходил в сторону, пока я не слезу с него и не расположусь на земле.
Затем он подходил, распрягал верблюда и привязывал его к дереву неподалёку...Затем он уходил к другому дереву в стороне от меня и отдыхал в его тени.
Когда наступало время продолжать путь, Усман запрягал мне верблюда и подводил его ко мне.
Затем он отходил от меня в сторону и говорил:

Садись! Когда я устраивалась на верблюде, он подходил, брал его за повод, и мы продолжали свой путь.
* * *
Усман продолжал вести себя подобным образом каждый день, пока мы не достигли Медины.
Когда он увидел деревню Кубу в пригороде Медины, где проживал род Амру Ибн Ауфа, то сказал: “Твой муж в этой деревне.
Вступай же в нее с благословением Аллаха.
Сам же он развернулся и отправился обратно в Мекку”.
* * *
После длительной разлуки разобщенная семья вновь воссоединилась, и Умм Салама опять увидела своего мужа.
Абу Салама был очень счастлив встретить свою жену и сына.
Затем события начали развиваться с невероятной скоростью.
После этого была битва при Бадре, в которой участвовал Абу Салама, и в которой мусульмане одержали блестящую победу.
После Бадра последовала битва при Ухуде, где Абу Салама проявил себя с самой лучшей стороны, но получил тяжёлое ранение.
Он продолжал упорно лечиться, пока не почувствовал, что выздоравливает.
Но затянувшаяся снаружи рана воспалилась изнутри.
Внезапно она открылась, и Абу Салама был вынужден слечь.
Во время лечения он говорил своей жене:

О Умм Салама, я слышал, как посланник Аллаха говорил:

Если кого-то постигает несчастье, то он должен говорить при этом: “Истинно к Аллаху, истинно к Нему мы возвращаемся”, затем: “О Аллах, я безропотно принял это несчастье.
О Аллах, возмести его мне добром с избытком, что может даровать Аллах, Всемогущий Он и Великий...”
* * *
Больной Абу Салама проводил дни в постели.
Как-то утром его навестил посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Не успел он закончить свой визит, как Абу Салама скончался.
Своими праведными руками Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, закрыл глаза покойному другу.
Подняв взор к небу, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, воззвал:

О Аллах, прости прегрешения Абу Саламе и приблизь его к Себе.
Возмести потерю его детям и близким.
О Владыка миров, отпусти нам и ему грехи, дай ему простор в могиле и освети её.Вспоминая о том, что рассказывал ей Абу Салама о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Умм Салама говорит:

О Аллах, я безропотно приняла это несчастье от Тебя... Однако её душа не лежала к тому, чтобы сказать:

О Аллах, возмести его мне добром с избытком.
Она просто недоумевала: разве может быть кто-нибудь лучше Абу Саламы?!Тем не менее Умм Салама закончила свою мольбу...
* * *
Мусульмане как никогда переживали горе, постигшее Умм Саламу, и стали называть её вдовой арабов...В Медине у нее не было ни одного родного человека, кроме детишек, похожих на неоперившихся птенцов.
* * *
Мухаджиры и ансары почувствовали, что Умм Салама может выбрать одного из них в мужья.
Едва она закончила свой траур по Абу Саламе, как к ней посватался Правдивейший Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, но Умм Салама не приняла его предложение.
Затем к ней посватался Умар Ибн аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллаха, но Умм Салама отвергла его, как и предыдущего претендента...Затем к ней пришел посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, но Умм Салама сказала ему:— О посланник Аллаха, у меня есть три основных качества: я очень ревнивая женщина и боюсь, что ты будешь гневаться на меня, а за это меня накажет Аллах; к тому же я женщина в летах, и у меня есть дети.
Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал в ответ на это:— Ты упомянула свою излишнюю ревность, но я обещаю, что призову Всемогущего Аллаха лишить тебя этой черты.
Ты сказала о своём возрасте, но я в таком же возрасте, как и ты.
Что касается детей, то я считаю их своими.
После этого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, женился на Умм Саламе, а это означает, что Аллах услышал и ответил на её призыв, то есть возместил её потерю добром с избытком, дав ей мужа лучшего, чем Абу Салама.
С этого дня Хинд из племени Махзум уже не была матерью одного Саламы.
Она стала матерью всех правоверных.
Аллах ниспослал Умм Саламе свежесть райских кущ и Свою благосклонность, будучи удовлетворённым ею.

САМАМА ИБН АСАЛ
В шестом году по Хиджре посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, решил расширить сферу своего призыва к Аллаху.
Он написал восемь посланий арабским и иностранным правителям, которые отправил им, призывая их к Исламу.
Среди тех, кому Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, направил свои послания, был Самама Ибн Асал аль-Ханафи.
Ничего удивительного в этом не было, поскольку в период джахилиййи Самама был одним из знатных и влиятельных арабских князей.
Он был также крупным вождём племени бану Ханифа и входил в число правителей Йамамы, которого никто не смел ослушаться.
* * *
С большим неудовольствием и возмущением Самама получил послание Пророка, да благословит его Аллах и приветствует.
Гордыня и могущество ввергли его в грех, сделали его глухим к призыву истины и добра...Шайтан оседлал его и подтолкнул к замыслу убить посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и похоронить вместе с ним его призыв.
Он упорно искал возможность уничтожить Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, захватив его врасплох.
Ужасное преступление чуть было не случилось на самом деле, если бы один из дядей Самамы в последний момент не отговорил его от этого.
Таким образом, Аллах спас Своего пророка, да благословит его Аллах и приветствует, от зла Самамы.
Отказавшись от своего замысла убить посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Самама не оставил подобных мыслей в отношении его сподвижников.
Он стал поджидать удобный момент и подстерегать их.
Это удалось ему, и Самама жесточайшим образом убил нескольких сподвижников Пророка, да благословит его Аллах и приветствует.
В ответ на это посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разрешил пролить его кровь, о чём объявил своим сподвижникам.* * *
Через некоторое время после этого Самама Ибн Асал решил совершить малое паломничество.
Из Йамамы он взял свой путь на Мекку, преисполненный мечтаний совершить обход Каабы и зарезать жертвенное животное для её идолов...
* * *
Когда Самама проделал часть своего пути и был недалеко от Медины, с ним случилась беда, которой он никак не ожидал.
Один из разъездов посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который вёл патрулирование населённых районов, опасаясь ночных пришельцев и других незванных людей, имеющих недобрые намерения, захватил Самаму в плен.
Не зная этого человека, стражники привели его в Медину и привязали к одной из колонн мечети.
Они решили дождаться посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, чтобы он сам разобрался с этим пленником и отдал соответствующий приказ.
Собираясь войти в мечеть, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, увидел Самаму, привязанного к колонне.
Тогда он спросил своих сподвижников:— Знаете ли вы, кого взяли в плен?— Нет, о посланник Аллаха! — ответили они.— Это Самама Ибн Асал аль-Ханафи.
Обращайтесь с ним хорошо, — повелел Пророк, да благословит его Аллах и приветствует.
Вернувшись домой, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал своим домочадцам: — Соберите, что у вас есть из еды и отправьте это Самаме Ибн Асалу... Затем он приказал доить утром и вечером свою верблюдицу и поить Самаму её молоком... Всё это Посланник, да благословит его Аллах и приветствует, сделал прежде, чем увиделся и поговорил с ним.
* * *
Желая постепенно приобщить Самаму к Исламу, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, когда пришёл к нему, начал свою речь следующим образом:— Ну, с чем явился, Самама?— С добром, о Мухаммад, — ответил он. — Если убьёшь меня, то убьёшь по обычаю кровной мести.
Если пожалуешь своим прощением, то простишь благодарного... Если тебе нужны деньги, то проси и получишь, сколько захочешь.
Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, оставил его на два дня в том же положении, предоставляя ему пищу и питьё, а также молоко своей верблюдицы.
Затем он во второй раз пришёл к нему и спросил:— Ну, что у тебя, Самама?— Всё то же самое, что я сказал тебе в прошлый раз, — ответил Самама. — Если пожалуешь меня своим прощением, то простишь благодарного... Если убьёшь, то убьёшь по обычаю кровной мести... Если тебе нужны деньги, то проси и получишь, сколько захочешь.
Посланник, да благословит его Аллах и приветствует, опять оставил его, а придя на следующий день, спросил;— Ну, что у тебя, Самама?— То же самое, что я говорил тебе ранее... Если пожалуешь меня своим прощением, то простишь благодарного... Если убьёшь, то убьёшь по обычаю кровной мести... Если тебе нужны деньги, то я дам тебе их столько, сколько ты захочешь.
Повернувшись к своим сподвижникам, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: — Отпустите Самаму! Его развязали и отпустили на свободу.
* * *
Самама покинул мечеть посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и направился в пальмовую рощу в пригороде Медины, недалеко от аль-Бакиа, где опустил своего верблюда.
Очень тщательно он совершил омовение водой из источника, а затем опять направил свои стопы в мечеть.
Достигнув цели, он тут же остановился перед группой мусульман и произнёс:— Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, и свидетельствую, что Мухаммад — Его раб и Его посланник.
Затем он направился к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и сказал: — О Мухаммад! Клянусь Аллахом, что не было на земле для меня более ненавистного лица, чем твоё... Но сейчас твоё лицо для меня самое любимое и желанное из всех лиц.
Клянусь Аллахом, что не было для меня ненавистнее религии, чем твоя религия.
Но сейчас твоя религия стала для меня самой желанной.
Клянусь Аллахом, что не было для меня более ненавистного места, чем то, где находился ты.
Но сейчас это место наилучшее для меня из всех других.
Далее он сказал:— Я пролил кровь твоих сподвижников.
Что я должен теперь сделать? Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:— Нет тебе порицания за это, о Самама... Истинно, в Исламе не засчитывается то, что было до этого...Далее Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, возвестил ему о добре, которое ниспошлёт ему Аллах за то, что он принял Ислам.
Черты лица Самамы разгладились, и он с воодушевлением воскликнул:— Клянусь Аллахом, что я уничтожу язычников во много раз больше, чем я убил твоих сподвижников! Я отдаю себя самого, мой меч и всех моих людей в помощь тебе и твоей религии! Затем от сказал:— О посланник Аллаха, твоя конница захватила меня, когда я намеревался совершить малое паломничество.
Как ты думаешь, что мне делать? Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, ответил:— Продолжай совершать прерванное паломничество, но только соблюдай при этом Закон Аллаха и Его посланника.
Затем Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, обучил его необходимым обрядам.
* * *
Достигнув Заповедного Дома Аллаха — Каабы, которая была его целью, Самама остановился и своим громким, звучным голосом возвестил:

Лаббейка, Аллаhумма, лаббейк(а).
Лаббейка, ла шарика лака, лаббейк(а).
Инна ль-хамда ва н-ни‘мата лака ва ль-мулк(а).
Ла шарика лака.(Вот я перед Тобой, о Аллах! Вот я перед Тобой!Вот я перед Тобой, и нет у Тебя сотоварища! Вот я перед Тобой!Поистине, хвала Тебе, милость и власть принадлежат Тебе!И нет у Тебя сотоварища...)Это был первый на нашей планете мусульманин, который, вступив на священную территорию Мекки, произнёс слова тальбийи вот я перед Тобой.
Эти слова стали девизом Хаджа, его символом и знаком его значимости.
* * *
Когда курайшиты услышали взывающий к Аллаху голос, провозглашающий о том, что паломник внял призыву Аллаха, что он покорен Ему и спешит на зов Аллаха, они переполошились и среди них поднялась тревога.
Заблестели выхваченные из ножен мечи, и люди устремились к взывающему человеку, чтобы расправиться с тем, кто посмел вторгнуться в их логово.
Когда люди приблизились к Самаме, он, гордо взирая на них, еще громче стал произносить тальбийу.
Один из курайшитских юношей приготовился поразить стрелой из своего лука этого человека, но остальные воспрепятствовали ему сделать это со словами:

Горе тебе! Знаешь ли ты, кто это? Ведь это Самама Ибн Асал, властитель Йамамы...Если вы причините ему зло и убьёте его, то его народ прекратит снабжать нас продовольствием и мы умрём с голоду.
Вложив мечи в ножны, люди подошли к Самаме и спросили:

Да что с тобой, о Самама?!! Он ответил:

Я не впал в детство, а принял лучшую религию... Я стал последователем религии Мухаммада.
Далее он продолжил:

Клянусь Владыкой этого Дома, что после моего возвращения в Йамаму, вы не получите оттуда ни одного пшеничного зёрнышка или чего-либо другого из её благ, пока все до единого не станете последователями Мухаммада...На глазах у курайшитов Самама Ибн Асал совершил обряд паломничества точно так, как повелел ему посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Он зарезал жертвенное животное для Аллаха, а не для истуканов и идолов, а затем отправился обратно в свою страну.
Там он повелел своему народу прекратить поставки продуктов курайшитам.
Люди послушно выполнили его приказ, и блага Йамамы перестали поступать жителям Мекки.
* * *
Постепенно блокада курайшитов, установленная Самамой становилась всё жестче.
Начался рост цен, среди людей распространился голод, и они начали впадать в отчаяние.
Многие уже всерьёз опасались голодной смерти.
В этой ситуации они направили послание Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, в котором писали:

Мы очень надеемся на тебя, что ты проявишь милосердие к своим родственникам и войдёшь в наше положение в такой тяжёлой ситуации...Однако ты прервал с нами всякие связи, мечом убивал отцов, а детей умертвлял голодом.
Самама Ибн Асал прекратил поставлять нам продовольствие, чем нанёс нам большой ущерб.
Если ты сочтёшь возможным написать ему, чтобы он возобновил поставки нам самого необходимого, то сделай это.
Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, написал Самаме, чтобы он возобновил поставки продуктов.
Самама выполнил это указание.
* * *
Всю свою жизнь Самама Ибн Асал был верен своей религии, сохраняя преданность Пророку, да благословит его Аллах и приветствует.
Когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, предстал пред Всевышним, а арабы группами и поодиночке начали отказываться от религии Аллаха, и когда лжепророк Мусайлима из племени бану Ханифа начал призывать их уверовать в него, Самама встал на его пути.
Он обратился к своему народу со следующими словами:— О люди бану Ханифа, остерегайтесь этого тёмного дела, ибо нет в нём никакого света... Клянусь Аллахом, большую беду ниспошлёт Всевышний и Всемогущий Аллах тому из вас, кто пойдёт за лжепророком, и испытание тому, кто не будет следовать ему.
Он сказал также:— О люди бану Ханифа, не может быть двух пророков одновременно.
Истинно, Мухаммад — посланник Аллаха, и нет пророка после него.
И нет также пророка вместе с ним.
Затем он продекламировал:

Ха Мим (Восхваляемый, Владыка Чести).
Откровение Книги есть от Аллаха, Могучего, Всеведущего.
Прощающего грех и Принимающего раскаяние, Строгого в наказании, Владеющего щедротами.
Нет божества, кроме Него.
У Него — конечное прибежище. (Верующий, 1—3).
Затем Самама сказал:— Разве могут быть словами Аллаха то, что говорит Мусайлима:

О лягушка чистая, не испортишь ты питья, и не замутишь ты воды.
Объединившись с теми из своего народа, кто сохранил верность Исламу, Самама начал священную войну с вероотступниками во имя Аллаха и возвышения Его слова на всей Земле.
Щедро вознаградил Аллах добром Самаму Ибн Асала за его преданность Исламу и мусульманам...Он даровал ему райские кущи, обещанные праведникам.
АБУ АЙУБ АЛЬ-АНСАРИ
Это великий сподвижник посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, полное имя которого Халид Ибн Зайд Ибн Кулайб, родом из племени бану ан-Наджар.
Прозвище у него было Абу Айуб, а происходил он из ансаров.
Кто же из нас, мусульман, не знает Абу Айуба аль-Ансари?!Память о нём Аллах превознёс на Востоке и Западе и сделал его избранником судьбы, выбрав из всех домов мусульман именно его дом, чтобы в нем поселился благодарный Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, после его переселения в Медину, что стало предметом его гордости.
Существует целая история о том, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вселялся в дом Абу Айуба, которую приятно пересказывать и повторять.
Когда Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, прибыл в Медину, он встретил самый сердечный приём со стороны её жителей, который только может быть оказан прибывшему гостю...Обращённые на него глаза излучали тепло, свойственное тому, как смотрят друг на друга любящие люди...Жители Медины открыли Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, свои сердца, и он занял в них самое высокое место.
Однако первое время после своего переселения посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, провёл в деревне Куба, расположенной в двух милях от Медины, где построил свою мечеть, которая была первой, основанной на благочестии.
После этого, усевшись на свою верблюдицу, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, направился в Медину.
Вскоре дорогу ему перегородили вожди Йасриба, каждый из которых стремился получить честь принять в своём доме посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Один за другим они преграждали путь верблюдице со словами:— Остановись у нас, о посланник Аллаха, с любым количеством людей и с любым снаряжением.
Мы гарантируем тебе любую защиту и полную безопасность.
Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отвечал им:— Оставьте верблюдицу, пусть она следует, как ей приказано.
Верблюдица продолжала идти к своей цели, и люди с замиранием сердца следили за ней...Когда она проходила мимо дома, то его обитатели становились грустными и печальными, в то время как надежда вспыхивала в душах хозяев следующих домов.
Верблюдица продолжала своё шествие, а люди следовали за ней, горя желанием узнать имя счастливца, которому выпадет величайшая честь.
Наконец верблюдица достигла площадки перед домом Абу Айуба аль-Ансари и остановилась здесь...Однако посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не стал спускаться с неё. Он отпустил поводья, но, пройдя немного, верблюдица опять возвращалась на старое место.
И здесь радость наполнила сердце Абу Айуба аль-Ансари.
Он поспешил к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, горячо приветствуя его.
Абу Айуб нёс багаж Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, как будто это были все сокровища Земли.
Затем он ввёл его в свой дом.
* * *
Дом Абу Айуба был одноэтажным с мансардой наверху.
Он освободил мансарду от своих вещей, чтобы поселить там посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Однако Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, предпочёл занять первый этаж.
Абу Айуб подчинился его желанию и поселил его там, где ему было удобнее.
Когда наступила ночь и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, улёгся в постель, Абу Айуб с женой поднялись в мансарду, но не успели закрыть за собой дверь, как Абу Айуб повернулся к жене и воскликнул:— Горе тебе, что же мы наделали? Неужели посланник Аллаха будет внизу, а мы наверху, то есть выше него?! Что же получается, мы поднимаемся над посланником Аллаха?! Неужели мы окажемся между Божественным Откровением и Пророком?! Всё, мы пропали!Оба супруга почувствовали себя в величайшем смущении и отчаянии, смешанном с раскаянием.
Они абсолютно не знали, что им теперь делать.
После некоторого периода замешательства супруги перешли в ту часть мансарды, которая не находилась непосредственно над посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Они решили осторожно передвигаться по краям мансарды, держась подальше от её центра.
Утром Абу Айуб сказал Пророку, да благословит его Аллах и приветствует:

Клянусь Аллахом, мы всю ночь не сомкнули глаза, ни я, ни Умм Айуб.— А что такое случилось?! — спросил его Пророк, да благословит его Аллах и приветствует.
Абу Айуб ответил:

Я вспомнил, что нахожусь в верхней части дома, а ты в нижней.
Если я буду двигаться, то на тебя будет сыпаться пыль, а к тому же ещё я оказался между откровением и тобой.
Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал ему:— Не считай это серьёзным! Нам удобнее быть внизу, потому что к нам ходит много людей.
Абу Айуб рассказывал:

Я подчинялся воле посланника Аллаха до тех пор, пока как-то в холодную ночь у нас не разбился кувшин и вода из него залила пол мансарды.
У нас с женой было покрывало, которое мы использовали в качестве одеяла.
Тут же вместе с женой мы бросились вытирать воду этим покрывалом, опасаясь, что она прольётся на посланника Аллаха.
Встретившись утром с Пророком, я сказал ему:— Ты для меня, как отец и мать! Меня совсем не устраивает находиться выше тебя в то время, как ты находишься подо мной.
Когда я рассказал ему историю с кувшином, он, наконец, согласился со мной и переселился в мансарду.
Мы же с женой перешли жить на первый этаж.
* * *
В доме Абу Айуба Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, жил около семи месяцев, пока не закончил строительство мечети на площади перед домом, где остановилась верблюдица.
После этого он переселился в жилые помещения при мечети, приготовленные для него и его жён.
Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, стал соседом Абу Айуба, и это было образцовое соседство.
* * *
Всей душой и сердцем Абу Айуб полюбил посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
В свою очередь, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, как родного, полюбил Абу Айуба, и между ними не было никаких церемоний, а его дом Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, считал своим вторым домом.
* * *
Ибн Аббас рассказывал:

Как-то в разгар дня Абу Бакр направился в мечеть.
По дороге его увидел Умар и спросил: “Что тебя заставило выйти из дома в такой час?” Абу Бакр ответил: “Меня заставило выйти из дома не что иное, как сильный голод”. Умар воскликнул:— Клянусь Аллахом, то же самое и меня заставило выйти из дома!Пока они переговаривались подобным образом, к ним подошёл посланник Аллаха и спросил: “Что вас заставило в такой час выйти из дома?”Они ответили:— Клянемся Аллахом, это чувство сильнейшего голода в наших животах.
Пророк воскликнул: “Клянусь Тем, Кому принадлежит моя душа, что и я вышел из дому по той же самой причине!”— Пойдемте вместе, — предложил посланник Аллаха.
Далее они все вместе продолжили свой путь, пока не подошли к дверям дома Абу Айуба, который каждый день готовил пищу для посланника Аллаха.
А в этот день он несколько запоздал и не пришёл вовремя.
На стук в дверь к ним вышла жена Абу Айуба Умм Айуб, которая сказала:— Приветствую Пророка Аллаха и тех, кто с ним.
Посланник Аллаха произнёс в ответ:— А где же Абу Айуб? Сам же Абу Айуб, который работал неподалёку в пальмовой роще, узнал голос Пророка и поспешил к нему со словами:— Приветствую посланника Аллаха и тех, кто с ним, — сказал он. — I мой пророк Аллаха, обычно ты приходишь ко мне в другое время.
Посланник Аллаха сказал: “Да, ты прав”. После этого Абу Айуб подошёл к пальме и срезал с неё большую ветвь со спелыми и недозревшими финиками.
Пророк воскликнул:— Я не хотел, чтобы ты срезал эту ветвь! Разве ты уже не собирал для нас финики с этой пальмы?Абу Айуб сказал: “О посланник Аллаха, мне хотелось бы, чтобы ты поел этих фиников, а потом я зарежу барашка”.— Если будешь резать животное, то не режь то, что даёт молоко, — сказал Пророк.
Выбрав упитанного козлёнка, Абу Айуб заколол его и сказал жене:

Замеси тесто и напеки нам лепешек.
Ты в этом знаешь толк.
Затем он сварил половину козлёнка, а вторую зажарил на углях.
Когда пища была готова и уже стояла перед посланником Аллаха и его товарищами, Пророк взял кусок мяса, положил его на лепёшку и сказал:— О Абу Айуб, отнеси поскорее этот кусок Фатиме, которая уже давно такого не пробовала.
Поев досыта, Пророк сказал:— Хлеб, мясо, разные сорта фиников! Он даже прослезился, а затем продолжил:

Клянусь Тем, в Чьих руках моя душа, что это и есть благодать, которую вы попросите в день Суда.
Если вы это получите, то хлопните руками и скажите:

Во имя Аллаха!. Когда насытитесь, то скажите:

Хвала Аллаху, Который накормил и облагодетельствовал нас наилучшим образом.
Поднявшись, посланник Аллаха сказал Абу Айубу:— Приходи к нам завтра.
У посланника Аллаха был обычай вознаграждать того, кто делал для него что-нибудь доброе, но Абу Айуб не слышал об этом.
Умар сказал ему:— Пророк повелевает тебе прийти к нему завтра, о Абу Айуб.— Слушаю и повинуюсь посланнику Аллаха, — воскликнул Абу Айуб.
На следующий день Абу Айуб отправился к Пророку, который подарил ему молоденькую невольницу, прислуживавшую ему.
При этом он сказал ему:— Будь добр к ней, о Абу Айуб.
За всё время, пока она у нас, мы видели от неё только хорошее.
* * *
Абу Айуб вернулся домой с невольницей.
Когда её увидела его жена Умм Айуб, то сказала:— А она для кого, о Абу Айуб?!— Для нас... Мне её подарил посланник Аллаха, — ответил Абу Айуб.— Какой же он великий даритель, и как прекрасен его подарок! — воскликнула жена.— Он повелел нам хорошо с ней обращаться, — сказал Абу Айуб.
Жена спросила:— А что мы должны сделать, чтобы выполнить повеление и наказ посланника Аллаха?— Клянусь Аллахом, я не вижу способа наилучшим образом выполнить этот завет, кроме как освободить её, — ответил Абу Айуб.— Ты на правильном пути, — сказала жена. — Удачи тебе.
После этого Абу Айуб освободил невольницу.
* * *
Таковы некоторые случаи и картинки из жизни Абу Айуба в мирное время.
Если мы обратимся к страницам его биографии как воина, то также обнаружим здесь немало замечательного.
Всю свою сознательную жизнь Абу Айуб был солдатом в войне во имя Аллаха.
О нём говорят даже, что он не пропустил ни одного военного похода мусульман, начиная с эпохи посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и до времен Муавийи.
Если он и не участвовал в каком-либо походе, то это означало, что он был занят в другом.
Последний раз он участвовал в походе на Константину, который подготовил Муавийа, а войсками командовал его сын Йазид.
В то время Абу Айуб был уже глубоким старцем в возрасте почти восьмидесяти лет.
Однако это обстоятельство совсем не помешало ему вступить в армию под знамёнами Йазида и отправиться с походом в открытое море для войны во имя Аллаха.
Однако вскоре после начала боевых действий Абу Айуб серьёзно занемог, что помешало ему продолжать участвовать в боях.
Придя навестить его, Йазид спросил:— У тебя есть какая-нибудь просьба, о Абу Айуб?Он ответил:

Передай от меня привет солдатам-мусульманам и скажи им: “Абу Айуб завещает вам решительно продвигаться вглубь территории противника как можно дальше и взять его с собой, чтобы похоронить у ваших ног под стенами Константины”. Сказав это, Абу Айуб испустил дух.
* * *
Мусульманские солдаты выполнили последнее желание сподвижника посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Они непрерывно атаковали противника, пока не вышли к стенам Константины, неся с собой тело Абу Айуба.
Здесь они вырыли могилу и похоронили его в ней.
Аллах был милостив к Абу Айубу аль-Ансари, единственным желанием которого было умереть на спинах великолепных боевых коней в военном походе во имя Аллаха... Он скончался в возрасте почти восьмидесяти лет...
АМРУ ИБН АЛЬ-ДЖАМУХ
Амру Ибн аль-Джамух был одним из вождей Йасриба во времена джахилиййи и старейшиной племени бану Салама аль-Мусаввад.
Это был также один из самых знатных и доблестных людей Медины...В эпоху джахилиййи у знатных людей было принято иметь собственного идола в своём доме, чтобы каждый день утром и вечером испрашивать у него благословения, в положенное время делать ему жертвоприношение и просить помощи в несчастьях.
Идол Амру Ибн аль-Джамуха носил имя Манат и был сделан из ценного сорта дерева...Амру Ибн аль-Джамух всячески ухаживал за ним, не чаял в нём души и умащал его драгоценными благовониями.
* * *
Амру Ибн ал-Джамуху исполнилось шестьдесят лет, когда лучи веры начали проникать в Йасриб, освещая один дом за другим.
Заслуга в этом принадлежала первому проповеднику Ислама Мусабу Ибн Умайру.
Его трое детей — Муавваз, Муаз и Халлад приняли Ислам, а также их сверстник по имени Муаз Ибн Джабаль...Вместе со своими тремя сыновьями уверовала и их мать Хинд, однако Амру Ибн аль-Джамух ничего не знал о их переходе в Ислам.
* * *
Жена Амру Ибн аль-Джамуха Хинд увидела, что Ислам повсеместно распространился среди жителей Йасриба, и среди его вождей язычником остался только её муж с небольшой группой людей.
Хинд очень любила и почитала своего мужа.
Она очень жалела, что он может умереть неверным, и попадёт из-за этого в адское пламя.
Сам же Амру, в свою очередь, опасался, что его сыновья откажутся от религии своих отцов и дедов, последуют этому новоявленному проповеднику Мусабу Ибн Умайру, который за короткое время смог отвратить многих людей от их религии и обратить их в религию Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует.
Он сказал своей жене:— О Хинд, остерегайся встреч твоих детей с этим человеком (имелся в виду Мусаб Ибн Умайр), пока мы не разберёмся с ним.
Хинд ответила:— Слушаюсь и повинуюсь! А слышал ли ты от своего сына Муаза, что он рассказывает об этом человеке?— Горе тебе! — воскликнул Амру. — Разве мог Муаз отказаться от своей религии, чтобы я ничего не знал об этом?Праведная женщина сжалилась над шейхом и сказала:— Разумеется, нет, он просто побывал на некоторых собраниях этого проповедника и запомнил кое-что из его слов.— А ну-ка позови его ко мне, — воскликнул Амру.
Когда сын предстал перед ним, он попросил его:

Расскажи мне что-нибудь из того, что говорил этот человек.
Муаз произнёс:Aо имя Аллаха Милостивого, Милосердного! Вся хвала принадлежит Аллаху, Владыке всех миров,Милостивому, Милосердному, Властителю Судного Дня.
Тебе Одному мы поклоняется, и к Тебе Одному мы взываем о помощи.
Наставь нас на путь правый,путь тех, которых Ты одарил Своими благами, тех, кто не навлёк на себя Твоей немилости, и тех, кто не впал в заблуждение. (аль-Фатиха).
Амру воскликнул:— Как прекрасны и как замечательны эти слова! Муаз сказал:— И даже лучше этого, о отец.
Не желаешь ли присягнуть на верность этому? Весь твой народ уже присягнул.
Немного подумав про себя, шейх произнёс:— Я этого не сделаю, пока не посоветуюсь с Манат.
Посмотрю, что он скажет.
Юноша воскликнул:— Отец, ну что может сказать Манат? Это же мёртвое дерево, не имеющее разума и лишённое дара речи.
Но шейх стоял на своём:

Я же сказал тебе, что без этого ничего предпринимать не буду!
* * *
После этого Амру Ибн аль-Джамух пришёл к Манат.
Когда люди хотели поговорить с идолом, то ставили сзади него старуху, которая по вдохновению от идола отвечала за него.
Во всяком случае, они так считали.
Выпрямившись во весь свой высокий рост, Амру встал перед идолом, опираясь на здоровую ногу, так как другая была сильно искривлена.
Воздав наилучшую хвалу идолу, он сказал:— О Манат, несомненно ты знаешь, что этот проповедник, который прибыл к нам из Мекки, не желает никому плохого, кроме тебя... Он пришёл для того, чтобы мы прекратили поклоняться тебе... Однако несмотря на то, что мне довелось услышать его прекрасные слова, я отказался присягать ему, пока не посоветуюсь с тобой.
Дай же мне совет! Но Манат ничего ему не ответил.— Может быть ты рассердился? — спросил Амру. — Но я в жизни ничего плохого тебе не сделал... Но ничего страшного.
На несколько дней я тебя оставлю, пока не утихнет твой гнев.
* * *
Сыновья Амру Ибн аль-Джамуха знали, насколько он был привязан к Манат, став с течением времени частью этого идола.
Вместе с тем они видели, что беззаветная вера в его сердце начала колебаться.
Они должны были вырвать эту веру из его души, чтобы открыть Исламу путь в неё.
* * *
Как-то ночью сыновья Амру Ибн аль-Джамуха со своим другом Муазом Ибн Джабалем проникли в то место, где стоял Манат и вынесли его оттуда.
Они перенесли его к яме, куда люди из племени бану Салама сбрасывали нечистоты, и оставили его там.
После этого они скрытно вернулись домой таким образом, что их никто не видел.
Проснувшись поутру, Амру неспеша направился к своему идолу, чтобы поприветствовать его.
Не обнаружив его на месте, он воскликнул: — Ну, берегитесь! Кто был у нашего божества ночью? Однако никто ничего не смог ему ответить.
Вне себя от гнева и ярости Амру обыскал весь дом снаружи и изнутри, расточая угрозы и проклятия, пока, наконец, не обнаружил идола вниз головой в помойной яме.
Он отмыл, почистил идола, умастил благовониями и вернул на прежнее место со словами:— Клянусь Аллахом, если бы я только знал, кто сделал это, то осрамил бы его на всю жизнь!На следующую ночь юноши вновь пришли к Манат и сделали то же самое, что и накануне.
Начав утром поиски, шейх обнаружил идола опять в выгребной яме, перепачканным нечистотами.
Взяв его, он отмыл идола, умастил благовониями и водрузил на прежнее место.
Каждую ночь юноши продолжали проделывать то же самое, пока Амру это не надоело.
Придя к идолу как-то перед сном, он взял свой меч, повесил ему на шею и сказал Манат:— О Манат! Клянусь Аллахом, я не знаю, кто проделывает это всё с тобой.
Но если в тебе есть добро, то избавь же себя сам от зла.
Вот тебе меч для этого.
Затем Амру отправился спать.
Убедившись, что шейх крепко спит, юноши прокрались к идолу, сняли с него меч и вынесли Манат на улицу.
Там они верёвкой привязали идола к дохлой собаке и бросили его в колодец бану Салама, куда стекали нечистоты и скапливались там.
Проснувшись и не найдя идола на месте, шейх начал поиски и обнаружил его брошенным лицом вниз в колодец вместе с привязанной к нему дохлой собакой, а меч оказался украденным.
На этот раз Амру не стал доставать идола из ямы, а оставил его там.
При этом он сказал:

Если бы ты был божеством, то не оказался бы в помойной яме, привязанным к дохлой собаке.
А в скором времени Амру принял религию Аллаха.
* * *
Ощутив сладость и прелесть истинной веры, Амру Ибн аль-Джамух почувствовал угрызения совести и раскаяние за каждое мгновение своей языческой жизни.
Телом и душой он принял новую религию, посвятив свою жизнь, имущество и детей покорному служению Аллаху и Его посланнику, да благословит его Аллах и приветствует.
* * *
Незадолго перед битвой при Ухуде Амру Ибн аль-Джамух увидел, как три его сына собираются на бой с врагами Аллаха.
Они были подобны диким львам и преисполнены страстного желания принять мученическую смерть и победить с соизволения Аллаха.
Такая обстановка возбудила у Амру боевой пыл, и он решил выступить вместе с ними на священную войну под знаменем посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Однако юноши решили помешать отцу осуществить своё намерение...Амру был уже пожилым человеком преклонного возраста и к тому же имел изуродованную кривую ногу.
Всемогущий Аллах простил бы ему неучастие в боевых действиях.
Сыновья сказали Амру:— О отец, Аллах освободил тебя от участия в войне.
Почему же ты утруждаешь себя тем, что ты делать не должен?Шейх сильнейшим образом разгневался на них за такие слова и побежал жаловаться на них посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, которому сказал:— О пророк Аллаха, мои сыновья не хотят допустить меня к этому благу, заявляя, что я хромой.
Клянусь Аллахом, я стремлюсь попасть в Рай с этой моей хромотой.
Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал его детям:— Пусть ваш отец делает, что ему хочется.
Может быть Всемогущий Аллах дарует ему геройскую смерть на поле боя...Повинуясь повелению посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, дети оставили его в покое.
* * *
Когда пришло время выступить в поход, Амру Ибн аль-Джамух попрощался с женой, как будто он уже никогда не вернётся...Затем он повернулся к Каабе, воздел руки к небу и произнес:— О Аллах, ниспошли мне смерть героя на поле боя, и не допусти моего возвращения к родным разочарованным.
Затем вместе со своими тремя сыновьями и многими бойцами из племени бану Салама он отправился в путь.
В самый разгар битвы люди рассеялись вокруг посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и он остался в одиночестве.
Амру Ибн аль-Джамух находился в это время в первых рядах бойцов.
Он скакал на своей здоровой ноге вперёд со словами:— Истинно, я стремлюсь в Рай! Истинно, я стремлюсь в Рай! — Сзади него находился его сын Амру Халлад.
Шейх и его сын героически защищали посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, отбивая атаки врага, пока не пали бездыханными на поле боя почти одновременно.
* * *
После окончания битвы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, подошёл к телам павших при Ухуде бойцов, чтобы похоронить их.
Он, да благословит его Аллах и приветствует, сказал своим сподвижникам:— Оставьте их в таком виде, в каком они есть, израненными и окровавленными, и я свидетель этого.
Затем он, да благословит его Аллах и приветствует, продолжил:— Каждый мусульманин, получивший ранение на священной войне во имя Аллаха, в Судный день будет иметь кровь цвета шафрана и запах, подобный аромату мускуса.
Похороните Амру Ибн аль-Джамуха вместе с Абдуллой Ибн Амру, потому что при жизни они были большими друзьями.
* * *
Аллах был благосклонен и доволен Амру Ибн аль-Джамухом и его соратниками, павшими в битве при Ухуде, послав им свет в их могилах.
АБДУЛЛА ИБН ДЖАХШ
Первый, кто был назван вождём правоверных.
Сподвижник, о котором сейчас мы поведём речь, был связан тесными узами с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и одним из его первых сторонников в Исламе.
Он являлся сыном тёти посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, так как его мать Умайма, дочь Абдель Мутталиба, была тётей Пророка, да благословит его Аллах и приветствует.
Он был также шурином посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, поскольку его сестра Зайнаб, дочь Джахша, была женой благородного Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и одной из матерей правоверных.
Ему первому было поручено знамя Ислама, после чего его первым назвали вождём правоверных.
Это был Абдулла Ибн Джахш аль-Асади.
* * *
Абдулла Ибн Джахш принял Ислам ещё до того, как Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, вступил в дом аль-Аркама, и был, таким образом, одним из первых мусульман.
Когда Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, позволил своим сподвижникам переселиться в Медину, чтобы спасти свою религию от зла курайшитов, Абдулла Ибн Джахш стал вторым переселенцем (мухаджиром), и в этой заслуге его смог опередить только Абу Салама.
Переселение во имя Аллаха, расставание с родными и родиной ради Него не было чем-то новым для Абдуллы Ибн Джахша.
Ранее он с некоторыми близкими уже переселялся в Эфиопию.
Однако на этот раз переселение было гораздо более масштабным, так как с ним уходили уже все его родные и близкие, а также и другие дети его отца со своими домочадцами, пожилыми и молодыми, с мальчиками и девочками.
Ислам стал его домом, а вера его племенем.
Как только они покинули Мекку, их оставленные дома показались унылыми и заброшенными, как будто они всегда были необитаемыми, и в них не ступала нога живого человека.
Прошло совсем немного времени после ухода Абдуллы со своим родом, как вожди курайшитов начали объезжать мекканские кварталы, чтобы выяснить, кто из мусульман покинул город, а кто остался.
Среди оставшихся были Абу Джахль и Утба Ибн Рабиа.
Окинув взором жилища бану Джахш, где гулял пыльный ветер и хлопали двери, Утба произнёс:— Похоже на то, что опустевшие дома бану Джахш оплакивают их.
Абу Джахль возразил ему: — А кто они такие, чтобы дома оплакивали их?После этого Абу Джахль вошёл в дом Абдуллы Ибн Джахша, который был самым красивым и богатым из всех домов, и начал распоряжаться там всем имуществом, как будто был его собственником.
Когда Абдулле Ибн Джахшу сообщили, что сделал Абу Джахль с его домом, он рассказал об этом посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал ему:— Разве тебя не устраивает, о Абдулла, что ты получишь от Аллаха прекрасный дом в Раю?— Нет, это меня вполне устраивает, — сказал Абдулла.— Ну, так тому и быть, — произнёс Пророк, да благословит его Аллах и приветствует.
После этого душа Абдуллы успокоилась.
Не успел Абдулла Ибн Джахш обосноваться в Медине после перенесённых горестей во время первого и второго переселений и не успел он насладиться заслуженным отдыхом у заботливых ансаров после всех козней курайшитов, как судьба по воле Аллаха приготовила ему самое жестокое испытание в жизни и тяжелейшую проверку с тех пор, как он принял Ислам.
Послушаем же историю этого сурового и горького испытания.
* * *
Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, избрал из состава своих сподвижников восьмерых человек для того, чтобы они провели первую военную акцию в истории Ислама.
Среди этих восьми были Абдулла Ибн Джахш и Саад Ибн Абу Ваккас.
Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал своим избранникам:

Я назначаю вашим командиром того, кто лучше всех и стойко переносит голод и жажду.
Затем он вручил знамя Абдулле Ибн Джахшу, который стал, таким образом, первым военачальником в мусульманской общине.
* * *
Благородный Посланник, да благословит его Аллах и приветствует, определил Абдулле Ибн Джахшу направление движения и вручил ему письмо с условием, чтобы он прочитал его только через два дня похода, но никак не ранее.
Когда истекли два дня секретного похода, Абдулла прочитал в письме следующее:

Ознакомившись с этим письмом, продолжай движение до Нахлы, что находится между Таифом и Меккой, а затем веди наблюдение за курайшитами и передавай нам сообщения о них...Прочитав письмо, Абдулла воскликнул:

Слушаюсь и повинуюсь Пророку Аллаха!, а затем обратился к своим спутникам:— Посланник Аллаха повелел мне выдвигаться к Нахле, чтобы наблюдать за курайшитами и докладывать ему об их действиях.
При этом он запретил мне принуждать кого-нибудь из вас идти со мной.
Кто стремится и желает пасть геройской смертью, пусть следует со мной.
Тот же, кто не хочет этого, может возвращаться обратно без всякого позора.
Люди сказали:— Мы слушаемся и повинуемся посланнику Аллаха.
Мы пойдём за тобой туда, куда приказал тебе следовать пророк Аллаха.
Достигнув Нахлы, небольшой отряд начал вести активную разведку, наблюдая за передвижениями и другими действиями курайшитов.
Как-то раз они заметили курайшитский караван, в котором было четыре человека:

Амру Ибн аль-Хадрами, аль-Хукм Ибн Кайсан, Усман Ибн Абдулла и его брат аль-Мугайра.
При них были обычные для курайшитов товары: кожи, изюм и o.a., которыми они торговали.
Обнаружив караван, бойцы начали совещаться между собой.
Это случилось как раз в последний день месяцев, в течение которых война была под запретом.
Они говорили друг другу:

Если мы их убьём, то это случится в запретный месяц.
Тем самым мы нарушим запрет, и нас будут ненавидеть все арабы... Если же мы их не тронем, то за этот день они успеют достигнуть запретной территории Мекки и окажутся в безопасности от нас.
Они совещались подобным образом, пока не пришли к единому мнению о необходимости напасть на караванщиков, убить их и захватить трофеи... В течение нескольких мгновений они убили одного, захватили в плен двоих, а четвертый ускользнул и спасся бегством.
* * *
Вместе с двумя пленными и захваченным имуществом отряд Абдуллы Ибн Джахша вернулся в Медину.
Когда они предстали перед посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и он узнал об их действиях, то самым суровым образом осудил их.
Он сказал:

Клянусь Аллахом, я не приказывал вам вести боевые действия.
Я повелел вам собирать и передавать сведения о курайшитах, а также следить за их передвижениями.
Обоих пленных Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, оставил у себя до решения их судьбы, а что касалось захваченных товаров, то он категорически отказался взять что-нибудь себе.
И вот тогда у Абдуллы Ибн Джахша и его товарищей опустились руки, так как они осознали, что нарушили приказ посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Дело усугублялось ещё и тем, что их дружно осудили многие их мусульманские братья, которые, проходя мимо, говорили:

Они нарушили приказ посланника Аллаха.
Ещё больше возросла их растерянность, когда они узнали, что курайшиты использовали это происшествие в качестве предлога, чтобы избавиться от посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и дискредитировать его среди арабских племён.
Они говорили при этом:

Мухаммад нарушил запрет священных месяцев, пролив в них кровь, захватив имущество и взяв в плен людей...Поистине, неописуемым было отчаяние Абдуллы Ибн Джахша и его товарищей, когда они осознали результаты своих действий, и в какое неудобное положение они поставили тем самым посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
* * *
Когда они все переживали тяжесть отчаяния и беды, обрушившейся на них, вдруг пришла добрая весть о том, что Всевышний Аллах удовлетворён их действиями, по поводу чего Он ниспослал соответствующие аяты Своему пророку, да благословит его Аллах и приветствует.
И даже не спрашивайте о том, какая радость охватила их всех.
На улице к ним подходили люди, обнимали и поздравляли их, а у всех на устах были ниспосланные аяты Корана.
Всевышний Аллах ниспослал следующее Откровение Своему пророку, да благословит его Аллах и приветствует:

Они спрашивают тебя про войны во время священного месяца.
Скажи: “Война во время его есть великое беззаконие, но удерживать людей на пути Аллаха и быть неблагодарными Ему и удерживать людей от Священной Мечети, и изгонять народ из неё есть ещё больший грех пред Аллахом, и преследование хуже убийства...”. (Ei?iaa, 217).
* * *
Успокоилась душа благородного Посланника, да благословит его Аллах и приветствует, когда ему были ниспосланы эти возвышенные аяты.
Тогда он, да благословит его Аллах и приветствует, принял добычу и выкуп за пленных, с удовлетворением восприняв действия Абдуллы Ибн Джахша и его товарищей, поскольку этот поход явился важным событием в жизни мусульман.
Это были первые трофеи, захваченные в эпоху Ислама и был убит первый язычник, кровь которого пролили мусульмане.
Это были первые в истории Ислама двое пленных, попавших в руки мусульман.
Это был первый поход, в котором было поднято руками Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, знамя Ислама, а его командир Абдулла ибн Джахш стал первым исламским военачальником.
Затем была битва при Бадре, где Абдулла Ибн Джахш проявил себя с самой лучшей стороны, как это и подобает истинному правоверному.
После этого была битва при Ухуде, где с Абдуллой Ибн Джахшем и его товарищем Саадом Ибн Абу Ваккасом произошла незабываемая история.
Предоставим же слово самому Сааду, чтобы он рассказал то, что произошло с ним и его товарищем.
Саад Ибн Абу Ваккас рассказывал:

Перед битвой при Ухуде меня встретил Абдулла Ибн Джахш и спросил: “Разве ты не взываешь к Аллаху?”— Да, конечно, — ответил я.
Уединившись, я начал взывать к Аллаху:“О Владыка! Если мне суждено встретиться с врагом, то пошли мне сильного, жестокого и злобного противника, чтобы я сразился с ним, а он бы сразился со мной.
А затем ниспошли мне победу над ним, чтобы я убил его и взял бы у него трофеи”. После меня к Аллаху воззвал Абдулла Ибн Джахш:— О Аллах! Ниспошли мне сильного, жесткого и злобного врага, с которым я буду сражаться во имя Твоё, а он будет сражаться со мной.
Затем он одолеет меня и отрежет мне нос и ухо.
Если я встречусь с Тобой завтра, Ты спросишь: “Во имя чего отрезаны твой нос и ухо?” — а я отвечу: “Во имя Твоё и Твоего посланника”. “Ты прав”, — скажешь Ты.
Саад Ибн Абу Ваккас продолжал:

Призыв Абдуллы Ибн Джахша был лучше моего.
В конце дня я обнаружил его убитым и изуродованным.
Его нос и ухо были подвешены за нитку к дереву.
* * *Аллах ответил на призыв Абдуллы Ибн Джахша и даровал ему мученическую смерть шахида.
Такая же награда была дарована и его дяде — главному мученику Хамзе Ибн Абдель Мутталибу.
Благородный Посланник, да благословит его Аллах и приветствует, похоронил их обоих в одной могиле, а его чистые слезы капали на место их последнего упокоения, придавая чудесный аромат праведной смерти в бою.

Из книги "Сувару мин хаяти ассохаба" Абдуррахман Рафат Аль-Баша