• Название:

    WORD Дневники Стефана Жажда крови 8 глав RUS

  • Размер: 0.16 Мб
  • Формат: DOC
  • или



ДНЕВНИКИ СТЕФАНА:

ЖАЖДА КРОВИ
Вторая книга серии "Дневники Стефана".
Предисловие.
Стефан и Деймон Сальваторе теперь вампиры, и должны как-то справляться с последствиями своей судьбы.
Они уезжают из своего маленького родного городка Мистик Фоллс, который кишит охотниками на вампиров, и едут в Новый Орлеан.
Пока Стефан упивается своими новыми силами, Деймон до сих пор страдает о потере Кэтрин, прекрасной вампирши, обратившей их обоих.
Но Новый Орлеан полон соблазнов и опасностей.
Стефан влюбляется в другую девушку, и его сила воли испытывается до предела.
Деймона же захватил злобный, садистский охотник на вампиров.
Стефан понимает, что должен спасти брата, но будет ли это стоит ему новую любовь?
Рада сообщить вам, что на нашем вы сможете прочитать переводвсей книги!
Переводчикkazzyavkа.
Перевод сайта: http://vdrussia.ru/

Введение

12.02.2011, 20:

35

Введение
Поэты и философы, которых я когда-то любил были неправы.
Смерть приходит не ко всем нам, и время не притупляет наши воспоминания и не превращает наши тела в пыль.
Потому, что пока я считался мертвым, и надгробный камень с моим именем стоял на холодной земле, символизируя мой земной конец, в реальности моя жизнь только начиналась.
Это было как-будто многие годы я спал, оцепенев в темнейшей ночи, чтобы потом проснуться в мире, который был более ярким, более диким, и более захватывающим, чем я когда-то мог себе вообразить.
Люди, которых я знал продолжали жить, как я уже сказал, тратя свои ограниченные дни на походы по магазинам, обрабатывая поля, крадя тайные поцелуи после захода солнца.
Они для меня теперь были только тенями, не более значительными, чем испуганные белки и кролики, копошащиеся в лесу, не осознающие мира вокруг.
Но я не был тенью.
Я был единым целым, невосприимчивым к их худшим страхам.
Я победил смерть.
Я не был мимолетным посетителем мира, я был его хозяином, и у меня была вечность,чтобы подчинить его своей воле. Дневники Стефана:

Жажда крови.
Глава 1

12.02.2011, 20:

44

Глава 1 Был октябрь.
Деревья на кладбище стали гнилого коричневого цвета, свистел холодный ветер, пришедший взамен удушающей жары лета в Вирджинии.
Не то, чтобы я это особо чувствовал.
Так как я был вампиром, мое тело реагировало только на температуру моей следующей жертвы, согреваясь от действия ее горячей крови, бурлящей у меня в венах.

Моя следующая жертва находилась всего в нескольких футах от меня: девушка с каштановыми волосами, которая в данный момент перелезала через забор поместья Харнеттов, прилегающего к кладбищу.
Клементина Хаверфорд, почему ты до сих пор не в кровати? - мое игривое настроение вступило в разногласие с горячей тяжелой жаждой, владевшей мной.
Клементина не должна была здесь находиться, но она всегда нравилась Мэтту Харнетту.
И даже несмотря на то, что Клементина была обручена с Рэндалом Хаверфордом, кузеном из Чарлстона, было ясно, что чувства взаимны.
Она играла в опасную игру, только не знала, что она для нее закончиться смертельно.
Клементина прищурилась в темноте.
По ее сонному выражению пятнах вина на зубах, можно было утверждать, что у нее была долгая ночь.
Стефан Сальваторе? -задохнулась она. - Но ты же умер.
Я сделал к ней шаг.
Да?

Да, я была на твоих похоронах.
Она повернула голову в сторону.
Но все же, она выглядела не очень уверенной.
Она была практически как лунатик, опьяненная вином и поцелуями.
Это сон? Нет, не сон, - сказал я хрипло.

Я схватил ее за плечи и притянул ближе к себе.
Она упала мне на грудь, и ее громкое сердцебиение наполнило мои уши.
Она пахла жасмином, так же, как и прошлым летом, когда моя рука касалась корсажа ее платья, когда мы играли в одну из Деймоновых игр с поцелуями под мостом Викери.
Я провел пальцем по ее щеке.
Клементина была моим первым увлечением и мне всегда было интересно, как это-держать ее вот так.
Я прижал губы к ее уху.
Я больше похож на кошмар.
До того, как она успела произнести хоть звук, я погрузил свои зубы в ее яремную вену, вздохнув, когда первый поток ее крови достиг моего рта.
В отличии от того, что обещало ее имя, кровь Клементины была не такой сладкой, как я себе представлял.
Вместо этого она была пахнущей дымом и горькой, как кофе, подгоревший на горячей печке.
Но все же я жадно пил, жадно глотая кровь, пока она не перестала стонать и ее пульс не замедлился.
Она безвольно лежала на моих руках и огонь, полыхавший в моих венах затухал.
Всю неделю я охотился в свое удовольствие,обнаружив, что моему телу требовалось два приема пищи в день.
В основном я просто прислушивался к живительной жидкости, курсирующей по телам жителей Мистик Фоллс, очарованный тем, как просто я могу ее у них забрать.
Когда я нападал, я делал это осторожно, выбирая гостей, которые жили в пансионе, либо солдат из Лизтауна.
Клементина была моей первой жертвой, которая когда-то была моим другом, первой жертвой, которой будет не хватать жителям Мистик Фоллс.
Освобождая зубы из ее шеи, я облизал губы, подхватив языком каплю крови в углу рта.
Потом я потащил ее прочь от кладбища к каменоломне, где мы с моим братом Деймоном жили с тех пор, как превратились.
Солнце только выглядывало из-за горизонта и Деймон бездумно сидел возле воды, вглядываясь в ее глубины, как будто они скрывали секреты вселенной.
Он был таким каждый день с тех пор, как мы проснулись вампирами семь дней назад, оплакивая потерю Кетрин, вампира, который превратил нас в то, кем мы сейчас были.
Не смотря на то, что она превратила меня в могущественное создание, я праздновал ее смерть, не в пример своему брату.
Она сделала из меня дурака,и память о ней напоминала мне каким ранимым я когда-то был.
Пока я смотрел на Деймона, Клементина застонала у меня на руках и попыталась открыть один глаз.
Если бы не кровь, сочившаяся на голубую шнуровку ее помятого голубого платья из тюля, могло бы показаться, что она просто дремает.
Шшш, - пробормотал я, поправляя пару прядей выбишихся волос у нее за ухом.
Голос где-то в моей голове говорил мне, что я должен сожалеть о том, что забираю ее жизнь, но я не чувствовал ничего вообще.
Вместо этого я поправил ее у себя на руках, перекинув через плечо, как-будто она была просто мешком овса, и подошел к краю воды.
Брат.
Я бесцеремонно уронил почти безжизненное тело Клементины у его ног.
Деймон покачал головой и сказал:

Нет Его губы были белыми, как мел.
Кровеносные сосуды резко выделялись на лице, они выглядели как трещины на мраморе.
В слабом утреннем свете он выглядел как одна из поломанных статуй на кладбище.
Ты должен пить!-сказал я грубо, толкая его вниз, удивляясь своей силе.
Его нозри трепетали.
Но так же, как это было со мной, запах ее крови проникал в его уставшее тело, и скоро его губы коснулись ее кожи, не смотря на его протесты.
Он начал пить, сначала медленно, а потом упиваясь жидкостью, как конь, жаждущий воды.
Тебе нужно восстановить силы.
Я толкнул Клементину кончиком своего грязного ботинка.
Она тихо застонала, каким-то образом до сих пор живая.
По крайней мере, пока.
Ее жизнь была в моих руках.
Осознание этого пронеслось через меня, как-будто все мое существо охватил огонь.
Это-охота, соревнование, приятное сонное состояние,следующее за кормлением-раскрывало перед нами вечность как нескончаемое приключение.
Почему Деймон не может это понять?Это не сила, это слабость, прошипел Деймон, поднимаясь на ноги.
Это ад на Земле, и ничто не может быть хуже.
Ничего? Ты бы предпочел быть мертвым как отец? Я недоверчиво покачал головой.
У тебя есть второй шанс.

Я никогда этого не просил,-резко сказал Деймон.
Я никогда ничего этого не просил.
Все, чего я хотел была Кетрин.
Ее нет, так что убей меня и покончим с этим.
Деймон протянул мне заточенную дубовую ветку.
Вот,-сказал он, стоя с широко раскинутыми руками, подставляя грудь.
Всего один удар в сердце, и его желание исполнится.
Воспоминания пронеслись в моей голове: о Кетрин, ее мягких темных кудрях, ее клыки, сияющие в лунном свете, ее голова отклонена назад перед тем, как она впилась мне в шею, лазуритовая подвеска, всегда висящая на шее.
Я теперь понимал, почему она убила мою невесту Розалин, почему она подчиняла нас с Деймоном своей воле, почему она использовала свою красоту и невинный вид , чтобы заставлять людей верить ей и защищать ее.
Это была ее сущность.
А теперь это наша сущность.
Но вместо того, чтобы принять это как дар, как сделал я, Деймон, кажеться, думал, что это проклятие.
Я переломал ветку коленом и бросил щепки в реку.
Нет,-сказал я.
Хотя я бы никогда не признался об этом вслух, мысль о вечной жизни без друга пугала меня.
Я хотел, чтобы мы с Деймоном научились быть вампирами вместе.
Нет? -повторил Деймон, распахивая глаза.
У тебя достаточно мужества, чтобы убить старую любовь, но недостаточно, чтобы убить своего брата? Он указал на землю.
Он нависал надо мной, его клыки оголились и он плюнул на мою шею.
Не смущай сам себя, - сказал я, поднимаясь на ноги.
Он быль силен, но я был намного сильнее благодаря тому Ю что ежедневно пил кровь. И не обманывай себя, думая, что Кетрин тебя любила, -зарычал я.
Она любила свою силу, и то, что могла заставить нас сделать для нее.
Но она никогда не любила нас.
Глаза Деймона вспыхнули.
Он кинулся на меня со скоростью коня в галопе.
Его плечо, твердое как камень, врезалось в меня, откидывая меня к дереву.
Ствол раскололся с громким треском.
Она любила меня.
Тогда почему она обратила и меня тоже?-бросил я вызов, вскакивая на ноги и отражая его следующий удар.
Слова возымели требуемый эффект.
Плечи Деймона опустились и он отступил назад.
Ладно.
Тогда я сам это сделаю,-пробормотал он, поднимая еще одну ветку и направляя острым концом себе в грудь.
Я выбил ветку из его рук и скрутил руки за спину.
Ты мой брат, ты моя плоть и кровь.
Так что до тех пор, пока я жив, ты тоже будешь жить.
Теперь пошли.
Я толкнул его в сторону леса.
Куда? спросил Деймон безвольно, позволяя мне тянуть его вперед.
На кладбище,-ответил я.
Нам надо пойти на похороны.
В глазах Деймона зажглась искра интереса.
На чьи?Нашего отца.
Неужели ты не хочешь попрощаться с человеком, который нас убил?" Дневники Стефана:

Жажда крови.
Глава 2

14.02.2011, 15:

53

Мы с Деймоном прокрались через рощу болиголова за мавзолеями, в которых почили кости основателей Мистик Фоллс.
Несмотря на ранний час, горожане уже стояли с сутуленными плечами вокруг зияющей в земле дыры.
Струи воздуха вздымались в лазурно-голубое небо с каждым выдохом толпы, как будто все собрание курило праздничные сигары, а не пыталось унять клацанье зубов.
Мои усиленный нюх уловил запах впереди.
Приторный запах вербены, растения, делающего вампиров беспомощными, тяжело висел в воздухе.
Трава была покрыта росой, и каждая капля воды падала на землю с серебряным звоном, а вдалеке звонили церковные колокола.
Даже с этого расстояния я видел слезу в уголке глаза Онории Феллс.
Внизу за кафедрой мэр Локвуд переступал с ноги на ногу, яно давая понять, что требует внимания.
Я еще мог различит крылатую фигуру над ним, статую ангела, которая отмечала место упокоения моей матери.
Две пустые делянки, в которых должны были быть похоронены мы с Деймоном, были рядом.
Голос мэра прорезал холодный воздух, такой громкий для моих ушей, как будто он стоял рядом со мной.
Мы все собрались здесь, чтобы попрощаться с одним из величайших сынов Мистик Фоллс, Джузеппе Сальваторе, человеком, для которого город и семья были важнее самого себя.
Деймон ударилл по земле.
Семья, которую он убил.
Любовь, которую он разрушил, жизни, которые он загубил,-прошептал он.
Шшш,- прошептал я, кладя ладонь на его руку.
Если бы я рисовал портрет этого великого человека,-продолжал Локвуд под всхлипы и вздохи толпы, по обе стороны Джузеппе Сальваторе стояли бы его павшие сыновья, Деймон и Стефан, герои битвы под Виллоу Крик.
Так давайте же поучимся у Джузеппе Сальваторе, будем подражать ему и, вдохновившись, избавим наш город от зла, видимого или невидимого.
У Деймона вырвался низкий грохочущий смех.
Портрет, который он рисует,-сказал он, должен еще изображать вспышку отцовского ружья.
Он потер место, где пуля отца прошла сквозь его грудь всего неделю назад.
Там не было физической раны, наше превращение заживило все раны, но предательство навсегда запечатлелось в наших головах.
Шшш,-сказал я снова, в то время, как Джонатан Гилберт поднялся, чтобы занять место возле мэра Локвуда, держа в руках большую рамку, закрытую вуалью.
Джонатан выглядел так, как будто постарел на десять лет за эти семь дней: морщины прорезали его загорелый лоб, и белые пряди были видны в его каштановых волосах.
Мне было интересно, была ли эта перемена связане с Перл, вампиршей, которую он любил, но приговорил к смерти, когда узнал, кем она являлась.
Я выделил из толпы родителей Клементины, их руки были скрещены, они еще не знали, что их дочери небыло среди девушек скраю толпы.
Они достаточно скоро узнают.
Мои мысли прервало настойчивое щелканье, похожее на звук часов или стук ногтей о твердую поверхность.
Я прошелся глазами по толпе, стараясь определить, откуда идет звук.
Он был медленным, ритмичным и механическим, ритмичнее, чем стук сердца, медленнее, чем метроном.
И, казалось, он шел прямо из рук Джонатана.
Кровь Клементины ударила мне в голову.
Компас
Когда отец впервые начал подозревать о вампирах, он создал комитет мужчин, чтобы очистить город от демонической кары.
Я посещал эти собрания, которые проходили на чердаке Джонатана Гилберта.
У него были планы на прибор, способный идентифицировать вампиров, и я видел как он его использовал неделю назад.
Именно так он узнал о природе Перл.
Я толкнул Деймона локтем.
Нам нужно уходить, сказал я, едва шевеля челюстью.
В этот момент Джонатан посмотрел вверх и его глаза встретились с моими.
У него вырвалось непристойное ругательство и он указал на наш мавзолей.
Демон!
Все как один повернулись к нам, их взгляды пронзали туман как штыки.
Потом что-то пронеслось мимо меня и стена за моей спиной взорвалась.
Туча пыли клубилась вокруг нас и осколки мрамора хлестали по моим щекам.
Я обнажил клыки и зарычал.
Звук был громким, первобытным и ужасающим.
Половина толпы перепрыгивала через стулья, стараясь покинуть кладбище как можно быстрее, но другая половина осталась.
Убить демонов! кричал Джонатан Гилберт, размахивая арбалетом.
Я думаю, это они про нас, брат, сказал Деймон с коротким, безрадостным смешком.
Я сгреб Деймона в охапку и побежал. Дневники Стефана:

Жажда крови.
Глава 3

16.02.2011, 18:

43

Глава 3

С Деймоном за спиной, я побежал по лесу, перепрыгивая через поваленные стволы и камни.
Перескочил через железную ограду кладбища, которая была мне по пояс, быстро обернулся, чтобы убедится, что Деймон все еще следует за мной.
Мы зигзагами бежали вглубь леса; выстрелы звучали в моих ушах как феерверки, крики горожан-как бьющееся стекло, их тяжелое дыхание-как низкий гром.
Я даже мог слышать звук шагов толпы, преследующей меня, каждый шаг посылал вибрации по земле.
Я молча проклинал Деймона за то , что он был таким упрямым.
Если бы он согласился пить кровь раньше, он уже имел бы полную силу, и наши новообретенные скорость и проворство позволили бы нам быть уже далеко от этого дурдома.

По мере того, как мы продирались через заросли, белки и крысы разбегались из подлеска, их кровообращение ускорялось от присутсятвия хищников.
Тихое ржание и фырканье слышалось с дальнего конца кладбища.

Давай.
Я поднял Деймона за талию и снова поставил на ноги.
Нам нужно продолжать двигаться.
Я слышал как пульсирует кровь, чувствовал запах железа, слышал, как дрожит земля.
Я знал, что толпа боится меня больше, чем я их, но все же, звук выстрелов приводил мои мысли в смятение и заставлял мое тело двигаться вперед.
Деймон был слаб, так что я мог только нести его.

Прозвучал еще один выстрел, на этот раз ближе.
Деймон оцепенел.

Демоны! голос Джонатана Гилберта донесся сквозь деревья.
Еще одна пуля просвистела возле меня, зацепив плечо.
Деймон упал в мои руки.

Деймон! слово эхом зазвучало в моих ушах, оно звучало так похоже на демон, что это меня испугало.

Брат! Я потряс его, потом начал неуклюже тянуть его за собой к звукам лошадей.

Несмотря на то, что я только что поел, моя сила не будет продолжаться вечно, а шаги становились ближе и ближе.

Наконец мы достигли края кладбища, где были привязаны несколько лошадей.
Они рыли копытами землю, натягивая веревки, держащие их так сильно, что их шеи взбугрились.
Один угольно-черный мерин был никем иным, как моим старым конем, Мазаноттой.
Я посмотрел на нее, загипнотизированный тем, как сильно она хотела убежать от меня.
Всего несколько дней назад я был единственным наездником, которому она доверяла.

Снова раздались шаги.
Я оторвал взгляд, коря себя за то, что был таким сентиментальным.
Вытянул старый охотничий нож отца из сапога.
Это была единственная вещь, которую я взял, когда был в Веритас, нашем семейном поместье, в последний раз.
Он был всегда с ним, хотя я никогда не видел что он его использует.
Отец никогда не работал руками.
Но все же, в моей памяти нож символизировал силу и авторитет, которые все ассоциировали с моим отцом.

Я приставил лезвие к веревке, связывающей Мезанотту, но оно ее даже не поцарапало.
Посмотрев вниз, я увидел нож каким он был: бесполезное лезвие, с трудом способное перерезать шнурок, отполированное, чтобы выглядеть значительно.
Оно хорошо подходило отцу, подумал я с отвращением, бросая нож на землю и разрывая веревки голыми руками.

Шаги приблизились и я дико оглянулся.
Я хотел освободить всех лошадей, чтобы Джонатан и его люди не смогли преследовать нас верхом, но у меня просто не было времени.

Эй, девочка, пробормотал я, гладя сильню шею Мезонетты.
Она нервно гребла копытом землю, а ее сердце колотилось.
Это я, прошептал я, запрыгиваяна ее спину.
Она заржала и, от неожиданности, я стукнул ее так сильно, что услышал, как ломается ребро.
Теперь она застыла в повиновении, и я направил ее к Деймону.

Давай,прокричал я.

Тень сомнения промелькнула в глазах Деймона, но потом он вскочил на широкую спину Мезонетты и удобно там устроился.
Был ли это страх или инстинкт, но его готовность бежать дала мне надежду, что он все-таки решил не умирать.
Убейте их! кричал голос, и кто-то бросил в нас горящий факел, который приземлился у ног Мезонетты.

Трава начала гореть и Мезонетта метнулась в сторону, противоположную от пожара.
Копыта стучали позади нас-мужчины позапрыгивали на других коней и были у нас на хвосте.

Еще один выстрел просвистел мимо нас, сопровождаемый звуком лука.
Мезанотта поднялась на дыбы с тихим ржанием.
Деймон соскользнул, цепляясь за загривок Мезанотты, в то время как я дергал поводья,чтобы удержать нас на лошади.
Только после нескольких шагов назад все четыре копыта Мезаноты вернулись в грязь.
Когда Деймон выпрямился, я заметил тонкую деревянную стрелу, торчащую из икр лошади.
Это была мудрая тактика.
На расстоянии им лучше было замедлить нашу лошадь, чем поразить нас прямо в сердце.

Наклонившись к крупу Мезанотты, мы проскакали под ветвями и ускорились.
Она была сильной лошадью, но она жалела левый бок, куда попала стрела.
Влажная струя моей собственной крови текла по виску на рубашку,и хватка Деймона на моей талии была опасно слабой.

И все же, я направлял Мезанотту вперед.
Я полагался на инстинкт, на что-то вне разума.
Это было так, ка будто я мог чувствовать свободу и возможность,и мне просто надо было поверить, что я вел нас к этому.
Я натянул уздечку и направился прочь из леса, на поле за поместьем Веритас.

В любое другое дождливое утро были бы видны огни из окон нашего дома, лампы придавали пузырчатому стеклу оранжево-желтый цвет заката.
Наша служанка Корделия пела бы на кухне, а водитель отца, Альфред, дежурил бы у входа.
Мы с отцом сидели бы в тишине в столовой.
Теперь поместье было холодным подобием себя: темные окна, везде тихо.
Оно пустовало всего неделю, но выглядело так, как будто было брошено давным-давно.

Мы перепрыгнули через забор и неуверенно приземлились.
Мне еле удавалось направлять лошадь, сильно натягивая поводья так, что металл скрежетал в зубах Мезанотты.
Потом мы прогрохотали вокруг одной стороны дома, моя кожа стала липкой когда мы проезжали мимо участка земли, который Корделия обработала вербеной.

Куда ты везешь нас, брат? спросил Деймон.

Я услышал хлюпающий звук копыт-Джонатан Гилберт, мэр Локвуд и шериф Форбс срезали дорогу у пруда с задней стороны наших владений.
Мезанотта захрипела, ее рот наполнился пеной, и я знал, что у нас нет возможности перегнать их.

Неожиданно громкий свисток поезда нарушил тишину утра, перекрывая стук копыт, ветер и металический щелчок перезаряжаемого пистолета.

Мы должны добраться до этого поезда, сказал я, пришпорив Мезанотту.
Спускаясь вниз, она набрала скорость и перепрыгнула каменную стену, отделявшую Веритас от главной дороги.

Давай, девочка, прошептал я.
Ее глаза были дикими и полными ужаса, но она побежала быстрее вниз по дороге к главной улице.
В глаза кинулась обгоревшая церковь, обгоревшие кирпичи вздымались как зубы из пепельной земли.
Аптека тоже была сожжена дотла.
Распятия были прикреплены к каждой двери в городе, над большинством из них висели ветки вербены.
Я с трудом узнавал место, где провел все свои семнадцать лет.
Мистик Фоллс не был моим домом.
Больше не был.
Ззади лошади Джонатана Гилберта и мэра Локвуда настигали нас.
Впереди я слышал приближение поезда, стучащего по рельсам.
Пена, стекающая изо рта Мезанотты, стала розовой от крови.
Мои клыки были сухими, и я облизывал свои приоткрытые губы, гадая была ли постоянная потребность пить кровь признаком новообращенного вампира, или я буду чувствовать ее всегда.

Готов, брат? спросил я, дергая поводья лошади.
Она остановилась, давая мне как раз достаточно времени, чтобы спрыгнуть до того как она рухнула на землю и кровь полилась из ее горла.

Прозвучал выстрел, и кровь полилась из ее бока.
Я дернул Деймона за запястья и швырнул нас в напралении тормозного вагона, прямо перед тем, как поезд взревел прочь от станции, оставляя сердитые крики Джонатана Гилберта и мэра Локвуда далеко позади. Дневники Стефана:

Жажда крови.
Глава 4

16.02.2011, 18:

49

Глава 4

Вагон был черный как смола, но наши глаза, приспособленные к ночному зрению, позволяли различать путь сквозь горы угля в тормозном вагоне.
Наконецто мы оказались в дверях спального вагона первого класса.
Когда никто не смотрел, мы украли несколько рубашек и пар штанов из дорожного сундука, оставленного без присмотра, и оделись.
Одежда не совсем нам подходила, но сойдет и так.
Мы рискнули пройти по проходу между сидениями, поезд грохотал у нас под ногами, и тут рука опустилась мне на плечо.
Рефлекторно я взмахнул рукой и зарычал.
Человек в форме кондуктора упал назад и врезался в стенку купе с глухим звуком.

Я сцепил челюсти, не давая клыкам прорваться наружу.
Извините! Вы меня напугали и .... Я замер.
Мой голос звучал непривычно для моих ушей.
Последнюю неделю все мои высказывания были хриплым шепотом.
Я был удивлен, насколько человечно я звучал.
Но я был намного сильнее, чем это выдавал мой голос.
Я поднял мужчину на ноги и поправил его военную фуражку.
С вами все в порядке? Кажеться, да, сказал кондуктор потрясенным голосом, щупая свои руки, как будто проверяя, на месте ли они.
На вид ему было около двадцати, его кожа была желтоватой, а волосы песочного цвета.
Ваш билет? О, да, билеты, сказал Деймон мягким голосом, не выдающим, что мы убежали от смерти всего несколько минут назад.
Они у моего брата.

Я бросил на него сердитый взгляд, а он в ответ спокойно и насмешливо улыбнулся.
Я оглядел его.
Его ботинки были грязные и не начищенные, полотняная рубашка выпущена из штанов, но было в нем что-то-больше, чем орлиный нос и аристократическая челюсть-что делало его почти царственным.
В тот момент я с трудом его узнавал: это был не Деймон, с которым я вырос, и даже не тот, которого я узнал за прошлую неделю.
Теперь, когда мы стремились из Мистик Фоллс к невидимому и неизвестному месту за горизонтом, Деймон стал кем-то другим, кем-то спокойным и непредсказуемым.
В этой незнакомой обстановке я не был уверен были ли мы партнерами по злодеянию или заклятыми врагами.

Кондуктор переключил свое внимание на меня и выпятил губу, заметив мой растрепанный внешний вид.
Я поспешно заправил свою рубашку.

Мы спешили и... я протяжно произносил слова, надеясь, что мой южный акцент сделает звучание слов искренним и человечным.
Его глаза как у золотой рыбки скептически выпятились, и тогда я вспомнил вампирское умение, которое часто на нас использовала Кетрин: внушение. ...И я уже показывал вам мой билет, сказал я медленно, желая чтобы он мне поверил.

Кондуктор нахмурил брови.
Нет, не показывали, ответил он так же медленно, стараясь подчеркнуть каждое слово, как если бы я был особо тупым пассажиром.

Я молча выругался, а потом наклонился еще ближе.
Но я вам его показывал ранее.
Я смотрел в его глаза пока мои собственные не начали косить.

Кондуктор сделал шаг назад и мигнул.
У каждого должен быть билет.

Я пожал плечами.
Ну...ммм...

Деймон встал передо мной.
Наши билеты в спальном вагоне.
Наша ошибка, сказал он низким убаюкивающим голосом.
Он не мигал когда смотрел в его полуприкрытые веки.
Лицо кондуктора стало вялым и он сделал шаг назад.
Нет, это моя ошибка.
Проходите, джентельмены.
Извините за недоразумение.
Его голос был отстраненным, когда он поправлял шляпу, потом он отступил, чтоб мы прошли в вагон клуба джентельменов.
Как только за нами закрылась дверь, я схватил Деймона за руку.

Как ты это сделал? спросил я.
Неужели Кетрин научила его как пользоваться голосом, глядя жертве в глаза и заставлять беднягу делать то, что он пожелает? Я щелкнул челюстью, мне было интересно, упоминала ли она, как легко ей было внушать мне.
Картинки мелькали у меня в голове:

Кетрин, расширяющая глаза, умоляющая сохранить ее секрет, остановить своего отца от ее преследования.
Я потряс головой, будто для того, чтобы вытряхнуть картинки из нее.

Кто теперь командует, брат? протянул Деймон, шлепнувшись на пустое кожаное сидение и зевая, закинув руки за голову, как будто он собирался погрузится в долгий сон.
Ты собираешься спать? После всего, что случилось? воскликнул я.

Почему бы и нет?

Почему бы и нет? повторил я безмолвно.
Я развел руками, показывая на наше окружение.
Мы сидели среди хорошо одетых мужчин в котелках и жилетах, которые, несмотря на ранний час, были поглощены опустошением деревянного бара в углу.
Группа старших мужчин играла в покер, в то время, как молодые в капитанских формах шептались над стаканами с виски.
Нас не заметили в этой толпе.
Здесь не было вампирского компаса, чтобы выявить нашу настоящую сущность.
Никто даже и не взглянул на нас, когда мы сели.

Я уселся на диван напротив Деймона.
Разве ты не видишь? сказал я.
Здесь нас никто не знает.
Это наш шанс.

Это ты ничего не видишь.
Деймон глубоко вздохнул.
Слышишь этот запах?

Теплый острый ароман крови заполнил мои ноздри, и стук пульсирующих сердец эхом звучал вокруг меня как цикады летним вечером.
В этот момент жгучая боль пронзила мою челюсть.
Я прикрыл рот руками, осматриваясь, чтобы понять, видел ли кто-либо длинные клыки, прорезавшиеся из моих десен.

У Деймона вырвался кривой смешок.
Ты никогда не будешь свободным, брат.
Ты привязан к крови, к людям.
Они делают тебя отчаянным и нуждающимся, они делают тебя убийцей.

На слове убийца мужчина с бородой цвета ржавчины желтыми щеками бросил на нас острый взгляд через проход.
Я выдавил доброжелательную улыбку.

Ты навлечешь на нас неприятности, выдохнул я.

Да, ну, ты можешь винить за это только себя, ответил Деймон.
Он закрыл глаза, давая понять, что разговор окончен.

Я вздохнул и посмотрел в окно.
Мы были приблизительно в тридцати милях от Мистик Фоллс, но у меня было такое ощущение, что все, что я знал раньше просто перестало существовать.
Даже погода была новой- проливной дождь закончился и осеннее солнце проглядывало сквозь легкие тучи, проникая через стекло, отделявшее поезд от внешнего мира.
Было забавно: пока наши кольца защищали нашу плоть от ожогов солнца, горящий шар делал меня немного сонным.

Заставив себя встать, я наше убежище в темных проходах, которые вели из купе в купе.
Я прошел мимо вельветовых сидений вагонов первого класса к деревянным скамейкам второго.

В конце-концов, я удобно устроился в пустом спальном купе, задернул шторы, закрыл глаза и насторожил уши.

Надеюсь ребята из Союза уберутся из Нового Орлеана и оставят это нам...

Однажды увидев прелести Бурбон стрит, твоя девственница из Вирджинии больше не будет такой же...

Ты должен быть осторожным.
Там есть вуду и некоторые говорят, что это место, где демоны выходят развлекаться...

Я улыбнулся.
Новый Орлеан казался идеальным местом, чтобы стать домом.

Я устроился во временной кровати, достаточно довольный чтобы расслабиться, и позволил поезду укачать меня в подобие дремоты.
Я выяснил, что ел лучше послеотдыха. Дневники Стефана:

Жажда крови.
Глава 5

16.02.2011, 18:

55

Глава 5

Днем позже поезд со скрипом остановился.
Бейтон Руж прокричал в отдалении кондуктор.

Мы приближались к Новому Орлеану, но время ползло слишком медленно для меня.
Я прислонился спиной к стене вагона, наблюдая как пассажиры в спешке пакуют свои вещи, приготовившись освободить свои места, и увидел зеленый билет, испачканный отпечатком большого ботинка.
Я встална колени и поднял его.
Мистер Реми Ричард, Ричмонд-Новый Орлеан.

Я запихнул егосебе в карман и беспечно пошел назад по поезду, пока не почувствовал, что кто-то смотритна меня с любопытством.
Я повернулся.
Две сестры улыбались мне сквозь окно приватного купе с ошеломленным выражение.
Одна работала над шитьем, другая писала в дневнике с кожанной обложкой.
За ними с ястребиным видом наблюдала низкая пухленькая дама лет шестидесяти, одетая в черное, наверняка их тетя или опекунша.
Я открыл дверь.

Сэр? сказала женщина, поворачиваясь ко мне.
Я вперился в ее голубые глаза.

Кажеться, вы забыли что-то в вгоне-ресторане, сказал я.
Что-то нужное. продолжил я, копируя низкий монотонный голос Деймона.
Ее глаза сдвинулись, но я чувствовал, что все было по-другому, чем с кондуктором.
Когда я пытался подчинить кондуктора, это было как будто мои мысли столкнулись со сталью; сейчас это было как будто мои мысли продирались сквозь туман.
Она повернула голову, внимательно слушая.

Я забыла что-то... Она запнулась смутившись.
Но я чувствовал что-то в своем мозгу, наподобие схватки мыслей, и я знал, что она не будет мне противостоять.

Женщина немедленно встала со своего места.

Почему, о, кажеться да, сказала она, повернувшись на каблуках, и пошла по корридору не оборачиваясь назад.
Металлическая дверь купе закрылась со щелчком, и я затянул тяжелые голубые шторы на маленьком окне в купе.

Приятно познакомиться, сказал я поклонившись девушкам.
Меня зовут Реми Ричард, продолжил я, незаметно глянув на билет, выглядывающий из нагрудного кармана.

Реми, тихо повторила девушка повыше, как будто запоминая мое имя.
Я почувствовал, как мои клыки прорезали десны.
Я был так голоден, а она была так утонченна...Я сомкнул губы и заставил себя оставаться на месте.
Еще нет.

" Наконец-то!” Тетя Минни никогда не оставляет нас одних!” сказала старшая девушка.
На вид ей было лет шестнадцать. "Она думает нам нельзя доверять.”

"А теперь?” поддразнил я, расслабляясь и флиртуя.
Комплименты и шутки сыпались градом с обеих сторон.
Как человек, я бы надеялся, что такой обмен любезностями закончиться рукопожатием или прикосновением губ к щеке.
Но теперь все, о чем я мог думать была кровь, текущая по венам девушек.

Я сел рядом со старшей девушкой, а младшая смотрела на меня с любопытством.
Она пахла гардениями и свежим хлебом прямо с духовки.
Ее сестра-они должно быть были сестрами, с одинаковыми каштановыми гладкими волосами и живыми голубыми глазами-пахла богаче, мускатным орехом и свежеопавшими листьями. "Я Лавиния, а это Сара Джейн.
Мы переезжаем в Новый Орлеан,” сказала одна из них, откладывая шитье. "Знаете что? Я боюсь, что буду ужасно скучать по Ричмонду,” продолжила она жалобно.

Наш отец умер, добавила Сара Джейн, и ее нижняя губа задрожала.

Я кивнул, проводя языкомпо зубам и чувствуя свои клыки.
Сердце Лавины билось намного сильнее, чем у ее сестры.

Тетя Минни хочет выдать меня замуж.
Вы не расскажете как это, Реми? Лавина указала на кольцо на моем безымянном пальце.
Она не догадывалась, что это кольцо не имело ничего общего с женитьбой, оно было предназначено для того, чтобы иметь возможность охотится натаких, как она при дневном свете.

Быть замужем прекрасно, если ты встретишь достойного мужчину.
Ты думаешь, что встретишь достойного мужчину? спросил я, уставившись в ее глаза.

Я...Я не знаю.
Я думаю, что если он похож на вас, тогда я могу считать себя удачливой.
Ее горячее дыхание коснулось моей щеки, и я знал, что больше не могу себя контролировать.

Сара Джейн, мне кажеться, твоейтетушке нужна помощь, произнес я, смотря в ее голубые глаза.
Она замешкалась на секнду, потмизвинилась и пошла искать тетку.
Я не имел понятия, подчиняю ли я ее или она просто выполняет мои приказы потому, что она ребенок, а я взрослый.

О, а вы озорник, не правда ли? спросила Лавина, и ее глаза загорелись, когда она мне улыбнулась.

Да, ответил я бесцеремонно.
Да, я озорник, дорогуша.
Я обнажил клыки, с большим удовольствием следя за тем, как ее расширились от ужаса.
Лучшей частью кормления было предвкушение, видеть, как жертвадрожит, беспомощная, моя.
Я медленно наклонился, растягивая момент.
Мои губы дотронулись к ее мягкой коже.

Нет! всхлипнула она.

Шшш, прошептал я, притягивая ее ближе и позволяя зубам коснуться ее кожи, сначала легонько, потом сильнее, пока они не погрузились в ее шею.
Ее стоны переросли в крики и я зажал ей рот руками, чтобы заглушить и пока я пил сладкую жидкость.
Она тихо застонала, но вскоре ее вздохи превратились в кошачие мяуканье.

Следующая остановка-Новый Орлеан! прокричал кондуктор, выводя меня из задумчивости.

Я посмотрел в окно.
Солнце в небе стояло низко, а почти мертвое тело Лавины в моих руках было тяжелым.
За окном представал Новый Орлеан, как во сне, и я видел, как волны накатывали на берег снова и снова.
Это было как моя жизнь: никогда не заканчивающиеся года, никогда не заканчивающиеся кормления, никогда не заканчивающиеся симпатичные девушки со сладкими вздохами и еще более сладкой кровью.

Всегда жаждущий, всегда молодой,прошептал я, польщенный тем, как хорошо стихи поэта Китса подходили к моей новой жизни.

Сэр! постучал кондуктор в дверь.
Я выглянул из купе, вытиря кровь изо рта тыльной стороной кисти.
Это был тот самый кондуктор, который остановил нас с Деймоном как только мы покинули Мистик Фоллс, и я увидел на его лице подозрение.

Так мы уже в Новом Орлеане? спросил я, чувствуя вкус крови Лавины в своем горле.

Кондуктор с волосами горчичного цвета кивнул.
А леди? Они в курсе?

О, да, они знают, ответил я, не отводя глаз и вытягивая билет из кармана.
Но они просили, чтобы их не беспокоили.
И я тоже прошу, чтобы меня не беспокоили.
Вы никогда меня не видели.
Вы никогда не были в этом купе.
Позже, если кто-либо спросит, вы скажете, что тут могли быть воры, которые сели на поезд за Ричмондом.
Они выглядели подозрительно.
Солдаты Союза, придумывал я.

Солдаты Союза? повторил кондуктор, явно растерянный.

Я вздохнул.
Пока я подчиняю под контролем, мне нужно выделить более постоянный стиль стирания памяти.
В долю секунды я схватил кондуктора за шею и сломал ее так легко, как будто это был душистый горошек.
Потом я бросил его в купе к Лавине, и закрыл за собой дверь.

Да, солдаты Союза всегда создают кровавое мессиво, не так ли? спросил я риторически.

Потом, насвистывая, я пошел забирать Деймона из вагона джентельменского клуба. Дневники Стефана:

Жажда крови.
Глава 6

22.02.2011, 12:

06

Глава 6
Деймон лежал на том же месте, где я его оставил.
Нетронутый запотевший бокал виски стоял перед ним на дубовом столе.
Вставай, твердо сказад я, потянув его за руку.
Поезд замедлялся, и все окружающие нас пассажиры собирали вещи и выстраивались в очередь за кондуктором, который стоял напротив черной железной двери, ведущей во внешний мир.
Но так как мы не были обременены багажом и наделены силой, я знал, что лучшим способом покинуть поезд был тот же, каким мы на него попали: спрыгнуть с зада тормозного вагона.
Я хотел, чтобы нас и след простыл до того, как кто-то заметит, что что-либо пропало.
Хорошо выглядишь, брат.
Его тон был легким, но белизна его кожи и покраснение под глазами выдавали каким в действительности уставшим иголодным он был.
На мгновение я пожалел, что не оставил немного крови Лавины для него, но я быстро откинул эту мысль.
У меня должна быть твердая рука.
Так отец тренировал лошадей.
Отказывая им в пище, пока они наконец не переставали дергать поводья и позволяли ездить на себе верхом.
Так же было и с Деймоном.
Его нужно было сломать.
Один из нас должен сохранять силу, сказал я Деймону, повернувшись спиной и прокладывая путь к последнему вагону поезда.
Поезд еще тянулся, колеса скрежетали по рельсам.
У нас было не много времени.
Мы протиснулись сквозь горы угля к двери, которую я с легкостью открыл.
На счет три! Раз...Два... я схватил его запястье и прыгнул.
Наши колени врезались в грязь внизу с глухим звуком.
Всегда надо выпендрится, правда, брат? сказал Деймон морщась.
Я заметил, что от падения его брюки порвались на коленях, а руки были рябыми от гравия.
Я остался невредимым, не беря во внимание царапину на локте.
Ты должен был поесть. пожал я плечами.
Прозвучал пронзительный свисток поезда и я осмотрелся.
Мы были на границе Нового Орлеана, шумного города, наполненного дымом и ароматом, который был комбинацией запаха масла, дров и мутной воды.
Он был намного больше, чем Ричмонд, который был самым большим городом, какой я знал.
Но было что-то еще, чувство опасности, наполнявшее воздух.
Я широко улыбнулся.
Это был город, в котором мы исчезнем.
Я начал продвигаться к городу с сверхчеловеческой скоростью, к которой до сих пор не привык, Деймон следовал за мной, его шаги были громкими и неуклюжими, но ритмичными.
Мы прошли по Гарден Стрит, главной артерии города.
Нас окружали цепочки домов, таких аккуратных и цветных, как кукольные домики.
Воздух был сырой и влажный, а голоса, говорящие по-французски, по-английски и на других языках, которых я не знал, создавали мешанину звуков.
Справа и слева я видел узкие проходы, ведущие к воде, и шеренги торговцев стояли на тротуарах, продавая все, что угодно начиная от свежепойманных черепах, заканчивая драгоценными камнями, привезенными из Африки.
Даже присутствие солдат Союза в голубых мундирах на каждом шагу, их мушкеты на бедрах, казались в некотором роде праздничными.
Это был карнавал в прямом смысле этого слова, сцена, которая понравилась бы Деймону, когда мы были людьми.
Я обернулся и посмотрел через плечо.
Точно, губы Деймона сложились в легкую улыбку, а глаза сверкали так, как я не видел давным-давно.
Мы ввязались в приключение вместе, и теперь, вдалиот воспоминаний о Кетрин, останках отца и Веритас, может, Деймон смог бы в конце-концов принять то, кем он был.
Помнишь, как мы решили путешествовать по миру? спросил я, поворачиваясь к нему.
Теперь это наш мир.
Деймон слегка кивнул.
Кетрин рассказывала мне про Новый Орлеан.
Она когда-то тут жила.
И если бы она была здесь, она бы захотела, чтобы ты сделал этот город своим, чтобы жить здесь, быть здесь, заполнить себя и найти свое место в мире.
Всегда такой поэтичный. сказал Деймон с самодовольной улыбкой, но продолжал следовать за мной.
Может быть, но это правда.
Все это наше, подбадривающе произнес я, широко раскидывая руки.
Деймон секунду подумал над моими словами и просто сказал, Ну, тогда ладно.
Ладно? повторил я, едва надеясь поверить этому.
Это был первый раз как он заглянул мне в глаза со времени нашей стычки в каменоломне.
Да.
Я иду за тобой.
Он развернулся, показывая на разнообразные строения.
Ну, так где мы остановимся? Что будем делать? Покажи мне этот новый мир.
Губы Деймона сложились в улыбку, и я не мог сказать, шутил он или говорил правду.
Я решил верить второму.
Я понюхал воздух и сразу уловил запах лимона и горчицы.
Кетрин.
Плечи Деймона напряглись: он должно быть тоже его почуял.
Не говоря ни слова, мы оба повернулись на каблуках и пошли по непримечательной дорожке, следуя за женщиной в лиловом сатиновом платье и широкополой шляпе на темных кудрях.
Мадам! позвал я.
Она обернулась.
Ее белые щеки были сильно нарумянены, а глаза подведены краской для век.
Она выглядела лет на тридцать и первые морщины уже появились на ее гладком лбу.
Волосы завитками обрамляли ее лицо, платье было с низким вырезом, обнажая веснушчатую грудь больше, чем это позволяли приличия.
Я понял, что она была продажной женщиной, той, о ком бы мы, будучи мальчиками, шептались и указывали пальцами в таверне Мистик Фоллс.
Вы, мальчики, хотите хорошо провести время? томно спросила она, переводя взгляд с меня на Деймона и обратно.
Оно не была Кетрин, даже и близко, но я видел, как зажглись глаза Деймона.
Не думаю, что найти где остановится будет проблемой, выдохнул я.
Не убивай ее, прошептал Деймон в ответ, еле двигая челюстью.
Пойдемте со мной.
У меня есть пару девочек, которые с удовольствием с вами познакомятся.
Кажется, вы из тех парней, которым нужны приключения.
Я права? подмигнула она.
Надвигался шторм, я ясно слышал раскаты грома где-то на расстоянии.
Мы всегда ищем приключений с красивой леди, ответил я.
Уголком глаза я видел, как Деймон сжал челюсти, и я знал, что он борется с жаждой.
Не сопротивляйся, подумал я, горячо надеясь, что Деймон напьется крови, пока мы шли за ней по дороге, вымощеной булыжниками.
Мы на месте, сказала она, используя большой ключ, чтобы открыть кованную дверь особняка, увитого голубым барвинком в глухом переулке.
Дом хорошо содержался, но здания по обе стороны казались брошенными, с облупленной краской и лужайками, усеянными сорняками.
Я слышал веселый звук пианино, играющего внутри.
Это мой пансион У Молли.
Кроме того, конечно, в этом пансионе мы окажем вам настоящее гостеприимство, если вы будете в настроении для этого, сказала она, хлопая длинными ресницами.
Идете?
Да, мадам.
Я втолкнул Деймона в дверной проем и закрыл за нами дверь. Дневники Стефана:

Жажда крови.
Глава 7

04.03.2011, 20:

06

Глава 7
Следующим вечером я удовлетворенный смотрел как солнце садилось над гаванью.
Мисс Молли не преувеличивала: девушки в ее доме были очень гостеприимны.
На завтрак у меня была одна с длинными шелковистыми волосами и блеклыми голубыми глазами.
Я до сих пор чувствовал вкус ее пропитанной вином крови на своих губах.
Мы с Деймоном провели день шатаясь по городу, разглядывая кованные балкончики в Французском квартале-и девушек, махавших нам со своих мест-красивые магазинчики тканей с рулонами роскошного шелка в витринах, и пьянящие табачные лавки, где мужчины с кругленькими животами обсуждали дела.
Но из всех достопримечательностей мне больше всего понравился порт.
Это была главная артерия города, куда прибывали и отходили высокие корабли, везущие товары и экзотические вещи.
Если не будет порта, не будет и города, он будет так же слаб и беспомощен, как и девушка мисс Молли этим утром.
Деймон тоже глазел на лодки, задумчиво потирая подбородок.
Его лазуритовое кольцо поблескивало в лучах заходящего солнца.
Я почти ее спас.
Кого? спросил я, резко поворачиваясь, надежда зарождалась у меня в груди.
Ты улизнул и укусил кого-то?
Мой брат продолжал смотреть на горизонт.
Нет, конечно нет.
Я имел ввиду Кетрин.
Ну естественно.
Я вздохнул.
В любом случае, прошлая ночь сделала его еще более недовольным, чем когда либо.
Пока я наслаждался компанией и вкусной кровью девушки, чье имя я никогда не узнаю, Деймон ретировался в свою комнату, относясь к заведению, как будто это был обычный пансион, каким он себя выдавал.
Надо было пить, сказал я уже в сотый раз за день.
Ты должен был использовать свой шанс.
Неужели ты не понимаешь, Стефан? безжизненно спросил Деймон.
Я не хочу этого шанса, я хочу того, что у меня было-мир, который я понимал, а не тот, который я могу контролировать.
Но почему? растерянно спросил я.
Ветер переменился, и запах железа, смешанный с табаком, тальком и хлопком, проник в мои ноздри.
Час подкрепится? криво спросил Деймон.
Ты натворил недостаточно вреда?
Кому есть дело до проститутки в грязной гостинице! выкрикнул я в разочаровании.
Я жестом указал на море.
Мир наполнен людьми, и как только один умирает, рождается другой.
Какое это имеет значение, если я освободил одну испорченную душу из этого страдания?
Тебе все равно, ты знаешь, застонал Деймон.
Он высунул язык, чтобы облизать сухие, потрескавшиеся губы.
Пить кровь когда тебе вздумается.
Кетрин никогда так не делала.
Да, но Кетрин умерла, не так ли? сказал я голосом более жестким, чем хотелось бы.
Она бы ненавидела то, каким ты стал, сказал Деймон, отодвигая ограждение и становясь рядом.
Запах железа был теперь более сильным, обхватывая меня.
Нет, она бы ненавидела тебя, возразил я.
Такой напуганный тем, кем ты являешься, не способный взять то, что хочешь, тратящий зря свою Силу.
Я ожидал, что Деймон будет спорить, даже ударит меня.
Но вместо этого он покачал головой, кончики его клыков было видно из его приоткрытых губ.
Я сам себя ненавижу.
Я бы не ожидал от нее ничего другого, сказал он просто.
Я в разочаровании покачал головой.
Что с тобой случилось? Ты был таким полным жизни, готовым к приключениям.
Ето лучшее, что с нами когда-либо случалось.
Это дар, который Кетриндала тебе.
По другой стороне улицы важно прошел пожилой мужчина, а через момент в противоположную сторону пронесся с поручением ребенок.
Возьми одного и пей! Возьми что-то, что-нибудь.
Что угодно лучше,чем просто сидеть здесь и смотреть как мир проходит мимо.
С этими словами я встал, идя на запах железа и табака, чувствуя, как мои клыки пульсируют от обещания нового блюда.
Я схватил Деймона, который тащился в нескольких шагах от меня, и мы очутились на наклонной дорожке за цепочкой фонарей.
Весь свет, который там был, сосредоточился в одной точке: медсестра в белой форме курила, опираясь на кирпичное здание.
Женщина подняла глаза, и ее испуганное выражение сменилось ленивой улыбкой, когда она увидела Деймона.
Как всегда.
Даже будучи жаждущим вампиром Деймон с его темными волосами, длинными ресницами и широкими плечами, заставлял женщин оборачиваться.
Хочешь закурить? спросила она, выдыхая дым колечками, которые смешивались с туманом.
Нет, поспешно ответил Деймон.
Пошли, брат.
Я его проигнорировал, шагнув к ней.
Ее форма была запачкана кровью, я не мог отвести взгляд от крови и от того, как глубокий красный контрастировал со снежно-белым.
Неважно, сколько раз я видел это после превращения, кровь продолжала завораживать меня своей красотой.
Плохая ночь? спросил я, наклоняясь к ней.
Деймон схватил мою руку и начал тянуть меня к огням больницы.
Брат, пойдем.
Напряжение сковало мое тело.
Нет! Хватило взмаха мое руки, чтобы отбросить его к стене.
Медсестра выронила сигарету.
Искра вспыхнула, а затем затухла.
Я чувтвовал клыки между губами.
Это теперь было делом времени.
Деймон поднялся на ноги, пригибаясь, как будто я собирался ударить его снова.
Я не буду на это смотреть, сказал он.
Если ты это сделаешь, я тебя никогда не прощу.
Мне нужно возвращаться на смену, пробормотала медсестра, делая от меня шаг, как будто собиралась убежать.
Я схватил ее за руку и притянул к себе.
У нее вырвался короткий вскрик до того, как я зажал ей рот рукой.
Не стоит больше об этом беспокоиться, прошептал я, погружая клыки в ее шею.
Кровь была со вкусом опавших листьев и антисептика, как будто смерть и гниение больницы проникло в ее тело.
Я сплюнул еще теплую жидкость в канаву и швырнул медсестру на землю.
Ее лицо было искажено гримасой страха.
Тупая девчонка.
Она была почуять опасность и бежать, пока еще могла.
Это была даже не охота.
Бесполезно.
Она застонала и я обхватил пальцами ее горло и сжимал их, пока не услышал характерный хруст ломающихся костей.
Ее голова повернулась под неестественным углом, а кровь все еще сочилась из раны.
Теперь она не создавала никакого шума.
Я повернулся к Деймону, который смотрел на меня с выражением ужаса.
Вампиры убивают.
Это то, что мы делаем, брат, мягко сказал я, остановив взгляд на его голубых глазах.
Это то, что делаешь ты, ответил он, снимая пальто и накрывая им медсестру.
Не я.
Никогда.
Гнев пульсировал как сердце по всему моему телу.
Ты слаб, простонал я
Может и так, сказал Деймон Но я лучше буду слабым, чем монстром.
Его голос стал сильнее.
Я не хочу участвовать в твоих убийственных развлечениях.
И если наши дороги снова пересекутся, я клянусь, что отомщу за все твои убийства, брат.
Потом он повернулся на каблуках и на вампирской скорости побежал по дорожке, постепенно исчезая в тумане.
Дневники Стефана:

Жажда крови.
Глава 8

11.03.2011, 11:

44

4 октября 1864 Будучи человеком я думал, что это смерть матери сделала нас с Деймоном такими, какими мы стали.
Я называл себя полусиротой в первые дни после ее смерти, закрывался в своей комнате и чувствуя будто моя жизнь закончилась в десятилетнем возрасте.
Отец думал, что горевать-это слабость, поэтому меня утешал Деймон.
О ездил со мной кататься, разрешал присоединятся к старшим парням в их играх и поколотил братьев Гриффинов, когда они смеялись с того, что я плакал о маме во время бейсбола.
Сильным всегда был Деймон, он был моим защитником.
Но я ошибался.
Это моя смерть сделала меня таким, какой я есть.
Теперь мы поменялись ролями.
Я был сильным и пытался быть для Деймона защитником.
Но тогда как я всегда был благодарен Деймону, он отвергает меня и винит в том, что он стал таким.
Я заставил его выпить крови Алисы, барменши из местной таверны, что завершило его обращение.
Но разве это делает меня злодеем? Думаю нет, особенно учитывая то, что это спасло его жизнь.
В конце-концов, я вижу Деймона как его видел отец: слишком властным, слишком упрямым, слишком быстрым на решения и слишком медленным, чтобы их изменить.
Этим вечером, стоя вне света газовых фонарей, с лежащим у ног телом медсестры я также осознал: я один.
Круглый сирота.
Прямо как представилась Кетрин, когда приехала в Мистик Фоллс и остановилась в нашем готевом доме.
Так вот как поступают вампиры.
Они изображают слабость, входят в довериек людям, а потом, когда все эмоции на месте, нападают.
Так сделаю и я.
Я не знаю как и кто будет моей жертвой, но я уверен больше, чем когда-либо, что единственный, о ком не стоит заботится и защищать-это я.
Деймон сам по себе, так же и я.
Я слышал как Деймон крадется по городу с вампирской скоростью по улицам и аллеям.
В одном месте он остановился, шепча имя Кетрин снова и снова, как мантру или молитву.
А потом-ничего...Он мертв? Он утонул? Или он просто был слишком далеко, чтобы я мог услышать? В любом случае, результат был одинаковым.
Я был один-я потерял единственную связь с человеком, которым я когда-то был:

Стефаном Сальваторе, ответственным сыном, любителем поэзии, человеком, боровшимся за справедливость.
Мне стало интересно, значило ли это, что если некому о нем вспомнить, то Стефан Сальваторе действительно мертв, а ястановлюсь...кем угодно.
Я мог переезжать в другой город каждый год, увидеть весь мир.
Я могу приобретать столько обличий, сколько захочу.
Я могу быть солдатом Союза.
Я могу быть итальянским бизнесменом.
Я даже могу быть Деймоном.
Солнце погружалось за горизонт как огненный шар, падающий на землю, погружая город в темноту.
Я свернул с одной освещенной улицы на другую, подошвы моих ботинок скрипели по посыпанным гравием булыжникам.
Порывом ветра ко мне принесло газету.
Я уставился на первую страницу сфотографией девушки с длинными темными волосами и светлыми глазами.
Она казалась странно знакомой.
Я подумал, была ли она родственницей одной из девушек Мистик Фоллс.
Или, может, безименной кузиной, которая приходила на барбекю в Веритас.
Но потом я прочел заголовок:

ЗВЕРСКОЕ УБИЙСТВО В ЕКСПРЕССЕ АТЛАНТИК.Лавиния.
Ну конечно.
Я уже ее забыл.
Я наклонился и смял листок, бросив его как можно дольше в Миссиссипи.
Поверхность воды была грязная и беспокойная, исперещенная лунным светом.
Я не смог увидеть свое изображение-не мог увидеть ничего, кроме пучины черноты, такой же глубокой и темной, как и мое новое будущее.
Мог ли я идти в вечность, пить кровь, забывать, а потом повторять по кругу?Да.
Каждый инстинкт и импульс, который я имел кричал да.
Триумф, когда я ловил свою добычу, дотрагивался клыками к коже, тонкой как бумага, покрывающей их шеи, слышал, как их сердце замедлялось до неясного трепыхания, чувтвовал как тело опадает в моих руках... Охота и кормление давали мне почувствовать себя живым, целым; давали мне смысл жизни.
В конце-концов, это было естественное положение вещей.
Животные убивают зверей, которые слабее.
Люди убивают животных.
Я убиваю людей.
У каждого вида есть свой враг.
Я вздрогнул от мысли о монстре, достаточно сильном, чтобы охотиться меня.
Соленый бриз, дующий от воды, был с налетом смрада немытых тел и гниющей еды-слабый отголосок аромата в самом городе, где ароматы цветочных духов и талька тяжело висели вв воздухе на широких улицах.
Тут тени обнимались в каждом углу, шепот поднимался и спадал с течением реки, и пьяные икания заполняли воздух.
Тут было темно.
Опасно.
Мне это нравилось.
Я свернул за угол, идя по нюху, как ищейка, преследующая самку.
Я разомял руки, готовый к охоте-на накачанного джином пьяницу, на солдата, на леди, вышедшую после заката.
Жертва не имела значения.
Я снова повернул, железный запах крови стал ближе.
Аромат был сладкий и туманный.
Я сконцентрировался на нем, на чувстве погружения моих клыков в шею, на вопросе, чью кровь я буду пить, чью жизнь я украду.
Я продолжал идти, ускоряя шаг, преследуя запах к неизвестной задней улице с аптекой, универсальным магазином и магазином тканей.
Улица была копией нашей Главной улицы в Мистик Фоллс.
Но в то время, как у нас была одна, в Новом Орлеане их, должно быть, дюжины, если не сотни.
Ржавый запах железа стал отчетливее.
Я кружил по извилинам и поворотам, мой голод нарастал, опаляя всю мою кожу, пока, наконец, не пришел к низкому, персикового цвета дому.
Но когда я увидел над дверью нарисованную вывеску, то ненадолго остановился.
Колбаса в оболочке висела в хмуром окне здания; куски вяленного мяса свисали с потолка как гротескные маятники; порезанные ребрышки были уложенны в лед за прилавком, а на заднем плане, висели целые туши, а кровь стекала в большие бочки.
Это был...магазин мясника?Явздохнул в растерянности, но мой голод заставил меня открыть дверь.
Железная цепь легко поддалась, как будто она была не крепче нитки.
Войдя внутрь, я посмотрел на кровавые туши, моментально загипнотизированный видом крови, по капле падающей в бочки.
Сквозь звук капающей крови я различил легкий писк, не громче мыши.
А потом легкое шарканье пальцев по бетону.
Я отклонился назад, мои глаза метались из угла в угол.
Мышь скреблась под половицами и чьи-то часы тикали в соседнем здании.
Все остальное было тихо.
Но воздух вокруг меня внезапно сгустился, а потолок показался ниже, и мне стало понятно, что из этой комнати смерти нет обратного пути.
Кто здесь? спросил я у темноты, оглядываясь по сторонам и обнажая клыки.
А потом все пришло в движение.
Клыки, глаза, звуки шагов, окружающих меня со всех сторон.
Низкий гортанный рев эхом отражался от стен магазина, заляпаных кровью, и я с дрожью понял, что окружен вампирами, готовыми напасть. http://vkontakte.ru/club9841588