• Название:

    Становление чрезвычайной юстиции в Симбирской г...

  • Размер: 0.11 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Революционные трибуналы в Симбирской губернии в период Гражданской войны (1918 – 1920 гг.)

Когда революционный трибунал приговаривает политического противника к смерти и заранее обдумывает, действительно ли он имеет дело с политическим противником и покажется ли его устранение целесообразным с точки зрения политических интересов, то это будет правосудие только по формальному понятию, называющему правосудием все, что делает суд.
На самом же деле такое правосудие является частью революционного действия.
Карл Шмитт.
Диктатура.
Становление чрезвычайной юстиции в Симбирской губернии имеет долгую и трудную историю, проходившую в русле изменений советского законодательства о революционных и военных трибуналах.
Система рабочих и крестьянских революционных трибуналов берет свое начало в Декрета о суде от 24 ноября 1917 г., который в п. 8 предусматривал создание органов чрезвычайной юстиции для борьбы против контрреволюционных сил в видах принятия мер ограждения от них революции и ее завоеваний, а равно для решения дел о борьбе с саботажем, мародерством и хищничеством, прочими злоупотреблениями торговцев, промышленников и прочих лиц.
Данная система чрезвычайных судов имела сугубо классовый характер, довершая строение репрессивно-карательного аппарата государства диктатуры пролетариата.
Структура революционных трибуналов была определена через председателя и шести очередных заседателей, избираемых Городскими Советами Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов (далее - Советами РКСД).
Предусматривалось создание при Советах Следственных комиссий, что закрепило разделение функций следствия и отправления правосудия в ревтрибуналах.
В последующем Инструкция НКЮ Революционному трибуналу от 19 декабря 1917 г. несколько изменила состав революционных трибуналов.
По новым правилам Революционный трибунал избирался Советом РКСД в составе одного председателя, двух заместителей и сорока заседателей.
Все лица, кроме заседателей избирались на три месяца.
Заседатели избирались на один месяц из общего списка заседателей Исполкомом Совета РСКД путем жеребьевки в количестве шести очередных и одного или двух запасных заседателей на каждую сессию.
Сессия очередного состава Революционного Трибунала продолжалась не более одной недели.
Инструкция также внесла изменения в систему следственных органов.
Следственные комиссии были введены в структуру ревтрибунала, причем их состав избирался в составе шести членов Советами РСКД. Заседатели ревтрибунала следствие не осуществляли, однако в 1919 г. ввиду нехватки кадров судейскому корпусу революционных трибуналов пришлось взять на себя и функции следствия.
Инструкция четко закрепляла виды наказаний, которые могли применять трибуналы: денежный штраф, лишение свободы, удаление из столицы, отдельных местностей или пределов Российской Республики, объявление врагом народа, лишение политических прав, секвестр имущества виновного, присуждение к обязательным работам.
Расстрел ревтрибуналы не применяли.
Постановление НКЮ О порядке кассации приговоров революционного трибунала от 22 января 1918 г. установил порядок производства по кассационной жалобе на приговоры ревтрибуналов.
Данные жалобы приносились в двухнедельный срок и подавались через тот же революционный трибунал, на решение которого приносилась жалоба. В трехдневный срок жалоба передавалась ревтрибуналом во вновь созданный 25 января 1918 г. кассационный отделение НКЮ, где она рассматривалась в течение семи дней со дня поступления.
В случае признания жалобы уважительной и приговора подлежащим отмене, кассационное отделение передает дело со своим постановлением в судебный отдел ВЦИК и сообщает об этом ревтрибуналу, который приостанавливает исполнение приговора.
Судебный отдел ВЦИК либо утверждает постановление отделения об отмене приговора, либо передает дело на вторичное рассмотрение в новый состав ревтрибунала, либо отвергает.
После ухода левых эсеров из Советского правительства, коллегия НКЮ 2 апреля 1918 упразднила кассационное отделение по причинам зависимости решений отделения от административных усмотрений и несвязанности отделения процессуальными нормами. 11 июня 1918 г.
ВЦИК учредил Кассационный отдел при ВЦИК в качестве кассационной инстанции в отношении приговоров ревтрибуналов.
Хотя кассационный надзор за ревтрибуналами как чрезвычайными судами осуществлялся административным органом, но последний был связан процессуальным порядком рассмотрения кассационных жалоб.
Декретом СНК РСФСР О революционных трибуналах от 4 мая 1918 г. упразднялись уездные ревтрибуналы, дела которых передавались в губернские ревтрибуналы, а также, кроме дел о контрреволюции, саботажах, спекуляциях, к подсудности революционных трибуналов были отнесены и дела по борьбе с погромами, взяточничеством, подлогами, неправомерным использованием советских документов, хулиганством и шпионажем.
Также Декрет от 4 мая 1918 г. разрешил проблему независимого функционирования Следственной комиссии, разрешавшей дела о предании подозреваемых суду ревтрибунала в закрытом заседании, что лишало последний возможности контроля за соблюдением необходимых следственных процедур.
Так, при каждом революционном трибунале в обязательном порядке было приказано учредить наряду со Следственной комиссией коллегию обвинителей в составе не менее трех лиц, избираемых местными Совдепами непосредственно или по представлению революционного трибунала или Народного комиссариата юстиции.
На обязанность коллегии обвинителей возлагалось участие через одного из членов коллегии в заседаниях следственной комиссии революционного трибунала при рассмотрении вопроса о предании революционному трибуналу всех лиц, относительно которых возбуждено обвинение в революционном трибунале.
Это положение исправило отстраненность следственных органов от ревтрибунала, установило опосредованный контроль за революционной законностью.
Также в функции коллегии обвинителей входили дача заключения следственной комиссии по вопросу о подсудности дел и полноте произведенного следствия, формулировка обвинительных тезисов по каждому делу в следственной комиссии при назначении дела к слушанию в революционном трибунале и т.д.
Подобным образом исправлялись многие ошибки следствия, разгружая ревтрибунал от неподведомственных и неподсудных дел.
Положением ВЦИК и СНК О Революционном трибунале при ВЦИК от 29 мая 1918 г. был учрежден Революционный трибунал при Центральном Исполнительном Комитете.
Данный Ревтрибунал избирался Центральным Исполнительным Комитетом в составе одного председателя и шести членов сроком на три месяца.
Подсудность дел определялась как важнейшие дела, которые будут изъяты из подсудности местных революционных трибуналов постановлениями Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, Совета Народных Комиссаров или Народного комиссариата юстиции.
В дальнейшем в целях унификации законодательства о ревтрибуналах Постановлением НКЮ от 16 июня 1918 г. все инструкции Революционным трибуналам, изданные до Декрета СНК от 4 мая 1918 и Декрета ВЦИК от 29 мая 1918 г. признаны недействующими.
Революционные трибуналы, согласно данному Постановлению, ограничивались в выборе мер борьбы с саботажем, контрреволюцией и пр. только определенными в законе нижними границами наказания.
Это породило такие странные наказания, как, например, условное лишение свободы с отправкой на Польский фронт.
Так в отношении тов.
Гаврилова, приговоренного Симбгубревтрибуналом к 20 годам условно с отправкой на Польский фронт, товарищи просили освободить его из-под стражи под поручительство членов РКП (б).
Расстрел входит в практику ревтрибуналов как высшая мера наказания именно виду неопределенности положений Постановления НКЮ от 16 июня 1918 г.
В Симбирской губернии первые упоминания о губернском революционном трибунале относятся к 25 февраля 1918 г., когда на очередном заседании СНК под председательством Гимова вопрос о выборе Председателя ревтрибунала был рассмотрен, но, согласно резолюции, поскольку в исполкоме не оказалось лиц, могущих занять данную должность, принято решение кооптировать Председателя из партии большевиков или максималистов.
В дальнейшем рассматривался вопрос об избрании остальных членов ревтрибунала, но уже 5 марта было принято решение, аналогичное предшествующему, – кооптация из партийный рядов.
Нехватка юридических кадров существенно затрудняла подготовку к открытию ревтрибунала, о чем сообщалось СНК временным утвержденным в должности комиссаром юстиции Зелинским – распалась сама коллегия юстиции, пришлось вызывать из Самары 5 юристов.
Работы продвигались медленно.
На июль 1918 г. членами ревтрибунала являлись:

Крылов И.В. (председатель), Артизанов А.Е. и Вьюгин Ф.И. В состав Следственной комиссии при ревтрибунале входили Ефремов А.А. (председатель), Павлов Е.Ф. и Лускарев А.В. Весь аппарат трибунала расположился в здании Окружного народного суда (здание бывшего окружного суда).
Также наличествуют данные о Карсунском ревтрибунале, открывшемся еще в январе 1918 г. в составе председателя Репинского, заместителя Лисовского и Клемкина и заседателя Бычкова.
Следственная комиссия состояла из комиссии по уголовным делам, в которую вошли Бабанов, Лебедев, Петров, Меньшев, Лисовская; и из комиссии по политическим делам – Еремин.
Члены Карсунского ревтрибунала на период существования данной уездной инстанции постоянно испытывали трудности с жалованьем, канцелярией.
Судьи на протяжении нескольких месяцев испрашивали Карсунский Совдеп о немедленном отпуске средств.
Деньги выдали почти перед роспуском данного ревтрибунала.
На период жестоких боев за Симбирск деятельность ревтрибуналов была приостановлена.
После освобождения г.
Симбирска 12 сентября 1918г. пришлось обновить списки членов трибунала.
Окончательные списки были утверждены лишь 3 октября 1918 г., причем вопрос об утверждении передали из Исполкома во фракцию большевиков.
Подобные явления подтверждают выводы, сделанные Гороховским Н. Н. относительно того, что в годы гражданской войны многие функции судебного надзора впервые в мировой практике перешли в ведение партийных комитетов РКП (б), которые выступали в качестве главной контролирующей и инспектирующей инстанции.
В истории симбирского ревтрибунала осадной 1918 г. прошел в постоянной борьбе за существование, что нашло проявление в минимальном количестве делопроизводственных, процессуальных и иных документов, не позволяющих в полной мере восстановить картину его деятельности.
Дальнейшее реформирование системы революционных трибуналов изменяло и структуру Симбирского ревтрибунала.
Постановление ВЦИК от 17 февраля 1919 г. установил контроль ревтрибуналов за ЧК путем передачи ревтрибуналам права вынесения приговора по всем делам, возникающим в ЧК.
Изменялся состав ревтрибунала.
Отныне он состоял из трех членов.
Подобное было обусловлено тем, что изначально заседатели руководствовались революционной совестью и классовым правосознанием при разрешении конкретных дел и наличествовала необходимость в их постоянной ротации для создания видимости революционного суда, но к 1919 г. сформировался определенный уголовно-правовой и уголовно-процессуальный массив.
Последнее определило необходимость в сокращении членов ревтрибунала и приведение его состава в соответствие со сложившимися процессуальными представлениями о суде.
Судьи избирались на месячный срок губисполкомами.
В городах с более чем 200 тыс. жителей учреждались городские трибуналы, члены которых избирались городскими Советами депутатов. Согласно Положению ВЦИК о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г., в трибуналах должны были избираться исключительно ответственные политические работники.
Подобная оговорка на деле закрепила негласное вмешательство РКП (б) в порядок назначения судей ревтрибунала путем утверждения кандидатур.
Губисполком принимал решение о назначении судей ревтрибунала, а потом передавал вопрос о кандидатах в Губком РКП (б).
Архивные документы так и пестрят актами Губкома РКП (б) следующего содержания:
Утвердить…временно членом…председателем…Губревтрибунала.
Например, 15 октября 1919 г.
РКП (б) утвердила Тольского на должность председателя Губревтрибунала. 1 ноября 1919 г.
Губком РКП (б) командировал временно членом Губревтрибунала Репина.
Осень 1919 г. – Вольфсон.
Декабрь 1919 г.
Губком РКП (б) командировал временно членом Губревтрибунала Абросимова, Бланка (ранее работал в Воронежском ревтрибунале), Диджулиса.
Затем - Абдрахманова – с декабря 1919 г. (вместо арестованного Орловского).
Временные члены заступали на должность в силу чрезвычайного выбытия прежних судей, например, при аресте последних.
В соответствии с утвержденным ВЦИКом положением о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г. был образован Кассационный трибунал при ВЦИК. Подобная структура полностью завершала судебный, неадминистративный порядок кассации. Отныне кассационный надзор осуществлялся сугубо судебной инстанцией, специально уполномоченной рассматривать кассационные жалобы и протесты.
Соответственно многочисленные кассационные жалобы (имеются практически в каждом деле) на приговоры Симбгубревтрибунала поступали в кассационную инстанцию, имевшую исключительно судебную сущность.
В 1919 г. продолжала действовать и Следственная комиссия при губревтрибунале.
Положение ВЦИК о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г. сокращало численность Следственной комиссии до пяти членов.
Однако на деле штат сотрудников разрастался.
Так, в 1919 г.
Членами Следственной комиссии при ревтрибунале были:

Председатель – Тольский, члены – Боцвадзе, Марс-Масальский, Рейн, Гумилевская, Уренцев, Авдеев, Наумов, Орловский.
18 марта 1920 г.
ВЦИК принял новое Положение о революционных трибуналах.
В Положении указывалось, что органами расследования по делам, подсудным трибуналам, являются органы ЧК и комиссии по борьбе с дезертирством.
Для подготовки докладов по поступившим делам и составления заключения по ним при ревтрибуналах были учреждены должности следователей-докладчиков.
На них ревтрибунал мог возлагать дополнительное следствие без возвращения в органы ЧК. Следственные комиссии упразднялись.
Также изменена подведомственность дел.
К ведению трибуналов относились контрреволюционные деяние, дела о крупной спекуляции, крупные должностные преступления, дела о злостных дезертирах и их укрывательстве.
Следственная комиссия при Симбирском губревтрибунале была упразднена 27 апреля 1920 г.. Ранее 19 апреля 1920 г.
Следователями – докладчиками стали Мартынов, Бычков и Чистов.
Положение от 18 марта 1920 г. предусматривало также избрание в качестве одного из членов ревтрибунала представителя от местной коллегии Губ ЧК. Например, Коллегия Губ ЧК 10 мая 1920 г. постановила вместо тов.
Крумина назначить членом ревтрибунала тов.
Гайдученко – Гордон.
Передача следственных функция окончательно в органы ЧК и упразднение Следственных комиссий при ревтрибуналах были обусловлены неэффективностью следственных комиссий, низким уровнем раскрываемости, волокитой и бюрократизмом.
Так, следует рассмотреть статистику раскрываемости Следственной комиссии при Симбирском губревтрибунале за период с августа 1919 г. по вторую половину октября 1919 г.
месяц
Осталось в производстве
Поступило
За отчетный месяц
Передано в ревтрибунал
Осталось на начало след месяца

на рассмотрение
На прекращение
По подсудности Август
173
96
16
19
36
198

первая
Сентябрь
198
121
56
23
56
184

вторая
Сентябрь
184
56
30
5
5
210

первая
октября
210
92
45
15
13
276

вторая Октябрь
184
40
32
7
28
156 Образовавшийся тандем ЧК – ревтрибунал работал более продуктивно, разрешая сразу две проблемы – медлительность ревтрибуналов и скорострельность ЧК.
В силу Положения от 18 марта 1920 г.
Сим ГУб ЧК передавала за 1920 г. для вынесения приговора дела следующего характера:
Дело №44 о кулацком восстании – обвиняемый Ештокин Н.П. поднял кулацкое восстание в целях свержения советской власти в Буинском уезде.
Дело № 161 о добровольной службе в белой гвардии – обвиняемый Пережогин В. добровольно служил в рядах войск Колчака А.В.
Дело №122 о контрреволюции – обвиняемый Какоулинс И.П. распространял заведомо ложные сведения о скором падении режима Советской власти.
Дело №134 о службе в контрразведке у белых – обвиняемый Кокуев Е.И. добровольно сотрудничал с белогвардейской контрразведкой.
Дело №1167 о незаконной установке телефонного кабеля – обвиняемый Рдевский Ф.И. незаконно присоединился к телефонной линии путем установки неразрешенного телефонного провода.
Эти и многие другие дела, о контрреволюции, саботаже, бандитизме, дела о крупной спекуляции, например, дело о зав.губ.отделом Драгомирове, обвиняемом в спекуляции вверенными ему продуктами для распределения между членами отдела, и т.д. есть яркий пример взаимосмешения общеуголовных и политических дел.
Курьезные случаи, например, незаконное подключение Феликсом Рдевским неразрешенного телефонного провода было расценено ЧК и следователем докладчиком как покушение на сотрудничество с белой контрразведкой и дело ушло на рассмотрение ревтрибунала.
Дальнейшая судьба Рдевского Ф. неизвестна.
Также в качестве примера смешения политического и общеуголовного преступления следует привести дело штабс-капитана И. Жукова.
Дело было передано в течение 48 часов после окончания следствия ЧК следователем-докладчиком в ревтрибунал, который 10 июля 1920 г. при участии гособвинителя и правозаступника рассмотрел его в течение этого же дня.
Штабс-капитан обвинялся в добровольной службе в войсках Колчака, в белогвардейской контрразведке, в убийстве комиссара Крепкова, трех красноармейцев, мародерстве (снял с убитого Крепкова сапоги, присвоил деньги), а также организации вооруженной контрреволюционной банды, терроризировавшей Буинский уезд.
Руководствуясь революционной совестью и классовым правосознанием ревтрибунал приговорил Жукова И. к расстрелу.
Кассационные жалобы Жукова И. оставлены без рассмотрения и 12 июля 1920 г. приговор приведен был в исполнение, а вот через 80 лет, 12 июля 2000 г., Жукова И реабилитировали как незаконно репрессированного.
В качестве примера дел общеуголовного характера, подведомственных ревтрибуналу, можно привести Дело о вооруженном грабеже. 12 августа 1920 г. рассматривалось дело Захарушкина, Власова, Волкова и д.р. о вооруженном грабеже с изнасилованием. 13 февраля 1920 г. в. г.
Сызрань данные лица произвели вооруженный грабеж у гр.
Святкина Н. и Мартынова А., причем Власов и Волков произвели изнасилование жены Мартынова А., Мартыновой Е., а также истязали старика Святкина Н. Вооружившись револьверами, пригрозив расстрелом, обвиняемые повязали остальных домочадцев.
Требование их было таково – указать на местонахождение золота и николаевских кредиток.
Мартынова Е. была повторно изнасилована, также налетчики осуществили покушение на изнасилование старухи Святкиной А. 72 лет.
Сумма награбленного составила 40000 р. Приговор ревтрибунала был строг – расстрел.
Кассационные жалобы были оставлены без рассмотрения.
В данных делах ревтрибунал проявлял стойкость в защите революционной законности и правопорядка от посягательств социально деклассированных элементов и откровенных врагов революции.
В ходе функционирования Симбирского губернского ревтрибунала возникали также ошибки партийного характера.
Например, 24 февраля 1920 г. из ВЦИК СРСФСР пришло телеграммой требование разобраться в деле об отстранении от должности заведующего губпродкомом Степанова, заведующего губзаготхлебом Гринюка и д.р.
ВЦИК в лице Енукидзе предлагал немедленно допустить отстраненных к работе, а дело переслать во ВЦИК. Ревтрибунал затронул деятельность видных местных партийных деятелей, имевших, скрытые механизмы внесудебного воздействия на ревтрибунал.
Решение было пересмотрено.
Рассмотрение дел в Симбирском губернском ревтрибунале проходили следующим образом:

Суд назначался не позднее 48 часов после окончания следствия.
От трибунала зависел вызов или невызов свидетелей, равно как и допущение или недопущение защиты и обвинения.
В деле участвовал гособвинитель, а также правозаступник.
Разрешение дела осуществлялось на коллегиальной основе.
Приговор выносился аналогичным порядком.
Касательно революционной дисциплины в трибуналах, то многие члены Симбгубревтрибунала ревтрибунала приходили на службу в 10-11 часов, что плодило волокиту и халатность в работе.
В силу этого местному органу юстиции пришлось утвердить рабочее время с 9.30, а за нарушение дисциплины первый раз установить выговор, второй раз – вычет однодневного жалования, третий раз – увольнение и привлечение в суду ревтрибунала за саботаж.
Ввиду упразднения уездных ревтрибуналов и накопления дел на местах, Губревтрибунал в 1920 г. принял решение организовать так называемые выездные сессии для рассмотрения на месте дел, подведомственных чрезвычайной юстиции.
Вместо уездных ревтрибуналов создавались выездные сессии.
Так, была создана Сызранская выездная сессия, обозначенная как долгосрочная.
Открывалась сессия по мере накопления дел, назначенных к рассмотрению, и по окончании таковых считалась оконченной впредь до следующей сессии.
Территориальная подсудность выездной сессии Симбгубревтрибунала – преступления, совершенные в Сызранском уезде, подведомственные ревтрибуналу.
Сызранская выездная сессия имела право на применение условно-досрочного освобождения к осужденным, право применять меры пресечения к обвиняемому по делам, находящимся в производстве, а также затребовать дела из всех инстанций Сызранского уезда, направлять дела по подсудности.
При выездной сессии назначались постоянные следователи, которым поручалось проведение следствия по поступившим делам.
Кандидатуры следователей утверждались Симбгубревтрибуналом.
Председателем выездной сессии был назначен Вигранд, гос. обвинителями Рейн и Тольский, членами – Горчаев и Ратиков.
Также наличествуют сведения о создании Буинской и Карсунской уездных выездных сессиях, имевших аналогичную структуру и порядок деятельности.
На 19 апреля 1920 г., согласно новым положениям ВЦИК, утверждены постоянные члены Ревтрибунала – Председатель – Гольман, члены – Крумин, Абдрахманов.
Параллельный состав – Председатель Румянцев, члены – Диджулис, Демин, запасной член – Фрейман.
То есть состав приведен в соответствие с законом.
Новый состав Губревтрибунала был образован 9 июля 1920 г.
В составе: Председатель – тов.
Гольман, Румянцев – заместитель, Диджулис – заместитель, Пищальников, Абдрахманов и Гринберг – заседатели.
Таким образом, система революционных трибуналов есть карательный механизм диктатуры пролетариата, оформившийся в качестве такового только после окончательного закрепления Постановлением ВЦИК от 17 февраля 1919 г. за ревтрибуналами функций контроля над органами ЧК, а также предоставления неограниченных полномочий в определения меры наказания, а иногда и вида.
Старое уголовное право царского периода ушло в небытие, потому единственно, чем должны были руководствоваться при определении меры наказания члены ревтрибунала, были обстоятельства дела и революционная совесть.
В некоторых случаях упоминается в приговорах ревтрибуналов и классовой правосознание.
Революционные трибуналы составили недостающее звено в маховике красного террора, обслуживая процесс устранения огрехов скорострельной юстиции ЧК и создавая видимость правосудия.
В члены ревтрибунала выдвигались, как правило, партийные функционеры, амбициозные дети революции, 1893-94 года рождения, то есть 20-30 летние, не имевшие, подчас, юридического образования.
В заключении следует привести характеристику революционных трибуналов, данную Крыленко Н.В. в 1924 г.
Он определил ревтрибуналы как орган суровой и беспощадной расправы, чинимой рабочим классом и крестьянской беднотой над бесчисленными врагами революции.
В этом и состояла сущность квазисудебных органов революции – ревтрибуналов.
Шрейдер.
А. Народный суд. – М.:

Революционный социализм, 1918 г. – С. 88.
Декрет СНК о суде// Газета Временного рабочего и крестьянского правительства. - №17. – 24 ноября.
Шрейдер.
А. Народный суд. – М.:

Революционный социализм, 1918 г. – С. 89.
Портов В.П. Славин М.М. Становление правосудия в Советской России (1917-1922). – М.:

Наука, 1990 г.- С. 57.
Постановление НКЮ О порядке кассации приговоров революционного трибунала // Газета Временного рабочего и крестьянского правительства. - № 21. - 22 января 1918 г.
Декреты Советской власти.
Т.2. – С. 420-421.
Шрейдер.
А. Народный суд. – М.:

Революционный социализм, 1918 г. – С. 117, 123.
Шрейдер.
А. Народный суд. – М.:

Революционный социализм, 1918 г. – С. 123.
Шрейдер.
А. Народный суд. – М.:

Революционный социализм, 1918 г. – С. 125-126.
Постановлением НКЮ //Известие Московского Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов. – 1918. - 16 июня
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 212.
Мелехин А.В. Основные черты правоохранительной деятельности социалистического государства в период Гражданской войны (1917 - 1922 гг.)// Административное право и процесс. – 2008. - №2. – С. 22.
ГАУО, ф. 336, оп. 4, ед. 4, л 12.
ГАУО, ф.125, оп. 3, ед. 1, л 4.
ГАУО, ф.125, оп. 3, ед. 1, л 115.
ГАУО, ф. 336, оп. 1, ед. 4, л 109.
Гороховский, Н. Н. Становление и правовой статус военных трибуналов в Среднем Поволжье, ноябрь 1917 г. - 1922 г.:

Автореф. дисс. канд. юрид. наук - Казань,2004. – С. 10.
Положение ВЦИК о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г.// СУ РСФСР. – 1919. - №13. – Ст. 132.
Портов В.П. Славин М.М. Становление правосудия в Советской России (1917-1922).–М.:

Наука, 1990 г.- С.79-80.
ГАУО, ф. 125, оп. 2, ед. 262, л 89.
Советские революционные трибуналы в мирные годы строительства социализма.
Учебное пособие / Титов Ю.П.;

Отв. ред.:

Исаев И.А. - М., 1988. – С. 56.
Положение ВЦИК о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г.// СУ РСФСР. – 1919. - №13. – Ст. 132.
Положение ВЦИК о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г.// СУ РСФСР. – 1919. - №13. – Ст. 132.
ГАУО, ф. 336, оп. 1, ед. 4, л 87.
Кожевников М.В. История советского суда 1919-1947 гг. – М.:

Юриздат Минюста СССР, 1947. – С. 83.
ГАУО, ф. 125, оп. 2, ед. 262, л 101.
Положение ВЦИК о революционных трибуналах от 18 марта 1920 г.// СУ РСФСР. – 1920. - №22/23. – Ст. 115.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 182.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 32.
Мельгунов С.П. Красный террор в России. – М.:

Айрис-Пресс, 2006. – С. 153.
ГАУО, ф. 200, оп. 2, ед. 29, л 19.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 47.
ГАУО, ф.200, оп. 4, ед. 17, л 1.
ГАУО, ф.200, оп. 16, ед. 4, л 1.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л
Титов Ю.П. Развитие системы советских революционных трибуналов. – М.:

ВЮЗИ, 1987. – С. 26.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 178.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 147.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 156.
ГАУО, ф. 125, оп. 2, ед. 262, л 109.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 153.
Мельгунов С.П. Красный террор в России. – М.:

Айрис-Пресс, 2006. – С. 153.
ГАУО, ф.125, оп. 2, ед. 262, л 175.
Крыленко Н.В. судоустройство в РСФСР. – М: пролетарий, 1924 г. – С. 319.
Мелехин А.В. Основные черты правоохранительной деятельности социалистического государства в период Гражданской войны (1917 - 1922 гг.)// Административное право и процесс. – 2008. - №2. – С. 23.
HYPER13 PAGE HYPER15 3