• Название:

    когда я сочинял о любви!

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Когда я писал свой "Многослов" - книжку, в которой расшифровывал разные слова, я, естественно, много думал про любовь.
Вот ведь какое слово надо расшифровать! Расшифровал, как мог, книжку напечатали, и я думать про это слово забыл.
И ничто - ни телевидение, ни книжки, ни спектакли - мне про это слово не напоминало.
Вообще.
Хотя я телевизор смотрел, книжки читал и спектакли посещал.

А тут я простыл.
И поздним вечером забрел в аптечный киоск в поисках спасения от насморка.
Продавщица была... как бы это сказать?.. в веселом состоянии.
Я взял, что надо было, а продавщица спрашивает: "Презервативы брать будете?" Я опешил немножко, и в глазах моих появился вопрос типа непонимание, смешанное почему-то с ужасом.
Продавщица объяснила: "Как кризис наступил, презервативов стали брать очень много.
Так будете или не будете?"

Я вышел в холодную чужую ночь (дело было не в Москве) и задумался.
Причем о любви.
Ну, потому что я (о чем уже писал в "Известиях") - человек старомодный, и секс мне наивно представляется апофеозом любви.
И потом: как и, главное, зачем о сексе думать - я не знаю.
О любви же - другое дело.
Вот ведь, думал я, такой случай странный заставил думать про любовь.
А больше ведь ничего не заставило.

Ну вот, например, человек забудет подумать об экономическом кризисе.
Или о выборах в США. Или, скажем, о проблемах демократии в России.
Фиг-то! И захочешь - не забудешь: напомнят отовсюду.

В фильмах типа художественных любовь заняла ровно то место, какое занимала при советской власти: довесок.
Только раньше был довесок к проблемам сельскохозяйственным или производственным, нынче - к проблемам криминальным.
Или историческим.
Рассказывает кино про очередной непростой период нашей сложной истории - ну и про любовь повествует для пущего увеселения зрителя.

Книги еще есть.
Много книг в книжных магазинах, просто завал.
Писателям, которые их пишут, дают премии.
Премии дают за актуальность.
Что-то я не припомню, чтобы в последнее время обсуждался какой-нибудь роман о любви.
Само словосочетание "любовный роман" есть синоним пошлости и отсутствия собственно литературы в высоком смысле этого привычного слова.
Представляете? Романы о любви - на задворках литературы!

На ТВ модно стало ругаться, вроде как полемизировать, спорить.
Вы можете себе представить в какой-нибудь полемической программе спор, скажем, о том, умерла сегодня любовь или со времен Ромео и Джульетты ничего принципиально не изменилось? Если можете - у вас хорошая фантазия.
Спорят всё о том же: об экономическом кризисе и проч.
Экономический кризис - он, конечно, заметнее.
Выпуклее как-то.
Но если есть кризис любви - он, что ли, совсем не важен?

Эстрада про любовь не говорит вообще.
Что поразительно.
Когда выходит певец (певица) и в сумасшедшем ритме со счастливой улыбкой поет о том, что ты меня бросила (бросил), а я остался (осталась) одинок, что-то мешает мне поверить, что это они - про любовь. Еще, правда, есть ток-шоу.
Мне, например, очень нравится "Жизнь как жизнь" на 5-м питерском канале.
Писатель Татьяна Устинова, которая это шоу ведет, как-то умудряется не быть пошлой, но при этом оставаться искренно заинтересованной.
Про любовь же здесь тоже не столько говорят, сколько скандалят.
Ток-шоу потому что.
И даже не про любовь как таковую, а про семейные разборки, которые, конечно, являются частью любви, но хочется верить, что только частью.

Шутят у нас много.
Но опять же - не про любовь, а про то, про что продавщица аптечного киоска намекала, поскольку у нас большинство шуток ниже пояса.
А любовь она все-таки не только ниже пояса находится, но еще и где-то в районе души.

Театр занят выявлением режиссерских фантазий, тут уж не до любви.
Правда, есть мюзиклы - тут, да.
Спасибо.
Если хочешь про любовь - иди на мюзикл, не ошибешься.

Вот ведь странная история.
Экономический кризис может все-таки не всех коснуться, а любовь - такая история, которую каждый человек, так или иначе, много раз или единожды, трагически или весело, но в жизни своей проживал.
А вот забудешь про нее подумать, и никто тебе не напомнит, кроме подвыпившей продавщицы в аптечном киоске.
Может, не умеем про нее рассказывать? Может, не хотим? Или нам действительно не интересно? Проживать интересно, а думать - нет? Вот мы странные какие: про что угодно интересно думать, а про любовь - нет? Получается, что мы про всё без любви размышляем? Ну и какие тогда мы можем предъявлять претензии к миру, который в результате этих "безлюбных" размышлений у нас выстраивается, а?