• Название:

    МЫ СТРАДАЕМ КАК НАЦИЯ

  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: DOC
  • или



МЫ СТРАДАЕМ КАК НАЦИЯ

Русское недовольство положением дел в России имеет особый смысл.
У нас нет другой страны и бежать нам отсюда некуда.
Наши предки создавали Россию, и она – наше достояние.
…Наш народ отвечает за судьбу страны, как никакой другой.
Если мы не решим ее проблем, их не решит никто.
Только русские в России составляют политическую нацию.
В этом смысле русские решают не только свои проблемы, но и проблемы всех коренных народов нашей страны.
… С другими народами, населяющими нашу страну, у нас общие проблемы.
Но мы их ощущаем именно как русские проблемы.
…Мы не просто недовольны жизнью, которая каждому из нас доставляет немало проблем.
Мы недовольны именно как русские.
В нашей стране многое делается не только против каждого из нас в отдельности, но и против нас как народа.
У нас маленькая зарплата, плохое жилье, нет детсадов, плохие или слишком дорогие автомобили, плохие, ненадежные самолеты... Но нас больше всего беспокоит не это.
Нас беспокоит, что власть ничего не собирается исправлять и действует только в корыстных интересов чиновников и неведомо откуда явившихся миллиардеров.
Все социальные проблемы мы воспринимаем через национальные.
Потому что мы – большинство народа, а Россия – русская страна от ее образования и до сей поры.
Мы видим, что нас убивают не поодиночке, а всех вместе – как нацию.
Мы страдаем не поодиночке, а как нация.
От русофобии власти и СМИ, от этнобандитизма, не встречающего отпора со стороны правоохранительной системы, которую мы содержим, от невозможности защищать свои политические права и интересы. …
Мы остро чувствуем отсутствие солидарности: у нас мало надежных друзей, мы не знаем своих соседей, не рассчитываем на помощь родственников и сами не готовы ее оказывать.
Это происходит из-за того, что у нас отняли традиционные ценности, вокруг которых объединялись наши предки.
А сейчас пропагандой вытравливают из русских людей желание вспомнить о том, как они или, во что верили, чему служили, что защищали.
Русские уничтожаются морально, интеллектуально, политически и физически.
Русский народ является становым хребтом российского государства, сломав который можно завладеть всей страной с ее природными богатствами.
Поэтому делается все, чтобы русские вымирали, утратив инстинкт самосохранения, традицию продолжения рода, любовь к семье, детям и внукам.
Кому-то очень хочется, чтобы нас стало намного меньше.
И чтобы мы этому не противодействовали.
Мы хотим восстановить многое из утраченного, но враждебная власть, удельные чиновничьи кланы, этнобандитские формирования, эгоистичные бизнесмены-олигархи нам мешают.
Они знают: если мы объединимся, им придется подыскивать себе другую страну.
Поэтому они делают все, чтобы мы стали нечувствительны к боли, чтобы перестали испытывать боль за судьбу своего народа, чтобы не замечали, как его убивают, и сами друг друга резали в криминальных потасовках, спаивали всегда доступной и невероятно дешевой водкой, уничтожали своих будущих детей абортами, оскверняли семейные узы и любовь изменами, предавали своих друзей и, наконец, забыли, что Россия по праву принадлежит нам.
Наши враги хотят, чтобы русские смирились, чтобы исчезли, покончив жизнь самоубийством.
Правительство не позволяет русским консолидироваться по национальному признаку, чтобы русский народ смог последовательно отстаивать свои интересы, права, идеалы, следовать заветам предков и запретам, принятым в наших традициях.
Этим нас толкают к бунту и насилию, натравливая на нас часть нашего же народа, сформированного в милицейские силы и структуры спецслужб.
Нашему стихийному протесту методично противопоставляют системно организованные банды, составленные из криминальных элементов других народов.
Тем самым власть порождает вражду между этносами, которые всегда мирно жили бок о бок, имея каждый свою культуру, язык, историческую миссию.
Многие народы России из-за действий власть за последние десятилетия превратились почти поголовно в русофобов, готовых сотрудничать с чиновниками в деле истребления русского народа.
Власть ввела в действие антирусское законодательство - пресловутую ст. 282 УК, которая применяется практически исключительно против русских.
Русским запрещают собираться на митинги и марши.
Если русская организация проводит шествие, против нее организуют репрессии. … Если русским нельзя открыто говорить о своих проблемах и претензиях к власти, что за режим тогда установлен в России? Это оккупация? Многие так и говорят: "оккупационный режим".
У русских до февраля 1917 года была своя страна, свое государство, в котором власть не стеснялась называть себя русской, а русская культура доминировала, что не исключало заимствований из мировой, прежде всего, европейской культуры.
С 1917 года власть называла себя советской и коммунистической, но даже под спудом советской пропаганды русская культура оставалась доминантной.
После 1991 власть свернула поддержку русской культуры, русский язык низвела до уровня "языка межнационального общения" и окончательно отказалась от какой-либо связи с русской историей и интересами русского народа.
Исторически Россия - страна и государство русских, и репрессирование русских даже наряду с другими народами является преступлением против основ государственности.
Ведь репрессирование любого другого народа, как бы оно ни было ужасно, основ российского государства подорвать не может.
В этом – существенное отличие русского народа от всех других, проживающих в России.
В России, которую мы считаем русской страной, образовалась нерусская государственная СИСТЕМА, которую создавали не мы.
Русский народ к формированию этой СИСТЕМЫ отношения не имеет.
Может быть, на каждом из нас есть грех поддержки того или иного негодяя, пробравшегося во власть и ставшего врагом нашего народа.
Но мы как народ не выбирали такую власть, которая оказалась враждебна нам во всем.
Нам просто не дали выбрать свою собственную власть.
Поэтому власть, не имеющая понятия о потребностях русских, проводит политику, не имея нас в виду.
Она ставит цели достижения "демократии", "свобод", и прочего, что русскому народу не нужно или не понятно.
Мы знаем труд и достаток, войну и победу, закон и справедливость.
Вместо этого под видом "демократии" нам подсовывают пустые развлечения и разврат, коррупцию и воровство, равнодушие и эгоизм.
Мы хотим свободы для своего народа именно от этого – свободы от греха.
А не абстрактной "свободы" - свободы творить, что вздумается.
Такая "свобода" превращает нас в рабов.
Русские в большей степени, чем другие народы, озабочены целостностью России.
Потому что русские больше других народов пострадали от разрушения СССР, заплатив за это колоссальными жертвами и потерями, сравнимыми с бедствиями мировой войны.
Разрушив единую страну, власть разделила и наш народ.
Русский народ расчленен границами, созданными властью, – государственными и административными. …
Мы не видим стремления власти защищать русских ни в своей стране, ни за её пределами … власть нигде и никогда не показала, что готова защищать русских: ни в Крыму, ни в Прибалтике, ни в Туркмении и т.д..
До сих пор не признано геноцидом уничтожение русского населения в Чечне – убийства десятков тысяч русских и изгнание сотен тысяч.
Русские и сами не осмыслили этого факта.
Они стали ненавидеть чеченцев (всех поголовно, а не только преступников), но так и не поняли, что главным организатором геноцида была власть.
Русские продолжают на выборах голосовать за тех, кто был главными организаторами этих убийств.
Мы не можем спокойно относиться тому, что территории, заселенные преимущественно русскими, начинают заполняться пришлыми инородцами.
У нас создается впечатление, что власть и правящие кланы хотят вообще избавиться от русского народа: коренным образом изменить соотношение русских и нерусских людей в стране и даже в Центральной России.
Кому-то русский народ не нравится настолько, что они хотели бы, чтобы русские в России стали меньшинством на всей территории.
…Инородческие кланы вытесняют русских из бизнеса, из власти из высокодоходных сфер деятельности.
Русские города покрылись сетью "восточных базаров", власть переплетена этническими кланами, в исконно-русских землях как грибы после дождя растут мечети, уродующие исторические русские территории.
Москва – наша древняя столица – утратила облик русского города.
… Этнический криминал (включая этнические кланы во власти и олигархических группировках) прямо направлен против нашего народа, прочий криминал – против каждого из нас в отдельности.
Поэтому этнические банды для нас – самый очевидный враг, которого мы должны подавить, чтобы он он не подавил наш народ.
Русские не создают этнических кланов.
Потому что нашим "кланом" всегда было наше государство.
Теперь условия изменились.
Государство наше, а власть в нем – чужая.
Настолько чужая, что мы начинаем ненавидеть и само государство, порой путая Россию с бюрократией, Родину – с начальством.
Поэтому мы чувствуем себя брошенными и хотим как-то заново объединиться – уже не вокруг власти.
Но пока не знаем как.
Наши политические лидеры еще слишком неопытны, излишне амбициозны и не готовы уступать друг другу.
Мы еще толком не знаем, вокруг чего и вокруг кого объединяться.
Нас тревожит, что сегодня само понятие "русский" ставится под сомнение.
Слово "русский" в речах высших чиновников никогда не относится к народу.
Нас как бы не существует.
О русских практически не упоминают в СМИ. Народ есть, а упоминаний о нем нет.
У нас нет ни одного теле- или радио-канала и даже ни одной передачи о русском народе.
Газеты и журналы о русских имеют незначительные тиражи, не поддерживаются государством (а часто и наталкиваются на его враждебность) и не могут считаться общедоступными.
Мы сами уже готовы сомневаться в собственном существовании.
Потому что, благодаря обработке наших мозгов "четвёртой властью", не знаем толком, кто мы и откуда.
Мы мало знаем нашу культуру, даже православные благочестивые традиции - и те вспоминаем с трудом, подменяя абстрактной "моралью".
Понятие "русский" отодвигается в глубь веков, в фольклор – к избушкам на курьих ножках, к "лапотным" временам и былинным сюжетам, которые интересуют в основном только историков.
Что такое современный русский? Этого не знает никто.
СМИ заполнены персонажами, образами и смыслами, противными русским традициям и традиционной морали русского народа.
Образование совершенно лишено национальных основ.
Русская культура в упадке.
Русским не дают слушать русскую музыку, смотреть русские фильмы, не дают знаний о прошлом русского народа, навязывают повседневное присутствие в нашей жизни чуждых нам культур и культов.
Или вовсе бескультурья, невежества, хамства, скабрезности.
Кто в России сегодня ведёт политику денационализации, дерусификации?
Ведущие СМИ, рычаги контроля за культурой и образованием находятся в руках инородцев или людей, представляющих их интересы, и действуют против возрождения русского национального самосознания, ради подавления духовного, нравственного и интеллектуального развития русского народа.
Стоит кому-то поднять "русскую тему", как его тут же заносят в "черные списки" и перекрывают доступ к массовой аудитории.
Формируется подозрительность к тем, кто открыто говорит о своей принадлежности к русскому народу и о проблемах русских.
…Может быть, власть даже и не знает точно, кто такие русские, и мотивов уничтожить именно русских не имеет.
Предположим, что это так.
Но это не может быть оправданием власти. …Не понимать, что такое русский народ для России, может только власть, во всем враждебная нашей стране и всем ее гражданам.
А для русских важно, что нас уничтожают.
Не важно, знают или не знают власти о том, что они творят.
Мы видим в нашем народе упадок веры.
Для чего жить? Ответ на это нам никто не дает. … Многие народы могут обходиться без того, без чего русским нет житья - без представления о том, зачем жить.
Потребность в вере касается далеко не всех русских, не большей части народа.
Но всех русских ущемляет отсутствие смысла жизни.
А это - путь к вере, потребность в вере.
У одних (меньшинства) есть чувство утраты веры, у других (большинство) - чувство недостачи веры.
Нам надо во что-то верить.
Сегодня ни государственная власти, ни даже Церковь не дают нам необходимого.
И это – самое болезненное чувство в русском народе.
Отсутствие представления о смысле жизни создает чувство неудовлетворенности и ущемленности, ожидание какой-то Идеи, которая захватит народ и выведет его из ступора.
Претензии за отсутствие Идеи мы можем относить как к власти и интеллектуальной элите, так и к самим себе.
Мы остро чувствуем необходимость БОЛЬШОЙ ИДЕИ. Поэтому мы хотим для себя такой власти (государственной и духовной), которая дала бы русским смысл существования.
Мы поддержали бы такую власть.
Никакую другую русские как народ не могут уважать, не могут ей верить.
Пока у нас нет такой власти, мыне можем чувствовать себя полноценным народом в полной мере.

Переработка Р.П. Плюты