• Название:

    ОГРОМНОЕ НЕБО

  • Размер: 0.14 Мб
  • Формат: DOC

ОГРОМНОЕ НЕБО

Мелькают кварталы, и прыгать нельзя…

Арвид Игоревич Мордвин-Щодро родился 25 декабря 1930 года.
Свет Звезды Рождества всегда лежал на его челе - о нем невозможно сказать был - он есть, и он очень светлый человек, человек с солнечной дорожки! И во многом он загадочный человек – словно пришелец, спустившийся в этот мир по лунной дорожке!
Отец Арвида Игоревича Игорь Александрович был одним из ведущих инженеров Кировского завода.
Годы войны разлучили родителей маленького Арвида – отец уехал с заводом на Урал организовывать производство танков для фронта, да так там и обосновался - в Челябинске родились два младших брата Арвида Игоревича (по отцу) – Гастон и Эмабль.
Происхождение необычных имен всех детей восходит к французским корням бабушки Арвида по отцовской линии… Небольшой еще Алёничка (так звала его бабушка по материнской линии Екатерина Михайловна) остался в блокадном Ленинграде с мамой Ольгой Ивановной и старшей сестрой Бианкой. Их в феврале 1942 года вывезли по Дороге жизни на Большую землю.
У Арвида Игоревича сохранилось не так много воспоминаний о блокаде – вспоминал, как сидел на корточках на плите и пытался согреться… Холод мучал сильнее голода.
В эвакуации их семья жила невдалеке от военного аэродрома, и военные судьбы летчиков врезались в сознание мальчика, повлияв на его собственную дальнейшую судьбу.
После войны вернулись в Ленинград, и сложилось так, что у мамы образовалась новая семья, а Арвиду пришлось рано подумать о самоопределении. Блестяще закончив экстерном 2 старших класса средней школы, он в 16 лет поступил в Академию Можайского и по выпуске из неё был направлен для прохождения службы военным авиационным инженером на аэродром под Одессой.
Арвид Игоревич рассказывал, как часто разбивались летчики, и об очередной катастрофе инженерный персонал авиабазы узнавал по приезду специальной комиссии…Именно в те годы он впервые услышал о наблюдениях НЛО, и по возвращении в Ленинград, в возрасте 29 лет, начал серьезно заниматься сбором материалов, крайне труднодоступных в то время.
Так что уфологический стаж Арвида Игоревича Мордвина-Щодро насчитывает около 50 лет, и его с полным правом следует отнести к основоположникам и главным действующим лицам советской и российской уфологии ХХ и начала ХХI века.
У Арвида Игоревича собран уникальный уфологический архив, состоящий из сотен папок письменных материалов.
В 1981 году в Ленинграде была создана Комиссия по Аномальным Явлениям при Географическом обществе СССР. Ее первым председателем стал замечательный историк, кандидат исторических наук Вадим Борисович Вилинбахов, чьей специальностью в уфологии было исследование исторических свидетельств о наблюдениях НЛО в хрониках Древнего мира, средних веков и нового времени.
Основное инициативное ядро - Бюро комиссии - составляла замечательная плеяда таких выдающихся уфологов, как Герман Константинович Колчин – полковник в отставке, мощный, громогласный, сохранявший отменную выправку почти до 90 лет (он ушел от нас 2 года назад), чьи блистательные, интереснейшие доклады по самым различным аспектам проблемы НЛО собирали в ГО огромную аудиторию и легли в основу книг "НЛО. Факты и документы" (1991) и "Феномен НЛО. Взгляд из России" (1994); зав. учебной лабораторией Военмеха Ян Петрович Подвязный, геофизик Эдуард Степанович Горшков, журналист Мурад Мамедович Мамедов и, наконец, Арвид Игоревич Мордвин-Щодро, в ту пору - ученый секретарь Комиссии.
После скоропостижной кончины В.Б.Вилинбахова, последовавшей осенью 1982 года, Арвид Игоревич был избран председателем Комиссии по АЯ при ГО и оставался на этом посту долгие годы, пока физические силы ему позволяли.
Арвид Игоревич был без преувеличения самым энергичным, неуёмным, предприимчивым, деловым членом Комиссии, он обладал острым и конструктивным умом, решительным, стойким, иногда упрямым (настоящий Козерог!) и мужественным характером, уникальным умением придавать действительно тяжким проблемам юмористический оттенок.
Например, в последние годы своей тяжелой болезни он часто терял равновесие и падал, но говорил об этом, к примеру, так: падать мне уже надоело, потому что больно, или: наверху был слышен грохот - это я упал!, хочешь посмотреть на лицо мученика – быстро приезжай! (а у самого были сломаны ребра – неудачно упал дома в начале июня 2004 года), и произносились эти слова с непередаваемой, никому другому не свойственной, легкой, юмористической интонацией! Он не признавал никакой безысходности, говорил ещё совсем недавно : сейчас я плохо хожу, сейчас я плохо говорю, зачем же отчаиваться, что-нибудь придумаем! - словом, это только сейчас так, а завтра станет иначе! Вот и теперь я абсолютно не могу поверить в безысходность, видимо, это он меня так воспитал - я не могу выпустить из рук мобильник – я жду его звонка!..
Арвид Игоревич обладал тонкой и нежной, чувствительной и даже ранимой душой.
Он мог мгновенно уловить суть любой проблемы и сформулировать главную мысль четко и лаконично, очень не любя повторов и неоправданных длиннот, но мог и продекламировать экспромтом лирические стихи собственного сочинения...
Он страстно увлекался проблемой НЛО, не изменяя себе до последних дней. 17 ноября 2008 года, за две недели до своего ухода, он говорил по телефону об уфологической конференции в Германии.
В 2004 году осенью Арвида Игоревича приглашали на конференцию в Китай, и он был бы рад поехать туда, если бы позволяли технические, в частности финансовые, обстоятельства.
Перефразируя Оруэлла, все люди неповторимы, но некоторые неповторимее других...
Так что председателем Комиссии по АЯ при ГО в 1982 году Арвид Игоревич стал закономерно.
Арвид Игоревич прилагал большие усилия для координации деятельности уфологических организаций в разных городах СССР, постоянно ездил с этой целью в Москву, Горький (сейчас Нижний Новгород), Киев, Петрозаводск, в Прибалтику.
Участвовал в международном конгрессе по проблеме SETI (Search for Extraterrestrial Intelligence), т.е. по проблеме поиска внеземного разума во Вселенной, проводившемся в декабре 1981 года в Таллине.
Мечтал о создании сил быстрого реагирования (его собственное выражение) для расследования поступающих сообщений очевидцев.
Он организовал несколько продолжительных циклов публичных лекций на тему НЛО, палеоконтакта и ВЦ, в 1980 году – в Центральном лектории на Литейном проспекте, в 1981 – 82 годах – в ДК Связи, где сам выступил в роли ведущего, приглашая в качестве докладчиков интереснейших специалистов соответствующих областей и выдающихся российских уфологов (так, В.Б.Вилинбахов выступил с лекцией Исторические аспекты проблемы НЛО, Б.А.Шуринов – с докладом Полевые исследования мест посадок НЛО в Московской области, А.В.Золотов – с докладом о признаках искусственности в поведении так называемого Тунгусского метеорита; в рамках цикла в ДК Связи в 1982 году состоялся также показ фильма Ангар-18 с комментариями самого А.И. Именно тот незабвенный цикл лекций в ДК Связи привел в Комиссию по АЯ автора этого рассказа, определив всю мою дальнейшую судьбу…начиная с моих тогдашних неполных 17 лет.
Арвид Игоревич ежегодно принимал участие в Циолковских чтениях в городе Калуга, посвященных мировоззренческим проблемам космонавтики и её развития, современному воплощению и развитию идей К.Э.Циолковского и его взглядов на место земного человечества во Вселенной, а также в Петрозаводских чтениях, посвященных исследованию как самого Петрозаводского феномена, наблюдавшегося 20.09.1977г., так и проблеме НЛО в целом.
В Петрозаводском явлении наибольший интерес у А.И. вызывали дырки в стеклах, появившиеся на верхних этажах зданий, подвергшихся воздействию лучей медузы.
Впоследствии, однако, аналогичные отверстия в стеклах были обнаружены не только в Петрозаводске, но и в нашем городе, а также в Новгороде, Смоленске, Ярославле и других городах, причем связь уже этих отверстий с проявлениями активности НЛО однозначно не доказана.
Данному явлению была посвящена статья члена Бюро Комиссии при ГО М.М.Мамедова в журнале Техника-Молодежи, №5 за 1982 год.
В феврале 1984 года благодаря громадным усилиям Арвида Игоревича в Москве была создана центральная Комиссия по аномальным явлениям при Комитете по проблемам окружающей природной среды Всесоюзного Совета Научно-Технических Обществ СССР (ВСНТО, впоследствии СНИО) , председателем которой стал друг Арвида Игоревича Всеволод Сергеевич Троицкий, член-корр. АН СССР, в те годы - руководитель Института радиоастрономии в Горьком, где осуществлялся крупнейший в Советском Союзе проект поиска радиосигналов искусственного происхождения из космоса (в рамках международной программы SETI). Арвид Игоревич очень часто ездил в Горький для встреч и консультаций с В.С.Троицким.
Заместителями председателя стали член-корр.
АН СССР Н.Желтухин (Новосибирск), академик АН УССР Г.Писаренко и генерал-майор авиации летчик-космонавт Павел Романович Попович.
Арвид Игоревич стал ученым секретарем этой комиссии.
К слову, с созданием центральной Комиссии по АЯ в Москве связан трагикомический эпизод.
То есть впоследствии случай этот стал выглядеть скорее комично, а в те годы или несколько более ранние вполне мог обернуться трагедией. Дело в том, что на момент создания московской комиссии перестройка в Советском Союзе ещё отнюдь не начиналась, все институты СССР функционировали в обычном для советского периода режиме. Включить в состав комиссии, тем более в её руководство, на официальном уровне возможно было только лиц с приличествующим тому положением, образованием и регалиями.
Один из московских друзей А.И., безусловно, выдающийся уфолог, но при этом – человек с филологическим образованием, преподаватель иностранных языков, не мог вследствие этого быть туда формально введен.
Затаив обиду, он написал громадное открытое письмо, адресованное в КГБ, но распространенное также в уфологических кругах, где в анекдотически одиозном стиле 37-го года клеймил некую тройку, в состав которой включал на главной роли и А.И., за распространение противоречащих марксистской материалистической теории идеалистических измышлений на темы НЛО, отвлекающих советскую молодежь от задач строительства коммунизма. НЛО, исследованием которых сам же и занимался, и книги о них написал в итоге, хорошие! Я читала это письмо с разрешения А.И. в мае 1984 года.
Для А.И. этот поступок человека, которого он считал своим хорошим другом, оказался глубоким потрясением.
А.И. никак не мог взять в толк, как такое возможно.
К сожалению, впереди его ждало ещё не одно подобное открытие.
Несмотря на цельность его натуры и глубокую самодостаточность, независимость духа, он бывал удивительно беззащитен перед теми, кто был ему дорог, чем люди впоследствии, когда у него оставалось уже совсем мало сил, и злоупотребляли в ошеломляющем масштабе.
А в общем, то было время прекрасных надежд, захватывающих планов революционного развития уфологии в стране, повеяло воздухом свободы, приподнимался железный занавес, устанавливались первые стабильные контакты с зарубежными коллегами-энтузиастами, снимались цензурные запреты на публикации по проблеме НЛО и не только по ней, Герман Константинович Колчин составил словарь языка гуманоидов, включавший до 200 слов, и иногда разговаривал с друзьями на нем. Казалось, межзвездный контакт и путешествия в иные миры не за горами.
В некотором смысле так оно и было!
Центральная Комиссия провела в Москве ряд пленарных заседаний в период с 1984 по 1987 годы, получив за время своей работы более 12000 писем очевидцев с описаниями наблюдений разнообразных АЯ. Подробнее о работе этой комиссии можно прочитать в замечательных книгах Г.К.Колчина НЛО. Факты и документы (Л.,1991), глава Изучение НЛО в СССР и отражение этой тематики в советской печати, страницы 279-295, и Феномен НЛО. Взгляд из России, (СПб., 1994), глава Изучение НЛО в СССР, стр. 284-294, которые увидели свет также исключительно благодаря беззаветной самоотверженности, энтузиазму и непоколебимому оптимизму Арвида Игоревича, который лично профинансировал их издание, погрузившись из-за этого на долгие годы (в основном с 1994 по 1999 год, к концу которого остались уже неопасные и незначительные крохи) в долги под кошмарные проценты (доходило до 180% годовых в долларах США и до бандитского счетчика с очень достоверными угрозами не только имуществу, но и жизни).
Нельзя сказать, чтобы эти нервные перегрузки под 10g добавили А.И. здоровья.
Причем о своих подлинно драматических обстоятельствах и борьбе с ними он не информировал не только автора книг Г.К. Колчина, но, как и подобает мужчине и деловому человеку, даже и ближайших родственников.
Только одно его доверенное лицо помогло А.И. вынести всю тяготу от первого до последнего принципиального момента на своих плечах, будучи в курсе проблемы и каждого, удачного и неудачного, шага по ее решению, многие из тех шагов предпринимая лично.
Арвид Игоревич персонально исследовал ряд наиболее интересных случаев наблюдений НЛО, таких, скажем, как случай на железнодорожном перегоне Петрозаводск-Суоярви 17 февраля 1985 года, когда к товарному поезду подлетел светящийся белым светом шар с красным сердечником и полетел перед поездом на расстоянии порядка 100-150 метров от кабины.
При этом скорость поезда возросла, словно шар тянул поезд за собой, несмотря на движение поезда в гору на данном участке.
Машинист С.Орлов начал резко тормозить и, по его мнению, колеса поезда должны были быть уже заблокированы тормозными колодками, однако скорость поезда только увеличилась и достигла 50 км/ч. Машинист в панике радировал на ближайшую по курсу станцию Новые Пески, что НЛО тянет за собой поезд, и он не может затормозить; дежурная по станции (по фамилии Паншукова) выскочила из будки и увидела несущийся к станции поезд, перед которым перемещалось светящееся сферической формы образование, в средней части которого вибрировал красный линзообразный диск.
По приближении к станции объект отлетел вверх и за деревья, а потом вновь приблизился спереди к поезду, на сей раз резко его затормозив, так что машинисты чуть не расшиблись о лобовое стекло, хотя на этом участке движение шло под уклон, а машинист не прикасался к тормозам. По прибытии на станцию Застава шар нехотя удалился, вначале повисев немного за деревьями невдалеке.
Машинист осмотрел колеса и нашел их в полном порядке, хотя опасался, что после такого усиленного торможения они могли быть стерты.
После получасовой стоянки поезда шар как ни в чем не бывало вновь занял место перед тепловозом и, как только машинист отпустил тормоза, тяжелый состав в 280 осей самопроизвольно потащился за шаром, набирая скорость опять-таки без всякого участия машиниста, который не давал газ, причем на этом отрезке пути уклона не было... Затем шар стремительно улетел в направлении границы с Финляндией.
Общая продолжительность взаимодействия шара и поезда составила 75 минут.
Арвид Игоревич ездил в Петрозаводск, посетил станцию Новые Пески, опросил всех обнаруженных очевидцев, включая машиниста, его помощника и дежурную по станции.
Этот эпизод с видеозаписью интервью вошел в фильм В поисках пришельцев, снятый по сценарию Арвида Игоревича на студии Киевнаучфильм режиссером В.Олендером в 1986 году, речь о котором пойдет впереди.
В домашнем кабинете Арвида Игоревича висят 2 картины художника Н.Потапова, изображающие этот в буквальном смысле яркий (белый с красным сияющий шар на фоне зеленого поезда и синих таёжных сумерек) эпизод… Картины, наверное, висят, а их хозяина дома нет… Стоит его некрашеный деревянный рабочий стол, голограмма с портретом гуманоида в космической серебристой рамочке, портреты друзей-уфологов, Майкла Хеземана, например, за стеклом старинного невысокого, еще мамой оставленного Арвиду Игоревичу и потому очень ему дорогого, шкафа, в котором хранится его уфологический архив, - а его самого нет?! Невозможно об этом подумать, невозможно это понять, невозможно принять – никогда!.. Что такое этот мир всё-таки, Господи, зачем же это мир – такой, такой завораживающе прекрасный и при этом бессмысленно жестокий?! Сможем ли мы, люди, чьи-то игрушки, когда-то справиться с безвозвратностью и исправить, все-таки исправить непоправимое?!
…Ответа на вопросы эти нет.
Ответ - он там, он в будущей спирали,
Что начинается сейчас, в лесу, вот здесь,
Где, помнишь, мы с тобой ромашки рвали,
Которым предстоит чуть обгореть
И лечь с травой, закрученной ОБРАТНО,
Не так, как ходят в комнатах часы,
И это отрицанье безвозвратно,
Как первый метр новой высоты!..

Несколькими годами ранее Арвид Игоревич изучал также очень схожий с железнодорожным случай летчика-истребителя лейтенанта Короткова, чей самолет был атакован приблизившимся светящимся шаром метров 3 в диаметре, который вдруг лопнул с энергетическим выбросом, приведшим к выходу приборов самолета из строя и остановке его двигателя, так что Короткову пришлось катапультироваться, а его истребитель разбился.
Случай был хорошо документирован, даже имелись снимки поврежденных деталей самолета со следами электростатического воздействия или электроразряда, пробоя.
Арвиду Игоревичу как авиаинженеру по образованию этот и подобные ему случаи были наиболее интересны и близки. Результаты исследования изложены в статье Арвида Игоревича Рассказ свидетеля, помещенной в номере 4 журнала Техника-Молодежи за 1982 год.
28 февраля 1989 года в Ленинграде в БКЗ Октябрьский был организован круглый стол по проблеме НЛО, на котором присутствовало около 4000 слушателей (включая автора этого рассказа).
В его проведении участвовали специалисты из таких городов, как Ленинград и Москва, Киев, Петрозаводск, Калинин, в том числе знаменитая летчица-испытатель Марина Попович, супруга космонавта Павла Романовича Поповича (на даче у которых А.И. как-то забыл на заборе свое желтое пальто (), летчик-космонавт Е. Хрунов.
Демонстрировались отрывки из американского документального фильма НЛО реальны (UFOs are Real) и из американской же телепрограммы Засекречивание темы НЛО в действии (UFO Cover up Live). По ленинградскому телевидению была показана часовая передача по материалам круглого стола.
Главным его организатором и вдохновителем был Арвид Игоревич.
Как уже упоминалось выше, в 1986 году на студии Киевнаучфильм по сценарию А.И. Мордвина-Щодро и Е.Загданского режиссер Виктор Олендер снял полуторачасовой научно-популярный документальный фильм в жанре эссе под названием В поисках пришельцев.
Так уж совпало, к общему великому несчастью для тысяч людей, что 26 апреля 1986 года взорвался энергоблок в Чернобыле, а работа над фильмом должна была начаться в конце мая – начале июня в Киеве.
Изменить сроки означало поставить саму затею под вопрос, и не в характере А.И. было отказываться от своих деловых и творческих планов, так что 30 мая он уехал в Киев! Никакие доводы и мольбы не подействовали.
Съемки продолжались в общей сложности почти 5 месяцев – практически все лето в Киеве и сентябрь – октябрь в Паневежисе, в Литве (город, где играл в местном театре Банионис).
Так что А.И. провел буквально все лето в зараженном свеженькой радиацией Киеве, где беспрестанно мыли улицы в целях дезактивации, откуда эвакуировались практически все, кто имел хотя бы малейшую возможность это сделать, и уж во всяком случае вывезли почти всех детей и их матерей.
По телефону он отшучивался : мы пьем красное вино по полстакана в день, это защищает от радиации.
Так что возможные корни постигшего А.И. в не очень удаленном времени недуга, не исключено, кроются именно в послечернобыльском Киеве…
NAVIGARE NECESSE EST!...Мореплавание необходимо, даже если приводит к человеческим жертвам.
Так считали несгибаемые древние, и , может быть, Арвид Игоревич разделял их точку зрения… Но он голосовал за эту точку зрения своими поступками, не признавая душой, абсолютно не приемля даже мысли о плохом исходе. В самое недавнее время он говорил:

Мне нужно поправиться.
Я ещё должен поехать в Париж! (его бабушка по отцу, как упоминалось в начале статьи, была родом из Франции).
Первые признаки будущего заболевания проявились у А.И. в 1989 году, когда, выходя из машины, на которой тогда ездил – серого Москвича-АЗЛК необычных для тех времен обтекаемых очертаний, он с недоумением обнаружил, что правая нога как бы заикается, ему оказалось вдруг трудно начинать движение с неё. Затем вроде бы все нормализовалось, а потом во время командировки в Москву внезапно уже обе ноги забастовали, и опять ненадолго.
Отдохнул несколько дней – прошло…
Недуг подкрадывался исподволь, коварно и неотвратимо. В конце 1992 года к своему дню рождения А.И. получил в подарок справку об инвалидности 2 группы (которая впоследствии перешла в 1-ю). Диагноз : паркинсонический синдром.
Не болезнь Паркинсона, которая проявляется несколько иначе, болезни сопутствуют тремор (дрожание) конечностей, скупость мимики лица, хаотические движения конечностей и, кроме того, болезнь Паркинсона – заболевание наследственной природы, проявляющееся у 1% населения, чаще у мужчин, после 60 лет, но именно СИНДРОМ, т.е. внешнее сходство отдельных признаков с признаками болезни.
Причина возникновения заболевания у А.И. установлена не была.
Физиологической основой такого недуга является недостаток нейромедиатора дофамина в головном мозге вследствие недостаточной его генерации в так называемом черном теле (отдел мозга). (К слову, все в мире качается на одних весах.
Переизбыток дофамина вызывает шизофрению, его недостаток вызывает паркинсонизм.
Так называемые здоровые люди всего лишь балансируют на лезвии ножа). Нейромедиатор дофамин отвечает за своевременную передачу управляющего нервного импульса от коры головного мозга к органам тела – рукам, ногам, речевому аппарату.
Если импульс послан, мозг подсознательно рассчитывает, что команда выполнена, например, правая нога сделала шаг.
И мозг сразу посылает импульс телу наклониться вперед, а левой ноге – выполнять следующий шаг.
Однако первый импульс не успел достигнуть своего адресата, и на самом деле никакого шага с правой ноги не было сделано.
Чего следует ожидать, особенно если этот сбой происходит в процессе уже начатого движения и есть инерция? Естественно, человек упадет! То же самое в речи.
Мысли теснились в светлой голове А.И., но ему очень сложно стало их выражать, зачастую он никак не мог начать говорить; одно слово и даже фраза, и несколько фраз, произносились совершенно нормально и чисто, а другие никак не получались.
Арвиду Игоревичу стало трудно выполнять тонкие и повторяющиеся движения, например, почти утратилась способность к письму авторучкой, но он мог печатать на машинке (либо компьютере, которого, впрочем, долгое время не было).
При ходьбе сложно было двинуться с места, а если он держал в руках хоть малейший груз, то и совсем не мог сделать ни шагу.
Когда же движение было начато, он мог довольно долго идти размеренным шагом, до тех пор пока не происходил внезапный сбой, в результате которого он иногда падал (до 2003-4 года – не так часто).
Ни малейшего упадка интеллектуальных способностей у него не было до самых последних недель и дней.
Только силы с годами убывали, да накапливалась усталость. Однако накапливалась в 1000 раз медленнее, чем могла бы при его состоянии, благодаря его солнечному характеру.
Для себя он, честное слово, не был больным.
Трудности – да, досада временами – да, но не приговор! Не сдаваться ни в коем случае!
А.И. проходил подробное обследование несколько раз – летом 1994 года в МСЧ-122, в июне 1995 – в Военно-медицинской Академии.
Один из врачей сказал: может быть, это у Вас осложнение после гриппа. А.И. попросил в 1994 г. задать врачу вопрос о том, сколько ему ещё отведено прожить.
Врача вопрос этот буквально покоробил, и ответ был – никаких специальных ограничений это заболевание не налагает, хоть до 90 лет.
Представьте себе трагедию человека, привыкшего вести очень активную, да что там – полную бурной, кипучей деятельности жизнь, основой которой являлось именно общение, постоянные разъезды, выступления с докладами, руководство уфологическими комиссиями и не только ими – поскольку его энергия искала выхода, он не мог оставаться в стороне от происходивших в стране перемен, так что в конце 1987 года, еще до болезни, основал кооператив Информ, а затем объединение Инвита, стараясь найти себя в сфере бизнеса.
Он активно сотрудничал с Тартуским университетом в разработке электропунктурных лечебных устройств, организовал Издательский дом Сталкер и издал вышеупомянутые книги Г.К.Колчина – они вышли под редакцией А.И. и вместили в себя плоды работы Ленинградской Комиссии при ГО, а также такие книги знаменитого швейцарского исследователя палеоконтакта, автора десятков интереснейших трудов Эриха фон Дэникена ( с которым А.И. был лично знаком и получил от него право на это издание), как Назад в будущее и Обратно к звездам (вышли в начале 90-х годов под редакцией автора этой статьи).
Начал издавать уфологическую газету Сталкер-UFO. В 1989-90 годах успело выйти, если память мне не изменяет, 10 её номеров.
И вдруг за короткий срок А.И. обнаруживает, что его речь перестают понимать и посторонние люди, и даже друзья; он не может обратиться к таксисту – тот уезжает, не дослушав; он не может войти на эскалатор метро – в узких проходах ноги почему-то не желают шагать совсем, а дежурные принимают за пьяного и орут; на троллейбусной остановке ему не сесть на троллейбус, потому что каждый очередной останавливается немного в другом месте, а быстро переместиться туда, где на этот раз находятся двери троллейбуса, А.И. не успевает за те 30 секунд, что троллейбус стоит.
И проходит до 4 машин, прежде чем дверь случайно окажется напротив тебя… А до того еще трижды приходилось, пытаясь поторопиться, упасть в сугроб… Как-то раз в 1994 году он признался, что переходить улицу страшно - машины бегут ,и неизвестно, затормозят ли, а поторопиться – значит упасть.
И при всем при том он продолжал относиться к себе, как к здоровому человеку, спрашивать с себя, как со здорового человека, и еще очень долгие годы везти почти по-прежнему огромный воз различных видов деятельности, как 10 здоровых людей.
Он занимался издательской деятельностью, будучи уже давно больным, вел постоянные трудные переговоры (!) с типографиями, с распространителями печатной продукции, с финансистами, с государственными службами, активно участвовал во многих международных уфологических конференциях, готовя доклады и лично выезжая за рубеж.
Он водил машину вплоть до января 1997 года, ему только иногда требовался живой усилитель руля на пассажирском сиденье… Лично отвозил на своей тогдашней белой Волге ГАЗ-24 напечатанные тиражи в Москву, ехал в одиночку, в дождь, 12 часов подряд за рулем, часть дороги уже в темноте…
У А.И. сохранялся не только ясный ум, но и абсолютно юное, хотя и обогащенное жизненным опытом, восприятие мира.
Он очень любил и ценил жизнь, хотел видеть во всем только хорошее, а от плохого экранироваться.
В нем не было ни капли занудства.
Никогда не выходил из себя, не терпел жаргонных и бранных слов и никогда сам их не произносил, говоря:

В жизни и так слишком много дурного и тяжелого, зачем же ещё употреблять дурные слова. Не курил и не терпел запаха табака (хотя, между прочим, согласно одному медицинскому исследованию, проведенному на западе, табак помогает не заболеть паркинсонизмом… или все палки – о двух концах).
Находиться с ним рядом, общаться с ним было светлым и радостным переживанием во все времена, и в самые последние годы его болезни – ничуть не менее.
Он излучал эманацию счастья, нужно было только иметь встроенный приемник!.. Работающий на той же частоте.
Главнейшая беда, особенно в самые последние годы, когда у него нарушилось равновесие, и он стал падать ежедневно (говоря с искренним и даже лёгким юмором (!) – падать мне уже надоело, потому что больно), а потому практически утратил возможность покидать стены своей квартиры, заключалась для него в вынужденной изоляции от внешнего мира.
Друзья и коллеги, даже очень давние, нечасто общались с ним, принимая его затруднения в изложении, ПРОИЗНЕСЕНИИ ЛИБО ЗАПИСИ своих мыслей за затруднения в их ГЕНЕРАЦИИ. Это психологически понятная, но от того не менее чудовищная ошибка! Он до самых последних дней сохранил свою личность в НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ! Он оставался думающим и чувствующим человеком, и умер он ОТ ТОСКИ! Я присягаю в этом на всех священных книгах мира, ибо знаю от него самого. У него вырвалось как-то в конце 2006 года:

Я тут совсем дохожу, короче, скучаю я очень!
Но вернемся на 10-15 лет назад и расскажем о зарубежных контактах Арвида Игоревича, его участии в жизни мирового уфологического сообщества.
Мировое уфологическое сообщество, как ни странно, ибо мир все же весьма обширен, представляет собою подлинное братство по интересам; если человек единожды пришелся там ко двору, он всегда будет принят с распростертыми объятиями, даже спустя много лет; его поддержат и помогут ему радушно.
Оно включает в себя несколько десятков, до сотни, основных имен, и каждая новая уфологическая конференция, где бы она ни проводилась, будь то американский штат Невада, на каменистых и пустынных бежевых просторах которого сокрыта загадочная Зона-51; или гора Титано, на чьей трёхгорбой спине уютно устроилось маленькое, но полное сердечности и собственного достоинства государство Сан-Марино; или туманный Альбион, где не было никаких туманов, а наоборот, стояла тридцатиградусная жара; или холодный ноябрьский Дюссельдорф, где на улице продают вкусный и горячий, оч-чень уместный гороховый суп и жареные каштаны, - это сердечная встреча старых друзей и знакомство с новыми.
Впервые Арвиду Игоревичу удалось выбраться за границу в 1989 и затем в 1991 годах.
До этого в СССР он был невыездным. В октябре 1989 года он принял участие в уфологической конференции Диалог со Вселенной в Германии, во Франкфурте-на-Майне, где впервые присутствовали советские исследователи – кроме А.И., это были руководитель Томской секции по изучению АЯ Ю.Рылкин и С.Буланцев, журналист.
Там А.И. познакомился и на всю жизнь крепко подружился с молодым талантливейшим уфологом (1964 года рождения), историком по основной специальности, имеющим блестящее западное университетское образование, Майклом Хеземаном (Michael Hesemann).
Горячая увлеченность Арвида Игоревича уфологией, его большое человеческое обаяние, энергия и четкий конструктивный подход к деловым вопросам произвели на Майкла Хеземана (который 4 года спустя сам лично именно в этих словах мне все и рассказывал!) и на других участников конференции столь благоприятное впечатление, что А.И. сразу приобрел нескольких хороших друзей, впоследствии доказывавших свое искреннее дружеское расположение неоднократно.
Это были: знаменитый американский уфолог Уэнделл Стивенс (Wendelle Stevens) из штата Аризона, полковник в отставке, сильно напоминающий Г.К.Колчина (видимо, люди похожего типа реализуют себя в похожих областях деятельности, хоть и в различных культурных средах вращаются); журналист и автор книг по уфологии Антонио Униус (Antonio Huneeus) , живущий в Нью-Йорке чилиец по происхождению, семья которого покинула Чили в годы правления генерала Пиночета, о котором Антонио, впрочем, был самого хорошего мнения; впоследствии к ним добавились многие другие интересные и интереснейшие имена. Именно там А.И. познакомился и также приобрел добрые отношения с Эрихом фон Дэникеном.
Следующее приглашение А.И. получил в начале 1995 года.
Оно касалось конференции под эгидой Британской уфологической исследовательской организации BUFORA, которая планировалась на конец августа 1995 года в Шеффилдском университете в средней Англии. Здоровье А.И. к этому времени уже заметно пошатнулось, но запас сил, энергии и стремления к самореализации был ещё очень велик, так что он не задумываясь принял приглашение, а автор этого рассказа отправилась его сопровождать.
Это путешествие стало первым из числа состоявшихся пяти моих зарубежных поездок с А.И.
Основным организатором шеффилдской конференции был молодой английский уфолог Филип Мантл (Philip Mantle), среди ее участников находились и Майкл Хеземан, и Антонио Униус, и первый председатель BUFORA Лайонел Биэр (Lionel Beer), а также лидер норвежских уфологов Одд-Гуннар Рэд – настоящий викинг, высокий, мощный, но темноволосый.
Он рассказывал о главном проекте норвежских уфологов – Hessdalen Photos, фотографирование неких красных огоньков неизвестной природы, совершающих полеты в ночном (а ночь-то – полярная) небе северной Норвегии по повторяющимся маршрутам.
Выступал там с докладом и наш академик Платов.
У него был чисто советский английский язык – сидевшая рядом со мной молодая англичанка в середине его доклада наклонилась ко мне и спросила :

На каком языке он говорит?. Но по этому поводу нашим людям можно было только сочувствовать, в школах лучшему не научались.
Содержание же доклада академика Платова сводилось к тому, что все НЛО можно объяснить естественными процессами и ошибками наблюдений, а Петрозаводский феномен был аэрокосмическим экспериментом.
Возможно, так оно и есть (в отношении Петрозаводска), но энтузиазма у слушателей доклад не вызвал.
Гвоздем же программы стала демонстрация фильма Вскрытие пришельца, представленного небезызвестным Рэем Сантилли, и последующая весьма интересная общая дискуссия о его достоверности, как на заседаниях, так и в кулуарах конференции. Здесь большинство испытывало глубокие сомнения, поскольку оборудование прозекторской лаборатории не полностью соответствовало 1947 году, процедура вскрытия и размытость многих кадров также вызывала подозрения в монтаже, а само тело очень напоминало человеческое женское с некоторой характерной (и известной) хромосомной патологией развития.
Кроме того, сомнения вызывало поведение Сантилли, который отказывался предоставить все катушки на исследование пленки, и то, каким образом этот фильм в таком объеме мог быть сохранен самим кинооператором.
Но сама возможность получить и привезти домой в Комиссию видеокассету со значительными фрагментами этого фильма была великолепна! По нашем возвращении было организовано заседание Комиссии ГО, также посвященное просмотру и анализу фильма.
А.И. принял в нем участие.
Сами мы на конференции в Шеффилде доклада не делали, однако получили от Майкла Хеземана горячее приглашение на конференцию в пригород Дюссельдорфа Каарст на конец октября того же 1995 года.
Майкл был глубоко тронут и огорчен несчастьем, постигшим А.И. в связи с его заболеванием и все вспоминал, каким запомнил его по прошлым годам… Но был рад тому, что А.И. не теряет бойцовского духа, и всячески стремился А.И. поддержать.
Таким образом, 25.10.1995 А.И. вместе со мной вылетел в Дюссельдорф с пересадкой во Франкфурте-на –Майне... Таксист в Дюссельдорфе не знал дороги, и после долгих блужданий, наездив 55 дойчмарок, мы наконец поздним вечером нашли свой пункт назначения. На этой конференции, помимо Филипа Мантла, Антонио Униуса и Одда-Гуннара Рэда, мы встретили также целителя из Средней Азии, который пытался помочь Арвиду Игоревичу, но без видимого результата (вообще А.И. всегда говорил:

Я уважаю экстрасенсов, но это не для меня), чья фотография тем не менее всегда впоследствии стояла у А.И. за стеклом шкафа, вместе с фотографиями Хеземана и Дэникена); очень колоритную уфологическую пару с Филиппин, по фамилии Мартинес; они считали себя счастливыми жертвами абдукции, после которой дама перестала страдать болями в костях; исключительно обаятельную, милую и контактную немолодую бразильянку Марию, также говорившую, что она экстрасенс, и приглашавшую приехать в Бразилию; а также изумительно радушную и симпатичную супружескую пару - Ингрид и Дитера Зарниц из самого городка Каарст, где проходила конференция, чрезвычайно любезно пригласившую нас вместе с другими участниками конференции в свой дом на ужин, а затем на экскурсии (на их собственном автомобиле) в Дюссельдорф и Кёльн… Из числа российских уфологов независимо от нас на конференции присутствовал В.М.Уваров.
Он выступил с докладом, в котором сообщил, что является контактером и находится в перманентном общении с неким внеземным разумом…
Главный организатор и ведущий, наш замечательный друг Майкл Хеземан , открывая конференцию, выступил с блистательной, искрометной речью, дающей обзор мировой уфологии, её состояния и основных путей развития.
Он попросил поднять руки тех участников конференции, кто считает себя контактером.
К нашему изумлению и некоторому недоумению, подняли руки примерно две трети из, наверное, трех сотен участников.
На конференции выступил известный носитель стигматов Джорджо Бонджованни.
Был показан целый ряд видеофильмов, запечатлевших очень отчетливо различимые металлические диски, парящие в облаках.
Фильмы в основном были представлены латиноамериканскими уфологами, в том числе доктором Хайме Массаном.
Он же представил Майклу для дальнейшей экспертизы пленку, снятую в ночных условиях, на которой якобы запечатлена фигура живого гуманоида метрового роста.
Результаты экспертизы неизвестны.
На этой конференции мы впервые выступили с собственным докладом о работе наших российских комиссий, основных интересных случаях (Робозеро – историческая хроника, поезд, летчик Коротков, некоторые другие).
Доклад длился около полутора часов, вызвал большой интерес и множество вопросов, на которые мы еще полчаса старательно отвечали.
После чего получили приглашение от руководителя итальянских уфологов Роберто Пинотти на очередную конференцию в Италию, в Сан-Марино, на май следующего, 1996 года!
5 мая 1996 года А.И. в сопровождении автора летит в Милан.
Молодые итальянские уфологи встретили нашу команду в аэропорту, а на следующий день организовали почти часовое интервью А.И. на телестудии RAI 4. Затем любезно отвезли на автомашине в Республику Сан-Марино (4 часа пути по скоростной платной трассе).
И если в Милане все уже зеленело и вовсю цвели каштаны, то в Сан-Марино многие почки едва проклюнулись, зато цвели альпийские луговые цветы, которыми были усыпаны газоны на суровых ступенчатых белокаменных террасах.
Гора Титано, где расположено государство Сан-Марино, насчитывающее около 20 тысяч жителей, имеет около 900 метров в высоту и три вершины, словно дракон или трёхгорбый верблюд. Каждая вершина увенчана старинным замком 12-13 веков.
С одной стороны гора резко обрывается вниз, так что гребень ее, словно гребень гигантского цунами, нависает над склоном в воздухе, а внизу виднеются маленькие аккуратненькие сельские домики с красными крышами.
Отсюда видно расположенное в 18 км Адриатическое море.
С других сторон расположена зеленая террасированная холмистая равнина, как правило, подернутая туманной дымкой, расчерченная квадратиками полей. Как там дышится – морально и физически! Какие там панорамы, проникнутые светлой надеждой и сдержанной грустью!! И аскетизм классической архитектуры зданий, сложенных из того же светлого камня, что и скальные обрывы между уровнями улиц.
В день нашего прибытия прямо под окнами отеля, где разместились участники конференции, на круглой площади со скульптурой вздыбленной лошади по центру, проходили гонки старинных автомобилей, разноцветных, как детские игрушки, и трещащих на весь белый свет…Можно было при желании делать ставки.
Состав главных участников конференции можно уже практически не перечислять.
Майкл Хеземан, Филип Мантл, Одд-Гуннар Рэд, организатор – Роберто Пинотти. Из новых лиц следует упомянуть американского уфолога Дэррела Симза, выступившего с интереснейшим продолжительным докладом на тему имплантов – микроскопических инородных предметов, нередко (согласно докладу) обнаруживаемых под кожей у контактеров, у людей, подвергшихся абдукции, а также у людей, которые ничего такого о себе не помнили, но после обнаружения и (иногда) хирургического извлечения импланта были подвергнуты регрессивному гипнозу, позволившему установить факт их контакта с энлонавтами в прошлом, иногда даже в детстве.
Сами импланты представляют собой очень мелкие тонкие проволочки, казалось бы, лишенные специальной структуры, однако, по предположению докладчика, выполняющие роль микрочипов (вспомним роман братьев Стругацких Жук в муравейнике; кстати, Арвид Игоревич не очень любил фантастику, считая, что она навязывает готовые решения и формирует ненужные стереотипы в подходах к аномальному. Он предпочитал мыслить независимо и выводы делать самостоятельно).
Доклад сопровождался показом фотоснимков, изображавших извлеченные из тканей ушной раковины, носа и прочих неожиданных частей тела человека отнюдь не предусмотренные там металлические составляющие. Из российских уфологов присутствовал Б.А.Шуринов, выступивший с докладом.
А.И. предпринял во время этой конференции спецоперацию по взятию в кулуарах интервью у всех основных зарубежных участников (с записью на диктофон) для публикации в предстоящих номерах газеты Сталкер-UFO, которые уже планировал издавать.
По окончании конференции мы задали организаторам вопрос, каким транспортом удобнее добраться до Рима, т.к. быть в Италии и не увидеть Рим казалось очень обидным.
Нужно отметить, что ввиду небольших масштабов государства Сан-Марино международная уфологическая конференция являлась крупным государственным мероприятием, так что все её участники были объявлены гостями правительства.
И вот вместо ответа нам наутро предоставили правительственный автомобиль марки Lancia с гербами государства не дверях и личным шофером министра туризма республики.
Звали шофера Лилиано.
Принципиально абсолютно бесплатно он довез нас до Рима примерно за 4,5 часа.
Скорость на прямом участке (после выезда из гористой местности) держал 170 км/ч…
Следующий, 6-й Международный Уфологический Конгресс, в котором довелось А.И. и автору этих строк принять участие и вновь выступить с продолжительным докладом, состоялся во второй половине января 1997 года в городке Лафлин, штат Невада, США, расположенном на расстоянии около 200 км от Лас-Вегаса. Этот крупнейший ежегодный конгресс собирает несколько иной, более широкий круг участников, где доминируют северо- и южноамериканские уфологи, специалисты из Мексики, Эквадора, Бразилии, США (включая Аляску), Канады, Японии, хотя присутствуют и европейцы в достаточном числе.
Так, на этом конгрессе удалось познакомиться с финским уфологом Пентти Вирта. (В начале нынешнего, 2009 года в Лафлине прошел уже 18-й аналогичный конгресс).
Основными организаторами (членами Совета директоров Международного Уфологического Конгресса) являлись Роберт (Боб) Браун и Майкл Хеземан.
Здесь присутствовал Уэнделл Стивенс, не видевшийся с А.И. много лет, так что оба очень обрадовались встрече.
Уэнделл Стивенс ежегодно издает в США Уфологический календарь, куда включает достоверные новые фотографии НЛО. Это особенно заинтересовало А.И. в плане возможного сотрудничества в издательской сфере. Представленный нами доклад вызвал широкий резонанс, так что у нас взяли интервью в прямом эфире для радио города Финикс, столицы штата Аризона, а также для телевидения Эквадора.
Кроме того, нам предоставили видеомонтажную и звукозаписывающую аппаратуру, и по просьбе организаторов мы смонтировали и озвучили фильм по мотивам своего доклада (как водится в подобных случаях, с письменным отказом от финансовых претензий). Этот фильм до сих пор выставлен для заказа на сайте Международного Уфологического Конгресса.
Снова поразило обилие видеозаписей предельной четкости с изображением полетов НЛО в виде дисков цвета металлик над Бразилией.
Такое впечатление, что они там курсируют наподобие такси.
Майкл Хеземан подарил А.И. видеокассеты с выполненной им подборкой наиболее выразительных съемок НЛО за всю историю послевоенных наблюдений по всему земному шару.
Наиболее интересным аспектом данного конгресса было повышенное внимание к исследованию Зоны-51, секретного полигона ВВС США в Неваде, находящегося не так далеко от места, где конгресс (потому и) проводится.
По предположениям американских уфологов, там разрабатываются летательные аппараты, использующие двигатели, аналогичные двигателям НЛО, не то имеющие электромагнитную природу, не то использующие гипотетические трансурановые элементы.
Кроме того, имеются предположения, что на этой базе могут опять-таки содержаться реально захваченные (или полученные как результат секретных дипломатических контактов) инопланетные корабли и/или их пилоты… Или тела инопланетян? Словом, новая версия Ангара-18 с неплохой и очень увлекательной аргументацией.
Лас-Вегас и штат Невада заслуживают долгого повествования, здесь неуместного, но несколько слов сказать все же нужно. Игровые автоматы везде – на АЗС, в аэропорту, они занимают почти полностью 4 этажа из 24 в отеле Gold River, где проходил Конгресс.
Сам отель представляет собой некий океанский лайнер или, может быть, звездолет, перевозящий колонистов для освоения новой планеты у дальней звезды.
Абсолютно замкнутый мир, не рассчитанный на то, чтобы его покидали, да в этом и нет никакого смысла, ибо окружающая местность совершенно непривлекательна: бесплодная каменистая пустыня с пересеченным рельефом, не так много частных домиков на берегу реки Ориноко (она разделяет городок на 2 части – собственно Лафлин на невадском берегу реки и Буллхед – на аризонском).
На первых четырёх этажах также – 4 ресторана с разной кухней, буфеты, концертные залы различной вместимости, бутики и т.п.
Остальные этажи для постояльцев с номерами разного уровня – нельзя сказать уровня комфорта, нет, разного уровня роскоши.
После окончания Конгресса был предпринят перелет в Нью-Йорк, где состоялось организованное Антонио Униусом интереснейшее знакомство со знаменитым американским уфологом венгерского происхождения Колменом фон Кевицким , автором известных цветовых меморандумов (белый, голубой…) на тему возможных угроз человечеству со стороны НЛО. Кевицкому было 94 года, он страдал онкологическим заболеванием (от которого около года спустя скончался).
Но чувствовал себя очень бодро, двигался легко и свободно, ездил по городу без сопровождения, сохранял отменную выправку.
Мы встретились с ним впервые на 76-м этаже элитного небоскреба возле самого Центрального парка на приёме у Сондры Райт, которая руководит Фондом поддержки эзотерических исследований в Нью-Йорке.
Сондра Райт узнала о приезде А.И. в Нью-Йорк от Антонио Униуса и пожелала познакомиться, а заодно и организовать общую встречу ведущих уфологов в своей резиденции.
Кроме уже перечисленных лиц, на встрече присутствовали 3 представителя Китая, которые впоследствии (в 2004 г.) и пытались пригласить А.И. на конференцию в Харбин…
Затем мы были приглашены на обед в дом Кевицкого и его супруги на Джексон Хейтс (район Нью-Йорка, Джексоновские высоты, хотя никаких высот там не заметно, и дома стоят кооперативные 4-этажные, напоминают наши не то сталинские, не то ранние брежневские, очень ухоженные). Колмен, сам исключительно милый, доброжелательный и теплый человек, проникся самым дружеским расположением к А.И., знакомил со своими материалами… Весть о кончине Колмена, пришедшая около года спустя, глубоко А.И. огорчила.
Помимо уфологических контактов, в Нью-Йорке А.И. вел переговоры об издании в США книги Г.К.Колчина Феномен НЛО. Взгляд из России с представителем одного из издательств, но договоренность, им достигнутая, не смогла воплотиться в жизнь по ряду причин.
Последней зарубежной поездкой А.И. (и самой продолжительной по срокам) стала его поездка в Германию в августе-октябре 1999 года, в ходе которой он встретился с Майклом Хеземаном и снял для того видеофильм –доклад, который был создан по сценарию и материалам А.И., а переведен на английский язык и озвучен автором этих строк. Доклад посвящался отверстиям в стеклах, появившимся в некоторых зданиях Петрозаводска и приуроченным к Петрозаводскому феномену (уже упоминались выше).

Арвид Игоревич ушел из этой реальности 2 декабря 2008 года около 17 часов.
Двусторонняя пневмония, не распознанная вовремя.
Нехватка воздуха для дыхания – в прямом смысле этих слов и в переносном тоже. Он прожил здесь счастливую жизнь.
Яркую, очень насыщенную, интересную.
Полную страсти и увлеченности.
Реализованную почти по максимуму.
Всё ему было отпущено полной мерой – радость и боль, восторг и тоска, чудесные обретения и горькие потери.
У него был очень крепкий в целом организм и несгибаемая вера в хорошее.
Будь люди немного мудрее, он прожил бы еще лет 12-15.
Отчаянно больно.
Спасибо.

Ирина Алексеевна Андреева,
Доцент кафедры Высшей математики Санкт-Петербургского Политехнического университета.
13 апреля 2009 г. 23