• Название:

    Мы часто собирались с ней у меня на кухне

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOC
Мы часто собирались с ней у меня на кухне.
Курили до образования сизого, непроницаемого смога под потолком.
Встаешь – и ты в тумане… Пели ,пока злобные соседи снизу не начинали бить чем-то тяжелым по батарее, требуя прекратить пьяную подростковую оргию.
Хотя мы были еще почти трезвые, раз петь еще могли.
Сочиняли стихи – она четверостишье, я четверостишье.
Сидя на широком, заставленном банками и цветами подоконнике, чтобы не шел дым по комнатам, где спали мои родители, кболтали до посинения.
Когда что было.
Смотрели на звезды.
Если вывернуть голову, то старая серо-желтая стена сталинского дома, казалось, упирается прямо в черное ночное небо.
Иногда спорили, иногда вместе мечтали.
Обсуждали, как взрослые, какое дело кто начнет, если б был у нас миллион долларов.
Строили планы.
Потом, чуть повзрослев, уже более конкретно и приземлено.
Но все о том же – о будущем.
Сейчас уже, как раз, все больше о тех – прошедших временах вспоминаем.
Ностальгия! У каждого выдалась своя дорога в жизни, которая еще может и поменяется, конечно, но дороги уже у нас, к сожалению, разные… а может и к счастью.
Мы, по дороге ко мне домой (или к нему – не важно), почти всегда покупали пельмени.
Останкинские традиционные .. В картонной коробочке.
В магазине Молоко на углу дома.
С синими кафельными стенами и толстыми продавщицами в белых передниках за угловатыми стеклянными прилавками… мы приходили и кидали их в кастрюльку вариться.
Потом доставали, посыпали укропчиком с петрушкой.
Поливали сметаной, купленной там же в Молоке.
И поглощали их.
Сейчас мы собираемся в каком-нибудь кабаке, не из дешевых.
Ресторане, баре.
И под обильную закуску, под стаканчик виски или рюмку хорошей водки рассказываем друг другу новости, которые уже не пересекаются с жизнью нас обоих.
Поэтому не очень интересно, хотя слушаем друг дружку с увлечением и вежливой заинтересованностью, диктованным этикой.
Интересно становится только тогда, когда кто-то из нас скажет – А помнишь…. И мы погружаемся в воспоминания, смеясь и перебивая друг друга.
И хлопаем друг-друга по рукам – нет, нет а ты, помнишь ты… а я…. Я очень люблю и жду этих моментов, хотя они все реже и реже.
У каждого своя жизнь, работа, мужчины.
Друзья у нас уже разные.
И я для неё уже – старый друг, которого не позовешь, да и не пойду я, в компанию ей подобных.
И у меня тоже самое.
Печально.
Каждый раз, собираясь вместе, мы обещаем друг другу как-нибудь созвониться/списаться и вот так вот просто, как раньше, под пельмени и пиво посидеть на домашней кухне.
Поговорить и опять вспомнить старое, о будущем опять же.
Но столько дел у каждого, забот, проблем… – занятость.. Опять мы перенесем на потом.
А после, месяца через два-три, встретимся в ресторане, где опять, насытившись воспоминаниями и обществом друг друга, договоримся собраться и встретиться по-старому.
И с каждым разом всё реже мы встречаемся.
Меньше можем поделиться чем-то сокровенным, как это было тогда – в юности.
Все чаще натянутая доброжелательная улыбка висит на лице.
И иногда уже звонок друга становится неудобным, не вовремя и проще выключить звук или сбросить звонок – А! перезвоню потом.
И забыть перезвонить.
А когда-то, по первому его зову, ты рвался увидеться с ним… бля!После каждой нашей встречи сейчас, расходясь в разные стороны, мы обе чувствуем какое-то непонятное чувство неловкости – что-то не то, недосказанность какая-то.
Может попросту надо чаще встречаться?. И понимаешь бессмысленность частых встреч.
Понимаешь, что весь цимус именно в таких вот редких моментах совместных посиделок.
И боишься, что не дай Бог, произойдет что-то такое, что больше мы не увидимся.
И становится нехорошо как-то. мужиков много.
Было, есть, будет.
Работа работой – никуда не денется.
Заботы и дела тоже были и останутся.
А вот друзей, не коллег, не приятелей, -друзей, тех самых старых, проверенных, настоящих мало.
И только с ними ты можешь, увидевшись, с жаром обнять друга, хлопая её по спине.
Только с другом ты можешь поделиться сокровенным, что даже матери не сможешь сказать.
Только с ним ты одно целое, устоявшееся, проверенные временем.
Ты и она ведь - Друзья.