• Название:

    СУД ВРЕМЕНИ ГЛАЗАМИ РЯДОВОГО ЗРИТЕЛЯ (Фанфик...

  • Размер: 0.15 Мб
  • Формат: DOC
  • или



СУД ВРЕМЕНИ ГЛАЗАМИ РЯДОВОГО ЗРИТЕЛЯ
Здесь я решаю, что является фактом
Сванидзе

Сванидзе:

Здравствуйте! У нас в России, как известно, (две беды – Сванидзе и Млечин – вставляет телезритель и подсаживается к экрану с чашечкой чая)... каждое время воспринимает прошлое по-своему.
В эфире "Суд времени". В центре нашего внимания исторические события… персонажи… проблемы.
Их связь с настоящим.

Наша сегодняшняя тема – одна из ключевых в отечественной истории прошлого века.
Хотя формально события, о которых пойдет речь, начинаются в первом двадцатилетии двадцатого века, но последствия их до сих пор влияют на нашу жизнь.
Речь идет о Ликбезе.
Событие катастрофического масштаба, пошатнувшее все политические, социальные, религиозные и культурные основы нашего общества.
Пожалуй, лишь самогеноцид русского народа, можно сравнить по степени трагизма с этим событием.
Главный вопрос наших слушаний: "Грамотность - это пережиток тоталитарного прошлого или единственный путь к развитию?"

Судить историю вы будете вместе с нами.
У вас, нашей телевизионной аудитории, будет возможность высказаться, т.е. проголосовать.
Такая же возможность будет и у сидящих в зале.

Мы запускаем голосование для нашей телеаудитории.

Номера телефонов вы видите на ваших телевизионных экранах.
(внизу экрана появляются номера:
пережиток тоталитаризма:

8-888, путь к развитию 89684753918.
Звонки по первому номеру бесплатны для всех регионов страны)

Сванидзе:

Я прошу вывести на экраны материалы по делу.

(Закадровый голос Сванидзе: )
Решение о проведении кровавого террора под кодовым названием ЛИК-БЕЗ было принято в конце 1919г.
Уже год спустя под лозунгом Ликвидация безграмотности в деревне, было ликвидировано 2,5 миллиарда неграмотных крестьян.
И это только на Урале, в местечке под названием Полынь.
Общее число жертв этого террора до сих пор не установлено.
Большевики, захватив власть, вопреки воле народа, построили не только никому не нужные заводы, больницы и сооружения сомнительной важности (такие, как до сих пор не изученное Метро), но и небольшие, но многочисленные ГУЛАГи для детей, прозванные в народе школами.
Таким образом, без всяких на то оснований и предъявления обвинений были репрессированы миллионы наших сограждан.
Преимущественно детского возраста… Почти каждый первый... Любые школьные бунты жестоко подавлялись, а правда о них тщательно скрывалась.
Любопытно, что завеса тайны столь непроницаема, что даже сегодня мы не может найти ни одного материала по одному из таких дел .
Некоторые эксперты считают иначе.
Но к делу это не имеет отношения.
Судья здесь я.

Сванидзе:

Сторону обвинения на нашем процессе представляет писатель Леонид Млечин.
Автор блистательных книг по собственной автобиографии:

Адольф Гитлер и его русские друзья, Мои друзья-диктаторы и Самая большая тайна Фюрера.

Защита представлена политологом, президентом Международного Общественного Фонда "Экспериментальный Творческий Центр" Сергеем Кургиняном.

До того, как мы начнем наши прения, у меня вопрос и к Млечину, и к Кургиняну – в чем актуальность темы, которую мы сегодня будем заслушивать?

Прошу вас (обращаясь к Млечину).

Счетчики голосования судорожно запрыгали 15/85, 10/90, а затем твердо заняли уровень 8 и 92 в пользу второго телефона. Млечин:

Благодарю Вас, Ваша Честь.
Обвинение берется доказать на этом процессе, что решение о всеобщей поголовной грамотности было преступным и не привело ни к одной из тех целей, которую декларировало тогдашнее советское руководство.
Оно привело только к беспрецедентному обезличиванию народа.
Слово ЛИК-БЕЗ, легко можно превратить в БЕЗ-ЛИК, т.е. безликий.
По мнению многих видных экспертов, само название проекта уже говорит о циничности большевиков.
В этой связи надо отметить и слово школа, которое произошло от сленгового, оскорбительного словечка - школота.
Обозначающая людей глупых и недалеких.

Ну что может быть важнее, чем избавиться от этого ужасного наследия, скажите мне?!
Обвинение считает, что по этому вопросу у нормальных людей нет, и не может быть каких-либо разногласий.

Сванидзе:

Спасибо, Леонид Михайлович. Думаю, на этом вполне можно завершить наше сегодняшнее слушанье (деловито закрывает папку, вынимает из уха радионаушник и… наткнувшись на многозначительный прищур Кургиняна, возвращается на место, успокаивая себя тем, что попытаться стоило).

Слово стороне защиты, Сергей Ервандович, прошу Вас.

Кургинян:

Поразительно, какие мутации претерпевает история в современном обществе.
То, что мы слышали в материалах по делу, есть концентрированная идеологическая мулька и не имеет никакого отношения ни к жизни страны, ни к рассматриваемой теме.

Сванидзе:

Сергей Ервандович, полно Вам, все знают, что тогда творилась.
Даже если где-то случайно завышены, или занижены цифры, дела это не меняет.
Факт, остается фактом, а понятие – понятием.
Согласно исходному смыслу понятия, информация, это просто некое новое знание, полученное субъектом.
Субъект, получивший новое знание, обычно склонен считать, что его понимание внешнего мира в какой-то мере улучшилось.
Это не удивительно, поскольку с позиций нового знания старое, конечно, выглядит уже не столь убедительно.
Естественно, что субъект склонен как-то сравнивать степени этого улучшения для разных случаев.
Остается лишь определить, функцией каких параметров она является, и каков вид этой функции.
Я готов легко согласиться с этим.
Если Вы считаете, что лучше заказывать обед по телефону, чем бегать за ним с дубиной по первобытному лесу, то концепции, с использованием которых создаются телефоны, наверняка покажутся Вам не лишенными смысла.
У меня тоже нет никакого желания возвращаться в первобытный лес.
Поэтому я, конечно, с большим уважением отношусь к основополагающим понятиям цивилизованного сознания.
Но у нас зачастую возникает потребность признать определенные базовые концепции совершенно бесспорными, т.е. придать им как бы абсолютный смысл.
Это в свою очередь предполагает своего рода абсолютность сознания, оперирующего этими концепциями.
Я не считаю свое сознание абсолютным.
Поэтому я готов признать в определенном смысле свои рассуждения дурацкими, а рассматриваемые вопросы - бессмысленными.

Кургинян:

Я прошу заметить, что судья использует время защиты, в собственных интересах.
Мы можем продолжить?

Сванидзе:

Да.
Актуализируйте тему.

Кургинян:

Нет более актуальной темы, на сегодняшний день, чем та, о которой мы собираемся сегодня говорить.
Ведь вопрос касается не только нашего прошлого, но и большей степени нашего будущего.
Я позволю себе процитировать заведующего кафедрой истории и политологии Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования доктора исторических наук, профессора Вардана Эрнестовича Багдасаряна:
Образование представляет собой один из базовых кирпичиков цивилизации.
Если цивилизационно-идентичные школы существуют, то имеются и основания для восстановления других компонентов цивилизационного бытия.
Если возможность транслировать социальный опыт отсутствует, цивилизация при прочем общем благополучии в итоге погибнет.
Деградация образования, как парадигма снижения квалификационных потенциалов населения, представляет угрозу национальной безопасности России.
Такая постановка вопроса не является чем-то беспрецедентным в мировой практике.
Достаточно с этой целью обратиться к опыту США. Сама за себя говорит формулировка принятых в разное время американских федеральных законов:

Об образовании в целях национальной обороны, Об образовании в целях укрепления экономической безопасности, О национальных целях образования.
К сожалению, российская власть не соотносит образовательный процесс с категорией национальной безопасности.

Сванидзе:

Время.

Кургинян:

Я неоднократно говорил, что Государство – это средство, с помощью которого народ длит и развивает своё историческое предназначение.
И я глубоко убежден…

Сванидзе:

Спасибо, Сергей Ервандович.
Сейчас мы объявляем короткий перерыв, после этого приступаем к слушаниям.

Примерно 10 минут крутят безвкусную, нелепую и пеструю рекламу.
Сознание телезрителя уходит в режим ожидания оградив мозг от информационного мусора.
Наконец, включают полюбившийся многим ролик Суда Времени.
Привычно начинающийся героями недалекого прошлого и завершающийся негодяями недавнего настоящего.
О последних из них, в связи с известным обстоятельством, приходится говорить …либо ничего.

Сванидзе:

В эфире "Суд времени". В центре нашего внимания - образование.
Первый мой вопрос обеим сторонам:
"Грамотность это внезапная идея большевиков или логичное развитие мировой цивилизации?"
Сторона обвинения, прошу вас.
Ваш тезис, ваш свидетель.

Млечин:

Благодарю Вас, Ваша Честь.
Наша позиция состоит в том, что преступное решение о всеобщей грамотности было непродуманным и поспешным.
Напомню, что 26 декабря 1919 года, был разработан поражающий своей циничностью проект, и уже 19 июня 1920 г образовалась Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности.
Я обращаю Ваше внимание, что чрезвычайная комиссия сокращается как ЧК. И именно чекисты принялись на перебой, в духе соц. соревнования ликвидировать безграмотных граждан.
Пик репрессий пришелся на 20-30 г., но последствия их мы ощущаем и сегодня.
От изощренных пыток, названия которых даже сейчас вызывают дрожь у поколения, заставшего советское время, пострадало не только взрослое население.
Но и дети.
Только представьте, какие кошмары снились детям нашей страны после изнурительных пыток всякими котангенсами и косинусами и прочей советчиной… Говорят, когда умирал на чужбине Аристарх Вруберштерн, перед смертью он успел произнести Лик… Больше он ничего не сказал.
Он умер.
Но если бы он успел предупредить нас о грозящей катастрофе Ликбеза, история нашей страны сложилась бы иначе.

Кургинян:

Я протестую.
Сторона обвинения использует цитаты случайных людей.

Млечин:

Ваша Честь, я привел цитату широкоизвестного в кругах секты Либеральные монархисты судного дня белогвардейца.
В 1918 году Аристарх эмигрировал в Европу, где проживал вплоть до своей смерти.
Сейчас его прах, благодаря усилиям Владимира Владимировича Путина, возвращен на родину.

Кургинян:

Какое он имеет отношение к рассматриваемому вопросу?

Млечин:

Я говорю, что есть люди, которые считают, что образование должно даваться пропорционально интеллекту, а интеллект - находиться в положительной корреляции от благосостояния своего обладателя.
И вся цивилизованная общественность поддерживает это мнение…

Кургинян:

В этом случае, я и многие миллионы моих соотечественников, профессоров, инженеров и так далее не относимся к этой цивилизованной общественности…

Сванидзе:

Я не принимаю протест.
Прошу Вас, продолжайте (кивает Млечину).

Млечин:

Могу я обратиться к своим глубокоуважаемым экспертам.
Валерия Ильинишна Новодворская.

Сванидзе:

Задавайте вопрос.

Новодворская:

А мгне и не нужгно вопгосов… я и так все знаю.
Во всем вигноваты поганые камуняки!!! Я вам счас такое расскажу! Погню я была еще маленькая девочка, а ко мне подошли кговавые мясники Сталина и стали сдегать с меня кожу, а затем отгезали голову и повесили в своем поганом кгемле.
Я сгазу…

Сванидзе:

Валерия Ильинишна…

Новодворская:

Я сгазу заподогзлила неладное…

Сванидзе:

Валерия Ильинишна…

Новодворская:

Ты мне рот не заткнешь! Что, дугмаешь нигто не знает, что пегвую жену Сталина звали Сванидзе??? Вот мы и газоблочили тебя, внук Кговавого Палача…

Сванидзе:

Спасибо.

Новодворская:

Что газоблачила я кгававую гэбню.
Вы мне гот не задгнете, нагучники не наденете и кожаное беглье примегить не заставите!
(Новодворская облизывает губы и демонстрирует Сванидзе плотоядную улыбку)

Сванидзе (нервно):

Спасибо.
Сейчас мы объявляем короткий перерыв, после этого продолжим слушания.

10 минут крутят ту же самую безвкусную, пошлую и нелепую рекламу.
Телезритель осторожно выглядывает из-под подушки.
Не увидев Новодворскую, шумно выдыхает и идет заваривать себе очередную порцию чая.
Появляется ролик Суда Времени.
Чтобы скоротать время, телезритель начинает подсчитывать показанных в ролике положительных и отрицательных для судьбы Отечества персонажей.
Счет, к сожалению, не в пользу положительных.

Сванидзе:

Сторона защиты может задать вопрос свидетелю обвинения.

Кургинян оценивающе посмотрел на приглашенных экспертов.
Двое экспертов, не имеющих ни малейшего представления о рассматриваемом вопросе: посередине, одиозная Новодворская, занявшая 2/3 дивана и синдром Жислина-на-лицо-Караганов, справа.
Вздохнув, их двух зол, Кургинян выбрал Караганова.

Кургинян:

Скажите, господин Караганов, насколько я помню, Вы ведь из искусствоведческой семьи.
Что дало Вам образование?

Караганов (опуская высокодержавный взгляд на недостойную этой чести публику):

Десоветизация! Декоммунизация!!! Десталинизация!!!

Кургинян:

Я не об этом Вас сейчас спрашиваю.
Считаете ли вы, что качественное образование - одна из наиболее приоритетных задач государства?

Караганов:

Деспотия, Деконструкция, Демонтаж, Деверификация, Дефикация, Депортация, Диверсия, Девальвация, Дестандартизация, Дегенерация, Деноминация, Демотивация, Дезорганизация, Детонация, Дезинтеграция, Децентрализация, Денационализация, Деморализация, Демилитаризация, Деинтеграция, Деорганизация, Дебилизация…

Кургинян:

Вы вообще поняли вопрос?

Караганов (сбившись с мысли):

Делегализация, Депутация, Дедукция, Декларация, Декорация…

Кургинян:

Ясно, спасибо.
Я понял вашу позицию.
(К Сванидзе) Я могу перейти к опросу собственных свидетелей?

Сванидзе:

Да, пожалуйста…

Караганов (обращаясь к залу):

Деленинизация, декоммунизация, деруссификация… декоронизация…

Зал безмолвствует.
Караганов с презрением оглядывает бездуховный охлос и замолкает.

Кургинян:

Школа есть на Западе, школа была и у нас.
Давайте сравним две эти разные методики образования.
В связи с этим, необходимо дать определению слову образование.
Прошу вывести на экран доказательство №62

Сванидзе:

Прошу вас – доказательство защиты.
Образование — это то, что остается, когда забыли все, чему учились.
Образование, если угодно,— это яркое сияние, окутывающее в нашей памяти школьные годы и озаряющее всю нашу последующую жизнь.
Это не только блеск юности, естественно присущий тем временам, но и свет, исходящий от занятия чем-то значительным
В. Гейзенберг
Кургинян: В чем же видел Гейзенберг роль классической школы, т.е. того типа школы, который был в СССР? В том, что она передает отличительную особенность античной мысли — способность обращать всякую проблему в принципиальную, то есть стремиться к упорядочению мозаики опыта.
Спор об этом типе школы, которая ориентировалась на фундаментальные дисциплины, гуманитарное знание и языки, идет давно.
Есть множество упреков в адрес советской школы за то, что она дает бесполезное в реальной жизни знание.
Эти попреки — часть общемировой кампании, направленной на сокращение числа детей, воспитываемых в лоне университетской культуры.
В действительности, задача школы не в том, чтобы дать человеку навыки и информацию для решения частных практических задач, а в том, чтобы наставить на путь.
Об этом говорили деятели русской культуры в XIX и XX веках.
Об этом предупреждали и те ученые и философы, которые заботились о жизнеспособности культуры Запада.
Буржуазное общество нуждалось в массе людей, которые бы заполнили, как обезличенная рабочая сила, фабрики и конторы.
Исходя из этого, и был разработан проект новой школы западной или мозаичной.
Она не давала человеку стройной системы знания, которая учит человека свободно и независимо мыслить.
Из школы должен был выйти, как выражаются сегодня, добропорядочный гражданин, работник и потребитель.
Для выполнения этих функций и подбирался соответствующий ограниченный запас знаний.
Возникла мозаичная культура (в противовес университетской).
Однако, для подготовки элиты, которая должна управлять массой индивидов, была сохранена и модернизирована небольшая по масштабу школа, в которой давалось фундаментальное и целостное, университетское образование.
Так возникла разделенная социально школьная система, направляющая поток детей в два коридора.
Это — школа капиталистического общества, которую нам сейчас настойчиво навязывают.
Я хочу дать возможность поддержать или опровергнуть мои слова заведующему отделу комплексных проблем развития науки Российского исследовательского института экономики, политики и права в сфере науки и техники, главному научному сотруднику Института социально-политических исследований РАН. Члену Экспертного совета Политического журнала Сергею Георгиевичу Кара-Мурзе.
Прошу Вас.
Телезритель оживляется.
Достает из столешницы тетрадь для конспектирования.
Кара-Мурза:

Здравствуйте.
Я согласен с этой точкой зрения и хотел бы дополнить ее некоторыми фактами.
Еще в 90-е гг., для осуществления перехода от университетской культуры к мозаичной, в ЕС сделан следующий шаг — массовая школа стала переходить к модульному типу образования.
На первый взгляд это кажется сознательной ликвидацией нормального среднего образования.
Уже нет физики, химии, географии, а есть, например, модуль под названием Вода и водная проблема в Кении.
Это окончательный отказ от дисциплинарного строения школьной программы как отражения научной картины мира.
Сванидзе: добавляю минуту.
Кара-Мурза:

С точки зрения методики преподавания, в школе второго коридора господствует педагогика лени и вседозволенности.
Используемый здесь активный метод обучения поощряет беспорядок, крик, бесконтрольное выражение учениками эмоций — прививает подросткам такой стереотип поведения, который делает совершенно невозможной их адаптацию (если бы кто-то из них попытался) к элитарной школе.
Советское государство сделало важный шаг — вернулось к доиндустриальной школе как институту воспитания личности, но уже с наукой как основой обучения.
Конечно, от провозглашения принципа единой общеобразовательной школы до его полного воплощения далеко.
Но важен вектор, принципиальный выбор.
В советской системе ни один из путей школьного образования не был тупиковым.
ПТУ, вечерние школы и техникумы не стали разновидностью второго коридора.
Их выпускники имели точно такие же права на поступление в вуз.
И это были права, систематически и без проблем реализуемые.
В ПТУ и вечерних школах учились по тем же учебникам и тем же программам — разница не была принципиальной, да и в количественном отношении не было разрыва.
Советский корпус инженеров в большой мере сформирован из людей, прошедших через ПТУ и техникумы.
Два главных конструктора, руководители технической части советской космической программы — академики С.П. Королев и В.П. Глушко — окончили ПТУ. Первый космонавт, Юрий Гагарин, окончил ремесленное училище.
И это не выглядело как редкое исключение.
Сванидзе:

Время.
Кургинян:

Я прошу добавить две минуты из моего заключительного слова.
Сванидзе:

Добавляю время.

Счетчики голосования:

9% и 91% в пользу здравого смысла.
Кара-Мурза:

Важным условием реализации принципов советской школы была бесплатность образования.
Образование не было товаром или (услугой), который приходится выбирать в соответствии с уровнем своей платежеспособности.
Ясно, что рыночный характер образования автоматически и сразу разделяет детей на категории согласно шкале доходов.
Стоимость обучения, конечно, ничего не говорит о его качестве, однако является наглядным признаком социального статуса, а это в системе воспитания очень важно.
Следующее отличие от западной школы в том, что советская школа была трудовой, в то время как западную школу можно считать антитрудовой.
Разница в том, что в советской школе труд представлялся не проклятьем человека, а делом чести и даже духовного подвига.
На Западе в учебных программах сама тема труда исключена — труда как будто не существует.
Там школа совершает первую работу по отчуждению человека от трудовой реальности.
Сванидзе:

Завершайте мысль.
Кара-Мурза:

Советская школа, напротив, стремилась преодолеть это отчуждение от труда.
Пока Россия следовала принципам трудовой школы, у всех школьников — независимо от их будущей профессии — существовала связь с физическим трудом.
Мы все были ему не чужды, и это казалось естественным.
Школа была направлена на воспроизводство общества труда, а не общества потребления.
Сванидзе:

Леонид Михайлович, прошу Вас, вопросы стороне защиты.
Счетчики голосования:

8% и 92% не в пользу глупости.

Млечин:

Благодарю.
Вопрос к Сергею Кара-Мурзе.
Вот вам лично нравилось ходить в школу? Вы поддерживаете мысль, что это была хорошая школа?

Кара-Мурза:

Ну конечно.
Я…

Млечин:

Скажите, по-вашему, это нормально, то, что дети не могут воспользоваться мобильной связью?.

Кара-Мурза:

Тогда не было мобильной связи.

Млечин:

Это никак не оправдывает большевиков.
Надо было достать.
Разбиться в порошок, но привезти.

Кара-Мурза:

Что привезти?

Млечин:

Сотовый телефон, конечно.

Кара-Мурза:

Если это шутка…

Млечин:

Да какие же тут шутки!... Лес рубят, щепки летят.

Кара-Мурза: …???

Млечин:

Могу я привести доказательство №1

Сванидзе:

Выведите на экран доказательство обвинения.

Млечин:

Будьте добры…
…Перед вами уникальное Интернет - исследование.
Можно сказать, всероссийский опрос.
Что говорят сейчас молодые люди! Я прочту вам лучшее:

Я давно отучилась.
Больше не хотела бы.
Это мой кошмар, представь, сниться иногда, что я в школе за партой.
Хотя уже институт закончила.

Очень... очень... очень...очень надоело

мне так надоело учиться в школе!!!я просто уже ОЧЕНЬ устала.мне уже хочется как то сменить повседневные однообразные занятия.но уходить с 9 класса я тоже не хочу.как поступить?я занимаюсь в театральном,гуляю,общаюсь с друзьями,но нежелание учиться не проходит!!!

Надоело мне уже учится! Отдохнуть охото...

ваще тупо учится 6 уроков дуратская школа

Д мне тоже надоело учиться учусь несколько лет ну просто мне там всё бесит.
Но ничего уже май!

Блин! Учиться надо, а так надоело хоть вешайся!! Да ещё эти гадзилы вместо учителей.
Просто всё тупо бесит!!!!!!!!!!!

мне так надоело учится лучше умереть блин чёрттттттт!!!!!ддддддддд

аааааааа мне учится всё бесит не хочу учится аааааааааааааааааааааааа бежать надо(((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((9

ненавижу школу

Я не навижу школу!

Я не навижу школу! ]:

-)8-}=,B

]:

-)ненавижу школу

аааааааа мне учится всё бесит не хочу учится аааааааааааааааааааааааа бежать…

Млечин:

Вот так современные люди относятся к этому осколку тоталитаризма.
О чем это говорит?

Голос Юрия Мухина:

О том, что они дебилы.

Телезритель согласно кивает.
Также реагируют многие люди, сидящие в студии.

Млечин (игнорируя оживление зала): А вот мнение одной родительницы.
Прошу показать доказательство №2

На фоне клацающей клавиатуры, раздался суровый мужской голос:
Из статьи Елены Черепицкой.
Надоело учиться
Надоело.
Надоело учиться…. Сначала собственное десятилетие школы, потом институт, потом год работы на педагогическом поприще (угораздило же!), а тут и Саша стал первоклассником.
И потянулись бесконечные жи-ши, иксы, игреки - и седьмой год уже тянутся.
Конечно, Александру осталось не так уж много.
Четыре года – и прощай, школа.
Но как раз настанет Львиная очередь грызть гранит науки.
И опять, опять все заново...

Млечин:

Величайший российских деятель, гениальный прозаик (елейный голос зазвучал чуть ли не с придыханием), признанный во всем цивилизованном мире.
Думаю, вы уже догадались о ком я говорю. (таинственная улыбка Млечина потонула в сиропе из его приторных словес) - речь идет об Александре Солженицыне!
Так вот, он однажды сказал:

Образование ума не прибавляет.

На фамилии Солженицын телезритель едва не плюнул на пол, но вовремя вспомнил о новых половиках и перетерпел.
Млечин:

Так есть ли смысл получать образование?
Сванидзе:

Прошу сторону обвинения.
Ваш тезис, ваш свидетель.
Млечин взглядом опытного стратега осмотрел ставку врага.
Кургинян и двое экспертов:

Анатолий Вассерман и Сергей Кара-Мурза. За ними, на второй линии обороны окопались еще трое - Михаил Задорнов, Николай Стариков и, чуть в стороне от них, Юрий Мухин.
Надо бить тяжелой артиллерией, - решил стратег.

Млечин:

Хочу передать слово даме.
Валерия Ильинишна, как Вы…
Новодворская (поворачиваясь к публике):

Сдагвствуйте, доогие мои.

Публика в ужасе застыла.

Новодворская:

Когда я была маленькая, (да ладно… - подумал зритель) у меня была собачка Смертьсталинскойгэбне, но пришли кгемлевские пагачи и… вздегнули ее вместе со всем нашим двогом.
Одна я выжила…

Потому что в мире нет настолько крепких веревок… - поперхнулся смехом телезритель…

Тем временем у Новодворской отключили микрофон.

Млечин:

Я бы хотел дать возможность высказаться всем дамам, у нас сегодня замечательные специалисты:

Юлия Латынина, первоклассный журналист, ведущая актуальных тем на радио Эхо Москвы и заслуженный историк России, Виктория Резунова.
Сванидзе:

У вас осталась минута.
Млечин:

Я хотел бы добавить время прекрасным дамам из моего заключительного слова.
Сванидзе:

Сколько?
Млечин:

Сколько им потребуется.
Вы же знаете, я всегда готов уступить дамам.
Это нормально в цивилизованном западном обществе уступать прекрасным женщинам.
Я по мере возможности всегда стараюсь следовать этому принципу…
Сванидзе:

Задавайте свой вопрос…
Млечин:

Да Ваша честь, благодарю Вас.

Новодворская на заднем плане продолжает что-то увлеченно рассказывать в выключенный микрофон.

Млечин:

Здравствуйте Виктория.
Резунова:

Да, здравствуйте.
Млечин:

Скажите, как вы думаете, нужно ли государству тратить средства на всякие институты и лаборатории.
Может быть, лучше приспособить их для иных целей? Ну например… улучшить людям быт, отдать эту недвижимость в аренду клубам и ресторанам? Как Вы считаете?
Резунова:

А что тут думать? Ответ ясен и прост.
Мы потеряли право распоряжаться этим еще в сороковые, когда задумали покорить Европу.
Надо быть честными, раскаяться, наконец, в преступлениях и отдать весь этот хлам США. Им нужнее!
Выкрик из зала (голос, похожий на Злобина):

Правильно!
Выкрик из зала (голос, похожий на Немцова):

И мне!!!

Врубили рекламу.
Очередные 10 минут полуголых девиц, пивных брызг и идиотских лозунгов.
Кряхтя от неудовольствия, телезритель произвел высадку с дивана на пол и выбрался на лестничную клетку покурить… Там соседи уже вовсю обсуждали передачу, и до хрипоты выбирали максимально несовместимый с человеческой анатомией маршрут, по которому в срочном порядке необходимо оправить всю либеральную тусовку.
Незадолго до того, как закончились межсюжетные титры Суда Времени, площадка вновь обезлюдела.
Камера делает вираж по залу.
Все на месте, все живы, только у Новодворской отобрали микрофон.
Сванидзе:

Мы продолжаем слушания по проблеме Ликбеза.
Последний вопрос сторонам:

Нужна ли грамотность в 21 веке?
Сванидзе:

Сторона защиты.
Прошу вас.

Кургинян:

Телевидение делает нас образованнее.
При виде включенного телевизора я ухожу в соседнюю комнату и принимаюсь за чтение.

Зал аплодирует и телезритель тоже.

То, что происходит сегодня со школой и университетом, это уже не преобразование и изменение, а планомерное и безжалостное уничтожение.
Сначала под дружные протесты специалистов ввели единый государственный экзамен, требующий от школьников не усвоения знаний, а тупой и формальной зубрежки.
Затем появился федеральный закон №83, снимающий с правительства большую часть финансовых обязательств по обеспечению работы школ, больниц и университетов.
После этого подготовили законопроект Об образовании, из которого становится ясно, что бесплатное обучение в аспирантуре уходит в прошлое, а право граждан на получение знаний заменяется возможностью приобретать на рынке образовательные услуги.
Эти услуги иногда будут субсидироваться государством, но в целом мы будем вынуждены их покупать так же, как покупаем, например, помидоры.
Те, кто не могут позволить себе приобрести много знаний, должны будут довольствоваться мелочью.
Наблюдая за развитием событий, невольно ловишь себя на мысли, что над нами ставят широкомасштабный и многоуровневый эксперимент, значение которого выходит далеко за рамки образовательной политики.
Дело здесь не сводится исключительно к стремлению понизить уровень образования граждан — эта цель уже вполне эффективно достигается с помощью ЕГЭ, она недвусмысленно заложена в законе об образовании и в проводимой реформе университетов.
У проводимого эксперимента есть и другая сторона, можно сказать, всемирно-историческая.
Во все времена правители часто сознательно сдерживали и ограничивали культурный прогресс своих подданных.
Но никогда и никому со времен падения Рима еще не удавалось повернуть этот процесс вспять, тем более — в мирное время.
Никому еще не удавалось резко сократить в обществе процент образованных людей, сделать грамотное население вновь безграмотным.
Так вот, сейчас в России предпринимается уникальная попытка решить эту задачу.
И за нашим экспериментом внимательно следят в других странах, и в случае успеха он, несомненно, получит широкое распространение во всем мире.
Если удастся создать эффективный механизм, позволяющий в сравнительно короткие исторические сроки организовать одичание населения и покончить с достижениями европейского Просвещения, то, несомненно, он будет востребован и воспроизведен правительствами множества государств, включая и западные.
Развитие всего общества зависит от каждого отдельно взятого индивида.
Это так же понятно, как то, что дважды два равно четырем…

Млечин:

Откуда у вас такая уверенность?

Кургинян:

Это таблица умножения, 3 класс.
Вам это не известно?

Млечин:

Помилуйте, ведь это же советские книги.
Как можно этому верить!!! Там ведь сплошное вранье и пропаганда.

Кургинян:

Я легко могу вам доказать, что эти цифры верны.
Для этого мне хватит пальцев одной руки... И потом, может, мы проведем очередной Суд Времени и осудим таблицу умножения, раз ее писали в СССР в тетрадях в клеточку? Мы должны проводить Суды над каждой строчкой, напечатанной в Советском Союзе?

Млечин:

Может быть, и нужно это сделать! Вы знаете, есть такое стихотворение на тему:
Не обманут нас опять!
Дважды два – будет пять

Кургинян:

Впервые слышу этот бред.
Это вы сейчас придумали?

Млечин:

Даже если и так, согласитесь, что каждый человек имеет право на суждения.
К счастью, закончилось время, когда за мои ответы могли прийти ночью люди в форме и бросить меня в черные воронки.

Кургинян:

Боюсь, у нас нет времени дискутировать по поводу элементарных вещей.
Я хочу, чтобы высказались наши эксперты.
Не по поводу таблицы умножения, а по поводу ситуации с образованием в стране.
Кургинян:

Михаил Задорнов, писатель, публицист.
Прошу…
Задорнов:

Уничтожение образования у молодёжи - целенаправленная политика по искоренению всего лучшего, что вызрело в нашей державе за века.
И я бы не говорил в этой ситуации только о русских, ведь Россия - страна многонациональная, и в советское время многие народы получили великолепное образование.
До сих пор в Латвии, где я родился, латыши, учившиеся в советской школе, лучше знают и литературу, и историю, чем латыши, вернувшиеся жить в Латвию из Канады и из США.
Я думаю, что Министерство образования, которое в сокращенном виде звучит очень точно - Минобразин, состоит из:

1. Агентов-предателей;

2. Менеджеров, мыслящих в узких рамках кое-какерства, которые сами не ведают, что творят.
Это гайки и винтики конвейера сегодняшних правителей-торгашей.
Новый проект Минообразина называется Федеральный государственный образовательный стандарт.
К образованию слово стандарт вообще не подходит.
Его употребление ещё раз доказывает, что наша власть пытается из людей сделать некие стандартные механизмы, придатки конвейера, продающего наши недра за границу.
Кургинян:

Спасибо.
Счетчики голосования:

8% и 92% в пользу правды.
Кургинян:

Юрий Мухин, писатель, публицист.
Мухин:

Подельник Гитлера, Генрих Гиммлер писал в мае 1940 г. в меморандуме Об обращении с инородцами на Востоке:

Для не немецкого населения Востока не должно быть обучения выше, чем четырехклассная народная школа.
В этой народной школе должны учить лишь простому счету до пятисот, написанию своего имени и тому, что господь бог требует слушаться немцев и быть честным, прилежным и порядочным.
Умение читать я считаю излишним.
Никаких других школ на Востоке вообще не должно быть.
Что ж, Гитлер и Гиммлер нашли достойных преемников в лице Грефа, Кудрина, Фурсенко и Путина.
Таким образом современные тенденции в образовании, да и в политики буквально копируют модели Гитлера и его подельников…

Сванидзе: Я должен только пояснить для наших телезрителей, что Гитлер - это фамилия одного немецкого политика… тоже, кстати, как и Сталин, диктатора… который был…
Кургинян:

Спасибо.
Мы знаем.
Сванидзе:

Я рассказываю для телезрителей, чтобы было понятно, о чем идет речь.
Ты либо зрителей считаешь имбецилами, либо нарочно тянешь время, - выругался вслух телезритель.
Кургинян:

Я вас сердечно благодарю, мы можем продолжить?
Сванидзе: …
Кургинян:

Николай Стариков, публицист, писатель, блогер.
Могли бы вы рассказать о той модели образования, которую наши чиновники хотят сейчас копировать?
Стариков:

Здравствуйте, я хотел бы зачитать несколько абзацев из книги Классная Америка, посвященной образованию в США.
Думаю, что одна из главных целей упрощения образовательного процесса и низведения его до примитивного игрового уровня состоит в том, чтобы завуалировать разницу в уровне подготовки и умственных способностях студентов.
На самом деле эта разница огромная.
Поэтому учитель вынужден давать такое задание, с которым заведомо справятся все.
Очень часто это либо игра, либо какая-нибудь поделка на уровне урока труда в четвертом классе.
В результате все остаются довольны, а ученики даже не успевают осознать, каким примитивом занимаются.
Они пребывают в полной уверенности, что раз они в школе, то учатся.
Студенты не понимают, что реальных знаний по изучаемому предмету не получают…Путь первый — упростить программу! Причем максимально.
Например, по математике за первые шесть классов в США проходят то, что российские дети — за первые три.
Путь второй ещё проще — просто ставить заведомо незаслуженную оценку.
Что и происходит в действительности.
Например, у большинства учителей в нашей школе низшая оценка не ноль, а 50. Это значит, что если даже все десять примеров решены неправильно, оценка будет 50. Очень многие учителя ставят 70 или даже 75 (по-нашему, троечка с минусом) просто за то, что ученик сдает работу, неважно, что там написано.
Однако это пример субъективный и все здесь зависит от учителя.
А вот пример совершенно официальный.
Во всех школах нашего дистрикта классный журнал ведется в компьютере.
Из компьютера учителя оценки попадают на школьный сервер, а оттуда — на главный сервер дистрикта.
Все это обслуживает специально созданная программа.
Так вот эта программа совершенно официально не позволяет вывести оценку за четверть ниже, чем 50 баллов.
Учащийся может просто прогулять, а оценку получит не ниже, чем 50.
Сванидзе:

Многие телезрители не знают, и мы должны объяснить, о чем здесь говорят.
Слово классный имеет два значения, имеющий классы, чаще всего применятся в значении хороший и школьный, что ближе к нашей теме.
Слово специальные, наверное, не все знают, в данном случае это синоним слову особый, а особый в свою очередь…

Кургинян:

Николай Карлович, Вы используете время защиты.
Нам добавят время?

Сванидзе: … это слово другой.
Время вышло, у вас осталось 20 секунд.

Счетчики голосования 8% и 92% в пользу разума.
Вассерман:

Система образования в России меняется, несомненно, к худшему.
Окончательно утрачиваются остатки системного подхода к реальности, он заменяется хаотическим наваливанием в голову ученика разрозненных фактов без всяких попыток указать связи между ними, а тем более те законы, из коих проистекают и связи, и сами факты…
Новодворская:

Вассерман - позор еврейского народа!!!

Телезритель:

Вассерман - гордость русского народа!
Вассерман: (невозмутимо):

Утешает только то, что сходные процессы, увы, протекают и во многих других развитых странах, так что мы пока далеко не в худшем положении.
Сванидзе: Благодарю.
Слово стороне обвинения.

Млечин:

Спасибо Ваша честь.
Один из классиков как-то сказал, Университет развивает глупость. И вот вопрос, нужны ли нашей стране глупые люди? Может, вам нужны, а стране, в которой я живу…

Кургинян:

На самом деле, Антон Павлович сказал другое, не занимайтесь фальсификацией, а произнесите цитату без купюр…
… Ну, давайте…(Млечин выглядит озадаченным) Тогда я сам её произнесу! Он сказал так:

Университет развивает все способности, в том числе и глупость. … И я глубоко убежден, что это абсолютно верное наблюдение - добавил Кургинян.
- А другой классик, Граучо Маркс сказал так:

Наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни, и в этом есть суть сегодняшнего слушанья.

Млечин:

Да бросьте вы, даже Александр Сергеевич Пушкин с иронией относился к образованию.
Помните эти строки?.. Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь! Он, как и многие великие люди, считал, что образование идет только во вред большинству.

Кургинян:
О, сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель

Млечин:

Это было написано намного позже.
Большевиками, чтобы согнать всех детей в ужасные школы-гулаги.
Поговаривают, что эти строки писал сам Сталин.
Только он был настолько аморален для этого… и кстати тоже писал стихи.

Кургинян:

Когда Вы говорите, мне кажется, что Вы бредите…

Млечин:

Вам кажется…
Вы тут много рассуждали об образовании.
Говорить об этом долго и утомительно.
Проще, если я приведу доказательства.
Прошу, если есть такая возможность, вывести на экран доказательство №3. Будьте добры.

На экране под аккомпанемент торжественного и сурового голоса диктора одна за другой появляются строки доказательства №3:
Образование создает разницу между людьми. - Д. Локк
Образованный дурак еще более несносен, чем необразованный. - Роберт Лембке

Кургинян:

И что? Я могу привести тысячи цитат, которые говорят о противоположном… Ну например:

Тесен мир, мозг же человека необъятен., сказал Шиллер, или известное высказывание Канта:

Если задать вопрос, живем ли мы теперь в просвещенный век, то ответ будет: нет, но мы живем в век просвещения.. Что это доказывает?

Млечин:

Оно доказывает, что излишне образованные люди лишь вредят государству…

Тем временем, цифра второго телефона достигла отметки в 93%

Сванидзе:

Прошу сторонам приступить к заключительному слову.
Напоминаю, что обе стороны уже использовали свое время.
Я дам вам по десять секунд.

Млечин:

Пока мы не искореним в себе рабское мышление, мы с места не двинемся.
Только став полноценной частью Европы и покаявшись в преступлениях против Человечества, у нас будет шанс стать частью мирового комьсиниата.
Кургинян:

Та революция регресса, которую мы переживаем уже два десятилетия, делает задачу строительства в России общества знания, адекватного требованиям XXI века, чрезвычайно сложной.
Сванидзе:

Спасибо.
Сейчас мы прекращаем телевизионное голосование, и я прошу проголосовать зрителей в нашем зале.
Напоминаю вопрос: "Грамотность - это пережиток тоталитарного прошлого или единственный путь к развитию?".
Пожалуйста, возьмите свои пульты.
Сделавшие единственно правильный выбор, это кнопка с изображением доллара, могут получить деньги и чечевичный суп в холле.
Также напоминаю об ответственности за нажатие 2-й кнопки.
Голосование закончено, прошу вывести его результаты на экран.
Итак, результаты голосования:

57% зала считает, что грамотность - пережиток тоталитарного прошлого, и 43% зала считает, что это путь к развитию страны.
Сейчас короткий перерыв, после которого мы объявим результаты телевизионного голосования.
Сванидзе:

Человеку свойственно ошибаться.
Все, кто голосовал сегодня за Кургиняна - пособники тирана Сталина, и Бог им судья.
Сейчас мне бы хотелось сказать о главном: о людях.
В народе говорят, меньше знаешь, крепче спишь и многое знание, большая печаль Так вот, после всеобщего образования в стране осталось множество глубоко несчастных и вечно не высыпающихся людей.
А от тоталитарной советской машины принуждения к образованию, ничего в исторической памяти не осталось, кроме случайных, корявых букв – ш… к…о... л… а.
Это мое личное мнение.
А теперь выведите, пожалуйста, на экраны результаты телевизионного голосования.
Результаты телефонного голосования страны вы видите на экранах:
7% – пережиток,
93% – путь к развитию.
Семь процентов людей в нашей стране ошибаются при наборе номера.
Это статистика, - сказал телезритель, извлекая из недр книжного шкафа потрепанный дедовский томик с апрельскими тезисами Ленина. Dearon, 2011 г.
HYPER13 PAGE HYPER15 2