• Название:

    My little devil

  • Размер: 0.19 Мб
  • Формат: DOC
  • или



***********************************************************************************************
my little devil
https://ficbook.net/readfic/800847
***********************************************************************************************

Направленность:

Слэш
Автор: Misuzu dreams (https://ficbook.net/authors/144709) Фэндом: EXO - K/MПерсонажи:

Ифань/Исин, Лухан, Чанель, Тао

Рейтинг: R

Жанры:

Флафф, Повседневность, AUПредупреждения: OOC
Размер: Мини, 35 страниц
Кол-во частей:

10
Статус: закончен

Описание:
... Проблема в том, что Ифань, непревзойденный повеса и первый красавчик на курсе, впадает в почти коматозное состояние, когда Чжан Исин и ямочка Чжана Исина оказываются в поле его зрения...

Публикация на других ресурсах:

Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мда ) вот так вот)) душа требует бессмысленного флаффа ^^
не ищите глубины и смысла! )) я просто скучаю по легким отношениям этих двоих, да и вообще по этим двоим)))
сюжет не мой! )) он нагло стащен из яойной манги, очаровательной и легкой!))
just enjoy yourself! ========== /// 1 /// ==========

Потоковое занятие.
В огромную аудиторию набилось человек 70, не меньше.
Ифань сидит на одном из последних рядов, у самого окна, - опытным путем он установил, что именно отсюда открывается наилучший обзор на парту, которую всегда занимают объект его интереса и его белокурый друг.

Ради этого вида Ифань готов просидеть на солнцепеке почти три часа.
Его даже не расстраивает вынужденное одиночество: парни благоразумно скрылись от солнца и внимания преподавателя на галерке, откуда посылают другу сообщения и взгляды с темой "Ты полный псих, Ву Ифань!" Блондин только рассеянно отмахивается от них и от девушек, пытающихся привлечь его внимание, целиком сосредоточившись на хрупком юноше, раскладывающем тетрадки в паре рядов от него.

Паренек смеется звонко, прикрывая пухлые губы ладошкой, и смотрит на своего друга из-под густых ресниц.
Шум в аудитории мешает Ифаню услышать, о чем идет речь, но это и не важно.
Единственное, что имеет значение, - искорки веселья в теплых карих глазах и нежный румянец на высоких скулах.

Этого ангелочка зовут Чжан Исин, и он не дает Ифаню покоя с самого начала семестра, то есть уже три месяца.
Они постоянно сталкиваются в коридорах института, пару раз даже сидели вместе в кафетерии.
Они, конечно же, знакомы, все-таки один поток, но дальше формального приветствия и нескольких незначительных фраз разговор не заходит.
Проблема в том, что Ифань, непревзойденный повеса и первый красавчик на курсе, впадает в почти коматозное состояние, когда Чжан Исин и ямочка Чжана Исина оказываются в поле его зрения.

Чанелю и Тао уже надоело издеваться над другом - Ифань настолько жалок, что это даже не смешно.
Они бы давно вмешались, да только блондин в гневе страшен, так что парни заняли позицию наблюдателей, предварительно подружившись и с хрупким юношей - для чистоты эксперимента.

- Эй, Ифань! - оглушительно вопит Чанель, когда очередное сообщение остается без ответа.
Ифань только раздраженно вздыхает - на забавную мордочку друга он еще успеет налюбоваться, а вот Исина ему можно созерцать всего пару часов в неделю.
Выбор очевиден, не так ли?

Громкий крик привлекает внимание Исина, и Ифань едва успевает отвести взгляд, когда однокурсник смотрит в его сторону.
Надо же, какой чудесный сегодня денек! Солнышко, небо голубое, птички поют... Надо бы ребят вытащить на баскетбольную площадку после занятий, мячик покидать, размяться...

- Ифань, - мелодичный голос посылает волну дрожи по телу парня - и Ифань не сразу понимает, что обращаются именно к нему. - Эй? Ты меня слышишь?

- А? Что? - блондин вздрагивает, когда прохладные пальчики касаются его щеки, и испуганно смотрит прямо в магически прекрасные карие глаза. - Ой, Исин, привет...

Прикосновение горит, сбивая дыхание напрочь.

- Здоровались вроде уже, - улыбается Исин, усаживаясь за парту напротив Ифаня. - О чем ты так крепко задумался?

Старший хмурится, судорожно вспоминает хоть одну интересную мысль, но голова предательски пуста - как и всегда, стоит только Чжану Исину оказаться ближе, чем в двух метрах от него. "Он, наверно, думает, что ты идиот!" - ругается внутренний голос, отвешивая Ифаню ментальные подзатыльники.

- Ну... ээээм... о погоде... - парень косится в сторону окна, пытается зацепиться взглядом хоть за что-нибудь, чтобы отвлечься от соблазнительной ауры своего однокурсника и перестать так отчаянно тупить. - О баскетболе...

- Понятно, - хихикает Исин и тянется к стоящей на парте баночке колы. - Не возражаешь, если я попью?

Ифань торопливо кивает, даже не дослушав просьбу до конца.
Внимательно следит за тем, как младший делает пару глотков и облизывает свои невозможно розовые губы.
И только потом делает вдох, вспоминая, что организму для функционирования необходим кислород.

- Спасибо, - улыбается Исин, возвращая баночку.
Он хочет еще что-то сказать, но тут в аудиторию входит преподаватель, и парень спешит вернуться на свое место.

Ифань провожает его расстроенным взглядом и остается в одиночестве.
Лекция начинается, студенты вокруг шебуршат тетрадями и учебниками, а он все еще не может оторваться от изящной шеи, каштановых кудряшек на затылке, изредка мелькающей щечки с ямочкой.
Когда Исин склоняется над своими записями, Ифань переводит дух, и тут ему на глаза попадается кола.
Его вдруг как обухом бьет по голове: он с трепетом касается баночки, которая кажется еще теплой, и подносит ее ко рту.
Осознание того, что его губы находятся там же, где еще минуту назад были губы Исина, кружит голову.

Пока Ифань с прикрытыми от удовольствия глазами наслаждается непрямым поцелуем, Чжан Исин в паре рядов от него безуспешно пытается скрыть дьявольскую усмешку. На перерыве между двумя лекциями Исин достает из сумки леденец.
Ифань, не чувствуя подвоха, продолжает свою маниакальную слежку и даже игнорирует призыв парней сходить покурить: изящный профиль Чжана Исина успешно компенсирует его потребность в никотине.
Он понимает, что попал, когда разноцветная карамелька снова и снова ныряет в приоткрытый влажный ротик, а розовые губы скользят по тонкой белой палочке.
Вроде бы, ничего эротичного, забава почти детская, да только распаленному воображению это объяснять бесполезно - и Ифань едва сдерживает недовольный стон, чувствуя, как тесно стало в джинсах.

Исин рисует закорючки в тетрадке, изредка улыбаясь болтающему без умолку другу, и с удовольствием облизывает свою конфету.
Исин сосредоточен и не обращает ни малейшего внимания на то, какой эффект производит на несчастного однокурсника, стирающего выступивший на лбу пот.
Исин выглядит предельно невинным и при этом ужасно порочным, когда облизывает наверняка сладкие от растаявшей карамели губы.

Ифань косится на часы и сквозь ворох грязных мыслишек гадает, успеет ли он сунуть голову под ледяную воду до конца перерыва.

От леденца остается чуть меньше половины - от нервов Ифаня не остается ничего: он резко поднимается со своего места и мчится на улицу, нащупывая в кармане пачку сигарет.
Плевать, что преподаватель уже направляется к аудитории.
На все плевать, пока на сетчатке выжжена предательски яркая картинка того, как Чжан Исин играется с чупа-чупсом.

Руки здорово трясутся, так что зажечь сигарету удается даже не с третьего раза.
Ифань глубоко затягивается дымом, пытаясь успокоить свербящее в теле желание.
Еще одна пара, всего лишь пара, а потом он вызвонит одну из своих подружек или просто улыбнется какой-нибудь студентке - на территории института было немало мест для быстрого снятия напряжения.

Жаль, конечно, что сегодня не удалось вдоволь налюбоваться на этого очаровательного ангелочка... Как всегда, проклятый озабоченный мозг все портит! Как в тот раз, когда у них совпала физкультура, и вместо того, чтобы наслаждаться близостью Исина, он пытался остановить кровь из носа от вида едва прикрытого мокрой майкой торса. Вторая пара идет чуточку легче - Исин сидит спокойно, внимательно слушает преподавателя, тем самым лишая своего сталкера возможности увидеть что-то большее, чем затылок и идеально прямая спина.
Ифань медленно плавится на солнце, давно забив на лекции.
Наверняка по этому предмету у него будут проблемы в конце семестра, но куда страшнее то, что больше совместных с Исином предметов не предвидится.

Телефон вибрирует сотым сообщением, и блондин, наконец, сдается.
Обернувшись к друзьям, он вопросительно выгибает бровь - те едва не сходят с ума, чем-то чрезвычайно возбужденные, и неоднозначно тыкают в свои мобильные, призывая его ознакомиться-таки с горячей новостью.
Ифань фыркает на этот театр мимов, но послушно читает сообщение.
Смысл до него не сразу доходит - так всегда бывает, когда в предложении звучит то самое имя.

"Мы пригласили Чжана Исина и Лу Хана побросать мяч после занятий.
ТЫ НАШ ВЕЧНЫЙ ДОЛЖНИК! МУАХАХА!"

Ифань хмурится.
Побросать мяч - звучит достаточно безобидно.
Кругом будут люди, а на Исине сегодня рубашка и футболка - значит, непредвиденной обнаженки не будет.
Чанель не даст разговору сойти на нет, они наверняка повеселятся, потом можно будет проводить Исина до дома, попросить его номер, позвонить через пару дней и позвать в кино, а там уже просидеть с ним рядом в темноте целых два часа, касаясь его руки в ведерке с попкорном, а на следующий день...

Ифань судорожно сглатывает слюну от радужных перспектив и со счастливой улыбкой поворачивается к парням.
Те облегченно выдыхают, видя, как пугающая апатия отпускает их друга.

- Давно надо было это сделать, - цедит Тао сквозь зубы, улыбаясь Ифаню в ответ. - Смотри, какой он сразу довольный!

- Как ребенок, ей-богу, - Чанель с трудом сдерживает смех.
Его здорово интригует нерешительность старшего в отношении милашки Чжана Исина, который на поверку оказался вполне себе дружелюбным парнем, абсолютно адекватным, порой забавно зависающим.
Сам Чанель уже давно сблизился и с самим Исином, и с его ближайшим окружением, тем же Лу Ханом, белокурым няшечкой, раскручивающим на улыбку даже мрачного Тао.

- И как только Син Син не замечает этого психа? - ежится младший, наблюдая за тем, как Крис упирается пылающим взглядом в кудрявый затылок.

Чанель фыркает в ответ на подобную наивность.

========== /// 2 /// ========== Ифань растерян и себя больше не узнает.
Дружба с Чжаном Исином странным образом сказывается на его поведении, и он пока не уверен, что эти изменения к лучшему.

Да, они общаются сейчас почти постоянно, правда, редко когда наедине.
Да, теперь он знает об Исине куда больше и еще сильнее к нему привязан.
И да, каждая минута с ним похожа на сон.

Смущает другое.

Исин упоминает в разговоре, что обожает длинные волосы, особенно у блондинов, - и Ифань старательно отращивает свою, благо, уже осветленную шевелюру.
Привыкнуть сложно, но то, как нежно иногда тонкие пальчики младшего перебирают его пряди, компенсирует все неудобства.

Исин вскользь отзывается о паре интересных книг - и Ифань торопится их прочесть.
Он находит сюжет захватывающим, а мораль - глубокой, о чем сообщает младшему на следующий же день, пусть на них и пришлось потратить всю ночь, отчего под глазами круги.
В улыбке Исина он читает уважение и светится счастьем еще неделю.

Исину не нравится общество девушек - и Ифань сводит к минимуму присутствие оных на их совместных прогулках в кино или в клуб, из-за чего приходится распрощаться со многими номерами в телефонной книжке.
Да какие, к черту, девушки, когда Исин зовет его Фанем и звонит дождливыми вечерами, чтобы "просто поболтать под кофе"?!

Ифань по-настоящему пугается, когда Исин морщится от едкого сигаретного дыма.
Он решает для себя, что не позволит отобрать и эту вредную привычку тоже. Они сидят вдвоем на скамейке в сквере у института:

Исин погружен в книгу, Ифань - в созерцание его чудесного профиля.
Остальные должны вот-вот подойти, а после в планах значится подготовка к промежуточному тесту, для чего Чанель любезно предложил свою квартиру.

Ифань в который раз уже приглаживает растрепавшиеся на ветру волосы, жмурясь от яркого солнечного света.
Младший сидит совсем рядом, касаясь своей ногой его бедра, и от этого прикосновения его бросает в жар.
Он нервничает наедине с Исином по-прежнему, хоть сейчас у них и куда больше тем для разговора.
Он нервничает и тянет себя за волосы слишком сильно, путаясь в отросших прядях.
На его ворчание Исин поднимает голову от книги и улыбается:

- Давай я тебе помогу.

Ифань замирает, когда чувствует длинные пальчики, скользящие вдоль прядок.
Он вдыхает слишком резко, и сладкий карамельный запах Исина мгновенно наполняет легкие.
Как оказалось, Исин - тот еще сладкоежка, так что аромат конфет сопровождает его повсюду.

- Тебе что, косички плели?! - фыркает младший, аккуратно распутывая очередной узелок.

- Ну да... - еле дыша, признается Ифань.
Он сейчас вообще не способен на какую-либо мыслительную деятельность.
Слишком много всего испытывает его тело рядом с желанным парнем. - Девчонки... из группы... делать им было нечего!... - он не стал говорить, что и сам особо не сопротивлялся.
Ему нравится прикосновение к волосам, но тем девицам все-таки далеко до нежных ручек Исина...

Расслабившись, он не замечает, как хмурится младший, и вскрикивает, когда тот тянет за пряди изо всей силы.

- Что такое? - Ифань морщится от боли - Исин едва не выдрал ему целый клок.

- Ничего, - бубнит тот, отворачиваясь. - Дальше сам.
Когда уже парни подтянутся?!

Блондин чувствует себя несправедливо обиженным и с удивлением смотрит на такого же обиженного Исина.
Ему хочется продолжения скромной ласки, да и улыбка смотрится на красивом личике куда привычней, чем насупленные брови.

- Эй, - мягко зовет он младшего, - ну закончи уже то, что начал.
Мне самому неудобно...

Исин фыркает, недовольный:

- Не хочу!

- Почему? - Ифань понимает, что упустил что-то важное в разговоре.

- Твои волосы... - парень снова утыкается в книгу. - Они пахнут сигаретами... Мне не нравится...

- Серьезно?! - старший разочарован. - Ну ладно...

Проходит пара минут в напряженной тишине.

- Зачем ты вообще куришь? - Исин вдруг повышает голос.
Он все еще расстроен и находит причину для своего плохого настроения. - Отвратительная привычка! Мало того, что запах... Так еще и привкус горький... - он неодобрительно качает головой. - Представляю, как невкусно целоваться с курящим парнем! Губы горькие, язык горький... брр! - Исина ощутимо передергивает.

- Ну девушки же тоже курят... - оправдывается растерянный Ифань, но выходит не слишком убедительно.

- Да уж, думаю, если оба курят, то это еще ничего, - вслух размышляет младший, поднимая на него свой странный взгляд. - А если один курит, а второй... ну скажем, ест конфеты?! Одному из них совершенно точно не понравится!

И пока Ифань силится сообразить, каким путем двигается мысль его собеседника, Исин вдруг улыбается и хитро ему подмигивает:

- Вот спорим, что у меня губы сладкие, а у тебя нет?

- Что?! - сказать, что Фань удивлен, значит, ничего не сказать. - И каким образом... - но договорить у него не выходит.

Исин стремительно наклоняется вперед и замирает в каких-то миллиметрах от приоткрытого рта старшего.
Горячо выдыхает в его губы:

- Ну давай, лизни!

- А?! - это похоже на короткое замыкание - у Ифаня дергается уголок глаза, он снова забывает, как дышать, и только и может, что пялиться в широко распахнутые карие глаза напротив.

- Ну ты и тормоз! - смеется Исин и быстро проводит язычком по его губам.
Отстраняется, страшно недовольный. - Тьфу! Ну я же говорил! У тебя горькие поцелуи, Фань! Девушкам такое не нравится!

Блондин на автомате кивает, не слыша ни слова: в его голове происходит рождение сверхновой, не меньше, отчего перед глазами пляшут искры.
Он чувствует, как полыхает румянцем его лицо, и подозревает, что из ушей, как в мультиках, валит дым.
На губах остывает влажный след с карамельным вкусом.

Таким, абсолютно потерянным для реальности, Ифаня и застают друзья.
В ответ на вопросительные взгляды Исин только пожимает плечами, воплощение невинности.

Само собой, подготовку к тесту, да и вообще тест, Ифань проваливает.

Сигареты с этого момента заменяются на жевательную резинку со вкусом перечной мяты. Ифань не до конца понимает, что происходит.

Ничего существенно не изменилось, вот только во всем, что связано с Исином, появляется скрытый подтекст, и он не знает, что именно служит тому причиной.

Ребята часто оставляют их наедине, и если в мотивах Чанеля и Тао Ифань уверен на 100%, то странный смешок Лухана, машущего другу на прощание, наводит его на определенные мысли.

Исин часто касается его.
Ничего интимного, все в рамках этикета: поправить ворот, выбившуюся прядку, стереть с подбородка след от соуса - младший предельно вежлив и каждый раз спрашивает его разрешения, чтобы дотронуться.
Вот только, оказываясь в непосредственной близости от лица Ифаня, осознанно или нет, Исин облизывает свои невозможно розовые губы, и от одного воспоминания о произошедшем тогда, в сквере, мозг блондина дает сбой.

А еще Исин смотрит.
Подолгу, пристально, прямо Ифаню в глаза.
Просто смотрит и молчит, улыбаясь.
Ифаня сводит с ума этот его взгляд и многозначительное молчание, но он чувствует, что не имеет права спрашивать, ведь и сам нисколько не лучше.
Вместо откровенного разговора Ифань смотрит в ответ, хороня себя под тысячей противоречивых мыслей.

Откровенно говоря, он давно бы усмотрел в поведении Исина ответный интерес к его, Ифаневской, персоне, да только сам Исин при всех многочисленных намеках остается все таким же отстраненным, даже холодным.
Исин подчеркнуто равнодушен, и старшему даже в голову не приходит открыть ему свою сумасшедшую привязанность - а смысл, если и так понятно, что ответом будет "Прости, но нет"?! Так что Ифань держится на расстоянии и предпочитает интерпретировать эти намеки не в свою пользу.

В конце концов, Исин стал ему другом - глупо рушить подобное ради сомнительного успеха признания.

========== /// 3 /// ==========

Исин чувствует, что заигрался.

Все начиналось так невинно: обмен взглядами, эротичное поедание леденцов, случайные прикосновения - ему до дрожи нравилось дразнить Великого и Прекрасного Ву Ифаня, почему-то заинтересовавшегося не очередной красоткой на курс младше, а им, Чжаном Исином.

Син и не заметил, как умудрился подойти к Ифаню настолько близко.
Он винил во всем чрезмерно дружелюбного Чанеля и искушающего шалуна Лухана, но, по большому счету, виноват был сам.
Не стоило играть с огнем.

Исин не думал даже, что проникнется симпатией к надменному блондину и увлечется своим безрассудным флиртом, таким тонким, что не каждый заметит.
Ифань забавно краснел и сбивался с дыхания, стоило только сделать что-нибудь игривое, так что удержаться было практически невозможно.
Именно ради стыдливого румянца старшего Исин и позволил себе лишнего в том проклятом сквере! Поцелуй или нет, он подошел к краю слишком близко - и ему понравилось...

Теперь игры вышли на качественно новый уровень.
Прежде Син не чувствовал такого азарта, всего лишь желание повеселиться, но сейчас он живет ради учащенного пульса и расширенных зрачков Ву Ифаня.
Исин от слов переходит к делу, одну за другой помечая на своей личной карте эрогенные зоны старшего: мочки ушей, волосы на затылке, косточки на запястьях, ямочки на пояснице... Он невинно улыбается в ответ на пылающий, полный похоти взгляд - и потихоньку сходит с ума.
Потому что, как оказалось, чувствительное место самого Исина - весь этот чертов Ву Ифань! Идеальный с ног до головы, ослепительно яркий, подавляюще сильный, но такой нерешительный, что у Исина закипает кровь... Парни слишком уж увлекаются разговором за ланчем и опаздывают на совместную лекцию, после чего Син предлагает не ходить туда вовсе.
Ифань покорно улыбается, как всегда, готовый поддержать любое его начинание.
В присутствии младшего инициативность и лидерские качества стремительно покидают его блондинистую голову.

Они выбирают подоконник в одном из коридоров, и пока Ифань отписывается о причинах прогула переживающему за его успеваемость Тао, Исин отправляется за горячим шоколадом - погода подкачала, а в дождь ему всегда немножечко холодно.

Возвращаясь, младший застает своего друга за недвусмысленным занятием:

Ифань с блаженной улыбкой прижимается щекой к подкладке исиновской кожаной курточки, погруженный в чудесный запах и свои мысли настолько глубоко, что появление хозяина вещи остается незамеченным.
Исин теряется перед столь очевидным проявлением симпатии и пару минут просто смотрит на увлеченного старшего.
Да, он и раньше догадывался, что не безразличен Ву Ифаню, но сейчас на красивом лице написан такой восторг, что сомнений не остается вовсе.

Это, странным образом, смущает...

"Приятно", - мурлычет Исин мысленно, заливаясь густым румянцем.
Осознание того, что блондин реагирует так бурно не на всех подряд, а именно на него, раскрашивает пасмурный день яркими красками.

На какой-то короткий миг он даже хочет подойти и признаться в ответном чувстве - но глупость никогда не входила в список недостатков Чжана Исина.
Где гарантия, что, наконец заполучив его, Ифань не потеряет интерес? От одной мысли о возвращении надменного красавчика на место неуверенного и смущенного старшего Исину становится не по себе.
Поэтому он сдерживает свой благородный порыв и надевает привычную хитрую маску.

- Классный у меня одеколон, правда? - преувеличенно громко спрашивает парень, вплотную приблизившись к подоконнику.

Ифань мгновенно замирает.
Злополучная куртка по-прежнему в его руках, голову кружит сладкий аромат ее владельца, адекватных оправданий на ум не приходит.

Исин прячет усмешку:

- Но, если честно, твой мне нравится намного больше, - он делает шаг и всем телом прижимается к напряженной спине Ифаня, зарывается носиком в его светлые волосы, шумно выдыхает. - Чудесно! Я хочу себе такой же шампунь!

Старший только и может, что хлопать ресницами, крепко вцепившись в подоконник.
Исин снова слишком близко, маленький бесцеремонный чертенок, так что с рассудком можно попрощаться.
Ифань хватает ртом воздух, чувствуя предательский румянец, и проклинает свою слишком уж обострившуюся чувствительность.

Он так погружен в себя, что не замечает очевидного: прижимающийся к нему Исин дышит так же громко и выглядит ничуть не менее потерянным.
Следует сделать что-нибудь, как всегда, невинное и двусмысленное, чтобы разорвать уже эту пугающую эмоциональную слабость, но сильное тело Ифаня источает такое чудесное тепло, что хочется придвинуться еще ближе.

Оказывается, близость старшего согревает в дождливый день куда приятней, чем позабытый горячий шоколад.

Исин справляется с собой первым.
Понимая, что молчание слишком уж затянулось, он с протяжным стоном отстраняется от уютной широкой спины:

- Как же я хочу спать! Терпеть не могу слякоть - от нее меня одолевает сонливость...

Ифань кивает в ответ, в его глазах пустота.
Он думает о том, что оставаться наедине с Исином - все-таки не самая удачная идея.

- Эй, ты меня слушаешь? - младший преувеличенно громко смеется, и это помогает Ифаню стряхнуть с себя магию его прикосновений.

- Что? - он растерянно улыбается и ерошит волосы. - Прости, я задумался.

- Я спросил, не хочешь ли пойти по домам, - Исин улыбается в ответ, стараясь удержать свои непоседливые ручки подальше от его растрепанной шевелюры - хватит с Ифаня потрясений на сегодня. - Все равно поиграть не удастся.

Старший лишь пожимает плечами, согласный, как и всегда, абсолютно на все.

========== /// 4 /// ==========

Но Ву Ифань, пусть и безнадежно влюбленный, все равно остается Ву Ифанем, что приходится весьма кстати, ведь причина его бессонных ночей явно не собирается удовлетворять разожженное им самим желание.

Да, девушки не приносят прежнего удовлетворения, как и мальчики, впрочем, - им всем далеко до Чжана Исина.
Да, он уже устал от собственного воображения, представляя на месте очередного извивающегося под ним тела того самого человека.
И да, желание владеть именно Исином никуда не уходит.
Но Ифань не может бороться с собой и уверенно пополняет список экзотических мест для секса собственным примером.

Он не видит темного пламени в карих глазах своей одержимости, когда скрывается с хихикающей девицей в подсобке за спортзалом или в туалете ночного клуба. - Фань, давай сегодня поработаем над проектом у меня? - Исин смущенно улыбается, пряча влажный взгляд под густыми ресницами и неосознанно рисуя узоры на полях своей тетради.
Он уже немного соскучился по старшему, по далеко зашедшим шуткам и яркому румянцу в ответ.
Нет, Ифань не избегает его, просто теперь они проводят вместе куда меньше времени. - Закажем пиццу, а потом можем посмотреть фильм...

- Прости, - блондин выглядит виноватым, - я бы с радостью, но у меня планы на вечер, и... - трель его мобильного прерывает разговор, Ифань шепчет извинения и отвечает на звонок. - О, привет.
Да, конечно, я все помню.
Давай только без алкоголя - тебе пьяной просто сносит крышу, а я не готов рисковать своей драгоценной шкуркой, даже ради хорошего секса!

Исин замирает, так и не закончив очередной узор.
Низкий смех сидящего рядом парня выбивает из него дыхание, от злости выступают слезы.
Ах так, да, Ву Ифань?! Отлично! Просто прекрасно!

- А вот и мы, - наконец-то возвращаются со своего законного перекура Чанель и Тао, которые, в отличие от вовсю флиртующего Ифаня, оценивают ситуацию правильно:

Исин выглядит бледным, взволнованным и ужасно раздраженным.
Все симптомы ревности налицо, но друзья не успевают подколоть его или хотя бы обратить на это внимание Ифаня.

Исин вскакивает и, подхватив свою сумку, мчится к выходу из аудитории, на пороге сбивая с ног зазевавшегося одногруппника.

- Куда это он? - хмурится закончивший разговор блондин и немедленно получает увесистый подзатыльник от злого, как черт, Тао. - Да за что?!

- Ты идиот, - вздыхает Чанель, падая на освободившееся место. - Догони его сейчас же, ловелас недоделанный.

- А что случилось? - Ифань послушно поднимается, но еще не решается двигаться в заданном направлении. - Ему стало плохо?

- БЕГОМ! - рычит Тао, обиженный на друга, пожалуй, даже сильнее Исина. - И не появляйся мне на глаза, пока все не исправишь!

Старший хмурится, недовольный подобным отношением, но все же проникается атмосферой и выскальзывает из аудитории прямо перед носом преподавателя.
Он понятия не имеет, куда мог деться Исин, причина его бегства также остается за гранью понимания.
Все, что остается, - это бесцельно шататься по пустым коридорам в поисках знакомой худенькой фигурки.

Исин находится неожиданно быстро: он как раз поднимается по лестнице, расстроенный, когда его замечает Ифань.

- Син Син! Подожди! - блондин с облечением улыбается, но тут понимает, что Исин прибавил скорость, явно не желая с ним встречаться. - Да что происходит?!

Он в пару гигантских шагов оказывается на нужном лестничном пролете и хватает друга за руку, раздосадованный его детским поведением:

- Эй, куда ты так спешишь? Что-то... - договорить ему не позволяют полные слез карие глаза, с откровенным вызовом смотрящие в его собственные. - Ой.

- Ну догнал ты меня, и что теперь?! - шипит Исин, вырывая свою руку. - Ты хоть понял, почему я ушел?!

- Ну... Я... - у Ифаня есть несколько предположений, но они настолько лестны и настолько маловероятны, что высказать их он не решается. - У тебя что-нибудь болит?

- Да иди ты к черту, Ву Ифань! - младший срывается на крик и собирается уже бежать дальше, но его в последний момент останавливает сильная рука блондина.

- Успокойся, - шепчет Ифань в кудрявую макушку, крепко прижимая к себе сопротивляющегося парня. - Дыши глубже.

Исин дрожит от бешенства, упираясь ладонями в твердую грудь, к которой его так бесцеремонно притянули.
Он настолько зол сейчас, что наверняка сделает какую-нибудь глупость - вот почему так важно оказаться подальше от Ифаня как можно скорее.
К счастью или сожалению, старший не дает ему это сделать.

- А ты помнишь про наш спор? - вдруг неуверенно спрашивает Ифань, судорожно выуживая из воспоминаний тот знаменательный день в сквере.
Исин в его объятиях дергается и замирает. - Ну тот, про поцелуи? Ты сказал, что твои губы слаще моих, помнишь?

- К чему ты об этом? - голос младшего обманчиво тих.

- Так вот, - Ифань набирает воздуха в легкие и частит на одном дыхании. - Ты мои попробовал, а я твои - нет, так что спор ты не выиграл, это было нечестно, предлагаю повторить, только теперь уже по справедливости.
И чур, я первый.

Исин поднимает на него шокированный взгляд и не находит ни одного возражения.
Пока он силится хоть что-то ответить, старший решительно кивает своим доводам и наклоняется к его лицу.
Если честно, он и сам до конца не уверен, что посмеет прикоснуться к полным розовым губам Исина, уж точно не тогда, когда младший так растерянно пялится прямо ему в глаза.
Все, на что пока хватает его смелости, - это спустить руки на тонкую талию вдруг переставшего сопротивляться парня и провести кончиком носа по бархатистой щеке.

- Спор есть спор, - выдыхает Исин и - о боже - закрывает глаза, подставляя дрожащие губки.
На его лице написана такая очаровательная покорность, что Ифань не удерживается от томного стона и крепче прижимает его к себе. - Давай.

Старший осторожно касается кончиком языка приоткрытых губ, изо всех сил сдерживаясь.
Ну конечно, Исин потрясающе сладкий на вкус! Кто вообще мог в этом сомневаться?! Поцелуй, если это мимолетное прикосновение можно так назвать, остается в его памяти тягуче-нежной карамелью.
Ифань отстраняется с мыслью "Теперь не жалко и умереть" - и замирает в полнейшем замешательстве.

Исин сейчас - воплощение ничем не прикрытого желания: пылающий на скулах румянец, влажный соблазнительный ротик, глубокий порочный взгляд и неровное дыхание.
Исин выглядит настолько развратно, что Ифань заводится с пол-оборота и забывает о своей хваленой выдержке напрочь.
Он толкает парня к ближайшей стене и немедленно прижимается следом, втискивая колено между стройных ног.

Худенькое тело младшего сотрясает крупная дрожь, он почти отчаянно цепляется пальчиками за плечи Ифаня, то ли притягивая его ближе, то ли пытаясь оттащить от себя.
Блондину, в принципе, уже все равно - ему, наконец, открыт доступ к длинной нежной шее, чем он и пользуется, целуя и прикусывая идеальную кожу.
Где-то на задворках сознания бьется мысль в духе "Ты еще пожалеешь, Ву Ифань, озабоченная скотина!", но Исин так сладко, еле слышно стонет, что сожалению места не остается.

- Фань... - шепчет младший, зарываясь пальцами в длинные светлые волосы. - Мы... нас... могут увидеть... - ему хорошо, и голова идет кругом, но о реальности забывать все же не стоит.

- Ты прав, - торопливо соглашается Ифань и оставляет красное пятнышко на изящной ключице.
Потом отстраняется и заглядывает в раскрасневшееся лицо Сина. - Ты чертовски прав.

Он пытается взять себя в руки, судорожно соображая, насколько далеко они зашли и как это можно адекватно объяснить.
На автомате поправляет сбившуюся футболку младшего и приглаживает его растрепавшиеся локоны, а сам торопливо продумывает извинения.
Но речь все никак не выстраивается, потому что мысли спотыкаются о жалобное "Я люблю тебя" - единственную истинную причину всего этого сумасшествия.

Исин наблюдает за ним с растерянной улыбкой и ярким румянцем.
Фань, кажется, и сам не замечает, как бормочет это самое "Я люблю тебя" себе под нос, смущенно опустив голову.

- Правда любишь? - тихо хихикает он, отчего старший испуганно вздрагивает. - Не врешь?

- Что? - Ифань соображает, не поздно ли притвориться идиотом и перевести все в шутку, но в карих глазах Исина он не видит гнева или отвращения, так что решает рискнуть. - Нет, не вру.

Он старается выглядеть как можно уверенней, даже с полыхающим от смущения лицом.
Что случилось - то случилось, раскаиваться и жалеть глупо.
Кто знает, может, теперь...

- Я рад, - Исин осторожно касается его щеки кончиками пальцев и улыбается своей самой лучшей улыбкой.

Ифань открывает рот, потом закрывает. "Слишком хорошо, чтобы быть правдой" - пожалуй, лучшее описание его состояния.

Сомнения развеиваются одним-единственным поцелуем: младший подается вперед и прижимается к его губам, пряча счастливый блеск в глазах под густыми ресницами.

========== /// 5 /// ==========

Исин отстраняется, захлебываясь воздухом.
Он с трудом держится на ногах, его пульс, кажется, слышен даже в кабинете ректора, а судорожные вдохи - и вовсе на институтской парковке.
Но Ифань не собирается давать ему ни единого шанса прийти в себя, поэтому немедленно притягивает младшего к себе и целует снова, еще глубже и требовательней.

- Фань, пожалуйста... - хнычет Исин, когда жар в теле становится невыносимым. - Отпусти... Скоро пара кончится...

Его голос немного отрезвляет разошедшегося Ифаня - блондин затуманенным взглядом скользит по очаровательному румяному личику и облизывается.

- Да-да... - послушно соглашается он с растрепанным парнем, но из своих рук не выпускает. - Нам следует поискать другое место...

Исин не успевает сказать, что вообще-то он имел в виду совсем не это, потому что его снова затыкают поцелуем.

- Ну Фааань!... - оттолкнуть от себя высокого, да и вообще куда более сильного старшего не представляется ему возможным, так что остается только ныть, жаловаться и уповать на то, что мозг Ифаня возобновит свою нормальную деятельность.

- Хорошо, я понял, - тот наконец-то делает шаг назад, позволяя Исину вздохнуть, но тут же хватает его за руку и тащит за собой. - Не волнуйся, я что-нибудь придумаю.

Младший фыркает - он волнуется совсем не об этом.

Им бы поговорить толком, все-таки не самая простая ситуация, да и Син еще ничего не ответил на недавнее смущающее признание.
Но Ифаня, кажется, это совершенно не волнует - он лишь теснее сжимает пальцы вокруг тонкого запястья и перебирает в уме заветные уголочки, где им точно никто не помешает.
Разговор стоит в списке желаний Ифаня на последнем месте.

Исин послушно следует за явно перевозбужденным парнем, надеясь, что смена декораций остудит его голову.
Но надежда на это стремительно тает, когда младший понимает, куда его ведут.

- Туалет?! Серьезно?! - Исин так возмущен, что даже теряется на секунду перед наглостью этого чертового извращенца.
Секунды Ифаню вполне хватает на то, чтобы проверить кабинки и втиснуть их обоих в самую последнюю. - Даже и не думай, Ву Ифань!

Блондин очаровательно улыбается, а после возобновляет свои полубезумные поцелуи, от которых у абсолютно адекватного и, к слову, очень злого Исина голова идет кругом.

Чувствуя горячие губы на своей шее, ловкие пальцы - под футболкой, младший торопливо дышит и пытается удержать остатки разума.
Это не то место, в котором ему хотелось бы испытывать столь сильные чувства, конечно, не то!... Но Ифань, будь он проклят, настолько нежен, что обстановка медленно теряет свое значение.

- Подонок, - шепчет Исин, закрывая глаза и выгибаясь в сильных руках. - Ненавижу тебя...

- Да? А я вот тебя люблю, - Ифань улыбается в поцелуи, пьяный своей вседозволенностью и возможностью прикоснуться к желанному телу. - Очень люблю... Просто безумно... Уже давно... И только тебя...

Его низкий хриплый голос просто сводит с ума, и Исин едва сдерживает протяжные стоны.
Он не сразу осознает, что футболки на нем уже нет, а настойчивые руки Ифаня возятся с ремнем на его джинсах.

- Ну уж нет! - такое быстрое развитие событий отрезвляет получше пощечины.
Младший резко отталкивает полностью поглощенного процессом блондина. - Перестань, я тебе говорю!

Пару мгновений они пялятся друг на друга, тяжело дыша.
Ифань недоуменно хмурится, замечая в карих глазах гнев, а потом до него доходит:

- А, ясно! - он пошло усмехается. - Хочешь, поедем ко мне?

В следующий момент ему в лицо летит маленький, но сильный кулачок.

- Придурок! - Исин вылетает из туалета, натягивая футболку, преисполненный справедливого негодования. - Да чтоб я еще когда-нибудь!..

Ифань растерянно вытирает тыльной стороной ладони кровь с разбитой губы.
Он запоздало понимает, что где-то по пути принял неверное решение.
Знать бы еще, где... Лу находит друга на балконе - Исин кутается в безразмерную толстовку и свирепо откусывает большие куски от длинной зефирной косички с единорогами на яркой упаковке.
Предположительно, именно так младший справляется со стрессом, поэтому Лухан тяжело вздыхает и притягивает его в свои объятия.

- Он того не стоит, ты же знаешь, - успокаивающий тон, к сожалению, только подстегивает негодование Исина - тот обиженно фыркает:

- А никто и не спорит! Я с самого начала ничего серьезного не планировал! Поиграли - и хватит!

Лу послушно вцепляется зубами в предложенный зефир.

- Чанель и Тао спрашивали о тебе.
Я сказал, ты почувствовал себя не очень, вот и отлеживаешься дома.

- Да уж, - младший расстроенно выдыхает, - они классные... Я хотел бы и дальше с ними общаться... - по непонятным причинам у Исина не так уж много друзей, и потому каждый новый стоит особенно дорого. - Как думаешь, это не будет слишком странно?

Лу ласково улыбается в ответ на его несчастный взгляд и качает головой:

- Нет, Исинки, совсем нет! У меня сложилось впечатление, что ты нравишься им куда больше Ифаня.
Так что закругляйся со своей депрессией и ложись баиньки - завтра я тащу тебя в институт.

- Лаадно, - покорно тянет Син, комкая шуршащую обертку. - Черт, ну ты и идиот! - Чанель, наверно, никогда не устанет веселиться, потешаясь над убитым лицом старшего. - Будь я на месте Син Сина, вообще сломал бы тебе нос, маньяк хренов!

- Да понял я уже! - Ифань в который раз вскипает гневом, но обвиняющий взгляд Тао, молча презирающего его из другого конца комнаты, не позволяет ему забыть о своем паскудном поступке. - Давайте сменим тему, идет?!

- На какую, интересно?! - Чанель только фыркает в ответ. - Да последний месяц ты только и болтал, что о Чжане Исине! Я уже не помню, когда слышал от тебя что-то другое! - он обреченно качает головой. - Черт, надо ж тебе было все запороть...

Ифань недобро хмурится, хрустя костяшками пальцев.
Его терпение не бесконечно, особенно в этом конкретном случае: слишком уж свежо воспоминание о прекрасном личике Исина, выражение которого за секунду поменялось с возбужденного до взбешенного.

Старший относительно быстро сообразил, в чем прокололся, но извиняться было уже не перед кем.
Исин не появляется на парах уже третий день, и никто не желает говорить блондину, где он живет.
Бездействие сводит Ифаня с ума, а любимые друзья все только усугубляют.

- Повторим еще раз, для закрепления пройденного материала, - Чанель бесцеремонно закидывает длинные ноги на ифаневский стол и возводит очи к небесам. - Ты был не прав, потому что..?

- Поторопился, - неохотно отвечает Ифань, сдерживая раздражение.
Тяжелая рука Тао не раз приложилась к его затылку, чтобы этот урок он усвоил как следует.

- Син Син ударил тебя, потому что..?

- Он не такой, как мои предыдущие пассии, - с этим Фань абсолютно согласен. - И еще он никогда прежде не встречался с парнями так что, возможно, испугался... - а вот за это ему по-настоящему стыдно: стоило раньше выяснить детали личной жизни младшего, а не вестись слепо на его детский очаровательный флирт!

- Хорошо, - Чанель удовлетворительно кивает. - Когда ты в следующий раз встретишь Син Сина, ты..?

- Не буду набрасываться на него с извинениями, - Ифань медлит, припоминая, что там было дальше, - эээм... Ах да! Тихо и вежливо попрошу его встретиться и поговорить.

- И вы будете говорить о..?

- Нас, - одно коротенькое слово ввергает блондина в суеверный трепет, он не может сдержать улыбку, просто думая об этом.
Исин ведь не сказал ему нет! Значит, надежда еще есть!

Тао с тяжелым вздохом поднимается на ноги:

- Я пошел отсюда.
Не могу смотреть на его довольную физиономию.

- Подожди, - Чанель вскакивает следом. - Пойдем вместе! - уже на пороге он оглядывается на старшего и показывает ему язык. - Не скучай тут, Ромео.
Мы вернемся, когда твоя Джульетта сменит гнев на милость.

Квартира пустеет, и Ифань этому только рад.

========== /// 6 /// ==========

Исин зол и расстроен ровно до того момента, в который встречается взглядом с несчастными, полными неподдельного раскаяния глазами Ифаня.
Мысль "Ненавижу этого ублюдка!" плавно сменяется на "Хм, а это уже интересно...", и Син с некоторым стыдом признает за собой определенные садистские наклонности.

- Чего это ты улыбаешься? - с подозрением интересуется Лу, косясь на довольную мордочку своего еще пару мгновений назад депрессирующего друга.

Исин лишь пожимает плечами, а после направляется прямо к застывшему на том конце коридора Ву Ифаню.
Блондин следит за его приближением со страхом и надеждой, мысленно обещая своему богу уйти в монастырь, если Исин сейчас согласится забыть о его кретинизме и начать все сначала.
Правда, обещание приходится взять назад, когда он видит, как младший соблазнительно прикусывает свою полную нижнюю губку, глядя на Фаня из-под густых ресниц.
Альтернативную сделку Ифань предложить не успевает - все мысли вылетают из головы, когда он слышит мелодичный голос своей одержимости:

- Доброе утро, Фань, - Исин улыбается сладко и всепрощающе. - Слышал, ты искал меня.

- А? Да... - старший стряхивает с себя его чары и судорожно припоминает недавние уроки. - Я просто хотел... Ну... Извиниться и...

- Извиниться? - Син недоуменно округляет глаза. - За что?

Ифань несколько теряется:

- Но ведь... я... чуть не заставил тебя... эээм... ну ты понимаешь, - он против воли краснеет, прикрывая пах сумкой.
Черт бы побрал это услужливое воображение и нежный карамельный аромат от стоящего слишком близко парня!

Исин с трудом сдерживает смех, до боли прикусывая язык.
Блондин выглядит непривычно милым и смущенным - зрелище поистине бесценное.

- Глупость какая! Никто меня не заставлял, - фыркает младший и вдруг делает шаг вперед, оказываясь почти вплотную к судорожно сглотнувшему слюну парню. - Вообще-то... - он понижает голос до чувственного шепота.
Тонкий пальчик медленно скользит вниз по часто вздымающейся груди, цепляя пуговички на дорогой рубашке. - ...я и сам давно хотел... - жаркий выдох. - ...попробовать...

На мгновение Ифань едва не теряет сознание от силы ударившего в голову желания.

- П-правда? - бормочет он, как в тумане, наклоняясь к пухлым розовым губам.
И плевать ему, что они посреди забитого студентами коридора! - Ну тогда...

Исин ловко уворачивается от поцелуя и грозит ему тем самым пальчиком, прикосновение которого еще горит на коже под тканью рубашки:

- Нет-нет-нет, Ву Ифань, держи себя в руках!

Он выглядит действительно недовольным, и это немедленно приводит старшего в чувство.

- Прости, - вздыхает блондин, виновато потупившись. - Я не хотел.

- Не хотел? - Син все-таки не сдерживает улыбку - высокий красавчик, на днях едва не соблазнивший его в мужском туалете, сейчас больше напоминает маленького провинившегося мальчика, чем главного сердцееда всего курса.

- Да, я... - Ифань ерошит волосы на затылке и делает глубокий вдох. - Я что-то не очень соображаю сегодня... Плохо спал.

- Понимаю, - сочувственно кивает младший, краем глаза замечая приближающихся к ним Чанеля и Тао.
Следует торопиться, если план все еще в силе. - Так вот, насчет "попробовать"...

В темных глазах блондина мгновенно разгорается пламя - и милашка Фань переходит в режим альфа-самца, растягивая губы в соблазнительной усмешке:

- Ах да, - у него даже голос становится ниже, приобретая какие-то новые бархатные нотки.
Син с дрожью припоминает прошлый раз, в который он слышал этот голос, и с трудом удерживается на ногах.
Не у одного старшего тут отличное воображение. - Правильно ли я понял, что ты хочешь попробовать секс с парнем?

Исин кивает:

- Правильно, - он оглядывается и спешит закончить разговор, - но давай обсудим это в другой раз, идет?

Ифань тоже замечает друзей:

Чанель даже спотыкается от почти осязаемой ненависти в его взгляде.

- Идет, - шепчет он Сину, пробегаясь пальцами вдоль его позвоночника, и с широкой фальшивой улыбкой приветствует парней. - Умеете вы момент выбрать!

- Здравствуй, Син Син! - Чанель игнорирует сарказм, да и вообще старшего, сияя позитивом для одного конкретного человека. - Рад, что ты выздоровел! Мы скучали!

Исин благодарно улыбается ему и Тао:

- Я тоже скучал, - быстрый взгляд на часы, - но поболтать мне уже некогда.
Увидимся за ланчем!

Он растворяется в толпе, морщась от уколов проснувшейся совести.

Чанель одобрительно ворчит и гладит Ифаня по голове:

- Надо же, каким ты бываешь умницей, когда хочешь! Не знаю, что ты сделал, чтобы вернуть его расположение, но я горжусь тобой!

Старший фыркает и только тут понимает, что прощение заслужить было уж слишком легко... - Син, ну что за бред?! - стонет Чонин, отбиваясь от настырного старшего. - Я не собираюсь этого делать!

- Пожалуйста, - Исин старательно корчит свою самую милую мордашку, хоть и знает, что на друге это не работает. - Мне очень нужно! Да что тебе стоит, в конце-то концов?!

- У меня уже есть парень, - напоминание, вообще довольно своевременное, Сина совершенно не впечатляет.

- Это тут совершенно не при чем, - он уверенно тащит младшего за собой. - Я не предлагаю тебе ничего такого, просто розыгрыш, не более.

- Син, ты меня пугаешь, я все Лу расскажу! - Чонин на самом деле давно сдался, ведь Исин очень редко просит об услуге, но лихорадочно-возбужденное состояние друга его не на шутку беспокоит.
Да и сама просьба, мягко говоря, специфическая! - И вообще, почему именно я?!

- Потому что ты классный, - совершенно искренне отвечает старший, одаривая его своей чудесной улыбкой. - Идеальный подставной бойфренд.
Просто конфетка! Ифань с ума сойдет!

Чонин, успевший расслабиться от комплимента, снова настораживается:

- А этот твой Ифань мне морду не набьет?! Ну... за подобные розыгрыши?

- Да перестань ты дергаться, в самом деле, - вздыхает Син, которому уже надоело тащить за собой по инерции упирающегося парня. - Заткнись и топай! Мы опаздываем.

"Урок по сексуальному воспитанию от Ву Ифаня", как он называет грядущее событие про себя, назначен на самую последнюю пару, то есть в восемь.
В это время в институте остаются только неудачники с дурацким расписанием и активисты, посещающие различные секции.
Сам Исин обычно танцует, на пару с Чонином, а у Ифаня как раз заканчивается баскетбольная тренировка.
Место выбрал младший: идти в квартиру к Ифаню или пускать его к себе он отказался наотрез, вместо этого предложив подсобку в зале студсовета, в которой имелись и диван, и закрывающаяся на замок дверь.
Ифань на это оптимистично заметил, что там у него еще ни разу не было.

- А зачем он тебя там ждет? - догадывается поинтересоваться Чонин уже перед нужной им аудиторией.

- Да так, - отмахивается Син, поправляя его черные локоны. - Ты, главное, ничему не удивляйся и со всем соглашайся, понял? - и, получив в ответ неуверенный кивок, он с дьявольской улыбкой открывает дверь.

========== /// 7 /// ==========

Ифань ждет.

Странно, но он не чувствует радости - скорее страх.
Теперь, когда исполнение самых заветных желаний так близко, он никак не может поверить в то, что это правда.

В комнате темно от подступивших сумерек и немного душно.
Диван совсем новый - так вот на что идут членские взносы студсовета.
За стеной иногда, очень редко, слышны голоса, что, в принципе, ничуть не мешает.

Ифань приглаживает еще мокрые после душа волосы и начинает расстегивать пуговицы на рубашке.

Странно, но... он почему-то не уверен... что хочет видеть Исина... в этой комнате...

Есть в происходящем что-то неправильное.
Ему всегда казалось, что младший не от мира сего.
Слишком тонкий, нежный, легкий... Разве кто-то вроде него может соблазниться торопливым сексом в подсобке?.. Разве Син не хочет большего? Лучшего?

Ифань хмурится своим мыслям и поглядывает на часы.

Его рубашка уже расстегнута, когда дверь, наконец, открывается.

- Опаздываешь, - вздыхает он, поворачиваясь на свет, и тут же застывает: на пороге стоит чертовски красивый темноволосый парень, а позади него, обвив стройную талию тонкими руками, невинно улыбается Син.

- Прости, мы задержались, - младший кладет острый подбородок на плечо друга и прижимается своей чудесной ямочкой к его щеке. - Мы больше так не будем.

- Кто это? - блондин придирчиво разглядывает незнакомца, чуть смущенного, но при этом неуловимо дерзкого. - Разве мы не собирались ..?

- Ах да! Как невежливо с моей стороны, - Исин берет младшего за руку, переплетая их пальцы, и тянет к центру комнаты, ближе к Ифаню. - Его зовут Чонин, и мы встречаемся, - Син запинается, - чуть больше месяца.
Так ведь? - он нежно улыбается своему парню, и тот торопливо кивает.

- Что? - Ифань хмурится.
Ему, кажется, послышалось. - Вы с ним... что?!

- Встречаемся, - мелодичный голос звучит слишком приторно. - Но мы оба совсем неопытны, поэтому... до дела у нас так и не дошло... - Син прикусывает нижнюю губку, игриво глядя из-под густых ресниц.

Фань в замешательстве ерошит влажные волосы.
Причин не верить у него как будто бы нет, но... Они ведь с Исином так сблизились... Он бы наверняка заметил, если бы у того появился парень... Разве нет?!

- А от меня ты тогда чего хотел? - вопрос кажется Ифаню абсолютно логичным и довольно болезненным. - Если у тебя есть парень, тогда зачем ты флиртовал со мной?

Исин фыркает и пожимает плечами:

- Почему бы и нет? Чонин не против моих игр, - он легко касается губами высокого лба друга. - Лишь бы я слишком далеко не заходил.
Так ведь, милый?

Чонин смотрит на старшего с плохо сдерживаемым смехом - Син сейчас настолько не похож на себя настоящего, что его так и подмывает заснять происходящее на камеру и пополнить свою коллекцию для шантажа.
Но вместо этого он послушно кивает и крепче прижимает к себе своего парня.

- Исинки может общаться, с кем хочет, я не против, - его голос звучит хрипло и довольно мужественно, так, что даже сам Чонин верит, что он в этих подставных отношениях сверху. - Он все равно возвращается ко мне.

Ифань с трудом отводит взгляд от их соприкасающихся тел.
Ситуация его несколько... тревожит.
И дело даже не в ревности, такой острой, что пальцы сводит, и совсем не в разочаровании, пугающе горьком.
В конце концов, Исин никогда ему не принадлежал - мысль неприятная, но отрезвляющая.

Ифаня тревожит, по-другому не скажешь, насколько этот бойфренд соответствует очаровательному и во всех отношениях уникальному Исину.
Понимает ли он до конца, кем владеет, кого ему удалось заполучить, как ему повезло?! Разве малолетка вроде него способен дать Сину то, чего он заслуживает?! Красивый, да.
Но достаточно ли сильный? А что, если этот Чонин (или как его там) все испортит и навсегда отобьет у Исина желание встречаться с парнями?!

Ифань не может так рисковать.

- Я так понял, - он улыбается младшим с несвойственной ему мягкостью, - вы пришли ко мне, чтобы взять пару уроков? Правильно?

- Уроков? Каких еще... - Чонин не успевает, как следует, удивиться - ему закрывает рот узкая прохладная ладошка.

- Все верно, - Исин сияет ангельской улыбкой, хотя внутри закипает гнев.
Не такую реакцию он хотел увидеть! Он ожидал бешенства, злости, уязвленной гордости - чего угодно, но только не понимания. - Научишь нас?

- Для тебя, - Фань выдыхает, решаясь, - все, что угодно.

Он уже представляет, как именно будет идти этот самый процесс обучения: два стройных гибких тела сплетаются в жарких объятиях, а он, как полнейший неудачник, сидит с унылым видом в уголке и раздает советы, сжимая в кулачке стояк.
Чудесно, Ву Ифань, просто чудесно! И как тебя только угораздило втюхаться по уши в чужого парня?!

"Ну... - включается во внутренний нецензурный монолог Вечный Оптимист. - Ты хотя бы поприсутствуешь!"

Чонин, наконец, справляется с затыкающей его ладонью и набирает воздуха в легкие.
Ему есть, что сказать другу по поводу идиотского розыгрыша над человеком, который, очевидно, к нему неравнодушен.
Но младший останавливается, не успев начать, когда понимает, что Исин пребывает в полнейшем шоке.

- Дурачок, - шепчет он на ухо застывшему с открытым ртом другу и широко улыбается Ифаню. - Ладно, я, пожалуй, пойду.
А вы тут разбирайтесь.

Когда за ним закрывается дверь, Исин выходит из прострации - и мгновенно заливается густым румянцем.

- Вот же маленький гаденыш... - бормочет он, мстительно сжимая кулаки. - Предатель!

Фань ошеломленно хлопает ресницами, недоумевая.
Младший выглядит смущенным и расстроенным, что, безусловно, очень мило, но... неуместно.
Тот, кто способен так краснеть, ни за что не осмелится попросить об уроке секса с парнем в подсобке студсовета.

- Син, - неуверенно интересуется он, - что происходит?

Исин поднимает виноватый взгляд на блондина.
Розыгрыш не удался, очевидно.
Хорошо это или плохо, но Ифань по отношению к нему предельно серьезен, раз даже согласился на подобную авантюру.

"Или он - конченый извращенец!" - у Сина пылают уши при мысли о том, как бы Ву Ифань обучал его и Чонина.

- Прости, - шепчет младший тихо, прижимая ладони к горящим щекам, - думаю, я слегка переборщил.

Ифань хмурится.
Нет, вообще-то он не тормоз, но в присутствии этого конкретного человека у него слегка перемыкает в мозгу.
Что просто выводит его из себя!

- Правильно ли я понимаю, - попытка - не пытка, можно же проверить свои предположения, - что Чонин - не твой парень?

- Не мой, - Исин жалко улыбается. - Я, конечно, придурок, раз решил разыграть тебя подобным образом, но... - он медлит, выдыхая, и вдруг взрывается. - Но ты сам в этом виноват! Меня никогда еще так не оскорбляли! Это надо же такое выдумать - секс в туалете! Как будто я - перебравшая девица в зачуханном баре! С ума сойти можно! Да я же... - у Исина еще много претензий, но он буквально давится ими всеми, когда видит на лице старшего счастливую улыбку.

- Не пугай меня так больше! - Ифань в пару шагов оказывается рядом и впивается в его соблазнительный рот жестким поцелуем.

- Эй, притормози! - Син с трудом отстраняется, чтобы глотнуть воздуха, и краснеет еще сильнее под жарким взглядом блондина. - Я вообще-то не разрешал себя трогать...

Ифань секунду соображает и тут же выпускает его из своих рук:

- Ох, прости.
Я снова нарушаю границы твоего личного пространства, - он с досадой качает головой. - Надо бы поучиться сдержанности у Тао.

Исин фыркает в ответ и вдруг осознает: они остались вдвоем.
Сейчас, после этого проклятого поцелуя, полутемная комната кажется слишком интимным местом для разговора с таким опасно притягательным парнем, как Ву Ифань, у которого, кстати, уже расстегнута рубашка...

"БЕЖАТЬ!" - вопит инстинкт самосохранения.

Но Син вглядывается в красивые темные глаза довольного старшего и почему-то не чувствует страха.

"Ох, я об этом пожалею..." - думает он и выдает свою лучшую хитрую улыбку, при виде которой Фань ощутимо бледнеет.

- Я тут подумал, - Исин делает паузу, наслаждаясь видом нервничающего блондина, - раз уж парня у меня нет, не хочешь им стать?

И сил у ошарашенного Ифаня хватает только на то, чтобы кивнуть. ========== /// 8 /// ==========

Ифань осторожно гладит узкую теплую ладошку в своих руках, жмурясь от нежности.
Исин, теперь уже его Исин, сидит рядом и пытается одной рукой одолеть-таки свой ланч.
Выходит, надо сказать, довольно забавно: сэндвич разваливается, усыпая поверхность столика в кафетерии ошметками салатного листа и помидоров, которые Син провожает несчастным взглядом.
До конца перерыва 10 минут, а он все еще голоден!

- Фааань, - тянет младший и в который раз уже пытается забрать свою руку у пребывающего в эйфории парня, - ну дай мне уже спокойно поесть!..

Ифань обиженно хмурится, качает головой, прижимая его ладонь к своей щеке.

Чанель, обозревающий весь этот цирк огромными глазами, давится колой.

- Ох ты ж черт, - бормочет он. - Друг, да ты попал!

Тао согласно кивает.

И неясно, кого именно друзьям жалко больше.

Новость о том, что эти двое встречаются, их, мягко говоря, удивила.
Они, уж было, решили, что Исин для Ифаня навсегда потерян, и даже составили график прогулок, чтобы не заставлять Сина лишний раз сталкиваться с ненавистным ему старшим.
Так что вид смущенно улыбающегося парня, сжимающего своими тонкими пальчиками руку безумно счастливого Фаня, их слегка выбил из колеи.
Но дело было даже не в Исине - сам Ифань ни разу прежде не был в нормальных отношениях, наслаждаясь вседозволенностью и разнообразием вольного образа жизни.

Когда друзья отошли от первого шока, Чанель бросился тискать "свою невесточку Син Сина", а Тао за их спинами показал Ифаню кулак, и во взгляде его читалось "Сделаешь ему больно - и я убью тебя". Старший сообщение получил и осознал, хотя он и без угроз всяких там пандообразных ушуистов не собирался никого обижать.

- Ладно уж, - вздыхает Ифань, выпуская изящную кисть из своих рук, - доедай.

Он смотрит на торопливо откусывающего от сэндвича Сина и изо всех сил старается подавить в себе приторное умиление.
Теперь, когда объект его одержимости уже принадлежит ему, можно потихоньку расслабиться и стать, наконец, самим собой - уверенным, обаятельным, мужественным, самым лучшим.
Но суеверный восторг перед очаровательным младшим держит его так сильно, что он никак не может прийти в норму, черт побери! И невольно срывается на утомительную, никому в принципе не нужную милашность, при этом отлично понимая, что Исину неприятно и немного стыдно.

Ифань расплывается в дурацкой улыбке, когда смотрит на делающего глоток сока парня, и мысленно отвешивает себе подзатыльник.
Он никогда еще не чувствовал себя такой тряпкой.

- Все в порядке? - интересуется у подзависшего блондина Исин.
Оказывается, его привычка отключаться от реальности заразна.
Наверно, передается через поцелуи - на этой мысли он хихикает, с лукавым видом разглядывая хлопающего длинными ресницами старшего.

- А? Что? - Фань приходит в себя от звука его чудесного смеха. - Да, все в порядке.
Прости.
Ты закончил? Так скоро?

- Дело, знаешь ли, идет быстрее, - фыркает Чанель, - когда человек пользуется обеими руками! Правда, на месте Син Сина я давно уже подавился и умер от того, как нагло ты заглядываешь ему в рот!

Ифань виновато хмурится, но Исин только качает головой:

- Да нет, мне это совершенно не мешает! Я уже привык, - он понижает голос, наклоняясь к блондину, - за четыре-то месяца преследований...

Старший ничего не может поделать с проклятой смущенной улыбкой.

Эх, Ву Ифань, что с тобой стало?!
Но подобные мысли напрочь вылетают из его головы, когда Фань чувствует прикосновение мягких теплых губ к своим.

В салоне темно, еле слышно играет neo-soul, остро пахнет осенним вечером и еле заметно - карамелью.
Исин тянется к нему, отстегивая ремень безопасности и зарываясь прохладными пальчиками в его волосы.
Им уже пора бы прощаться, завтра у обоих первая пара, времени уже за полночь, но Исин все целует и целует, а у Ифаня не хватает сил отстраниться первым.

- Мне так неудобно, - стонет младший, когда спина затекает, и пытается забраться на сидение с ногами.

У Ифаня, в принципе, есть пара предложений, хотя бы даже его уютная и абсолютно пустая квартира, но он помнит, что случилось в прошлый раз, когда была поднята эта тема, и молчит.
Между ними все еще так хрупко и ново - торопиться глупо, ведь риск слишком велик.

- А я думал, ты танцор, - тихо смеется он вместо готового сорваться с языка приглашения. - Разве танцоры не отличаются повышенной гибкостью и все такое?

Исин заглядывает ему в глаза, хитро улыбаясь.
Ифань уже знает, что эта улыбка будет стоить ему очень дорого.

- О, я гибкий, - интимным шепотом сообщает младший и облизывает свои припухшие от поцелуев губки. - Еще какой гибкий! - он тянется к мгновенно вспыхнувшему уху блондина и жарко выдыхает. - Тебе точно понравится...

Да, так и есть.
Цена в этот раз - болезненное напряженное желание и бессонная ночь в эротических фантазиях о соблазнительном гибком теле.
Ты просто гений, Ву Ифань!

- Кхм, - он переводит дух и нервно ерзает на сидении - от горячего язычка, ласкающего мочку его уха, опасно темнеет в глазах. - Я, пожалуй, поеду...

- Уже? - расстраивается Исин, как раз вошедший во вкус.
Ладонь Фаня на его талии ощутимо дрожит, да и сам старший явно завелся, от его кожи веет жаром. Дразнить его так весело!

- Д-да, - у блондина срывается голос, когда острые зубки впиваются в чувствительную кожу за ухом. - Мне совершенно точно пора.

Син вздыхает и отстраняется.
На улице холодно, до подъезда придется прошагать целых три метра, а рядом с Ифанем тепло...

- Ну хорошо, - хмурится младший, застегивая молнию на куртке. - Тогда я пошел.

Ифань с отчаянием следит за его резкими действиями.
Ему страшно не хочется отпускать его в таком настроении.

- Син Син? - зовет он, когда тот уже открывает дверцу.

- Что? - Исин поворачивается - и тут же тонет в глубоком влажном поцелуе, как небо и земля, отличающемся от тех, что он дарил сам минуту назад.
Горячий язык Фаня уверенно врывается в его рот и пробегает по аккуратным зубкам, а потом вовлекает его собственный язычок в немыслимый танец, от которого у Сина подскакивает пульс.
До него только сейчас доходит, как старательно сдерживается старший, ни к чему его не принуждая, разрешая делать с собой все, что угодно.

"Это даже близко не твоя лига", - стучит в висках истеричная мысль, пока Исин пытается взять себя в руки и перехватить контроль над ситуацией и собственным разомлевшим телом.
Но в этот момент Ифань пошло всасывает в свой жаркий рот его пухлую нижнюю губу - и сознание делает ручкой.

После несдержанного капитулирующего стона младшего Фань решает, что отомщен, и отстраняется, довольный результатом: расфокусированным взглядом и сбившимся дыханием.
О да, Исин очень хорош в своих соблазняющих и дразнящих играх, но никто не сравнится с Ву Ифанем в сексе и прилегающих к нему областях.
Это маленькому чертенку стоит усвоить как можно скорее.

- Спокойной ночи, - шепчет старший, и потерянный раскрасневшийся Син, кивнув, с трудом выбирается из машины.

Пожалуй, у них обоих сегодня будет бессонная ночь.

========== /// 9 /// ========== Их отношения напоминают адскую смесь удушающей нежности и откровенного желания.

Ифань действительно любит, зависимый и обреченный, и каждое касание для него - подарок.

Исин с трудом держится за остатки благоразумия, соблазненный и потерянный, и уже сам не знает, что хочет видеть в своем парне - покорность или доминирование.

Оба по инерции играют в свои игры, улыбаясь несколько нервно, но все равно притягиваясь, ведь по отдельности уже не интересно.

Чанель заводит новое хобби - он нещадно и довольно жестоко троллит своего усмиренного друга за щенячий взгляд и дрожащие в присутствии младшего руки.

Лухан только фыркает, когда Исин после очередного свидания направляется в душ - снять напряжение и освежить голову.

Это напоминает бесконечный вызов: по сути своей мягкий и милый Син с Ифанем подчеркнуто дерзок, тот, в свою очередь, при врожденной харизматичности и приобретенном пафосе, смущенно улыбается и не может и слова вымолвить.

Оба знают, что лгут.

Оба видят друг друга насквозь.

И оба, в принципе, уже согласны вернуть все на круги своя, ведь Фань влюбился далеко не в дьявола, а Исину привычней роль ведомого.

Но есть одно "но".
- Я боюсь... - тихо признается Син в темноту гостиной, цепляясь ледяными пальчиками за обнимающую его руку Ифаня.
Тот сразу же напрягается и сильнее прижимает хрупкое тело к себе.

- Чего? - в голосе старшего нет привычных заискивающих ноток, сейчас не время для игр.

Они решили сегодня никуда не ходить, а просто поваляться на диване и посмотреть какой-нибудь фильм.
Выбрали "Бойцовский клуб", интересный, но слегка затянутый.
Мельтешаший между кухней и своей комнатой Лу своими комментариями еще в самом начале свел на нет всю интригу, поэтому на середине Исин отвернулся от экрана и закрыл глаза, размеренно выдыхая в приятно пахнущий свитер старшего.

До этих слов Ифань вообще думал, что он уснул.

- Мы оба - парни, - продолжает Син, хмурясь и боясь поднять взгляд. - И я не очень хорошо представляю, как... - он спотыкается. - Ну... как...

Фань осторожно улыбается.

- Я понял, не волнуйся, - он легко подтягивает Исина выше, чтобы прижаться губами к его лбу.
Как и ожидалось, лицо младшего пылает от смущения. - И ты боишься, что тебе будет больно?

Син торопливо кивает, отворачиваясь.
Ему действительно стыдно говорить о подобном, да еще и с Ифанем, у которого явно куда больше опыта.
Но терпеть больше нет сил.

Ифань тихо смеется, безмерно счастливый, и зарывается носом в мягкие кудрявые волосы.
Впервые с начала этих отношений он чувствует, что встречается с настоящим Чжаном Исином.

- Я обещаю тебе, - шепчет Фань, успокаивающе гладя своего парня по спине, - что буду очень аккуратен.

Син, все еще смущенный, прячет румяное личико в изгибе его шеи.

Игры кончились.

Теперь они те, кто они есть.

========== /// 10 /// ========== По дороге в квартиру Ифаня они заезжают за бутылкой вина, просто так, на всякий случай.

Исин непривычно молчалив и крепко держит руку Фаня, мешая тому вести машину.
В его сумке пижамные штаны, нижнее белье, любимый шампунь и зефирная косичка - их ему покупает Лу, когда нужно пережить что-то болезненное и неприятное, вроде похода к зубному или... хе, секса с парнем! Исин улыбается своим мыслям, чуть расслабляясь, и Ифань улыбается тоже.

- Я говорил тебе, что у меня есть кот? - спрашивает он, пытаясь отвлечь младшего.

- Кот? У тебя?! - Син мгновенно обо всем забывает, карие глаза горят интересом. - Никогда бы не подумал!

- Почему это? - притворно дуется Фань. - Я подобрал его еще котенком.
Эта зараза меня так поцарапала, что до сих пор страшно к нему подходить, - его передергивает от воспоминаний о многочисленных ранах от агрессивного существа. - Хотя в целом, ты знаешь, он очень мил.

- И как его зовут? - Исину не терпится посмотреть на питомца самого Ву Ифаня.

- Ээээм... - старший хмурится. - Да никак.
Просто Кот.

- Да уж, и почему этот бездушный монстр не любит такого заботливого хозяина, как ты?! - Син тихо хихикает, снова румяный и спокойный.

Ифань паркуется у своего дома с довольной мыслью "Миссия выполнена".

Реакции на свой шикарный интерьер ему дождаться так и не удается - Исин с порога подхватывает на руки очаровательного серого котика и становится глух и слеп ко всему вокруг.
Фань мимоходом удивляется, почему это бесцеремонного гостя котяра не царапает, а тому, кто его кормит, даже приблизиться к себе не дает.

- Я в душ, - старший появляется в гостиной в одном полотенце вокруг бедер, надеясь затащить Исина с собой.

- Иди-иди, - отмахивается от него Син, продолжая почесывать пушистый животик разомлевшего от ласк животного. - Я тут пока поиграю.

- Интересный поворот, - фыркает Ифань, но все же послушно уходит.
Раз Кот помогает Сину справляться с нервами, так и быть, пусть остается.

Он возвращается через двадцать минут, благоухая кремом после бритья, и застывает в соблазнительной позе на пороге:

- Исин, - голос получается низким и хриплым, как и было задумано.

- А? - младший оборачивается - и выпускает кота из рук. - Ого.

Идеальное рельефное тело Ифаня блестит капельками воды, длинные волосы мокрыми колечками касаются шеи, полотенце едва держится на бедрах, открывая прекрасный вид на стройные ноги.

Исин прочищает горло и легко трясет головой, чтобы прийти в себя.
Так много голого Ифаня ему еще видеть не доводилось.

- Теперь ты иди в душ, - улыбается блондин, удовлетворенный его реакцией.
Он уж, было, испугался, что из-за проклятого кота и это останется незамеченным.

- Х-хорошо, - Син с трудом держится на ногах, а проходя мимо своего соблазнителя, и вовсе чуть не падает. - Я в порядке, в порядке.

- Да я вижу! - Фань тихо посмеивается, польщенный.
Когда за младшим закрывается дверь в ванную, он отправляется одеваться.
У него на сегодня запланирован не только секс.

Исин куда менее феерично выходит из душа: в пижамных штанах и белой майке, мокрый и босой, скорее милый, чем сексуальный.
Но Ифаню достаточно одного его запаха, свежего, сладкого, чтобы пульс скакнул.

- Чем займемся? - дрожащим голосом интересуется Син, с ногами забираясь в кресло и оглядывая заполненный интересными вещицами кофейный столик.

- Будем делать фондю из шоколада, - гордо отзывается хозяин из кухни. - Зажги там свечи, будь добр!

Задумка романтичная, Исин это оценил, да только разобраться в технологии приготовления этого самого фондю им так и не удалось.
Через час мучений с плитками шоколада, наотрез отказывающимися таять, и повсюду капающим воском Ифань раздраженно задувает свечу и залпом допивает вино:

- Да к черту все! Давай так съедим!

Син, уже разрумянившийся от алкоголя, сует в рот очередную клубничку - он давно осознал бессмысленность затеи и все это время потихоньку поедал фрукты.

- Не расстраивайся, - улыбается он хмурому парню, мрачно жующему дольку шоколада. - Мне очень понравилось! Правда!

- Еще бы тебе не понравилось, - Ифань против воли улыбается в ответ, - ты вон как набрался, алкоголик маленький!

- А вот и нет! - Син обиженно надувает губки. - Я трезв! - он пытается встать, но путается в широких штанинах и падает прямо в руки сидящего на полу Фаня. - Ой.

- Беда с тобой, - притворно вздыхает блондин, целуя его в красный от клубники рот.

Исин поудобней устраивается на чужих коленях, не собираясь вставать.
Он обнимает старшего за шею и с прикрытыми глазами улыбается в поцелуи, то и дело облизываясь, как кот.
Которого, кстати, пришлось запереть в спальне, потому что мелкий проказник разбрасывал по гостиной виноградины.

- Клубника с шоколадом, - счастливо жмурится Син. - Мне нравится!

- Я рад, - Ифань сжимает его в объятиях, успокоенный видом умиротворенного красивого личика.

- Только я уже объелся, - жалоба разомлевшего гостя звучит откровенно по-детски.
А уж когда Син сладко зевает и прижимается щекой к его плечу, блондин понимает, что в постели они сегодня будут исключительно спать.
Все-таки вино было лишним.

- Сладкоежка, - Ифань легонько щелкает его по аккуратному носику, и это немного приводит младшего в чувство.

- Ну и что! - Син показывает ему язык. - Ты меня все равно любишь!

- Это правда, - поспорить трудно, так что Фань закругляется с беседой и помогает своему парню подняться на ноги.

Путь до спальни они преодолевают быстро и без приключений.
Исин с разбегу падает в огромную прохладную постель, своим восторженным криком сгоняя с насиженного места бедного кота.
Старший с улыбкой качает головой и стаскивает с себя футболку.
Он морально настроен на спокойный сон, осталось только вытащить из-под безвольной тушки Сина покрывало и одеяло.

Чего Ифань точно не ожидает, так это мини-стриптиза от пьяного гостя - Исин вдруг начинает безмерно эротично раздеваться, при этом не поднимаясь с постели.
Когда в лицо ошарашенному Фаню летит майка, он немного приходит в себя:

- Детка, может, не надо? А вдруг замерзнешь ночью?

В ответ на его заботливый тон слышен только презрительный смех:

- Ты уж постарайся, чтобы этого не произошло! - громко фыркает действительно пьяный младший.
К счастью или к сожалению, когда Ифань все-таки оказывается в постели, Син уже сладко сопит, облизывая во сне свои шоколадно-клубничные губы.

- Вот же обломщик! - веселится блондин, но разбудить и потребовать свое у него не поднимается рука. - Ладно уж, живи, - он притягивает теплого парня к своей груди и с удовлетворенной улыбкой закрывает глаза.
Исин просыпается от солнечных лучей и легкой головной боли.
Он не сразу осознает, где провел ночь, но сильная рука вокруг талии развеивает все сомнения.
Прислушавшись к своему телу, Син понимает, что вчера ничего не произошло, и расстроенно стонет.
А он так надеялся, что алкоголь поможет!

- Доброе утро, - бормочет в ответ на его стон Ифань, прижимаясь ближе и жарко выдыхая в затылок.

- Доброе, - улыбается младший и поудобней устраивается в объятиях, чувствуя голой спиной размеренное биение его сердца.
Улыбка, впрочем, пропадает, когда своим бедром он чувствует еще кое-что. - Ого.

- Мне нравится, когда ты так реагируешь, - в хриплом со сна голосе Фаня слышен смех.

Исин на это только закатывает глаза и поворачивается к нему лицом.
Даже сонный, Ифань выглядит пугающе соблазнительным, с этой своей улыбкой на миллион и длинными ресницами.
Чувствуя скользящую по его талии ладонь, Син краснеет и подается вперед.

- Прости за вчерашнее, - он выглядит действительно виноватым, прикусывая нижнюю губу. - Мне не следовало...

- Вышло здорово, - Фань действительно так думает. - Надо будет повторить.
А сейчас...

Договорить ему не позволяет глубокий, немного отчаянный поцелуй - Исин не желает терять еще и утро.
Старший на секунду теряется перед таким напором, но потом перехватывает инициативу и подминает стройное тело под себя.
Он на грани, еще со вчерашнего дня, а значит, мозг скоро благополучно отключится и следует прояснить все прямо сейчас.

- Хочешь меня? - шепотом интересуется Ифань, прижимаясь губами к чувствительной шее, хотя ответ на этот вопрос и сам прекрасно чувствует.

- Да... - выдыхает Син и легонько тянет спутанные светлые волосы.
Краем сознания он еще думает о том, как можно подразнить старшего, но на подобные игры выдержки уже не хватает. - Очень хочу...

- Боишься? - ловкие пальцы умело стаскивают с него белье, и становится не до разговоров, но раз Фань спрашивает, нужно ответить.

- Больше нет... - это правда, солгать бы все равно не получилось - мысли наотрез отказываются собираться в предложения.
Все, что осталось в голове, - алый жар и сильные руки на его теле.

- Любишь меня? - Ифань рывком поднимает почти бессознательного младшего с подушек, чтобы заглянуть ему в глаза.
Тот пару раз растерянно хлопает ресницами, соображая, а после впивается в его губы.
На раскрасневшемся счастливом личике Исина уже, в принципе, все написано, но Фаню важно это услышать.

- Люблю... - горячо шепчет он между поцелуями и утягивает довольно улыбающегося парня за собой. - А теперь заткнись и, пожалуйста, больше не отвлекайся...