• Название:

    Воронцов И. А. Организация военного дела Золотой...

  • Размер: 0.14 Мб
  • Формат: DOC
  • или



На правах рукописи
Воронцов Игорь Александрович ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЕННОГО ДЕЛА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
(ПО МАТЕРИАЛАМ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)

07.00.02 - Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Волгоград 2006

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования
"Волгоградский государственный университет" Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент
Сергацков Игорь Викторович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор
Рябов Сергей Иванович
кандидат исторических наук, доцент
Кригер Владимир Адамович



Ведущая организация: Саратовский государственный университет
им.
Н.Г. Чернышевского
Защита состоится "___" ____________ 2006 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д212.029.02 при Волгоградском государственном университете (400062 г.
Волгоград, Университетский проспект, 100)

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Волгоградского государственного университета Автореферат разослан "_____" 2006 г. Ученый секретарь
диссертационного совета Кузнецов О.В. Актуальность темы исследования.
Военное дело играло особенную, доминирующую роль в истории различных кочевых объединений.
По уровню организации военного дела можно судить о социальном, экономическом, научно-техническом развитии конкретно-исторического общества.
В Золотой Орде, как и в большинстве других кочевых государственных образований, военный фактор играл главенствующую роль.
Активная внешняя экспансия монголов в первой половине XIII в., а в дальнейшем и доминирующее положение золотоордынского государства на внешнеполитической арене Европы, Средней Азии, Ближнего Востока, было во многом возможно благодаря эффективным вооруженным силам с четкой структурой военной организации.
Исследователями достаточно часто отождествляется структура военной организации Монгольской империи и Золотой Орды.
Такой подход является ошибочным.
Существующие представление об организации военного дела кочевников эпохи средневековья, а в частности и Золотой Орды, в последнее время претерпевали значительные изменения, что обусловлено получением новых фактических данных, вводом в научный оборот новых материалов, которые позволяют выйти на новый, более качественный уровень изучения военного дела кочевых социумов.
Степень изученности темы.
В процессе формирования историографии по данной проблематике можно выделить две группы исследований: хронологические рамки первой группы охватывают период с середины XIX в. до середины XX в.; вторая - с 50-60-х гг.
XX в. по настоящее время.
Исследования первой группы характеризуются привлечением в основном письменных источников для изучения отдельных аспектов военного дела (структура военной организации, тактическая модель боя) золотоордынского государства.
Второй этап напрямую связан с развитием археологии и введением в научный оборот новых материалов.
Учитывая фрагментарность нарративных источников, исследование военного дела без привлечения вещественных источников представляется бесперспективным.
Начиная с середины прошлого века (50-60-е гг.) появляются работы, посвященные типологии, классификации, хронологии, а также происхождению, динамики и статики развития комплекса вооружения позднесредневековых кочевников.
Говоря об исследованиях первой группы, необходимо отметить, что отдельные вопросы военной организации и тактической модели боя кочевников XIII-XIV вв. затрагиваются в работах историков начала-середины XIX в.
Это прежде всего труды Н.М. Карамзина, И. Хаммера-Пургшталя, К. Д(Оссона.
Однако авторами не ставилось такой цели, как исследование военного дела Золотой Орды.
В 1846 г. вышла работа М.И. Иванина, впервые в отечественной историографии, посвященная вопросам тактики, стратегии, вооружению, а также военно-административному устройству монгольских государств2. Несколько позднее публикуются исследования А.К. Байова, М.И. Маркова, А.К. Пузыревского3. Военное дело Золотой Орды в данных работах рассматривается в плане общего развития военного искусства монголов, без выявления характерных особенностей.
Данный подход сохранился в более поздних исследованиях Е.А. Разина, А.А. Строкова, Л.Г. Бескровного4.
Б.Я. Владимирцовым в исследовании общественного строя Монгольской Империи впервые, в полной мере рассмотрена система и структура военной организации, военно-феодальных отношений, состав и способов комплектования вооруженных сил государства5.
В работах В.В. Бартольда, Н.Я. Бичурина, Б.Я. Владимирцова, Ф.И. Эрдмана, П.И. Кафарова, Г. Лэмба анализируются военно-реформаторская деятельность Чингисхана, выясняются причины доминирующего места монголов в европейской политической истории, исследуются особенности организации вооруженных сил6. Общая характеристика организации военного дела Золотой Орды нашла отражение в работах Э. Хара-Давана, Г.В. Вернадского, М.Г. Сафаргалиева, А.Н. Насонова, Б.Д. Грекова, А.Ю. Якубовского, В.В. Каргалова, Г.А. Федорова-Давыдова7. Авторами отмечалось, что в основу военной организации золотоордынского государства были положены центральноазиатские военно-культурные традиции.
Если структура военной организации существенных разногласий у исследователей не вызывает, то состав вооруженных сил золотоордынского государства, достаточно спорный вопрос.
Так, для А.Ф. Медведева и А.Н. Кирпичникова монгольская армия представлялась исключительно конным войском8. М.И. Иванин, Э. Хара-Даван, Е.А. Разин определяли, что пехотные формирования впервые появляются лишь у Тамерлана9. К. Д(Оссон и Г.В. Вернадский указывали, что пехотные части формировалась из числа вассалов и побежденных народов10.
Очевидно, что для наиболее полного исследования вопроса организации военного дела Золотой Орды, необходимо изучение применяемого комплекса вооружения.
Говоря об исследованиях второй группы, следует отметить, что большое внимание исследователями уделялось разработкам типологических схем, хронологических рамок для предметов вооружения средневековых кочевников.
Начало систематизации данных по вооружению кочевников, разработки типологии, хронологии появляется в работах Д.Н. Анучина и Н.И. Веселовского в конце XIX - начале XX в11. В 1966 г.
Г.А. Федоровым-Давыдовым разработана типология для комплекса вооружения восточноевропейских кочевников эпохи позднего средневековья12.
Изучению золотоордынского защитного вооружения отводится значительное место в работах М.В. Горелика, Х.Р. Робинсона13. Типологические схемы, динамика развития клинкового вооружения отражены в исследованиях С.А. Плетневой, А.В. Евглевского, Т.М. Потемкиной14. Развитие, хронология и этнокультурная атрибутация различных образцов метательного вооружения рассматривается в работах А.Ф. Медведева15.
Отдельные исследования направлены на изучение комплекса вооружения различных культурно-исторических центров входивших в состав золотоордынского государства.
В.А. Ивановым, В.А. Кригером, А.Х. Пшеничнюком рассматривается вооружение населения Южного Урала и Приуралья.
Работы Е.И. Нарожного, Д.Ю. Чахкиева, Л.Э. Голубева, В.И. Басова посвящены изучению комплекса вооружения происходящего с территории Кавказа.
Как видно, приоритетное направление в работах исследователей, занимающихся вопросами вооружения, отводится либо отдельным категориям оружия (защитное, клинковое и т.д.), либо комплекс вооружения рассматривается в контексте производственно-культурных особенностей и инноваций отдельных культурно-исторических центров.
Таким образом, оценивая степень изученности, необходимо отменить, что в отечественной историографии данная проблема не получила должного рассмотрения.
На сегодняшний момент не существует комплексного специального исследования по указанной теме.
Некоторые аспекты организации военного дела Золотой Орды изучались отдельными авторами либо в контексте истории государства, либо в плане развития военного искусства кочевников средневековой эпохи.
Отдельные проблемы становления и развития военно-административной системы государства и тактической модели боя освящены в работах исследователей.
Были выявлены основные военно-культурные инновации в формировании системы военных отношений.
Разработаны различные типологические схемы для большинства категорий средневекового кочевнического вооружения.
Авторами достаточно подробно исследован процесс становления и развития комплекса вооружения отдельных культурно-исторических центров средневековой эпохи.
Тем не менее уровень и динамика развития военной организации золотоордынского государства не получили достаточного осмысления.
Не выявлены характерные особенности структуры военной организации.
При изучении основной схемы ведения боевых действий недостаточно полно учтена взаимосвязь между тактикой и применяемым комплексом вооружения.
Существующая типология для различных категорий вооружения требует внесения значительных корректировок и уточнений, что позволит более объективно проследить процесс становления и развития золотоордынского комплекса вооружения.
Цель и задачи исследования.
Цель диссертационного исследования - проследить динамику развития и определить специфику организации военного дела золотоордынского государства.
Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:
Выявить специфику и характерные особенности военной организации Золотой Орды.
Определить основную тактическую модель ведения боевых действий вооруженными силами золотоордынского государства.
Уточнить и дополнить типологические конструкции золотоордынских предметов вооружения.
Выявить динамику развития комплекса вооружения, а также определить степень влияния культурных инноваций на золотоордынскую паноплию.
Хронологические рамки исследования охватывают начало 40-х гг.
XIII - начало XV в.
Нижняя хронологическая рамка исследования обусловлена временем появления нового кочевнического государственного образования.
С момента возникновения золотоордынского государства организация военного дела развивается достаточно оригинальным и самобытным путем.
Верхняя хронологическая рамка охватывает период начала XV в. - время окончательного упадка Золотой Орды и ее военно-технического потенциала.
Последующие кочевнические государственные образования не достигли того уровня военной организации.
Географические рамки исследования обусловлены тем, что район Нижнего Поволжья составлял территорию личного ханского домена с наиболее развитым государственным и административным аппаратом, городским и ремесленно-производственным массивом.
Исходя из значительной территории золотоордынского государства, археологический материал для реконструкции комплекса вооружения и уточнения тактической модели боя, учитывался с указанного региона.
Методологической основой диссертации является принцип историзма, предполагающий изучение фактов и явлений во всем их многообразии, в определенных исторических условиях определяющих их возникновение и развитие.
Специфика указанного исследования определяет необходимость применения междисциплинарного синтеза (привлечение археологических, этнографических данных).
Диссертационное исследование основывается на совокупности общеисторических методов.
Историко-генетический метод позволяет проследить динамику развития структуры военной организации и тактической модели боя в золотоордынском государстве.
Применение историко-типологического метода обусловлено необходимостью выделения доминирующих форм тактических приемов ведения боевых действий.
Историко-системный метод необходим для анализа структуры военной организации золотоордынского государства.
При помощи историко-сравнительного метода военное дело Золотой Орды сравнивается с военной организацией средневековых кочевых объединений.
Также применялись традиционные методы археологии и этнографии для исследования комплекса вооружения Золотой Орды.
Метод типологии необходим для классификации предметов вооружения, а также для определения происхождения и характерных особенностей образцов.
Статистический метод применялся для выяснения пропорционального соотношения воинских формирований.
Картографический метод позволил определить места наибольшей концентрации захоронений с предметами воинского снаряжения.
Применение метода этнографических параллелей дало возможность сопоставить комплекс вооружения, тактические приемы и структуру военной организации более поздних (XVI - XVIII вв.) кочевнических государственных образований с организацией военного дела золотоордынского государства.
Источниковая база диссертационного исследования.
Всю совокупность источников можно разделить на три категории: письменные, изобразительные и вещественные материалы.
Первая категория включает в себя монгольские, китайские, арабские, персидские, европейские и армянские письменные источники, представленные летописями, хрониками, сообщениями, письмами, отчетами о дипломатических миссиях, описаниями путешествий.
Специфика существующей нарративной источниковой базы заключается в отсутствии собственно золотоордынских письменных источников.
Среди большого количества письменных памятников, посвященных истории кочевников середины XIII - начала XV в., подробному описанию организации военного дела отводится довольно малое место.
К группе монгольских источников относятся цитаты-ордонансы (описывающие военные отношения) из списка Великой Ясы Чингисхана, упоминающиеся в сочинениях Аб-уль-Фараджа, Джувейни, Макризи, Назир ад-Дин Тузи, Рашид-ад-Дина.
В сохранившихся статутах из Великой Ясы регламентирована система военной организации кочевников начала XIII в.
Центральной Азии.
Описание структуры гвардейской организации государства, сроков несения службы, системы комплектования, мер поощрения и взыскания, обязанностей гвардейцев подробно изложено в "Сокровенном сказании монгол"16.
К группе китайских источников относится отчет о дипломатической миссии Чжао Хуна - "Мэн-да бэй-лу" (Полное описание монголо-татар), содержащее в себе большой фактический материал по военной организации, тактики ведения боя и применяемого комплекса вооружения кочевниками Центральной Азии17.
Западный поход войск хана Бату достаточно полно освящает китайская официальная хроника "Юань-чао-би-ши", составленная в 1368-1369 гг18. В данном памятнике содержится ряд интересных упоминаний об образовании воинских формирований Золотой Орды на основе местного этнокомпонента половецких степей, о применении доогнестрельной метательной артиллерии.
Привлечение монгольских и китайских источников позволяет проследить процесс становления организации военного дела на раннем этапе истории золотоордынского государства.
К группе европейских источников относятся письма и доклады венгерских монахов доминиканцев и миноритов брата Юлиана (1235-1238 гг.), брата Рихарда (1237 г.), брата Иоганки Венгра (1320 г.) 19. Данная группа источников личного происхождения содержит материалы по структуре военной организации, численности и тактики боя.
Наиболее информативные свидетельства по структуре вооруженных сил, военной организации и применяемому комплексу вооружения содержатся в работе Джиовани дель Плано Карпини.
В сочинении Гильома де Рубрука, также присутствуют ценные сведения по организации военного дела позднесредневековых кочевников.
Джиовани дель Плано Карпини и Гильом де Рубрук посетили с дипломатической миссией Монгольскую Империю в 1245-1247 гг. и 1253-1255 гг. соответственно20.
В хрониках Фомы Сплитского, Матфея Парижского, Яна Длугоша, в исторических сочинениях Никифора Григоры и Георгия Пахимера, а также в посланиях и сообщениях Фридриха II, Петра Акеровича, Андре содержится достаточно большое количество фактического материала по военной организации западного похода хана Бату и Золотой Орды21.
Отдельные военные реалии золотоордынского государства нашли свое отражение в Галицко-Волынской, Ипатьевской, Лаврентьевской, Новгородской (1-ой), Тверской летописях 22, а также в древнерусских литературных памятниках "Повесть о разорении Рязани Батыем", "Повесть о Шевкале", "Задонщина", "Повесть о нашествии Тохтамыша" 23.
Привлечение группы европейских источников позволяет рассмотреть военно-административную систему на протяжении всей истории золотоордынского государства, определить состав и структуру вооруженных сил, выяснить основные тактические приемы ведения боевых действий.
К группе арабских источников, относятся хроники и летописи Иззедина Абульхасана али Эльджезери, Джемаледдина Абуабдаллаха Мухаммеда Ибнсалема, Аламеддина Абумухаммеда Эльбирзали, Шемседдина Абуабдаллаха Эддзехеби, Ибнфадлаллаха Эломари, Имадеддина Абульфеда Ибнкесира, Такиэддина Ахмеда Эласади, Шихабеддина Ахмода ибн Мухаммеда, Бедреддина Махмуда Элайни, также "Книга летописей султанов, царей и войск", где содержатся свидетельства и сообщения, касающиеся военной организации и тактической модели ведения боя вооруженными силами Золотой Орды.
Комплекс вооружения достаточно подробно описан у Мухьиэддина Абульфадля Ибнабдеззахыра, Бейбарса Эльмансури Эльмысри, Шихабеддина Ахмеда Энувейри 24.
Привлечение группы арабских источников дает возможность выявить динамику развития военной организации золотоордынского государства, охарактеризовать комплекс вооружения.
К группе персидских источников относятся хроники и летописи Джувейни, Хамдаллаха Казвини, Муин-ад-дина Натанзи (аноним Искендера), Абд-ар-раззака Самарканди, Рашид-ад-дина, а также "История Вассафа" и "История Шейха Увейса", содержащий большой фактический материал по военному делу Золотой Орды.
Наиболее выразительными источниками, в плане освещения военных кампаний и тактики ведения боя, являются "Книги побед" Низам-ад-дина Шами и Шерефа-ад-дина Йезди 25.
Группа персидских источников позволяет проследить развитие военно-теоретической мысли (изменения в тактической модели ведения боевых действий), а также выявить характерные изменения в военно-административном устройстве золотоордынского государства, уточнить состав вооруженных сил.
Группа армянских источников представлена "Хроникой" Мхитари Айриванеци26, "Историей Армении" Киракоса Гандзакеци27, "Ветроградом историй стран Востока" царевича Гайтона28, письмами Смбата Спарапета29.
Данная группа источников позволяет охарактеризовать уровень организации гвардейских частей, определить их место в структуре военной организации государства.
Выявить основные фазы тактической модели ведения боевых действий.
Вторая категория включает в себя европейские, китайские, персидские и японские миниатюры XIII-XV вв.
Персидские изображения воинов представлены миниатюрами из работ "Джаме ат-таварих" Рашид-ад-Дина, "Шахнаме" Фирдоуси, "Китаб-и Самак Аййар" Садаки Ширази, а также целой серии иранских миниатюр начала - середины XIV в.
Китайские миниатюры представлены работами из "Вознесение сферы милости" Ван Чэнбэня, "Шиминь гуянь цзи", "Охотой Хубилай-хана" Лю Гуандао, "Монголы охотятся на гусей". Японские миниатюры представлены работами из "Сказания о монгольском нашествии" Тосы Накатаки.
Европейские миниатюры представлены работами из хроники Матфея Парижского, венгерской иллюстрированной хроники середины XIV в., а также миниатюрным циклом, посвященным битве при Лигнице (9 апреля 1241 г.).
Указанная категория источников дает возможность охарактеризовать золотоордынский комплекс вооружения, выявить основные категории оружия, а также определить особенности их боевого применения.
Более корректно проанализировать тактическую модель ведения боевых действий.
Третья категория включает в себя материалы археологических исследований на территории Астраханской и Волгоградской областей.
При работе с археологическими данными использовались отчеты о полевых исследованиях на территории Нижнего Поволжья Н.М. Булатова, И.Б. Васильева, В.В. Дворниченко, А.Н. Дьяченко, И.А. Ким, В.М. Клепикова, С.А. Котенькова, В.А. Кригера, А.В. Куйбышева, Н.В. Малиновской, В.И. Мамонтова, Е.П. Мыськова, В.В. Плахова, И.В. Сергацкова, И.В. Синицына, А.С. Скрипкина, А.А. Спицына, Г.А. Федорова-Давыдова.
Столь обширная база данных дает благоприятную возможность для изучения всех образцов золотоордынского комплекса вооружения в едином контексте, с выявлением доминирующих образцов, специфики их технических особенностей производства.
Данная категория источников позволяет проследить динамику становления и развития комплекса вооружения золотоордынского государства.
Привлечение археологических материалов позволило уточнить данные средневековых нарративных источников по структуре военной организации государства, тактической модели ведения боя и применяемого комплекса вооружения.
Научная новизна исследования.
Впервые как предмет научного исследования рассматривается организация военного дела Золотой Орды.
Рассмотрена структура военно-административной организации золотоордынского государства.
Привлечение различных групп источников позволило проследить динамику развития военной организации.
Установлено, что ряд государственных реформ и преобразований в Золотой Орде в конце XIII - середине XIV вв. в значительной мере усложнил и упорядочил военно-административную структуру.
Уточнен состав вооруженных сил золотоордынского государства.
Традиционно, в отечественной историографии доминирующим, а иногда и единственным родом войск различных кочевнических образований считается кавалерия.
Привлечение археологических данных позволило более четко скорректировать место пехотных формирований в структуре военной организации Золотой Орды.
Определено соотношение постоянных воинских формирований - нукеров, кешиктенов, по отношению к рядовому мужскому ополчению - чарик.
Рассмотрена основная тактическая модель ведения боевых действий.
Выяснено, что с момента появления латной кавалерии (рубеж эр), вплоть до позднего средневековья (до массового распространения огнестрельного оружия) кочевниками применялась единая тактическая модель без каких-либо существенных отличий.
Установлено, что золотоордынская тактическая схема основывалась на традиционных кочевнических приемах и видоизменилась в плане усиления роли плотного контактного боя.
Рассмотрен комплекс вооружения Золотой Орды.
Дополнена существующая типологическая схема стрелкового вооружения, а также разработаны новые типологические конструкции (типология клинкового, ударного, рубящего, колющего и защитного вооружения) для всех категорий оружия.
Дана характеристика комплекса вооружения.
Уточнена степень влияния культурно-технических инноваций в процессе становления и развития золотоордынского комплекса вооружения.
Выяснено, что местные и центральноазиатские военно-культурные традиции оказали существенную роль на золотоордынскую паноплию.
Установлена динамика развития различных категорий и образцов оружия.
В процессе своего развития вырабатывается особый, характерный комплекс вооружения, который характеризуется высокой степенью синкретичности, отличается относительно простыми техническими решениями и является достаточно эффективным для своего времени.
Практическая значимость.
Изложенные в диссертации основные положения и выводы могут быть использованы при подготовке новых исследований, обобщающих работ по истории и культуре Золотой Орды, а также учебных пособий по региональной истории.
Работа может быть использована при разработке общих и специальных курсов, семинаров, факультативных занятий, а также в музейной практике.
Апробация работы.
Основные выводы предлагаемого диссертационного исследования были изложены на межвузовских конференциях молодых ученых Волгоградской области в 2000 - 2004 годах, на конференциях Вол ГУ, на Всероссийских научных конференциях "Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья" в 2003 - 2005 годах (г.
Волгоград), на I Международной Нижневолжской археологической конференции "Проблемы археологии Нижнего Поволжья" в 2004 г. (г.
Волгоград).
Диссертация прошла обсуждение на кафедре археологии, древней и средневековой истории Волгоградского государственного университета в 2004 г.
По теме диссертационного исследования опубликовано 7 работ общим объемом 2,9 п.л.
Структура работы.
Диссертационное исследование состоит из "Введения", двух глав, "Заключения", списка источников и литературы, трех приложений.
Во "Введении" обосновывается актуальность темы исследования, дается анализ историографии проблемы, определяются хронологические и географические рамки исследования, определяется объект и предмет, формулируются цели и задачи диссертационного исследования, ее методологическая основа, отмечается научная новизна работы и дается обоснование композиции диссертации.
В первой главе - "Становление и развитие паноплии Золотой Орды" - рассматривается и анализируется золотоордынская паноплия в целом.
Золотоордынский комплекс вооружения представлен следующими категориями вооружения: метательное оружие (лук-стрела), клинковое оружие (сабля-меч-нож), ударное оружие (булава), рубящее оружие (топор-секира), колющее оружие (копье-пика), защитное оружие (пластинчатый доспех-кольчужный доспех-шлем).
Глава состоит из семи параграфов, посвященных типологии, происхождению и развитию отдельных видов вооружения, в последнем параграфе главы дается общая картина становления и эволюционного развития комплекса вооружения.
Комплекс вооружения золотоордынского государства (представленный материалами с территории Нижнего Поволжья) отличается большим типологическим разнообразием.
В его состав включены различные категории вооружения для ближнего и дистанционного боя.
Основным видом вооружения является стрелковый комплекс, представленный сложносоставным луком и разнообразными типами наконечников стрел.
Клинковое вооружение представлено в основном слабоизогнутыми саблями.
Менее характерны категории ударного, колющего, рубящего и защитного вооружения.
Условно можно выделить три составляющие компоненты традиционных оружейных культур, оказавшие доминирующее влияние на процесс становления и развития золотоордынского комплекса вооружения:
местный, традиционный элемент, игравший достаточно большую роль именно в становлении комплекса вооружения золотоордынского государства.
Это прежде всего категория метательного вооружения - наконечники стрел.
Большинство типов наконечников стрел, активно использовавшиеся кочевниками Нижнего Поволжья до монгольской экспансии, и далее играли доминирующую роль в оснащении и вооружении воинских формирований.
Образцы клинкового вооружения, а вернее традиционные формы сабельных клинков и деталей гард, закрепили за собой также ведущую позицию в системе вооружения.
Домонгольские и золотоордынские образцы клинкового оружия имеют множество схожих черт.
Комплекс защитного вооружения, а именно кольчужный тип доспеха, производство и боевое применение которого имело устойчивые традиции, также включен в систему вооружения золотоордынского государства.
центральноазиатский элемент, а вернее традиционная и достаточно самобытная оружейная культура, оказавшая определенное влияние на формирование, золотоордынского комплекса вооружения. Прежде всего, это относится к достаточно многочисленной типовой группе наконечников стрел, появившихся на территории Восточной Европы вместе с монгольской экспансией.
Центральноазиатский пластинчатый доспех оказал определенное влияние на конструктивные особенности золотоордынских образцов.
Центральноазиатские панцири (ламеллярный тип) играли доминирующую роль в системе защитного вооружения в период становления золотоордынской паноплии.
Позднее были вытеснены более традиционными образцами, характерными для данного региона.
На материалах клинкового вооружения также можно выявить характерные центральноазиатские элементы.
Это прежде всего находки сабель с территории Приуралья с наклоненными в сторону тупья клинка рукоятями.
Данный технологический прием изготовления был не характерен для территории восточноевропейского региона, и в появлении данных образцов следует искать именно центральноазиатские мотивы.
Находки сабельных перекрестий овальной формы, а именно экземпляр из могильника Жутово (курган № 89), также имеет центральноазиатское происхождение.
культурно-оружейные традиции сопредельных государств, оказавшие определенное влияние на развитие паноплии Золотой Орды.
Это прежде всего элементы ближневосточной, древнерусской, булгарской, кавказской, европейской оружейных культур.
Образцы ударного и рубящего оружия (булавы, топоры) имеют булгарские и древнерусские истоки происхождения.
Находка меча из позднекочевнического погребения в окрестностях города Ленинск также позволяет атрибутировать его как древнерусский образец.
Сабля из могильника Бахтияровка-I (курган № 41), имеет ярко выраженные ближневосточные конструктивные особенности (детали рукояти и гарды).
Очевидно, что и комплекс защитного вооружения испытал определенное влияние со стороны крупнейших ближневосточных, древнерусских оружейных центров - появление кольчужно-пластинчатого доспеха, дополнительных защитных деталей, шлемов.
Комплекс вооружения золотоордынского государства не следует воспринимать как статичное, оформившееся и полностью сложившееся явление.
Система вооружения представляет собой постоянно развивающийся и совершенствующийся механизм, напрямую зависящий от производственных, научно-технических и экономических возможностей государства.
В период расцвета и экономического подъема Золотой Орды производственные и оружейно-технические возможности находились в гораздо более выгодных и благоприятных условиях, нежели в период "великой замятни" и последующих событиях, приведших к полному распаду государства.
Расцвет системы вооружения приходится на середину XIII - первую половину XIV в.
Последующие внутриполитические события в государстве в значительной мере ослабили оружейно-техническую и производственную базу.
Во второй главе диссертационного исследования - "Военная организация золотоордынского государства" - рассматриваются вопросы организации и динамики развития военной структуры государства.
Глава состоит из двух параграфов.
В первом параграфе исследуется система военно-административной организации.
Военно-административное деление всех территорий, входящих в улус, традиционно делилось на центр – кель, западное (правое) крыло – барун-гар и восточное (левое) крыло – джун-гар, с внутренним десятичным делением.
Самой крупной единицей военно-тактической организации являлся туме, (десять тысяч воинов), который в свою очередь делился на минганы (тысячи), джауны (сотни) и харбаны (десятки).
Данный принцип военной организации просуществовал всю историю золотоордынского государства без коренных изменений.
В конце XIII - первой половине XIV в. в Золотой Орде происходит целый ряд государственных преобразований, в ходе которых структура военной организации усложняется.
Появляются новые типы воинских подразделений: пограничные, таможенные, караульные, гарнизонные (внутренние), а также и новые воинские должности.
Главным военно-совещательным органом становится диван.
Военная организация золотоордынского государства принимает более централизованную и организованную форму.
Характерной особенностью вооруженных сил Золотой Орды являлось преобладание и доминирующее положение местного этнокомпонента.
Наряду с коренным населением Дешт-и-Кыпчак в Золотой Орды существовали контингенты войск с территории подвластных и зависимых государств.
Ярко выраженная полиэтничность населения Золотой Орды также подтверждается на основе археологических и палеоантропологических исследований.
Золотоордынские вооруженные силы комплектовались на основе "всеобщей воинской повинности". При этом необходимо учитывать, что стремление мобилизовать максимальное число воинов - это реакция кочевого мира на внешний раздражитель.
В золотоордынском государстве священнослужители, врачи, ученые не допускались к несению обычной военной службы, имея иммунитет - тархан.
Данный институт получает широкое распространение в XIV-XV вв.
Основную часть боеспособных вооруженных сил составляли нукеры – дружинники, профессиональная прослойка воинов.
Из числа нукеров формировалась латная кавалерия, комплектовался младший командный состав. На время ведения крупномасштабных военных кампаний собиралось ополчение - чарик.
Из ополчения формировалась легкая кавалерия, пехотные части, а также всевозможные вспомогательные отряды.
Организация пехотных частей развивалась от простейшей формы - "штурмовая толпа" к более сложно структурированной единице.
На основе анализа золотоордынского комплекса вооружения отмечается общая тенденция к увеличению роли пехотных формирований в системе военной организации государства.
Большая роль в системе организации вооруженных сил золотоордынского государства отводилась гвардейским формированиям. Гвардия - кешик, помимо своего непосредственного военного назначения, выполняла также функции администрации улуса, военно-совещательного органа.
Исходя из этого, гвардию следует рассматривать не только как отборную регулярную часть войска, но и как сложный полифункциональный военный, административно-хозяйственный аппарат устройства ханской власти.
Статистическая обработка археологических памятников с территории Астраханской и Волгоградской областей позволила выявить примерное пропорциональное соотношение численности нукеров и кешиктенов по отношению к рядовому ополчению.
Данная пропорция составляет 1 к 10, то есть на одного профессионального воина приходится десять человек мужского населения, не связанных с ханом обязательными военными отношениями.
На территории личного ханского домена не существовало постоянных боеготовых воинских подразделений, за исключением ханского кешика.
Места дислокации регулярных частей определены по границам государства.
Примечательно также то, что наиболее "богатые" воинские погребения известны на периферии Золотой Орды.
Во втором параграфе "Тактика ведения боевых действий" рассматривается тактическая модель боя, применяемая вооруженными силами золотоордынского государства.
В силу исторических причин, основу и костяк любой кочевнической армии составляют кавалерийские части.
Из многочисленных средневековых нарративных источников видно, что организация и тактика ведения боя кочевников - явление регламентированное, с четко отлаженной структурой.
Основные части имели рекогносцировочные отряды для прикрытия от внезапного нападения со всех сторон.
Построение армии для боя было глубоко эшелонированным.
В центре боевого построения помещались гвардейские части, которые составляли основу, резерв и лучшую часть войска.
Пехотные части размещались в центре боевого построения, и их действия носили многофункциональный характер.
Также в центре боевого построения помещались части латной кавалерии.
Фланги правого и левого крыла, состоявшие из легкой кавалерии, были выдвинуты глубоко вперед относительно центра.
Им отводилась задача окружения противника.
Во время боя для управления войсками также использовались знаковые, дымовые, звуковые сигналы.
Доминирующим видом боевых действий являлся дистанционный бой.
Тем не менее достаточно выразительная серия археологического материала (защитное, клинковое, таранное, рубящее вооружение) говорит о возрастании роли близкого контактного - рукопашного боя.
Основную золотоордынскую тактическую модель ведения боя можно представить следующими этапами:
Маневр глубокого охвата флангов и (или) окружения боевого порядка противника (в зависимости от условий и характера местности) при помощи легкой кавалерии.
Данный этап характеризуется дистанционным стрелковым боем легкой конницы, без прямого контакта с противником.
Стрельба велась двумя основными типами стрел универсальными и бронебойными.
На дальней дистанции использовались небольшие бронебойные наконечники стрел, обладавшие улучшенными баллистическими характеристиками, а на ближней дистанции использовались универсальные наконечники стрел, в силу их большей убойной силы, но имевшие худшие баллистические качества.
Находки наконечников стрел, судя по нижневолжским памятникам, представлены в большей степени универсальными экземплярами, что говорит о сокращении расстояния дистанционного боя и увеличении темпов стрельбы.
Основная задача для легкой кавалерии заключалась в завязке боя, в окружении, в постоянных волнообразных атаках.
Как вариантом или продолжением данного этапа, в зависимости от сложившейся ситуации, мог быть применен маневр так называемого "мнимого отступления" для заманивания противника в более удобное место для атаки тяжелой латной кавалерей, для рассредоточения боевого порядка, для отвода части сил и так далее.
Одним словом, легкая кавалерия применялась для завязки боя, для выявления слабых и сильных сторон противника, для определения его тактических замыслов, для дезорганизации боевого порядка.
Следующим этапом боя являлась атака латной кавалерии с применением таранного копейного удара.
Наносился массированный концентрированный удар.
Это главная фаза ведения боя, от исхода которой зависел результат всего сражения.
Что касается построения тяжелой кавалерии, то это был плотный и сомкнутый строй, типа фаланги, клина, так как при данном построении сила удара максимально эффективна.
Латная конница применялась для нанесения основного таранного, копейного удара, для прорыва боевого построения противника, именно поэтому, строй должен быть сгруппирован; при более свободной формации и построении, тяжеловооруженные всадники, с одной стороны будут более уязвимы для противника, а с другой стороны, не будет достигнута максимальная эффективность данного типа конницы.
Третьей фазой боя являлась рукопашная схватка.
Именно на этом этапе применялись наряду с латной кавалерией также и пехотные части как оптимально приспособленные к плотному контактному бою.
В заключительной фазе, если исход боя был успешным, противник был разбит, бой заканчивала легкая кавалерия, выполнявшая функцию преследования и окончательного разгрома.
Предложенная тактическая модель не является обязательной и постоянно применяемой схемой ведения боя, но в качестве основного и традиционного приема ведения боевых действий ее признать, безусловно, можно.
В зависимости от хода битвы, его тактического рисунка указанные фазы могли поочередно сменять друг друга, чередоваться либо вообще отсутствовать.
Тактические приемы, а также и общий рисунок битвы, напрямую зависят от ряда факторов: от естественно-географического положения, от численности и состава войск противоборствующих сторон, от уровня подготовки, от поставленных задач и т.д.
Золотоордынская тактическая концепция ведения боевых действий, с одной стороны, сохранила и воплотила в себе наиболее традиционные кочевнические элементы, с другой стороны, заметно усиление именно роли плотного контактного боя, о чем свидетельствует выразительная серия находок вооружения и летописные свидетельства современников.
В "Заключении" подведены итоги диссертационного исследования.
Организация военного дела Золотой Орды является особым этапом в развитии военного искусства кочевников.
Привлечение различных категорий источников позволило определить специфику в развитии структуры военной организации государства, основной тактической модели ведения боевых действий и применяемого комплекса вооружения.
Доминирующее положение в комплексе вооружения принадлежит категории метательного оружия.
Выделяется основной тип сложносоставного лука (со срединной фронтальной накладкой), эволюция развития "универсальных" наконечников стрел направлена на усиление их боевых характеристик.
В развитие "бронебойных" наконечников стрел отмечается тенденция в сокращении типов и выделению оптимальных форм.
Указанное явление объясняется увеличением темпов стрельбы и сокращением дистанции боя.
В клинковом вооружении отмечается тенденция к увеличению длины и степени изогнутости клинка, что благоприятно сказывалось на боевой эффективности оружия.
Ударное, рубящее, колющее вооружение отличается большим типологическим разнообразием.
В эволюции развития защитного вооружения отмечается тенденция в усилении существующих типов доспеха, а также появление новых, более качественных образцов (пластинчато-кольчужный тип).
Структура военно-административной организации Золотой Орды принимает более централизованную форму.
Важной закономерностью является увеличение роли пехотных формирований в военной структуре государства.
Золотоордынские вооруженные силы стали массовым и профессиональным явлением.
Традиционная для кочевников совокупность тактических приемов ведения боевых действий, в полной мере нашла свое применение и в военном деле Золотой Орды.
При сохранении прежних тактических приемов, очевидна тенденция к усилению роли тяжеловооруженной латной кавалерии в концепции ведения боя, а также более сложную структурную организацию и боевое применение пехотных частей.
Сохраняется основной принцип ведения боя, характерный для большинства этногосударственных кочевнических образований - ярко выраженный наступательный характер за счет уменьшения обороны.
Динамика развития организации военного дела характеризуется следующими ключевыми этапами:

1) середина - конец XIII века - период формирования золотоордынской военной системы;

2) конец XIII - середина XIV века - процесс централизации военно-административной организации государства;

3) конец XIV - начало XV века - упадок военной системы золотоордынского государства.
Специфика военной организации Золотой Орды заключается в синкретичном слиянии различных военно-культурных инноваций оседлого населения и кочевнических традиций.
Приложение 1 включает в себя глоссарий военных терминов.
Приложение 2 включает в себя список археологических памятников, материалы которых легли в основу исследования комплекса золотоордынского вооружения.
Приложение 3 состоит из иллюстративного материала (миниатюры, схематические рисунки предметов вооружения).
Список работ, опубликованных по теме диссертации:
1. Воронцов И.А. О применении доогнестрельной артиллерии в монгольской армии // Урало-поволжская археология в работах студентов:

Сборник научных трудов.
Волгоград, 2000. - С. 77 - 79.
2. Воронцов И.А. Средневековые погребения в низовьях реки Иловли // Нижневолжский археологический вестник.
Вып.5. Волгоград, 2002. С . 321 - 334.
3. Воронцов И.А. Комплекс вооружения золотоордынского воина (по материалам Авиловского могильника) // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 9, Исследования молодых ученых.
Вып. 2. Ч. 1:

Исторические, философские, филологические и юридические науки.
Волгоград, 2002. С. 56 - 60.
4. Воронцов И.А. Система военной организации Золотой Орды // Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья:

Сборник научных трудов.
Волгоград, 2003. С. 14 - 26 .
5. Воронцов И.А. Гвардейские части в структуре военной организации Золотой Орды // VII межвузовская конференция студентов и молодых ученых г.
Волгограда и Волгоградской области:

Сборник научных трудов. Волгоград, 2003. С. 148 - 149.
6. Воронцов И.А. Тактические приемы золотоордынской армии // Проблемы археологии Нижнего Поволжья:

Материалы I Международной Нижневолжской археологической конференции.
Волгоград, 2004. С. 327 - 329.
7. Воронцов И.А. Золотоордынское клинковое оружие (по материалам Нижнего Поволжья) // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья.
Волгоград, 2005. С. 29 - 39.

Карамзин Н.М. История государства Российского.
Кн.2. Ростов н/Д., 1995; Hammer-Purgstall С. Geschichte der Goldenen Horde.
Pesth, 1840;

Д(Оссон К. История монголов от Чингисхана до Тамерлана.
Иркутск, 1937.
2 Иванин М.И. О военном искусстве и завоеваниях монголов.
СПб., 1846.

3 Байов А.К. Курс истории русского военного искусства.
СПб., 1909;

Марков М.И. История конницы.
Тверь, 1896;

Пузыревский А.К. История военного искусства в средние века.
СПб., 1864.
4 Бескровный Л.Г. Хрестоматия по русской военной истории.
М., 1947;

Разин Е.А. История военного искусства. Т.2. М., 1955;

Строков А.А. История военного искусства.
Рабовладельческое и феодальное общество.
М., 1955.
5 Владимирцов Б.Я. Общественный строй монголов.
Л., 1934.
6 Бартольд В.В. Очерки по истории Семиречья // Сочинения.
Т.2. М., 1963;

Он же.
Кыпчаки // Сочинения.
Т.5. М., 1968;

Бичурин Н.Я. История первых четырех ханов из дома Чингисова.
СПб., 1829;

Он же.
Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена.
М.;

Л., 1953;

Владимирцов Б.Я. Чингисхан.
Петроград, 1922;

Эрдман Ф.И. К истории Чингисхана.
Казань, 1844;

Он же.
Темучин Непреклонный.
Казань, 1862;

Кафаров П.И. Старинное монгольское сказание о Чингис-хане // Труды членов Российской духовной миссии в Пекине.
Т.4. СПб., 1866;

Лэмб Г. Чингисхан.
Властелин мира.
М., 2002.
7 Хара-Даван Э. Чингисхан как полководец и его наследие.
М., 1996;

Вернадский Г.В. Монголы и Русь.
М., 2000;

Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды.
М., 1996;

Насонов А.Н. Монголы и Русь.
М.;

Л., 1940;

Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение.
М.;

Л., 1950;

Каргалов В.В. Великая Русь и Дикое поле.
Противостояние XII-XVIII. М., 1998;

Он же.
Русь и кочевники.
М., 2004;

Федоров-Давыдов Г.А. Некоторые черты военного и мирного быта жителей золотоордынских городов // Сафаргалиевские чтения.
Саранск, 1998;

Он же.
Золотоордынские города Поволжья:

Керамика.
Торговля.
Быт.
М., 2001. С. 225-226.

8 Медведев А.Ф. Татаро-монгольские наконечники стрел в Восточной Европе // Советская археология. - 1966. - №2;

Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII-XV вв.
Л., 1976.
9 Иванин М.И. О военном искусстве и завоеваниях монголо-татар и среднеазиатских народов при Чингисхане и Тамерлане.
СПб., 1875;

Разин Е.А. Указ.соч.
С. 234;

Хара-Даван Э. Указ.соч.
10 Д( Оссон К. Указ.соч.
С.255;

Вернадский Г.В. Указ.соч.
С.124.
11 Анучин Д.Н. О древнем луке и стрелах // Труды V археологического съезда.
М., 1887;

Веселовский Н.И. Свистящие стрелы // Известия археологической комиссии.
СПб., 1909.
12 Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники восточной Европы под властью золотоордынских ханов.
М., 1966.
13 Горелик М.В. Средневековый монгольский доспех // III международный конгресс монголоведов.
Улан-Батор, 1978;

Он же.
Монголо-татарское оборонительное вооружение второй половины XIV - начала XV вв.// Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины.
М., 1983;

Он же.
Ранний монгольский доспех // Археология, этнография и антропология Монголии.
М., 1987; Robison H.R. Oriental armour.
N.Y., 1995.
14 Плетнева С.А. Древности черных клобуков // Свод археологических источников.
Вып.
Е1-19. М., 1973;

Евглевский А.В., Потемкина Т.М. Восточноевропейские позднекочевнические сабли // Степи Евразии в эпоху Средневековья.
Донецк, 2000.
15 Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие.
Лук, стрелы, самострел // Свод археологических источников.
Вып.
Е1-36. М., 1966;

Он же.
Указ.соч.
16 Козин С.А. Сокровенное сказание монголов.
М., 2002.
17 "Мэн-да бэй-лу" // Памятники письменности Востока.
Т.XXVI. М., 1975
18 Иванов А.И., Вознесенский Н.И. Походы монголов на Россию по официальной китайской хронике Юань-ши.
СПб., 1914.
19 Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров в XIII-XIV вв. о татарах в Восточной Европе // Исторический архив.
Т.III. М.;

Л., 1940.
20 Джиовани дель Плано Карпини.
История Монгалов.
М., 1997;

Путешествие в Восточные страны Гильома де Рубрука.
М., 1997.
21 Матузова В.И. Английские средневековые источники IX-XIII вв.
Древнейшие источники по истории народов СССР. М., 1979;

Фома Сплитский.
История архиепископов Салоны и Сплита.
М., 1997;

Никифор Григора.
Римская история, начинающаяся со взятия Константинополя латинянами.
Рязань, 2004;

Георгий Пахимер.
История о Михаиле и Андронике Палеологах.
Рязань, 2004.
22 ПСРЛ. Т.1. СПб., 1848;

ПСРЛ. Т.2. М., 1962;

ПСРЛ. Т.3. М.;

Л., 1950;

ПСРЛ. Т.4. СПб., 1848; ПСРЛ. Т.10. М., 1965.
23 Изборник.
Повести Древней Руси.
М., 1986.
24 Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды.
Т.I. СПб., 1884;

Золотая Орда в источниках.
Т.1. М., 2003.
25 Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды.
Т.II. М.;

Л., 1941;

Золотая Орда в источниках.
Т.1. М., 2003;

Рашид-ад-Дин.
Сборник летописей.
М., 2002.

26 Хроника Мхитари Айриванеци // Армянские источники о монголах.
М., 1962.
27 Киракос Гандзакеци.
История Армении // Памятники письменности Востока.
Т. LIII. М., 1976.
28 Strakosch-Grassmann G. Der Einfall der Mongolen in Mitteleuropa in der Jahren 1241 und 1242. Innsbruck., 1893.
29 Армянские источники о монголах.
М., 1962.

22 1