• Название:

    Покидая дом

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Покидая дом.
Что-то произошло, но я не мог разобраться.
Всего три дня назад у меня не было ни малейшего разумения по поводу того, что случилось с моей жизнью, какой отравой наполнилось каждодневное существование.
Звучит это все пессимистично, но не сказал бы, что происходит что-то плохое, ничего такого.
Это очень трудно выразить, даже не представляете, каких усилий стоит каждая строчка.
Недавно у меня появились некоторые мысли касательно моего состояния.
Не уверен, что они истинны и отражают объективную сторону происходящего, но я не хочу их потерять, а посему выплескиваю содержимое головы на бумагу.
Знания в чернила!,- так звучит для меня гимн всех литераторов.
Хотя "знания" - не совсем подходящее слово.
На этой планете проживает масса людей способных выдуть потрясающий сюжет из пальца, не утруждая себя сбором материала; и вот думай, уважать их или презирать (в тайне завидуя).
Для полноты картины хотелось бы рассказать все с самого начала.
Не волнуйтесь, это не будет длинная предыстория, с которой автор заставляет ознакомиться ради самого интересного, последних трех абзацев.
Я постараюсь высказываться кратко, не вызывая ни у кого отрицательных эмоций: только факты, скрашенные толикой писательского шарма, без которого я, увы, обойтись не в силах.
Так уж вышло, что мне неполных восемнадцать лет.
И будучи свободным, стремящимся к независимости молодым человеком, я сорвался с насиженного места и покинул родительский дом.
Стал на пару с хорошим другом снимать небольшую квартирку.
В таких случаях обычно употребляют слово "уютную", но сегодня не тот день - никаких банальностей, и квартира не отличалась особой комфортабельностью.
Отъезд из дома, в котором провел всю жизнь кажется значимым событием.
Тут имеется ввиду не физическое месторасположение определенного строения, где ты родился и почему-то прожил семнадцать с лишним лет, нет.
Я говорю о другом доме.
О том, что рядом с родителями.
С рождения, мы все подле них, держимся за их рукав и постигаем мудрость мира именно с их помощью.
И вполне естественным представляется уход ребенка (который уже давно не ребенок) из под маминого одеяла, навстречу своей собственной, новой жизни.
Звучит все это конечно прекрасно и может быть в фильмах или у особо удачливых (или неудачливых) детей так и происходит.
Но мой случай оказался приземленнее.
Расставание пришлось на университетскую сессию и ни о какой работе не могло идти и речи, к тому же мне до сих пор не стукнуло восемнадцати, и вскоре выяснилось, что найти приличное место для заработка возможно лишь будучи совершеннолетним.
Я клоню к тому, что та независимость, которая грезилась в фантазиях, ускользнула от меня.
Даже не так: в какой-то момент я просто понял, что мне до нее еще идти и идти, карабкаться и взбираться, преодолевать настоящие трудности, которые до сих пор обходили меня стороной.
На какой-то период времени, я даже рад был такому объяснению.
Но и реальных трудностей я не встретил.
Все оставалось по-прежнему.
Деньги все также текли из родительского кошелька, а мои попытки отказываться от еды, что мама складывала в пакет, выглядели просто жалкими.
Ко всему этому стоит прибавить, что и города родного я не покинул.
Обстоятельства сложились так, что даже район мне сменить не довелось.
Вот и уехал, считай, на задний двор.
Как будто переезд - очередное увлечение, не более серьезное, чем игра в настольный теннис.
Хотя поначалу я серьезно переживал.
Со стрессом перенес перенос вещей.
Даже сны терзали, не давали покоя мысли о смене жилья, о смене устоев, к которым успел привыкнуть.
Первые пару месяцев все было сказочно и солнечно: получалось именно так, как я того желал.
Я наслаждался независимостью, гуляя с друзьями и не заботясь ни о чем, думая только о себе и не волнуясь за мать.
Все было прекрасно.
У меня отлично получалось совмещать все стороны своей жизни.
Каждодневность оставалась нетронутой.
По несколько раз за неделю я наведывался к родителям, и мы занимались обычными вещами: готовили, смотрели кино, болтали.
И лишь ночевал я в другом месте.
Часы занятий не изменились.
Ничего не поменялось, так это выглядело.
Может кто-нибудь еще переживал нечто подобное, и тогда вам легче следить за нитью повествования, которая, на первый взгляд, отсутствует.
Так прошло около двух или трех месяцев.
И вдруг все круто изменилось.
Точнее, переменилось мое отношение к этому самому всему.
Я по прежнему приходил к родителям, открывал дверь своим ключом, располагался на диване и тому подобное.
Независимость, та недостижимая, к которой я стремился вначале, отошла на задний план, уступив место вещам более обыденным.
Встречи с родственниками казались необходимостью, которой ни в коем случае нельзя пренебрегать.
А что же изменилось? Вот, где начинается мыслеизлияние, ради которого я сегодня сел за монитор компьютера, и ради которого выстучал уже четыре тысячи знаков на черной клавиатуре.
Сегодня утром я проснулся и, как обычно, отправился в университет.
Не стану углубляться, только скажу, что до шести часов вечера сутки являли собой тот же процесс, что и всегда.
Ничего нового.
Ближе к вечеру я покинул квартиру и направился в сторону родительского жилья.
Я отпер дверь, их еще не было дома, и зашел внутрь.
Спустя пятнадцать минут в пустых комнатах, мне стало не по себе.
Наверно лучше не вдаваться в физические перемещения моего тела от окна к окну в поисках занятия, а углубиться в подсознание, потому что до сознания еще не докатилась волна понимания.
Мне было скучно.
И совершенно нечего делать.
Стены, в которых я провел не один год своей жизни, показались чужими, они стали чужими.
Ни книжные полки, ни компьютер, ни телевизор, ничего больше не привлекало меня тут.
Я чувствовал себя неловко и аккуратно прикасался ко всему, к чему протягивал руку.
Все казалось таким незнакомым, и ощущение было как будто я... в гостях.
Мы хотели посмотреть кино с мамой, но когда она, наконец, пришла домой, у меня отпало всякое желание.
На тот момент я еще не осознавал происходящего, выводы сделал лишь позже, ночью, когда не мог сомкнуть глаз.
Я просто сидел и поддерживал разговор.
Спустя час, я пулей вылетел из их дома.
Пожалуй, этому поспособствовал и еще один факт, немаловажный в моей истории.
Мой сосед по комнате позвонил и сказал, что уже вернулся домой, и спросил, когда вернусь я.
Мне почему-то очень хотелось поскорее оказаться там, дома.
Там веселее, думалось мне, там я почувствую себя хорошо.
С подобными мыслями, я примчался домой.
Сосед смотрел бредовую передачу по телевизору и как только я перешагнул порог, заявил, что он ложится спать, ведь ему так плохо, что хоть не разговаривай.
В голове пронеслось воспоминание о том желании, с которым я убегал от матери и спешил сюда.
Сейчас оно казалось абсурдным и не имеющим никакого основания.
Тогда же мне было неуютно оставаться в родительском доме.
Что происходит?
Я постарался соединить две ситуации в своей головушке и именно в тот момент на меня снизошли первые догадки о причине душевного разлада.
Возможно, это прозвучит чересчур научно и сухо, но мне наплевать: я всего лишь пытаюсь разобраться.
Когда я жил с родителями, мне было на что потратить свободное время, было для чего и для кого разгребать свои хвосты.
Я хотел выкроить пару часов на приятный вечер с фильмом и смеющейся мамой.
Так было и после моего отъезда, вплоть до сегодняшнего дня.
Процесс, конечно, есть процесс и все произошло не моментально, но окончательно и бесповоротно я принял такое положение дел лишь сегодня.
Вырос мальчик.
Но проблема не в этом.
Если быть откровенным, то пока что и проблемы никакой озвучено не было, не так ли? Вопрос в другом.
После неудачной попытки обыкновенной психологической разрядки в доме родителей; той, к которой я привык, той, что осталась от предыдущей жизни, я попытался найти ту самую разрядку в новой жизни.
Я прискакал домой и обнаружил вырубающегося друга, который не мог дать того, к чему привыкло мое разбалованное сознание.
И вот где встает вопрос своеобразного одиночества.
Не того, от которого стоит бежать, другого, того, что следует принять.
Я не могу расслабиться.
Родители всегда присутствовали в мой жизни, и отдых постоянно был связан с ними, но теперь, когда я остался без них, я попал в тупик, уперся в психологический барьер.
Я все же приобрел некоторую независимость.
Но с ней в комплекте шла не одна проблема, которую надо было решать.
И что теперь? Я сижу и наполняю пустые страницы словами, ожидая, что от этого станет легче, как всегда становилось при изложении чего-либо на бумаге.
Я не перестал учиться и заниматься каждодневными делами, рутина никуда не исчезла.
Но я перестал давать себе отдых.
В жизни возникла некая пустота.
Очень неудобно, когда та часть тебя, что всегда была заполнена, вдруг пустеет.
Это пространство зудит, и я никак не могу привыкнуть.
Похоже на неожиданное прекращение всяких сновидений.
Ведь во снах, у людей происходит разрядка невыработанных эмоций, и на утро жизнь снова прекрасна, а без них (снов) мы становимся раздражительными и далеко не самыми приятными существами.
Я не стал более надоедливым или агрессивным.
Пока не стал.
Просто появилась пустота.
Я пока что мало знаю о ней.
Может быть, все живут с чем-то вроде этого? До тех пор пока не найдут кого-то настолько же близкого как мать в те далекие -надцать лет.
И только такой человечек вновь заполнит сосуд радости.
Возможно такое? Или дело во мне?
Я не знаю.
Но пока что пустота со мной.
Как домашний зверек.
Или даже не домашний, а уличный бродячий кот, что увязался по пятам, хотя его никто не просил, не звал.
Я лишился своего уютного местечка и не приобрел ничего облекаемого в слова взамен.
Я говорю так, потому что даже если бы у меня был выбор покидать ли родительский дом, я бы снова воспользовался той возможностью.
Что-то я все же получил.
И даже если я остаюсь внакладе, это не означает, что сделка невыгодна.
Любой шаг по направлению к будущему стоит того, с чем мы столкнемся потом.
А переживания... с ними я как-нибудь справлюсь.
Вы мне верите?
сентябрь 2010 г