• Название:

    Юки Хирано Полуночная Мелодия

  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: DOC
  • или
Общежитие академии.
Ночь
Масато не спалось.
С ним это часто случается, поэтому он уже привык бродить ночами по общежитию или по парку возле него.
Хиджирикава уже хотел подняться к себе в комнату, как услышал едва различимую мелодию.
Кто-то играл на рояле, на котором обычно любил играть Масато.
Он решил узнать, кто это играет и пошёл на источник звука.
Когда он пришёл, то увидел сидящую за роялем девушку.
Она была очень красива.
У неё были длинные синие волосы, собранные в высокий хвост, пушистый веер ресниц и красивые тонкие, длинные пальцы.
Глаза её были закрыты, так что он не мог узнать какого они цвета.
Масато тихо подошёл ближе, чтобы не потревожить её. Он не хотел, чтобы мелодия кончалась.
Но вот музыка затихла, и девушка открыла глаза.
Её большие глаза имели цвет тёмного аметиста.
- Что это за мелодия? - спросил Масато. - Она кажется мне знакомой, но я не могу вспомнить точно.
- Моцарт, симфония №6, музыка ангелов, - с мягкой улыбкой сказала девушка.
В комнате повисла тишина, и Масато решил нарушить её, спросив:
- Как тебя зовут?
- Я Фукуда Нарико.
А ты?
- Я Хиджирикава Масато.
- Приятно познакомится! - Нарико слегка склонила голову.
- Я тебя раньше никогда не видел.
Что ты здесь делаешь?
- Я три дня назад перевелась из другой музыкальной академии.
Я композитор, а так же я сама пишу тексты к музыке и исполняю их, - всё с той же улыбкой сказала она.
- А почему ты перевелась?
Улыбка девушки угасла и она ответила:
- Директору нашей академии не нравилось то, что я пишу песни для самой себя.
- Как у тебя получается писать одновременно и текст, и музыку?
- Не знаю.
Иногда я сначала пишу музыку, а текст как-то сам придумывается, а иногда я сначала напишу текст, и потом уже накладываю на него мелодию.
Всё зависит от вдохновения, - она замолчала и посмотрела на Хиджирикаву:

- А ты исполнитель или композитор?
- Я исполнитель, - ответил Масато, - состою в группе Стариш.
Наш композитор Нанами Харука.
- Ааа… Я слышала песни вашей группы.
Мне очень понравилась ваша первая песня.
- Спасибо.
Постепенно их разговор перешёл на другие темы и, разговаривая обо всём на свете, они проговорили почти до рассвета.
Только когда Нарико уже начала клевать носом, им пришлось разойтись по своим комнатам.

После этого разговора Масато не стал ложиться спать, а начал писать слова к новой песне.
Эта девушка его чем-то вдохновила, и поэтому на этот раз у него не было проблем с написанием, слова сами возникли у него в голове.
***
Когда он пришёл в столовую, все ребята уже сидели за столом.
- Доброе утро, Хиджирикава-сан, - поздоровалась с ним Нанами. – Вы сегодня поздно.
- Доброе утро, - ответил Масато.
- Эй, Хиджирикава, - Рен внимательно посмотрел на соседа по комнате, - что-то ты какой-то бледный и круги под глазами появились.
С каких это пор ты не спишь по ночам? Или у тебя девушка появилась?
- Это не твое дело, Джингуджи.
- Действительно, Хиджирикава-сан, у тебя вид не здоровый.
Ты не заболел? - с беспокойством спросила Нанами.
- Всё в порядке.
Конечно, никто не поверил ему, но допрашивать больше не стали и продолжили завтракать.
Как и всегда, Нацуки пытался накормить всех свой "домашней и полезной" едой, а Шо пытался всех от этого спасти.
- А вы знали, что к нам перевелась новая девушка? - спросил вдруг Рен. - Я слышал, она красива и талантлива.
Она пишет и музыку, и стихи.
Интересно, как её зовут?..
- Её зовут Фукуда Нарико, - холодно сказал Масато.
- Когда это ты успел с ней познакомиться? Или ты её до этого знал? - заинтересованно спросил Рен.
- Это не твоё дело, Джингуджи, - с раздражением сказал Хиджирикава.
- Так она тоже композитор? - вмешалась в разговор Харука.
- Она исполняет песни собственного написания, - ответил Масато.
- Ну, Маса-кун, ну скажи, откуда ты её знаешь, - начал канючить Отоя.
- Это не ваше дело, - стоял на своём Масато.
- Итоки-кун, Рен-сан, если он не хочет говорить, пусть не говорит, - сказала Нанами, хоть ей и смой было интересно услышать о новом композиторе.
- И правда, давайте не будем лезть в Маса-куну, а пойдём на репетицию, - сказал Отоя.
***
После их встречи прошло несколько дней, Масато больше не встречал Нарико.
Он уже даже начал за неё беспокоиться, но однажды Хиджирикава один пошёл гулять по городу и забрёл в парк с небольшим озером, где увидел Нарико.
Девушка сидела на лавочке и что-то писала.
Она периодически что-то зачёркивала и иногда останавливалась, принимаясь грызть карандаш.
Масато подошёл к ней и поздоровался.
Девушка, услышав рядом с собой чей-то голос, вздрогнула и подняла голову.
Увидев Масато, она облегчённо вздохнула и улыбнулась ему.
- Привет, - ответила Нарико.
- Что ты здесь делаешь? – спросил Масато.
- Да вот, пришла посидеть у воды в тишине, сосредоточиться, - девушка посмотрела на записи на своих коленях и, заметив заинтересованный взгляд Хиджирикавы, сказала:

- Мне предложили написать песню для одного аниме, но у меня что-то в последние дни вдохновения нет.
Музыку вот написала, а текст не выходит.
- Бывают и такие моменты, - кивнул Масато. - Когда мы с Токией писали текст к песне, у нас тоже поначалу ничего не выходило.
- И как же вы всё-таки справились?
- Нам помогли наши друзья.
Они нас поддерживали и мы смогли собраться.
- Хмм, - Нарико нахмурилась, задумавшись, - поддержка значит.
Я привыкла делать всё самостоятельно, поэтому не знаю, что это такое.
- Может, тебе чем-нибудь помочь?
- Если тебе не сложно, то можешь помочь мне с текстом? – с осторожностью спросила девушка. - Я не могу придумать даже тематику для песни.
- Давай вместе подумаем, что можно сделать, - Масато сел рядом с Нарико и взял в руки листы, которые лежали на её коленях.
Вскоре наступил вечер, и солнце начало садиться.
Последние лучи солнца, заходящего за горизонт и отражающегося в воде, освещали их лица.
Солнечный свет начал постепенно угасать и когда уже почти совсем стемнело, они смогли придумать только основную тематику песни, поэтому они решили, что продолжат завтра и Масато предложил Нарико проводить ее до общежития.
Они шли по улицам города в молчании, и девушка украдкой глядела на пианиста, не решаясь завести разговор.
Но она и не подозревала, что едва стоило ей отвести взгляд, как Масато, думая, что делает это незаметно, тоже смотрел на неё. У входа в общежитие им пришлось распрощаться и разойтись в разные стороны.
Когда Масато вернулся в свою комнату, Рен уже был там.
Он как всегда играл в дартс и поначалу не обратил особого внимания на возвращение соседа.
- Хидзирикава, а где ты пропадал весь день? Мы хотели собраться и начать репетировать, но мы не смогли тебя найти,- сказал Рен.
- У меня были дела,- ответил Масато.
- Это на тебя не похоже, - с удивление сказал Джингуджи, - не часто ты так рьяно что-то скрываешь.
- Ты сам не часто делишься своими секретами, - как бы с безразличием ответил Масато.
- Значит, это действительно что-то важное, раз ты даже тему переводишь, - с усмешкой сказал Рен и вышел из комнаты.
- Думай, что хочешь, - в тишину ответил Масато.
***
Как они и договаривались, Масато и Нарико встретились на следующий день в парке.
Правда в этот раз погода их подвела, и вместо вчерашнего солнечного дня их ждало облачное небо холодный ветер, но это не помешало им приступить к написанию песни.
Вместе с Масато они смогли в этот день не только определиться с тематикой, но и уже почти дописали текст, как вдруг на небе начали сгущаться тучи.
- Нарико, давай продолжим завтра, начинает холодать и может пойти дождь, - посмотрев на небо, сказал Хиджирикава.
- Хорошо, - Нарико поклонилась Масато, - спасибо, что помогаешь мне.
- Да я ничем особенно тебе не помогал, почти всё придумала ты сама, - удивлённо ответил парень. - Пойдём, а то скоро дождь начнётся.
- Пойдём.
Они уже были на полпути к общежитию, как вдруг усилился ветер и пошёл дождь.
Сначала это была мелкая морось, но вскоре пошёл сильный ливень.
Как назло, никто не взял зонт, и рядом не было никакого навеса, где можно было бы переждать дождь.
Пока искали, где укрыться от ливня, они полностью промокли.
Масато и Нарико стояли в беседке недалеко от общежития.
Дождь кончился довольно быстро, но Нарико не была одета для такой холодной погоды и к тому же промокла, поэтому она сильно замёрзла.
Масато снял с себя пиджак и, накинув на плечи девушки, они оба побежали в общежитие.
На следующий день, когда она не смогла встать с кровати из-за температуры и головокружения, она набрала номер Масато.
Короткие гудки, казалось, звучали вечность, но вот, наконец, послышался знакомый голос:
- Алло...
- Здравствуй, Масато-сан.
Прости, но сегодня у нас не получится встретиться, - хриплым голосом сказала Нарико. - Я, похоже, заболела после вчерашнего.
- Насколько всё серьёзно? – тут же спросил Масато.
- Горло болит, температура поднялась, и голова кружится, - не раздумывая, ответила девушка, удивлённая таким вниманием.
- Я скоро приду.
У тебя есть нужные лекарства?
- Не нужно так беспокоиться, у меня всё есть, - сказала Нарико. - Тебе не стоит приходить, ещё заразишься сам...
- Я буду через полчаса, - сказал Масато и бросил трубку.
Спустя двадцать минут дверь комнаты Нарико открылась, и зашёл Масато, тут е увидев, что дела обстоят хуже, чем он думал.
Он стремительно направился к кровати, в которой лежала девушка, и поставил на прикроватный столик пакет с лекарствами.
- Масато-сан, не нужно было… - возразила было Нарико, но Масато её проигнорировал, тут же начав её отчитывать:
- Нарико, так нельзя, стоит вызвать скорую помощь! - Хиджирикава дотронулся рукой до её лба. - И у тебя очень высокая температура!
- Да ничего страшного, - девушка попыталась улыбнуться, - я выпила лекарство и она скоро спадё...
И тут Нарико потеряла сознание.
- Нарико! – Масато подскочил к девушке и попытался привести её в чувство, но, потерпев неудачу, сразу же вызвал скорую и Нарико увезли больницу.
На следующий день Масато пошёл к Нарико в больницу.
Он вошёл в палату к Нарико и увидел, как она лежит, с грустью глядя в окно.
- Привет, Нарико, - поздоровался Масато. - Что-то случилось?
- Привет, - ответила девушка, взглянув на своего гостя, - Из-за того, что я попала в больницу, я не успею записать песню.
- Не сдавайся просто так! – воскликнул парень. - Какие у тебя сроки сдачи песни?
- Через 3 дня, - ответила Нарико, - но врачи сказали, что мне ещё примерно неделю в больнице лежать.
- Но может тебя смогут на пару часов отпустить? – не теряя надежды, спросил Хиджирикава.
- А что мне дадут эти два часа?! Песня ещё даже не готова! - в отчаянии Нарико уже почти начала кричать.
- Успокойся! – сказал Масато, пытаясь успокоить девушку. - Не кричи, голос окончательно сорвёшь.
Мы можем в больнице дописать песню, а мелодию я могу записать академии.
- Но там же несколько партий, - удивилась Нарико, всё ещё не веря в то, что всё может получиться.
- Основную партию можно сыграть на пианино, а с остальными ребята из Стариш, если что, помогут.
А после того, как я запишу мелодию, ты сможешь начать понемногу репетировать, а потом мы просто можем приехать на пару часов в студию и записать саму песню.
Нужно только договориться с врачом, чтобы он тебя отпустил.
- Думаю, это хорошая идея, - задумчиво сказала девушка, - но сможем ли мы договориться с врачом?
- Я позже сам с ним поговорю.
Давай сейчас допишем песню, - Масато улыбнулся и лес на кровать рядом с Нарико.
- Да.
Постараемся! – тут же воодушевилась девушка.
Спустя 3 часа они смогли дописать песню, и Масато, узнав у Нарико имя её лечащего врача, пошёл с ним договариваться.
Он нашёл его в ординаторской.
- Здравствуйте, Омизуки-сан, - начал Масато, - меня зовут Хиджирикава Масато.
Я бы хотел узнать, сможете ли Вы отпустить пациентку Фукуда Нарико через три дня? - спросил Масато.
- Я не думаю, что к тому времени она уже выздоровеет, - покачал головой доктор. - У неё тяжело протекает простуда и если её отпустить так рано, могут начаться осложнения, - сказал он.
- Но это всего на пару часов, - начал упрашивать Хиджирикава. - У неё очень важная запись, она так старалась написать эту песню, но отложить её запись нельзя.
- Я понимаю, но её от этого может стать хуже.
- Я её друг и прослежу за тем, чтобы она не перенапрягалась, - заверил мужчину Масато. - Просто для неё это очень важно.
- Хорошо, Хиджирикава-кун, - сдался доктор, - но только под твою ответственность и только на два часа, и если Фукуда-сан к тому времени будет лучше.
- Спасибо, Омизуки-сан.
Масато поклонился и вернулся в палату Нарико.
Он был рад, что ей всё-таки дали разрешение выйти из больницы, зашёл в палату, и, увидев взволнованное лицо Нарико, поспешил её обрадовать:
- Врач разрешил тебе поехать в студию, если к тому времени тебе станет лучше.
- Правда? – воодушевлённо спросила Нарико и, когда Масато кивнул, широко улыбнулась:

- Это здорово!
- Думаю, теперь тебе нужно сейчас отдыхать, а я пойду записывать музыку, - сказал Масато. - Когда всё будет готово, я тебе принесу запись.
- Хорошо! – девушка кивнула. - Надеюсь на тебя.
Нарико попрощалась с Масато, и он вышел из палаты.
Масато пошёл в общежитие, чтобы найти Рена и Итоки, ведь ему понадобится их помощь с записи музыки.
Сначала он пошёл в свою комнату, потому что был уверен в том, что Рен скорее всего там.
И оказался прав: он возился со своим саксофоном.
Увидев Масато, Рен сказал:
- Хиджирикава, опять ты весь день не было.
Может, всё-таки расскажешь, где ты в последнее время пропадаешь?
- Насчёт этого я и хотел поговорить, - ответил Масато. - Мне нужна твоя помощь.
- Ого, - удивился Джингуджи, - не ожидал, что ты обратишься ко мне с просьбой.
И чем же я могу тебе помочь?
- Мне нужно записать музыку, но одной партии пианино будет не достаточно, - объяснил
Хиджирикава.
- А зачем тебе записывать музыку? – спросил Рен. - Саотоме вроде не давал никаких заданий.
- Это музыка не для меня, - сказал Масато. - Так ты мне поможешь? Её нужно записать в ближайшее время.
Лучше до завтрашнего вечера.
- Ну раз уж это ты меня просишь, то я тебе помогу, - ухмыльнулся Джингуджи.
- Спасибо, - Хиджирикава поклонился, вызвав ещё большее удивление соседа по комнате. - Теперь осталось найти Отою и спросить, сможет ли он помочь мне.
- Думаю, Итоки не откажется.
Когда они нашли Итоки и спросили его о помощи, он согласился.
Поэтому оставшийся день они учили свои партии и репетировали, а на следующий день пошли записывать музыку.
Так что в обед музыка была у Нарико.
К тому времени температура уже спала, и девушка могла нормально говорить и даже петь.
Сейчас Нарико просто сидела на кровати, и Масато сидел рядом с ней на стуле.
- Спасибо тебе, Масато-сан, ты мне стольким помог.
Теперь я только смогу записать эту песню, - радостно сказала Нарико и в порыве чувств обняла Масато, но потом она опомнилась и отодвинулась от него. - Извини, Масато-сан.
- Да ничего.
Я рад, что смог тебе помочь, - отвернувшись, смущённо сказал Масато. - Теперь осталось только записать песню.
Теперь всё зависит от тебя.
Постарайся.
- Да!
Через 2 дня они поехали в студию записывать песню.
Нарико не терпелось поскорее приступить к записи, поэтому весь оставшийся путь она практически извелась: ёрзала на своём месте, постоянно доставала текст песни, пыталась начать репетировать, но каждый раз её останавливал Масато, беспокоясь о голосе Нарико, и она снова убирала текст обратно в сумку, но вскоре доставала его вновь.
Когда они приехали в студию, девушка чуть ли не бегом направилась в комнату звукозаписи, но её тут же снова остановил Масато, заявив, что Нарико всё ещё больна и ей не стоит бегать, тогда девушке пришлось поумерить свой пыл и идти спокойно.
Когда, наконец, они смогли начать запись, Нарико с первого раза смогла спеть песню так, как и задумывала.
Она была так счастлива, что как только закончилась запись, она повисла на шее Масато и сказала:
- Спасибо большое, Масато-сан, если бы не ты, я бы не смогла этого сделать.
СПАСИБО!
Он был смущён её поведением, но при этом счастлив, что смог ей помочь.
- Ты молодец! Ты справилась!