• Название:

    Сценарий спектакля 'Колесо' 2002 г.

  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: DOC
  • или



FOPAJARO, Алматы, 2002
(Илья Киреев, Илья Одегов и Тимур Актаев)
представляет:
К О Л Е С О
Пьеса в 5-и актах

Акт 1. Всё
Ширмы занавеса сдвинуты неплотно.
Между ними установлена деревянная дверь, вернее только дверной проём, и сквозь него видно, как по сцене бегают люди.
Это вестники.
Возможно, они в белых одеждах.
Ширмы раздвигаются и дверь с грохотом падает на сцену.
Вестники вытаскивают белый экран, на котором крутится тень от огромного колеса.
Некоторые из них устанавливают его, а другие бегают по сцене, словно что-то ищут.
Изредка можно разобрать:

Где камни? Камни-то где.
Слева и справа от сцены сидят музыканты за грубо сколоченными каркасами, заклеенными бумагой.
Видны только их тени.
Когда экран установлен, со сцены все исчезают, кроме одного из вестников, который выносит из-за кулис огромный камень.
Он проносит его через всю сцену и как только скрывается, остальные вестники вновь начинают бегать по сцене и что-то кричать.
Занавес.

Акт 2. Восток

На сцене стоит экран, на котором крутится тень от колеса, и небольшая ширма, и на некотором расстоянии от неё – бутафорский проектор со шнуром, уходящим куда-то вверх.
Выходит Азиоп с рюкзаком.
Подходит к проектору и долго стоит неподвижно, глядя на него.
Затем, уходит за кулисы и возвращается с большими плоскими предметами.
Это – слайды.
Азиоп подходит к проектору и вставляет первый слайд.
Включает проектор.
На экране появляется изображение гор, дерева, облаков.
Азиоп садится в позу сейдза и очень долго смотрит на экран.
Через некоторое время облака начинают двигаться.
Затем он вставляет следующий слайд.
На экране – традиционный японский театр Кабуки.
Азиоп достаёт из рюкзака старую потёртую маску и начинает двигаться и петь, изображая игру.
Следующий слайд – японское метро.
На экране – толпа людей, плотно стоящих в вагоне.
Азиоп раскачивается, сжимает плечи, держит руки так, будто бы держится за поручни.
Затем, он вставляет новый слайд.
На экране маршируют корейские comfort-women.
Азиоп долго смотрит на экран, достаёт из рюкзака короткий вакадзаси, обматывает живот белой тряпкой и делает харакири.
Он падает на пол, и, из последних сил, дёргает за шнур проектора.
На сцену падает камень, привязанный к концу шнура.
Занавес.

Акт 3. Изнанка

На сцене колесо, тень от которого падает на экран.
Действие словно происходит по ту сторону экрана.
Колесо крутит один из вестников в больших наушниках.
Возле него лежит камень из первого акта.
На полу лежит Азиоп.
Через некоторое время, он встаёт и идёт в сторону колеса, раздеваясь по пути.
Заходит за колесо он практически голый.
Перед тем, как зайти за экран, Азиоп взваливает на спину камень.
Начинает играть японская мелодия наоборот, постепенно она превращается в хаотический набор шумов, звуков, мелодий, и вскоре опять возвращается в нормальную, но европейскую (классическую) музыку.
Из-за экрана появляется другой человек, который тащит на спине ещё одного.
Он оставляет его на полу и скрывается за кулисами.
Занавес.

Акт 4. Запад

Слева и справа от сцены сидят музыканты за грубо сколоченными каркасами, заклеенными бумагой.
Видны только их тени.
На сцене стоит экран, на котором крутится тень от колеса.
Перед колесом стоит стол.
На столе бумаги, книги, карандаши.
За столом сидит человек в маске.
Это Внутренний Голос.
Человек в точно такой же маске лежит на полу возле стола.
Его имя – Тут.
Звучит музыка в исполнении боковых теней.
Его путь неисповедим
Колесо крути
Вдалеке ещё горят огни
Колесо-колесо-колесо
Крути-крути-крути…
Под эту музыку герои начинают говорить и двигаться.
Тут ползает вокруг стола.
Внутренний Голос читает вслух одну из бумаг со стола.
ВГ:

Границы мира внезапно раздвинулись, и моё сознание вдруг наполнилось образами предметов, имя которым я не знал.
Я содрогался, когда познал движение, я просто дрожал, когда позабыл ощущение собственного пространства.
Мои конечности выходили из-под контроля, в то время, пока секунды заполняли мою память. (Пауза.
Тут поднимается на корточки и танцует вокруг стола).
Первое время я терял сознание несколько раз в сутки.
Границы мира, окружающего меня, были столь широки, что я не мог окинуть его взглядом, тем более осознать его, однако, я сразу понял, что за всем этим таится нечто более громадное и страшное, то, к чему я, в принципе, стремиться не мог – оно само стремилось ко мне.
Меня не покидало чувство предопределённости бытия – я выплёскивал в крике страх существования и готовился к борьбе.
В течении многих лет, я сознательно увеличивал своё тело в размерах. (Пауза.
Тут медленно разгибается, встаёт и продолжает танцевать вокруг стола).
Моё тело разрасталось, и время продолжало заполнять пустое пространство внутри меня.
В результате, я постепенно начал воспринимать окружающий мир, как нечто само собой разумеющееся.
Я дал ему имя – Здесь.
После этого, я дал имя себе – Тут.
Отныне, прошу так меня и называть.
Тут останавливается, срывает с себя маску и кланяется залу.
Становится понятно, что он и есть тут.
Внутренний Голос тоже срывает маску и говорит, не вставая, сухим официальным тоном.
ВГ:

Добрый вечер.
Тут (вздрагивает и оборачивается):

Добрый вечер…
ВГ:

Ваше имя? Дата и место рождения?
Тут (недоумённо):

Тут…я.
ВГ:

Отлично.
Что вы уже знаете о себе?
Тут (смущённо):

Да… практически ничего.
ВГ:

Ничего.
Что вы понимаете под словом НИЧЕГО? Отсутствие существования, не так ли?
Тут:

Так.
ВГ:

Ага.
Значит, вы практически не знаете об отсутствии существования самого себя? Скажите-ка, (подзывает Тута, говорит тише, будто по секрету) вы ведь не признаёте себя человеком по имени Тут?
Тут:

Нет, вы не так поняли меня.
ВГ:

Я всё понял правильно.
Не перебивайте меня, молодой человек.
Вы, кажется, танцевали? Что ж, танцуйте, танцуйте.
Внутренний Голос встаёт и уходит за экран с колесом.
Звучит музыка.
Во все стороны
Из меня
Что-то торчит
Что-то торчит
Тут разглядывает себя.
Тут:

Вот я какой.
Во все стороны из меня что-то торчит.
Конечности.
Две левых, две правых, одна промежуточная – потенциальный отец миллионов.
И главное – центр, пуп, омфал.
Вот он я, смотрите.
Кем я был раньше? Кем я стану потом? Впрочем, не важно.
Кто я теперь, здесь, Тут.
Я, будто колесо, не разберу, где мой верх, где мой низ.
Может быть, это я – пустота в его теле.
Может быть, это я – его внутренний голос, его совесть, его память.
Я (я эхом отдаётся в зале), я…, я…
ВГ подходит к нему сзади, выйдя из-за экрана с колесом, и говорит поочерёдно в разные уши, активно жестикулируя.
Тут не оборачивается.
ВГ:

Я, конечно, не могу всего знать, ты никогда и ничего мне не рассказываешь, и вообще, этот вопрос не входит в мою компетенцию, но я подглядывал за тобой через ухо.
Должен признаться, у тебе очень грязные…
Тут (насмешливо-недоверчиво):

Уши?
ВГ:

Мысли, мой дорогой.
Пустые мысли.
Тут:

Пустые? Скорее, мысли без оснований.
ВГ:

Основание бессмысленно.
Тут:

В чём же тогда смысл обоснования?
ВГ:

А ты, как думаешь?
Тут:

Быть может, в поиске шанса обнаружить себя в своём уме?
ВГ:

В чьём же ещё уме ты сможешь обнаружить себя?
Тут:

Не всё ли равно?
ВГ:

Ты вечно недоволен.
Не суй палки в свои колёса.
Лучше подумай.
Тут:

Это невыносимо.
ВГ:

Думать? А как же иначе?
Тут:

Не думать.
Почти никакой разницы.
ВГ:

Н-да, это уже шаг вперёд… или назад.
Тут:

Смотря откуда наблюдать.
ВГ:

Неважно откуда, важно как.
Тут:

Относительно.
Временно.
Наблюдательно.
ВГ:

Тавтология.
Тут:

Прошу прощения.
ВГ:

Бесполезно.
От тебя никакого толка – только повторяешь на разные лады одно и то же.
Пустой ты человек, Тут.
Пустой.
Внутренний Голос уходит.
Тут:

Я (эхо по залу), я…я.
Звон колокольчиков.
Ритмично играет перкуссия.
Из-за ширм выходят музыканты и направляются к Туту.
Они облачены в странные одеяния.
Гитарист (в такт ритму):

Время, выраженное через пространство, время, выраженное через пространство…
Флейтист:

Пустота, пустота…
Они обходят Тута, заходят за экраны друг друга, играют несколько нот и выходят обратно.
Флейтист (в такт ритму):

Время, выраженное через пространство, время, выраженное через пространство…
Гитарист:

Пустота, пустота…
Они вновь исчезают за экранами.
Звучит музыка.
Тут стоит неподвижно.
Из-за экрана с колесом выходит Внутренний Голос и выносит на руках маленького мальчика.
Он ставит его на пол на место Тута, а Тута уносит на руках за экран.
Мальчик достаёт флейту, садится на пол в позу лотоса и играет.
Через некоторое время он замолкает.
В полной тишине внутренний Голос выносит тута с другой стороны экрана и бросает на пол.
Мальчик встаёт и уходит за экран.
Внутренний Голос садится за стол и читает.
Тут ползает вокруг стола, постепенно поднимаясь.
ВГ:

Я боялся прикосновений человеческого тела, я боюсь этого до сих пор.
Я не мог понять, как можно ударить человека по лицу.
Я не мог понять, как можно обнять человека.
Я не решался касаться людей, которые мне нравились, мне было противно касаться тех, кто вызывал у меня неприязнь. (Тут поднимается и танцует вокруг стола).
Я вздрагивал и отодвигался от прикосновений.
Бывало, что человек мне симпатичен, и я пересиливал себя и терпел касание, но это – видит Бог, давалось мне с трудом.
И я устал, я устал…я устал.
Тут останавливается, вздрагивает и поворачивается к Внутреннему Голосу.
Музыка стихает.
Тут:

Ах, как больно ты сдавил моё сердце, Внутренний Голос.
Как грустно мне стало, как нелегко.
Кто ты такой? Прозрачный звук моего дыхания, пустое пространство моего тела? То ли ты мой Бог, то ли самозванец.
Ах, как больно (хватается за грудь, говорит очень спокойно).
Я убью тебя, Внутренний Голос.
Я прикоснусь к тебе, клянусь, я сделаю это.
Тут хватает камень и бросается на Внутренний Голос.
Они падают вместе под стол, их не видно, слышится борьба.
Вдруг, всё стихает.
В тишине опускается занавес.

Акт 5. Ничто (ака Зе Эндъ)

На сцене четверо людей:

Тут, Азиоп, Тень Тута и Тень Азиопа.
По краям сцены и по залу ходят люди с фонариками.
Это Звёзды.
Сцена освещена маленькими лампочками, экраны тоже слабо подсвечиваются, колесо постепенно останавливается.
Тень №1:

Помнить не долго… осталось.
Тень №2:

Бешеный закат… не с нами.
№1:

Что тебе стоит эта пыль в голове?
№2:

Весь день.
№1:

Зачем ты скрываешься?
№2:

Хозяин мой умер.
Мне нет пути назад.
№1:

Под звёздами я не найду его.
№2:

Ах, играйте, играйте… Рыдает
Звучит музыка.
№2:

Ах, играйте…
№1:

Ах, играйте…
Звёзды:

Ах, играйте…
Из зала:

Ах, играйте…
Музыка заканчивается.
Голос из ниоткуда: Have a Nice Day.
Зажигается поочерёдно то один, то другой экран.
Свет повсюду выключается, освещены только экраны.
На сцену идёт дым.
На сцене остаются тени, которые садятся на пол, словно превратившись в камни.
Играет монотонная надоедливая музыка.
Подача дыма прекращается, на сцену выходит Тётка с ведром, шваброй, тряпкой и начинает мыть дым.
Звенит будильник.
Тётка достаёт его из ведра и выключает.
На экране восходит Солнце. (Лазер, пропущенный через линзу).
Тётка выключает экраны.
К этому времени дым рассеялся, и становятся видны камни.
Тётка смотрит на камни и начинает орать:

Милиция, милиция! Они здесь! Милиция! Да помогите же хоть кто-нибудь! Играет жёсткая музыка.
Вбегают люди и утаскивают камни.
В суматохе Тётка уходит со сцены.
У музыки меняется мотив (хаус).
На сцену выходят три вестника с ПП-пакетиками, на одном из них наушники.
Они садятся на край сцены и достают еду, разговаривают, едят.
Спустя некоторое время на сцену выходят все актёры и кланяются.
Ангелы едят даже, когда все уходят.
Тот, что с наушниками достаёт плейер и выключает его.
И только тогда – музыка затихает.
Занавес.
Еру утв