• Название:

    Поставить на поттера

  • Размер: 0.14 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Поставить на поттера…
Рейтинг: NC-17
Пейринг:

ГП/СС
Жанр:

Романс
Предупреждения:

ООС, AU
Содержание:

Азартные игры до добра не доводят… особенно игры магов)))
… - Поттер, не заставляй меня ждать, - высокий худощавый блондин стоял в мраморном холле Малфой-мэнор и нетерпеливо поглядывал на часы.
Ожидание раздражало - он никогда не был особенно терпелив, нарушая тем самым вбиваемые в него с детства наставления о том, что истинный Малфой наряду с хитростью и изворотливостью должен обладать недюжинной выдержкой и самообладанием.
Разумеется, Драко мог быть исключительно терпелив, все-таки школа Люциуса не прошла даром - но из всех правил есть свои исключения.
В частности, кое-кому не требовалось прилагать ни малейших усилий, чтобы почти моментально сводить на нет все попытки Малфоя быть спокойным и выдержанным.
Так было всегда - порода несдержанных и нетерпеливых Блэков нагло заявляла о своих правах, едва на пути Драко встречался несносный зеленоглазый гриффиндорец… герой, мать его так!

Чертов Поттер, постоянно одно и то же… и история повторяется всякий раз, стоит мне сказать, что мы отправляемся к Снейпу.
Приводит себя в порядок, словно девица на выданье, а ведь раньше ему было наплевать на свою внешность - вот уж что точно не входило в его приоритеты.
Мне это не нравится совершенно…

Вполне возможно, Малфою было бы наплевать на внешность Поттера, если бы не одно но - вот уже полгода Драко Люциус Малфой и Гарри Джеймс Поттер считались официальной парой.
Постоянная забота о своей внешности, неистребимая в Драко, никогда не казалась ему чрезмерной, и, разумеется, он хотел, чтобы его партнер выглядел ему достойным дополнением.
Но когда такие усилия Гарри прилагал ради кого-то другого… это бесило неимоверно.

Тем более, что Золотой Мальчик Гриффиндора, судя по всему, жить не мог без Серебряного Слизеринского Принца, чему последний не имел ни малейшего желания возражать.
Поначалу это казалось окружающим диким, затем просто странным - ну а потом все привыкли и смирились.

Их внезапная связь началась после победы Гарри над Вольдемортом, когда на очередном министерском приеме равнодушно шатающийся по залу Герой встретил изрядно похудевшего и осунувшегося блондина.
К моменту их встречи сам Драко и Снейп были оправданы благодаря думоотводу Дамблдора, который тот оставил в качестве прощального подарка своему двойному агенту.
Впрочем, оправдательный приговор не распространялся на Люциуса и Нарциссу, которым присудили Поцелуй и поспешили исполнить приговор.

Но если Снейп был к настоящему времени богат и знаменит, как человек, приблизивший победу и помогавший в Последней битве Герою, то Драко был всего лишь сыном преступников.
Министерство благополучно прикарманило все деньги Люциуса, оставив Драко разграбленный и наполовину уничтоженный Малфой-мэнор.
Привыкший к роскоши, не знающий счет деньгам и не умеющий их экономить, Малфой был в отчаянии.
Пойти работать? Смешно! Он не умел - да и не хотел этого.
До смерти родителей его будущее было предельно ясным: он должен был жениться на богатой наследнице чистокровного рода, обеспечить Малфоям очередного наследника - и наслаждаться жизнью и всеми предлагаемыми ею щедрыми дарами.
И тут такое… А кто виноват? Конечно, Поттер.
Благодаря ему Люциус попал в Азкабан, он уничтожил Темного Лорда - и тем самым подписал приговор Пожирателям и обрек на гонения их семьи.
Можно сказать, Драко было за что не любить Героя.

Однако для Драко все переменилось после того, как с очередного министерского приема, куда слизеринец проник, используя всю свою хитрость и остатки полезных связей, он ушел, обнимая Поттера за талию… Жаль, конечно, что гриффиндорец был и в половину не так богат, как в свое время Люциус, однако для начала Драко достаточно было и того, что он получил в придачу к Герою.

Почти все свое состояние, завещанное ему родителями, Поттер спустил на восстановление имения блондина.
Казалось бы, после этого Драко должен был послать нищего мальчишку куда подальше, но наследник Люциуса четко осознавал свою выгоду - пока он рядом с Гарри, не имеет значения, насколько тот беден.
В высшем обществе имя и репутация имели куда большее значение, чем капитал.

Ну, а что касается денег… Малфой в очередной раз взглянул на светящийся циферблат изящных часов - они опять опаздывали.
Итак, деньги… деньги на свои прихоти блондин вполне мог раздобыть и сам, и Снейп для этой цели подходил более чем.
Странно, кто бы мог подумать, что к концу войны мужчина сможет скопить довольно приличное состояние? Конечно, платили преподавателям Хогвартса более чем достаточно, но Северус был еще и Зельеваром с большой буквы.
Запатентовав после окончания войны несколько своих разработок, он вполне мог позволить себе никогда больше не прикасаться к колбам и пробиркам.
Вот только зелья были его страстью - и стали постоянным источником немалого дохода.
Одно только Волчьелычное зелье могло обеспечить безбедную жизнь…

Золото текло к Снейпу рекой, и он мог позволить себе проигрывать его в карты с завидной расточительностью, чем Драко и пользовался вполне беззастенчиво, набив в свое время руку на игре в покер со своими однокурсниками.
И почему бы ему было не применить столь полезный талант, тем более что его бывший декан в процессе игры весьма охотно продолжал снабжать своего бывшего студента золотыми галеонами.
Угрызений совести Драко не испытывал ни в малейшей мере, к тому же он всегда мог оправдать себя тем, что в силу определенных причин Гарри работать не мог, так что именно на плечи блондина легла забота о дне насущном…

Любил ли Малфой Поттера? Да вы что! Блондин просто относился бережно к своей собственности, но ни о какой любви и речи не шло.
Разумеется, тем, кто плохо знал Драко, вполне могло показаться, что он не мыслит своей жизни без гриффиндорца - ведь вот же, не бросает! Но те, кто имел сомнительное удовольствие изучить Малфоя поближе, ни на секунду не усомнились бы, что в этом альянсе со стороны блондина был лишь тонкий расчет.
К счастью для него, таких было очень и очень немного - ряды слизеринцев после войны значительно поредели… некоторые находились в Азкабане, некоторые покинули страну в надежде на лучшее будущее, ну а некоторым… Некоторым уже не было никакого дела ни до Малфоя, ни до вообще земных дел.

И действительно - куда ему было податься? Жениться на состоятельной чистокровной волшебнице? Но кто в здравом уме и твердой памяти захочет выйти замуж за сына преступников? А даже если бы и нашлась молодая наивная дурочка - на страже ее интересов непреодолимой стеной стояли бы родственники… так что для Малфоя Поттер был идеальным вариантом.
Одинокий, без родных, без друзей, так удачно для слизеринца погибших на войне…

А что же сам Поттер? А тот, без всякого сомнения, любил Малфоя - и это признавала даже Рита Скитер… На фотографиях, которые щедро украшали газеты, Гарри смотрел на Малфоя влюбленными глазами, на вечеринках и приемах гриффиндорец ни на секунду не отходил от своего божества, готовый исполнить любую его прихоть, ну а уж в постели…

Тут Малфой довольно прищурился, ибо сексуальные отношения с врагом детства устраивали его более чем - в постели Поттер был страстным и нежным, покорным и отзывчивым, позволяя Малфою безраздельно доминировать.
В общем, Драко вполне был доволен жизнью, и менять ее не собирался.
Вот только походы к Северусу, хотя и приносили немалый доход его кошельку, безумно раздражали именно из-за поведения Поттера.
В эти дни он становился рассеян и задумчив, не так страстно отдавался и не так тонко чувствовал все желания партнера… и Драко готов был прекратить встречи со Снейпом - вот только планировал поднакопить еще денег.
В конце концов, пусть он и не любил Поттера, но не в привычках Малфоев было делиться, особенно такими ценными и полезными игрушками.

Как сам Снейп относился к гриффиндорцу, для Драко оставалось неясным - бывший декан всегда был загадкой за семью печатями, понять, о чем он думает и чего хочет на самом деле, не представлялось возможным.
Но, скорее всего, мужчина просто терпел Поттера, смирившись с постоянным присутствием надоедливого мальчишки в жизни своего бывшего студента.

- Поттер, - в очередной раз воззвал блондин, начиная терять терпение, - спускайся немедленно!

На верхней площадке широкой длинной лестницы показался невысокий стройный брюнет, в котором те, кто хорошо знали Гарри Поттера по школе, с трудом смогли бы узнать Золотого Мальчика.
Малфой, считавший, что принадлежащие ему вещи следует содержать в безукоризненном состоянии, озаботился внешним видом партнера.
Слишком явных изменений не было, Малфой, как опытный стратег, никогда не позволил бы забыть обществу, кому именно оно обязано своим процветанием, а для этого стоило оставить облик Героя узнаваемым.
Он просто вставил свою драгоценность в достойную оправу - никуда не пропало буйство темных волос, но теперь беспорядок был продуманным и тщательно воспроизведенным опытным стилистом, обычные круглые очки заменили удлиненные стекла без оправы, позволяющие сконцентрировать внимание на яркой зелени глаз, одежда, не броская, но очень дорогая, подчеркивала достоинства фигуры… в общем, ожившая мечта… И эта мечта целиком и полностью принадлежала Драко.

Гарри торопливо спускался по лестнице, сожалея, что заставил Драко нервничать - но что он мог поделать? Каждый раз, как только разговор заходил о посещении Снейпа, юноша чувствовал себя более чем странно.
Нет, он обожал своего очаровательного любовника - но в то же время всякий раз накануне еженедельных визитов к зельевару ему казалось, будто что-то идет не так, что-то неправильно - и это тревожило… Он никак не мог уловить беспокоящую его мысль.
Казалось, он забыл что-то очень важное, что-то, без чего Гарри сам себе казался ущербным, лишенным завершенности.

Впрочем, он вообще довольно часто удивлялся своей столь внезапно изменившейся жизни - и своему новому месту в ней.
Если бы в школе ему кто-то сказал, что в свои двадцать с небольшим лет он не будет мыслить жизни без сероглазой слизеринской сволочи, именуемой Драко Малфоем - Гарри рассмеялся бы в лицо сумасшедшему.
Они всегда были врагами - Малфой регулярно доставал Поттера, Поттер с завидным постоянством злился на Малфоя.
Замкнутый круг был строго ограничен и неразрывен… во всяком случае, казался таким.
И все же сейчас они жили вместе, вместе появлялись в обществе, вызывали томные вздохи девушек… да и парней - и странные, очень странные взгляды Снейпа.

Гарри никак не мог определить, чем именно его так нервирует столь пристальное внимание зельевара.
До шестого курса они терпеть друг друга не могли, в начале седьмого - пришли к весьма шаткому и ненадежному взаимопониманию, в конце школьного обучения Гарри их общение стало почти дружелюбным, а затем бывшие враги вместе уничтожили Вольдеморта.
После этого, валяясь на соседних койках в Мунго, они простили друг друга - и благополучно разошлись в разные стороны… чтобы вскоре встретиться вновь.
Все логично… и удивительно неправильно.

К тому времени Гарри уже больше полугода жил с Малфоем.
Национальный Герой не работал - сперва было незачем, ибо денег, оставленных родителями, вполне хватало на безбедную жизнь.
Затем, с появлением Драко, деньги закончились - но его партнер был категорически против того, чтобы Гарри искал себе работу.
Да Гарри и не смог бы - потребность быть рядом с Малфоем постоянно, видеть его, слышать его голос подавляла все остальные насущные нужды.
Все же однажды Гарри попытался поговорить с Драко на тему работы…

- Драко, так нельзя, я не могу сидеть у тебя на шее, - Гарри старался говорить спокойно.
Получалось с трудом, но нежелание расстраивать блондина служило отличным сдерживающим фактором. - Меня пригласили работать в Министерство… собеседование завтра.
Ну почему бы мне не вносить свою часть денег в семейный бюджет?

На тонких бледно-розовых губах слизеринца зазмеилась странная улыбочка, ранее никогда не виденная Гарри:

- Ты можешь… попробовать.
Почему и нет - ты же не мой пленник…

И Гарри попробовал… Повторения не хотелось.
Он даже не смог добраться до Министерства, настолько ему было плохо.
Юноша так и не понял причины своего отвратительного самочувствия, при малейшей попытке обдумать произошедшее виски начинало ломить, перед глазами появлялся туман… нет, не думать было спокойнее.

Впрочем, слизеринец умудрялся игрой добывать достаточно денег для того, чтобы не думать о завтрашнем дне.
Чувство неудовлетворенности и какой-то неправильности, возникающее на первых порах их совместного существования, успешно подавлялось - до тех самых пор, пока Малфой не решил стать постоянным гостем в поместье Снейпа.
Теперь же перед каждой встречей с зельеваром Гарри с новой силой испытывал неясные ему самому сомнения…

- Я готов, не сердись, - Гарри примирительно улыбнулся, прижался к любовнику, прихватил губами мочку нежного маленького уха… Драко, не сдержавшись, довольно хмыкнул, размышляя, не послать ли запланированный визит куда подальше - но тут же отогнал подобную мысль.
В конце концов, все ночи Поттера и так принадлежали ему, а вот денег много никогда не бывало…

Обхватив Гарри за удивительно тонкую талию и еще крепче прижимая к себе свою замечательную игрушку, Драко аппарировал в дом Снейпа.

… Северус Снейп задумчиво рассматривал массивный золотой перстень с крупным черным камнем - не слишком изящное украшение, но весьма полезное при определенных обстоятельствах.
Пришло время проверить его эффективность - и так все зашло слишком далеко.
Драко переступил все границы, и как бы замечательно в прошлом не относился к нему Снейп, в его жизни были приоритеты и повыше.
И как всегда, без Поттера дело не обошлось.
Зеленоглазое недоразумение…

Подумать только, из персонального наказания для Мастера Зелий мальчишка превратился в его несбыточную мечту.
И когда все успело настолько кардинально поменяться? Может, в тот момент, когда за нескладной пока еще фигурой, нелепыми очками, порывистостью и мальчишеской непосредственностью Снейп увидел очень сильного светлого мага? Или когда понял, что один раз впустив человека в круг близких людей, наивный гриффиндорец будет хранить верность до самого конца? Качество, недоступное Тому… да и Альбусу тоже.
Тот готов был пожертвовать любым ради высшего добра - это было рационально, но пугающе.
А мальчишка… чертов Поттер.
Притягательный, волнующий - и такой недостижимый образ.
Впрочем, было время, когда мечта вовсе не казалась такой уж несбыточной.
Седьмой курс Поттера.
Тогда Снейпу казалось, что все может сложиться по-другому.

Он выполнил обещание, данное Нарциссе, и, обезопасив Драко от гнева Вольдеморта, смог убедить Темного Лорда, что его присутствие в Ордене Феникса будет куда более полезным, чем бесцельное времяпровождение в убежище Уп Сов.
По его словам, никто не знал, что именно Снейп убил директора, а уж Поттера общественность давным-давно привыкла считать не вполне нормальным, спасибо Скитер… так что слова мальчишки значили очень и очень мало.
И Лорд согласился…

С членами Ордена договориться оказалось еще проще - достаточно было предъявить прощальное письмо директора и его думоотвод.
Самым трудным оказалось переубедить Хмури, но и он в итоге поверил Снейпу и смирился с постоянным присутствием последнего в доме на Гриммаулд-плейс, 12. Постоянным - а куда еще было идти бывшему преподавателю? Министерство считало его (и не беспочвенно) убийцей Дамблдора, в школу он вернуться не мог… что же до Гарри…

С ним Северус тоже смог поговорить почти спокойно - предварительно обездвижив мальчишку заклинанием, лишив возможности говорить и, как следствие, возражать.
Практически насильно заставив Поттера просмотреть воспоминания Альбуса, зельевар добился того, что Гарри перестал бросаться на мужчину и угрожать при встречах.

Поразительно, до какой степени может сблизить людей угроза смерти.
Поняв, что у Снейпа не было иного выхода, Гарри смирился… а потом и проникся уважением, уяснив, наконец, что мужчина рискует куда больше их всех вместе взятых, продолжая являться к Вольдеморту по зову Метки и предоставляя тому фальшивые сведения.
Малейшее подозрение в его адрес - и зельевару была обеспечена мучительно-долгая смерть.

… - Это страшно? - зеленые глаза смотрели внимательно.
- Страшно что, Поттер?
- Идти к нему по зову, всякий раз рискуя не вернуться обратно?
- А как Вы думаете? Я не отношусь к безрассудным безумцам, которые не ценят свою жизнь.
К тому же, вряд ли при вполне возможном разоблачении Темный Лорд подарит предателю легкую смерть…
- Простите меня…
- За что на этот раз? - устало.
Мальчишка слишком часто извинялся… но сейчас в его голосе было искреннее сожаление?
- Я назвал Вас трусом… тогда… ну, Вы понимаете.
Я был неправ - Вы самый смелый человек из тех, кого я знаю.

И мужчина поверил.
Это оказалось невероятно просто - стоило лишь принять тот факт, что Гарри действительно не Джеймс.
Тот никогда бы не снизошел до извинений.

А потом Снейпу стало казаться, что гриффиндорец смотрит на него с интересом - и чувство это вызвано не только уважением.
Сам Северус, признавшись самому себе, что его ненависть давно трансформировалась в совершенно противоположное чувство, терпеливо ждал окончания войны и взросления Поттера.
Он отлично понимал разницу между подростковыми увлечениями и чувствами взрослого человека - и надеялся, что интерес Гарри к нему не угаснет к двадцатилетию юноши.

Сейчас Снейп укорял себя - не стоило так долго ждать.
После победы он ушел, решив дать Поттеру возможность прийти в себя, отойти от ужасов войны, от потери друзей, от постоянного напряжения и непрошенной навязанной ответственности.
Мужчина хотел, чтобы решение, принятое Гарри, было не спонтанным, не основанным исключительно на благодарности, не продиктованным отчаянием - и для этого готов был подождать еще немного.
Жаль только, что Малфой ждать не собирался.
И пока Снейп сознательно устранялся из жизни Героя, Драко действовал - и весьма успешно, хотя и по-малфоевски бесчестно.

Снейп отлично умел контролировать себя, но в тот день, когда он увидел в Пророке фотографию улыбающихся Малфоя и Поттера в обнимку, ему захотелось вспомнить свое прошлое в роли Пожирателя смерти и наложить на Драко по крайней мере дюжину непростительных - вплоть до Авады.
Разумеется, он взял себя в руки - и принялся внимательно наблюдать и анализировать… Роль шпиона всегда удавалась ему особенно хорошо.
Вновь сблизиться с Драко было очень просто… Так же просто, как и дать почувствовать ему вкус к легким деньгам.
Сейчас, спустя почти полгода, он точно знал, что именно произошло - и сегодня готов был полностью изменить ситуацию.
В свою ли пользу, мужчина пока не знал, но готов был рискнуть.

Стоит ли торопиться? А вдруг я ошибаюсь? Да нет, я все проверил несколько раз - и все равно волнуюсь.
И не столько за себя.
Это вошло в привычку - с самого первого курса Поттера.
Мальчишка вечно влипал в неприятности - и, как правило, опасные для жизни.
Видимо, это моя карма - спасать гриффиндорское недоразумение.
Раньше это было неприятно - наблюдать за сыном Джеймса и оберегать его.
Если бы не приказ Альбуса… а сейчас я готов душу заложить, лишь бы непоседливый и порой чрезмерно самоуверенный наглец продолжал улыбаться своей непосредственной и немного наивной улыбкой - и улыбаться мне… Мечты, мечты… Это будет сложно и не очень-то приятно.
Жаль…

… Негромкий хлопок аппарации отвлек хозяина дома от невеселых мыслей.
Усмехнувшись, он решительно надел перстень и отправился приветствовать своих гостей.

… Драко Малфой нервно сжимал в руках карты и неверяще смотрел на равнодушно-спокойного Снейпа - блондин проигрывал и бесился от столь невероятного события.
Нельзя сказать, что раньше он выигрывал постоянно, но и до столь крупного проигрыша дело никогда не доходило.
Казалось, что Северус, являясь гением в области приготовления зелий, был абсолютным профаном в игре, хотя всегда играл с азартом и нескрываемым удовольствием.
Он с легкостью спускал огромные суммы денег, улыбался редким победам - и все были вполне счастливы и довольны… и вот сегодня такое!

А ведь Малфой уже почти решился прекратить общение со Снейпом - сегодняшний вечер должен был стать последним.
И что теперь? Ну, нет, останавливаться Драко не собирался - он хотел отыграть назад свои деньги, а при благоприятном раскладе и сорвать приличный куш.
Блондин сжал губы и на вопрос Снейпа, не стоит ли остановиться, отрицательно покачал головой.

- Вина? - светским тоном поинтересовался Снейп и, уловив слабый кивок, неторопливо поднялся с места, направившись небольшому столику, на котором стояла бутылка вина и два бокала.
Возможно, в другое время Малфой удивился бы тому, что Северус не призвал бутылку и бокалы заклинанием, но сейчас ему было не до этой странности, мысль о проигрыше мешала думать о чем-либо еще.
И, разумеется, он не заметил, как мужчина повернул камень в оправе, и крохотное красное зернышко выпало в один из бокалов.

Зельевар вернулся на свое место как ни в чем не бывало, лениво протянул бокал Драко и, сделав глоток из своего, удовлетворенно улыбнулся, наблюдая за тем, как блондин пьет вино до дна…

… Драко попытался сосредоточиться на картах, но у него в очередной раз ничего не получилось.
Мир двоился и расслаивался, мысли путались, зрение стало расплывчатым.
Малфой помнил лишь то, что проиграл не только наличность, но и тот небольшой капитал, который лежал у него в Гринготсе.
Снейп подсовывал блондину долговые расписки до тех пор, пока у Малфоя не осталось ни кната… Впрочем, был еще Малфой-мэнор, как напомнил мужчина.
Драко вздрогнул, не решаясь играть на свое имение - но надежда одним махом отыграться оказалась сильнее опасений проиграть.
А еще через некоторое время у блондина не было больше ни денег, ни дома.

Однако, как вкрадчиво заметил Снейп, гипнотизируя Малфоя взглядом, у Драко оставалось самое ценное, то, на что можно было не только отыграть проигранное, но и получить вдобавок кругленькую сумму.
Национальный Герой, победитель Темного Лорда, Гарри Поттер.
Блондин дернулся, отчаянно желая проснуться и понимая остатками здравого смысла, что это полнейшее безумие, но материальные соображения как всегда оказались сильнее.
В конце концов, он ведь выиграет, а Поттеру вовсе необязательно будет знать, какая именно ставка была в игре.

Сам Гарри ни на что не обращал внимания, не поднимая головы от книги, которую с наслаждением читал, сидя в противоположном конце комнаты.
Сам гриффиндорец игрой не интересовался, и при встречах предпочитал просто наблюдать.
Но сегодня совершенно неожиданно он обнаружил у Снейпа книгу по квиддичу - и на время утратил интерес к окружающему миру.
К действительности он вернулся лишь тогда, когда его легко погладили по плечу.
Гриффиндорец поднял глаза, извиняющее улыбаясь, думая, что это Драко привлекает к себе его внимание.
К удивлению Гарри рядом с ним стоял вовсе не Малфой, рука принадлежала профессору Снейпу.
Сам блондин, чуть покачиваясь, переминался с ноги на ногу возле камина, нервно сжимая и разжимая кулаки.
Тонкие губы на бледном лице сжались в изломанную неприятную линию, капелька пота блестела на виске, а Драко упорно не смотрел на Гарри.

- Вы уже закончили? - Гарри попытался вскочить, но Снейп совершенно неожиданно для юноши сжал руку покрепче и гриффиндорец, неловко дернувшись, остался сидеть на месте, недоуменно переводя взгляд с мужчины на своего любовника.

- Да, Поттер, мы уже закончили, - удивительно мягко ответил Северус. - Но мистер Малфой уходит без Вас.
Полагаю, честь Малфоев, или как там называется то, что представители этого семейства привыкли выдавать за нее, не позволит Вашему любовнику нарушить договор.

- Договор? Я не понимаю… И почему Драко уходит без меня? Что вообще тут происходит? Драко, не молчи!

Блондин покачнулся в очередной раз, взглянул на Гарри мутно и непонимающе, скривился болезненно - и, бросив в камин горсть летучего пороха, шагнул в колдовское пламя, невнятно выговорив название конечной точки своего путешествия.
В огромной гостиной Малфой-мэнора Драко обессилено упал на небольшую кушетку, закрыл глаза, несвязно выругавшись сквозь зубы, и через несколько секунд забылся в странном сне, больше похожем на кому…

… - Поттер, успокойся, - Снейп с трудом удерживал Гарри, который рвался к камину, собираясь последовать за Драко. - Ты не должен идти за Малфоем.
Тебе придется остаться здесь.

- Да в чем дело? - гриффиндорец почти кричал, ему необходимо было увидеть Драко.
Происходило что-то неправильное и страшное, и виной всему, Гарри, не сомневался в этом, был Снейп. - Отпустите меня.
Вы не имеете право задерживать меня здесь, я Вам не принадлежу.

- Вот как? - улыбка, появившаяся на губах Снейпа, была до крайности неприятной. - Боюсь, что ты не совсем прав, Поттер.
Именно мне ты и принадлежишь.
Видишь ли, пока ты столь внимательно изучал пособие по квиддичу, не обращая внимания ни на что вокруг, твой драгоценный любовник умудрился проиграть тебя мне в карты.

- Ч-что? - от неожиданности юноша начал заикаться.
Снейп лгал, лгал самым беззастенчивым и наглым образом.
Гарри не знал, чего тот добивается, но понимал одно - отсюда надо убираться любой ценой. - Это неправда.
Драко любит меня, он никогда не смог бы обойтись так со мной!

- Неужели? - издевка, звучащая в голосе мужчины, убивала. - Не слишком ли ты доверяешь ему? Впрочем, у меня есть прекрасная возможность показать тебе твою ошибку.

С этими словами зельевар протянул юноше сложенный кусок пергамента.
Гарри неуверенно развернул лист и, содрогнувшись, прочитал нечто вроде дарственной, написанной почерком Снейпа и заверенного подписью Малфоя и фамильной печатью.
В документе четко и ясно говорилось, что в случае проигрыша Драко Люциус Малфой отказывается от всех прав на Гарри Джеймса Поттера, в момент проигрыша оставляет того на попечительство Северуса Снейпа и обязуется в дальнейшем не искать встреч и не поддерживать отношений с Поттером.
Что получал Малфой в случае выигрыша, Гарри прочитать не смог - ему показалось, что предательство затягивается у него на шее петлей, не давая возможности дышать.
Пергамент выскользнул у него из рук и легко спланировал на пол.
Поднимать его никто не бросился.

- И что же? - голос Гарри, прозвучавший через несколько минут тяжелой тишины, был слаб и неуверен. - Для чего я Вам? И почему Вы решили, что я не плюну на Ваш договор и не уйду? Я же не вещь, в конце концов, чтобы передавать с рук на руки, покупать и продавать… - и Гарри сделал очередную попытку подняться.

- Для чего… - Северус задумчиво потер висок. - Может, я влюблен, и это был единственный способ получить желаемое.
Чем плохое объяснение? Не очень красиво, совсем не благородно - но чего ждать от слизеринца? Если я только так могу получить желаемое - что ж…

Гарри побледнел, но не смог произнести ни слова - от чудовищности происходящего голос отказывался повиноваться.

- Разумеется, ты можешь уйти, - продолжал Снейп, - но тогда в силу немедленно вступит устная часть сделки.
Если ты остаешься тут добровольно - Драко оставляет за собой уже проигранный Малфой-мэнор.
Если же нет - завтра же я начинаю подготовку для продажи имения с молотка.
Твой любовник останется без дома… тебе решать.

Гарри дрожал - Драко предал его, но сам он не мог предать Драко.
По непонятным самому причинам, он не мог причинить блондину боль, даже в ответ на боль, причиняемую ему самому.

- Я остаюсь, - тихо прошептал гриффиндорец, не делая больше попыток подняться из кресла, хотя и прекрасно понимал, что именно может последовать за его покорным согласием.
Северус хмыкнул, склонился над Гарри, обхватил его голову руками, притянул к себе - и приник губами к плотно сжатому рту юноши.
Поцелуй вовсе не был нежным - Северус откровенно утверждал права на гриффиндорца.
Отчаяние навалилось на юношу - не те руки, не те губы, не те глаза.
Ему был нужен только Драко - и никто другой.

- Так я и думал, - фыркнул Снейп, отстраняясь и пытливо всматриваясь в исказившиеся черты Гарри. - Тебе сейчас плохо и муторно… что ж, понимаю.
Воды?

Юноша покорно кивнул - ему было все равно, да и пить особо не хотелось.
Хотелось оттянуть момент нежеланной, но неизбежной близости - а потому он маленькими глотками пил принесенную зельеваром невкусную, отдающую чем-то железистым воду, желая, чтобы стакан был бездонным, и влага в нем никогда не заканчивалась.

- Хватит, - Снейп забрал у Гарри почти пустой стакан и пристально уставился на юношу.
Гриффиндорец нахмурился - мужчина не спешил продолжать свои поползновения.
Что-то опять шло не так…

Вдруг юноша согнулся от острого приступа боли - закружилась голова, внутренности скрутило как при Круцио… Но боль ушла неожиданно быстро, а Гарри ощутил удивительное чувство свободы.
Так странно, ему сейчас было плевать на Драко, на Снейпа, на отвратительную ситуацию, в которой он оказался - вообще на все.
Но и это состояние продлилось недолго и перед Гарри начали проноситься полузабытые воспоминания.
Те, о которых он и не думал последние полгода жизни с Малфоем.

Убийство Дамблдора… его ненависть к Снейпу… поиски хоркруксов… появление Снейпа в доме на Гриммаулд-плейс… объяснение… недоверие… уважение… приязнь.
Вот Снейп закрывает его собой от проклятья Вольдеморта… падает, а Гарри именно в этот момент понимает, что за жизнь этого странного и неприятного мужчины готов отдать свою собственную.
Вот он лежит в Мунго и думает о том, что необходимо дать Северусу время - глупо будет лезть к нему со своими признаниями сразу после войны.
Но каждый новый день начинается для него одинаково.

Сегодня я поговорю с ним.
Скажу, как он мне необходим.
Скажу, что люблю его руки, его глаза, что готов часами вслушиваться в его голос.
Скажу, что не могу обходиться без его едкого сарказма.
Скажу, что мне плевать на его оскорбления - я готов принимать его таким, какой он есть.
Скажу, что просто хочу быть рядом - и этого будет достаточно… скажу, но, может, не сегодня? Завтра… да, завтра тоже будет день.
Завтра ему станет легче на целых 24 часа - он сможет вытравить из себя еще одну крохотную частичку войны.
Да, я поговорю с ним завтра.

Но на следующий день все повторяется с самого начала.
Да-да, нужно время - и он уходит из госпиталя, как только колдмедики дают разрешение.
Он знает, что долго не сможет обходиться без Северуса, но надеется, что его терпения хватит хотя бы на несколько недель…

Вот он собирается на прием в Министерство - там должен быть Северус, и Гарри готов поговорить с ним о своих чувствах.
Он почти уверен, что все получится - он ведь неоднократно ловил на себе пристально-жгучие взгляды зельевара… тот точно был к нему неравнодушен.
Но на приеме Снейпа не оказалось - зато там был Малфой.
Гарри терпеть его не мог - но не отказался выпить шампанского за победу и в знак примирения.
А потом… потом… Мерлин, он же ушел тогда с Малфоем… он жил с ним, трахался с ним… он отдал все свои сбережения на восстановление имения.
Что произошло? Ведь Гарри любил Снейпа - как же он мог так поступить?

Голова закружилась, изображение перед глазами подернулось туманной дымкой - сознание стремительно ускользало.

- Спокойно, Поттер, спокойно, - юноша увидел перед собой стакан, вновь наполненный водой, который протягивал ему Снейп. - Выпей, все будет хорошо.

- Я… как я мог так поступить? Я не люблю Малфоя, он мне даже не нравится… но я делал такие вещи… О, Мерлин, - стакан упал на пол, осколки разлетелись в разные стороны, вода забрызгала Гарри и Северуса, но они не обратили на это ни малейшего внимания.

Снейп вздохнул - разговор предстоял до крайности неприятный, объяснить Поттеру, что же произошло, было необходимо, но как же хотелось этого избежать!

- Поттер, - Гарри вздрогнул - голос Снейпа внезапно стал твердым и холодным, напоминая те времена, когда юноша был учеником, а мужчина - профессором.
Именно это дало Гарри возможность прийти в себя, и он рискнул поднять голову, внимательно вглядываясь в глаза Снейпа. - В том, что произошло - исключительно вина Малфоя.
Причина того, что ты считал себя влюбленным в него - зелье… очень сильное и темное.
Уж не знаю, откуда Драко взял его, скорее всего, наследство Люциуса - в тайниках Малфой-мэнора слишком много запрещенных вещей.
Мне потребовалось время, чтобы понять, в чем же, собственно, дело.
Впрочем, после того, как визиты Малфоя в мой дом стали постоянными, я обратил внимание на странности твоего поведения - тебе тяжело было оставаться вдали от предмета искусственной страсти, ты постоянно должен был видеть его или слышать звук его голоса.
Именно по этой причине Малфой постоянно брал тебя с собой на наши встречи.

- Зелье? - Гарри вдруг понял, что ему стало совсем немного, но легче - значит, это не совсем его вина… но все же…

- Знаешь ли, Поттер, что тебе в очередной раз крупно повезло? Это зелье довольно интересно - самое сильное из всех существующих, оно требует того, чтобы человек, которого хотят околдовать, принимал его постоянно.
Оно не дает даже самому сильному магу сбросить с себя очарование.
Даже тебе, с твоей способностью к сопротивлению Империусу, это оказалось не по плечу.
Оно туманит сознание и стирает воспоминания о прошлом - даже о возможной неприязни к нынешнему объекту мнимой любви.
Этот эффект непостоянен - прекратив принимать зелье, человек возвращает воспоминания практически мгновенно.
Но самое отвратительное - зелье постепенно убивает.
Думаю, об этом Малфой не знал, иначе вряд ли рискнул применить столь опасную субстанцию к Герою магического мира.

- Почему Вы ждали полгода? - Гарри чувствовал себя обманутым - Снейп знал, что все дело в зелье, и ничего не предпринимал.
Во всяком случае, довольно продолжительное время.

- И что, по-твоему, я должен был сделать? Рассказать тебе? - в глазах юноши Северус прочел утверждение. - Ты все равно не поверил бы мне, а Малфой прекратил бы приходить в мой дом - только и всего.
К тому же, для того, чтобы окончательно убедиться в том, какое именно зелье было применено, мне пришлось ждать удобного момента.
Я взял на анализ твою слюну, когда ты пил у меня чай… и потом, противоядие к запрещенному и темному зелью состоит из не менее запрещенных и опасных ингредиентов - и довольно долго готовится.
Уж извини.

Гарри опустил голову - да, он был благодарен Снейпу, но вот оставаться в этом доме Гарри больше не хотелось.
Вернее, он был бы рад провести здесь, рядом с Северусом, остаток своей жизни, но как забыть то, что еще вчера он принадлежал Малфою? Жил с ним, спал с ним, любил его.
И пусть это оказалось фальшивкой, но памяти было плевать на такие тонкости - она услужливо подбрасывала юноше красочные картинки недавнего прошлого.
И говорить о своих настоящих чувствах к стоящему рядом с ним мужчине казалось оскорбительным и крамольным.

Юноша решительно встал - ему тут не место.
Возможно, когда-нибудь он и решится что-то изменить, но только не сейчас.

- Я… спасибо Вам - и простите, что снова попытался обвинить Вас.
Вы мне всегда помогали… вот и теперь.
Но сейчас мне лучше уйти… я должен подумать.

Зельевар промолчал и Гарри медленно пошел к выходу.
Похоже, он попросту неприятен Снейпу.
Гриффиндорец чувствовал себя полным ничтожеством.
Хотелось одного - оказаться в месте, где бы его никто не трогал.
Гриммаулд-плейс… да, это то, что надо - вряд ли кто-то потревожит Гарри в доме Сириуса.
Орден давно распался, строение потихоньку ветшало, постепенно становясь малопригодным для проживания в нем, но в данный момент это волновало юношу меньше всего.

Он уже взялся за дверную ручку, когда Северус заговорил:

- Гарри, - юноша вздрогнул - за все время их знакомства Снейп впервые назвал его по имени.
И это звучало как… как обещание. - Гарри, я не стану тебя задерживать, ты можешь уйти.
Тебе действительно необходимо все обдумать.
Я просто хочу, чтоб ты знал - для меня не имеет значения, как прошли последние полгода твоей жизни.
Ты можешь вернуться в любую минуту - я буду ждать.

Гарри не верил своим ушам - что только что сказал Снейп? Этого не может быть - но ведь он четко все слышал! Юноша повернул голову и встретился взглядом с непроницаемо-черными глазами.
Странно, сейчас эта чернота не казалась пустой, скорее, завораживающей и затягивающей… Гарри лишь немного наклонил голову перед тем, как выйти за дверь, но теперь Снейп почти не сомневался - гриффиндорец вернется.
Вот только когда? Оставалось лишь ждать - и решить, наконец, что же делать с Малфоем…

… Драко с трудом поднял тяжелые веки и тут же со стоном зажмурился - яркий свет ударил по глазам, вызвав вспышку головной боли, тошнота накатила волной, блондину захотелось немедленно умереть быстрой и легкой смертью, лишь бы избавиться от подобных страданий.

Он застонал, пытаясь таким образом привлечь к себе внимание Гарри - тот всегда был рядом и не хуже домовых эльфов мог при случае позаботиться о Малфое - и тут же сквозь очередную волну не самых приятных ощущений вспомнил обо всем произошедшем.

Салазар великий, что же он натворил? Проиграл все, что имел… и Поттера - как такое могло получиться? Ему ведь всегда феноменально везло в играх - ну, а когда не везло, он, не терзаясь угрызениями совести, спокойно передергивал, отлично зная, что, даже если кто-либо заметит его проделки, то не скажет ничего.
Любовнику Гарри Поттера прощалось очень и очень многое… Так что же произошло в этот раз? На подобный вопрос ответа не было… во всяком случае, пока.

Драко попытался сесть - и это несложное в нормальных обстоятельствах действие удалось лишь со второй попытки, при этом с груди блондина на пол упал небольшой тяжелый предмет, издавший металлический звук.
Застонав в очередной раз, Малфой потратил еще минут пять на то, чтобы поднять таинственную вещицу.
Ею оказался кожаный мешочек, который Драко поспешил раскрыть трясущимися руками.

И что тут у нас? Деньги? Золото… не очень много.
Странно, вроде я все спустил, во всяком случае, от Снейпа я уходил с абсолютно пустыми карманами - или мне кажется?
А это что такое? Записка? Мерлин, как гудит в голове - и я ведь почти не пил… От кого это? Почерк знаком до боли - а, точно, это Снейп писал.
Но зачем ему писать мне записки? Ничего не понимаю, да и в голове туман… Ладно.
О, демон, ну почему он всегда пишет такими мелкими буквами? Глаза болят… Так, как тут… а, вот верх.
Посмотрим.

Через несколько минут скомканный шарик пергамента полетел в противоположный конец комнаты, Впрочем, это не помогло - перед мысленным взором Малфоя слова записки, написанные рукой Северуса Снейпа, обретали, казалось, еще большую четкость и значимость.

Мистер Малфой, осмелюсь предположить, что в данную минуту Вы не только не в состоянии мыслить логически, но также не в силах припомнить во всех подробностях события последних двадцати четырех часов.
Я не стану слишком уж углубляться в детали, но сочту возможным донести до Вашего сведения самые важные из них.

Итак, ваши деньги и Малфой-мэнор теперь принадлежат мне.
Помнится, у нас был устный уговор, что поместье останется в Вашем распоряжении в том случае, если мистер Поттер, проигранный Вами мне, по своей воле останется в моем доме.
Что ж, мистер Поттер решил отказать мне в своем постоянном присутствии - а потому наша сделка не состоялась.
Впрочем, я могу понять решение нашего национального Героя - ведь он принимал его после того, как выпил зелье, приготовленное мной и сводящее на нет все последствия Вашего замечательного любовного напитка.

Ваше поместье я собираюсь передать мистеру Поттеру - право, не очень-то красиво будет с моей стороны оставить Героя без средств к существованию.
Ведь, кажется, свое поместье Вы восстановили на его деньги?

Настоятельно рекомендую Вам, мистер Малфой, покинуть пределы Англии - пока мистер Поттер не забыл о своем глупом гриффиндорском благородстве и не решил потребовать у Вас отчета о последних шести месяцах вашей совместной жизни.

Надеюсь денег, предложенных мной, хватит на билет в какую-нибудь отдаленную часть света - я бы не советовал Вам пользоваться магией для перемещения, неизвестно как скажется на Вашей способности к координации подлитое мной зелье.
Полагаю, Вы не в претензии за это, нет? Все же мы оба слизеринцы, так что, думаю, мне не придется слишком подробно объяснять Вам свои действия.

О Мерлин, Снейпу действительно не стоило объясняться более подробно - Драко мгновенно припомнил все пристальные взгляды зельевара, направленные на Гарри, все странности в его поведении… он вспомнил реакцию Поттера на мужчину, и кусочки головоломки встали на свои места.

Забыв о головной боли, Драко бросился собирать все самое необходимое - в свете последних событий глупо было бы не воспользоваться советом Снейпа.
Возможно, с любым другим человеком Малфой рискнул бы потягаться в попытках вернуть себе свою игрушку - но только не в этом случае.
Жизнь была слишком ценным даром даже без присутствия в ней денег, а связываться с влюбленным и спятившим из-за предмета своей любви Мастером Зелий - себе дороже!

Спустя очень короткое время Драко Малфой навсегда покинул родовое поместье и отбыл в неизвестном направлении…

… Гарри стоял возле грязного окна и задумчиво водил пальцем по стеклу, оставляя на пыльной поверхности чистые дорожки.
Юноша, погруженный в свои мысли, не сразу заметил, что выводит на стекле инициалы SS. Вздрогнув, он быстрым движением стер буквы, грустно подумав о том, что за последние два дня проживания в доме Сириуса почти все предметы мебели, покрытые толстым слоем пыли, стали свидетелями его настойчивых мыслей о Снейпе.

Черт, он не мог перестать о нем думать - хотя не раз и не два за последние сорок восемь часов клялся себе не делать этого.
Ну да, Снейп говорил, что не вина Гарри во всем произошедшем - но это не мешало юноше чувствовать себя виноватым… да еще грязным и использованным.
Гадко, как же гадко.

Гарри быстро разделся, не заботясь о том, куда именно бросает одежду в очередном порыве гнева, и направился в ванную - в который раз за эти дни он пытался смыть с себя воспоминания о жизни с Малфоем? Жаль только, что горячая вода, почти обжигавшая кожу, не обладала особенностями Обливиайт - Гарри помнил все подробности этого унизительного совместного проживания.

Ну почему его жизнь постоянно походит на какой-то жуткий магический кавардак? Еще не было случая, чтобы он не влип в самые неприятные ситуации - или же чтобы ситуации не находили его сами.
Но что по-настоящему волновало его больше всего - это невыносимое желание плюнуть на все и вернуться к Снейпу.
От этого шага удерживала лишь одна мысль - несмотря на свои слова, не станет ли мужчина относиться к Гарри пренебрежительно? Может, он просто воспользуется им, как Малфой - в конце концов, оба они слизеринцы, такое впечатление, что страсть к грязным играм у них в крови.

Но затем Гарри вспоминал последний взгляд Снейпа, устремленный на него - нет, если бы зельевар хотел поиграть, ему достаточно было воспользоваться дарственной, не предлагая при этом противоядия.
Ведь в тот момент Гарри готов был ради Малфоя на что угодно - даже на роль шлюхи…

Гарри запрокинул голову, подставляя лицо под обжигающие струи воды - забыться бы - и тут ему в голову пришла неожиданно страшная мысль: а ведь Малфой был не единственным, кого весьма и весьма привлекала слава и положение Золотого Мальчика.
Желающих на него всегда будет более чем достаточно, и кто сказал, что они окажутся в достижении своей цели более щепетильными, чем наследник Люциуса?

С другой стороны был Снейп… и Гарри уже выяснил для себя, что мужчина не хотел просто воспользоваться им для удовлетворения своих плотских желаний.
Ну, а что касается славы и положения - Северус всегда презрительно относился к известности гриффиндорца, к тому же своих почестей после войны ему хватало с избытком.

Юноша прикусил губу и подумал о том, что не только он нужен Снейпу - в еще большей степени Снейп нужен ему.
И плевать на Малфоя, хотя это и будет сложно.
А раз так…

Столь же стремительно как раздевался, гриффиндорец натянул на влажное тело мантию, не потрудившись набросить на себя остальную одежду - и, заколебавшись лишь на мгновенье, аппарировал в дом Снейпа.

… Северус Снейп небрежно покачивал в руке бокал с вином, внимательно вглядываясь в темно-рубиновую жидкость.
Прошло всего два дня - а для него словно вечность.
Малфой внял предупреждению и покинул Малфой-мэнор - а заодно и Англию, как очень надеялся Северус.
Как бы он ни ненавидел Малфоя за то, что тот сделал с Гарри, Драко даже после окончания Хогвартса оставался его студентом и Снейп волновался за него по-своему.
Он мог сколь угодно не одобрять действий блондина, но в то же время понимал, что, окажись он на месте Малфоя, вполне возможно поступил бы так же.
Слизеринцы… Именно поэтому он дал Драко шанс улизнуть - правда, без средств к существованию, но зато живым и относительно здоровым.
Действие зелья было временным и скоро сошло бы на нет, а что касается дальнейшей сомнительной судьбы блондина - Снейп нисколько не сомневался в змеиной хитрости и изворотливости своего бывшего питомца.
Ничего, урок только пойдет юнцу на пользу - не пропадет!

С Гарри же все было куда сложнее.
В отличие от Малфоя, сейчас он не зависел от обстоятельств, и лишь от него самого зависело, сможет ли он вернуться в дом Снейпа и сколько ему потребуется на это времени и решимости.
В любом случае мужчина готов был ждать столько, сколько необходимо.

Негромкий хлопок аппарации заставил Снейпа резко подняться из кресла, едва не расплескав при этом напиток.
Еще с того памятного вечера, когда Гарри узнал обо всем, Снейп настроил охранные границы лишь на него одного - и поэтому четко понимал, кто появился в его доме.
И от этого знания в груди стало очень тепло, а по телу прошла волна предвкушения - все-таки мальчик решился вернуться… это было замечательно.

Мужчина подошел к выходу, но не успел даже притронуться к дверной ручке, как дверь распахнулась, и на пороге остановился тот, о ком Снейп думал постоянно в течение стольких лет.
Гарри Поттер - но в каком виде! С влажных черных волос стекали капельки воды, прочерчивая влажные полоски по чистой смуглой коже лица и шее, на щеках горел яркий румянец, розовые губы искушающе приоткрылись… Что же касалось всего остального - Снейп проклял изготовителей одежды, ибо воротник рубашки внезапно резко сдавил горло, а брюки стали необычайно тесными, когда Северус понял, что под мантией, плотно облепившей совершенное для него тело юноши, больше ничего нет.

- Гарри… - Северус сделал еще один шаг вперед, подходя к юноше вплотную.

- Не надо, ничего не говорите.
Хотя нет, я… мне нужно знать… а, пропади оно все пропадом! - и с этими словами гриффиндорец схватил мужчину за плечи, с силой притянул его к себе и прижался к его рту губами.

Мерлин, это было неимоверно! Снейп уже знал, какими мягкими и податливыми могли быть губы Гарри, но сейчас поцелуй был добровольным - и от этого еще более желанным и страстным.
Мужчина приоткрыл рот, позволяя гриффиндорцу исследовать его, запоминать его вкус… это было невероятно возбуждающе, необузданно и изысканно одновременно.
И хотелось гораздо большего.

Северус скользнул руками по обтянутому влажной тканью гибкому стройному телу, уловил, как резко участилось дыхание стоящего перед ним юноши, почувствовал дрожь, волной прошедшую по хрупкой фигуре.
Гарри не оттолкнул его, он тянулся к этим осторожным прикосновениям, молча позволяя делать мужчине все, что тот бы счел нужным.
Провокационно…

И Северус не выдержал - стащить с такого желанного тела ткань, оторваться от жарких горячих губ… жарким шепотом в маленькое ушко:

Подготовился к встрече, Гарри? - и втянуть в рот заалевшую мочку… провести языком по гибкой шее… Коснуться невесомым поцелуем ямочки между ключицами, скользнуть руками и губами по гладкой груди, чуть прикусывая зубами и сжимая пальцами соски… Опуститься на колени и лизнуть головку возбужденного члена… Попробовать солоновато-сладкую капельку смегмы и насладиться судорожным полувздохом-полустоном… Впитать в себя этот звук, чтобы никогда больше не забыть.
Обхватив руками стройные бедра, вобрать в себя как можно больше твердой жаждущей плоти, чуть сжать зубы, поиграть языком, вылизывая и запоминая уникальный вкус юного тела.
С сожалением выпустить член юноши изо рта, уловив в ответ разочарованный стон… нежно лизнуть яички, осторожно подбираясь пальцами к колечку ануса.
И стать обладателем полузадушенного всхлипа - право, самая замечательная коллекция чувственных звуков, какую он только мог себе представить - так страстно…

- Северус. - шепот на грани восприятия, - погоди… я не хочу так… не нужно подготовки.
Я… мне… просто возьми меня, пожалуйста.

И Снейп понял - сейчас Гарри просил утвердить права на него, окончательно стирая тем самым клеймо Малфоя.
Мужчина улыбнулся - возможно, Драко и научил Золотого Мальчика искусству любви, вот только не смог преподать самого важного урока - не обязательно утверждать свою принадлежность, отдавая себя.
Брать в любви - не менее крепкие узы…

Усмехнуться, чуть отклонившись назад и заставляя Гарри краснеть под своим пристально-пронизывающим взглядом, запомнить каждый изгиб, каждую линию тела, каждую черту юного и такого сосредоточенного в ожидании лица… Потянуть охнувшего юношу к себе, осторожно опустить его на ковер… Раздеться, слушая стук по паркету оторванных в нетерпении пуговиц… Склониться над Гарри, жадно облизать его подрагивающий от нетерпения член - слюны побольше, сейчас точно не до смазки… И опуститься на задохнувшегося от неожиданности гриффиндорца, впуская его как можно глубже в свое тело.

Немного времени… пауза… дать привыкнуть себе - и дать привыкнуть мальчишке… Остро-болезненное наслаждение… О, Мерлин, какие глаза! Сияющие изумруды, чуть прикрытые томно густыми длинными ресницами… Сделать первое осторожное движение - и забыть обо всем на свете… Быстрее, быстрее, еще… Крик - мой или его? Какая разница - сейчас он один на двоих, как и наслаждение, волной прокатывающееся по мышцам, по коже, по разуму.
Вот так… немного сменить угол - и задохнуться от предоргазменной судороги.

Да… затуманенный взгляд темно-зеленых от страсти глаз… юноша внезапно останавливает мужчину, выходит из него, переворачивает того на живот - и врывается в щедро предлагаемое, такое открытое и прекрасное угловатое тело.
Ритм стучит в висках, капельки пота скатываются по спине.
В голове гудит и рокочет вожделение… да-да-да… сильнее…

Мышцы с силой сокращаются, перед глазами туман.
Сумасшедший стук сердца… Он почти задыхается, чувствуя, как, выкрикивая его имя, Гарри кончает и обессилено опускается на него сверху, прижимая Снейпа своей тяжестью к полу.

Мужчина довольно улыбается и осторожно поворачивается на бок, заставляя юношу тем самым опуститься рядом с ним на твердую поверхность.
Они внимательно рассматривают друг друга, прежде чем улыбнуться друг другу - немного смущенно, но счастливо.

- Что ты хотел сказать, Гарри? - спросил Снейп и, уловив недоумение в глазах гриффиндорца, пояснил. - Когда только пришел сюда…

- О, - юноша рассмеялся - сейчас все страхи и сомнения казались далекими и ненужными. - Знаешь, я подумал, что очень даже хорошо иметь в своем безраздельном пользовании такого гениального зельевара, как ты.
Уж ты-то точно сумеешь хорошенько присматривать за своею собственностью…

- Да, несомненно, - немедленно согласился Снейп, увлекая Гарри в очередной поцелуй…

… Драко мрачно покосился на свою спутницу - уполовиненное подобие Миллисент Балстроуд, высокая плотная американка с гундосым голосом и резкими дергаными движениями спятившей курицы.
Страшна, как смертный грех - зато богата неимоверно… и не замужем!

Как же он ненавидел в эту минуту и Поттера, и Снейпа! Денег в обрез хватило на билет в Америку - право, самое надежное место, где можно было затеряться и начать все сначала.
Но вот беда - начинать не хотелось… разумеется, он захватил из особняка драгоценности Нарциссы и кое-какие редкие и дорогие вещицы, но на деньги, вырученные от их продажи, невозможно было постоянно жить в роскоши - так, как блондин привык.
И настоящей находкой стала эта неприятная особа, которая о событиях в Англии знать не знала, да и не сильно хотела.
К тому же, она моментально запала на потрясающую внешность Малфоя, беззастенчиво и смешно пытаясь кокетничать с ним, строя ему глазки, и вообще, проявляя все признаки внезапной и неудержимой влюбленности.

Драко вздрогнул - женщин он не любил, хотя в свое время смирился с тем, что жениться ему придется ради наследника… но и в самых кошмарных снах он не представлял себе такую вот половинку! Зато у предполагаемой половинки не было назойливых родственников, а уровень капитала зашкаливал все разумные пределы!

Малфой горестно вздохнул - и поплелся приглашать кандидатку на устроителя его личной жизни в ресторан на ужин…
Конец.