• Название:

    Диплома Заключение

  • Размер: 0.1 Мб
  • Формат: DOC
  • или



ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Изложенные доводы, представляется, достаточно обоснованно показывают объективность событий, с которыми в водной части работы связывалась её насущность.
В целом же подвести итог по изложенному материалу представляет значительную трудность.
И связано это с существенной запущенностью и запутанностью рассматриваемой проблемы, её практически всеобъемлющим характером, ибо деятельность прокуратуры в России с советских времён и до наших дней практически глобально и властно охватывает все сферы общественных отношений, причём этот охват в большинстве своём искусственен, надуман и, как следствие, также объективно способствует её (прокуратуры) моральной деградации.
Изменения же, коснувшиеся широты полномочий этого надзорного органа за последние годы никак нельзя назвать последовательными и однозначными.
Как указывалось в главе 1 настоящей работы, основные категории этики носят преимущественно оценочный характер.
В параграфе 1 главы 3 сделан вывод об изначальной безнравственности основного предназначения Прокуратуры РФ, обозначенного в п.1 ст.1 Федерального закона О прокуратуре РФ ― надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов.
Остальные базирующиеся на нём положения (в том числе забота о правах и свободах человека и гражданина) берутся под опеку высшего надзорного органа лишь во исполнение требований законодательных актов, уравнивая тем самым высшую конституционную ценность ― права и свободы человека ― с прочими нормативами и правилами.
Анализ нравственности общего и специальных видов прокурорского надзора показал их чрезмерную зависимость от субъективных факторов, притом, что сам кадровый состав прокурорских работников совершенно независим от основного нравственного оценщика ― населения.
Изложенные обстоятельства, а также выявленное в первых двух параграфах той же главы отсутствие объективной необходимости тотального надзора в демократическом государстве, позволяют сделать вывод о необходимости глубокого реформирования современной российской Прокуратуры с упразднением, как минимум, её основополагающей функции ― надзора ― путём издания новых нормативных положений взамен действующего документа с неопределённым статусом (то ли Закон РФ, то ли Федеральный закон).
Представляется, что этически вернее было бы вовсе отказаться от термина прокуратура (от лат. ― наблюдать, надзирать), тем более, что для этого достаточно в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, отменить никого ни к чему не обязывающую ст.129 Конституции РФ.
Устранение даже только надзорной функции не только позволит сократить расходы на содержание Прокуратуры, но и чётче обозначит ответственность руководителей подразделений надзорных и иных органов исполнительной власти, предназначение которых напрямую связано с обслуживанием публичных интересов населения.
Означенное выше реформирование в целях обеспечения справедливого замещения упраздняемой надзорной функции должно в обязательном порядке предусмотреть введение рассмотрения ответственности чиновников и их подчинённых в случаях признания судом факта нарушения ими (их действиями и (или) актами) прав и свобод граждан (в том числе в случаях необоснованных обвинений последних в правонарушениях).
В этих же целях, согласно изложенным в 5 (стр.56) настоящей работы доводов необходимо коренным образом реформировать законодательство об административных правонарушениях, посвятив его урегулированию процедур, связанных с исками физических и юридических лиц к представителям публичной власти.
Особого внимания требует качество отправления правосудия, надзор за которым Прокуратура частично сохраняет до сих пор и часто ратует за возвращение былых полномочий.
Думается, что гораздо эффективнее прокурорского надзора могло бы стать создание условий, заинтересовывающих судей руководствоваться золотым правилом нравственности (гл.1 (стр.11) настоящей работы).
Судьи такие же представители социума, как и всё прочее население, включая их родных и иных близких им людей, а потому введение обязательности судебных актов для иных аналогичных случаев (прецедентное право), создаст те самые условия, при которых судья, вынося решение (надзорное постановление) будет знать, что оно впоследствии может судьбоносно отразиться на нём самом.
Реализация предложенного новшества, кстати, и без прокурорского надзора обеспечит более качественное соблюдение справедливого Конституционного положения о равенстве всех перед законом и судом (ч.1 ст.19).
В реформировании нуждается и законодательство об уголовном процессе.
Исходя из ныне обязательного существования такого органа как Прокуратура (по ст.129 Конституции РФ) ей и следует вменить в основную обязанность ― осуществление уголовного преследования.
Если пренебречь философской проблемой об этичности наказания, мести (теория непротивления злу насилием), то назначение справедливого, адекватного наказания истинному виновному можно признать этически оправданным.
Для обеспечения действенности этих условий, как указано в п.6 2 (стр.50) и в 3 (страницы 52 и 53) настоящей работы, статус обвинителя прокурор должен приобретать лишь с утверждением обвинительного заключения (акта).
Данное нововведение способно было бы дополнить уже имеющееся правило принесения извинений реабилитированным в решении одной из стоящих перед воспитательной работой в системе прокуратуры РФ задач – предупреждение профессиональной деформации (посл. абзац п.2.2 Концепции, утверждённой приказом Генерального прокурора РФ от 17.03.2010 № 114).
В целях исключения участия в суде неподготовленного и (или) несогласного с обвинительным заключением обвинителя следует внести соответствующее изменение в ч.4 ст.246 УПК РФ, посвящённую участию прокуроров в поддержании обвинения.
Непонятна логика законодателя, лишившего прокурора права возбуждать уголовные дела.
Это право ему необходимо вернуть, но попутно устранить неопределённость с условиями возбуждения уголовного дела, конкретизируя их наличием двух обстоятельств, указанных в п/п В п.4 2 настоящей работы (страницы 41 и 42): необходимо и достаточно заявленного или обнаруженного события или его признаков (1), указывающих на наличие совершённого деяния, ответственность за которое предусмотрена Особенной частью Уголовного кодекса РФ (2).
Кроме того, учитывая, что каждое возбужденное уголовное дело это определённое отвлечение сил и бюджетных средств, ограничение ряда гражданских свобод для лиц, подлежащих привлечению к участию в деле, необходимо ввести в отношении лиц, необоснованно возбудивших уголовное дело, правило, аналогичное предусмотренному ч.2 ст.148 УПК РФ рассмотрению вопроса о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос о преступлении конкретного лица: дополнить статью 24 УПК РФ ещё одним основанием для прекращения уголовного дела в связи с необоснованностью возбуждения и требованием рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела за злоупотребления должностными полномочиями.
Вместе с тем, с целью нейтрализовать негативные последствия таких нововведений (способствующих уклонению должностных лиц от возбуждения уголовных дел) дополнить Главу 31 Особенной части Уголовного кодекса Преступления против правосудия новым составом:

Необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела.
Не менее важным в формировании условий для справедливого уголовного судопроизводства могло бы стать продолжение устранения в нём государственной монополии, начатого введением института частного обвинения.
С этой целью, отдав Прокуратуре функцию по защите государственных интересов РФ, ввести на региональном и местном уровнях институт поверенных, полномочных возбуждать уголовные дела, осуществлять уголовное преследование, а заодно и консультировать органы власти соответствующего уровня по юридическим вопросам (назвать их прокурорами не позволяет та же ст.129 Конституции РФ).
При этом на местном уровне должность такого поверенного обязательно должна быть срочной и выборной (можно одновременно с выборами и осуществлением полномочий местных представительных органов власти).
Этот механизм формирования местного аналога прокуратуры одновременно создал бы объективные условия для уважительного отношения к людям, а, значит, естественным путём способствовал бы его этическому самосовершенствованию.
В пореформенной Прокуратуре не должен сохраниться и такой советский анахронизм как координационная деятельность в борьбе с объективным социальным явлением любого государства, именуемом преступностью, аморальность которой обоснована в 4 (стр.54) настоящей работы.
Конкретное преступление подлежит пресечению в установленном процессуальном законодательством порядке, в том числе с участием прокуратуры, а отнесение деяний к общественно-опасным и забота о недопущении условий, им потворствующих ― есть компетенция не правоохранительных органов, но аналитиков, учёных и, в конечном итоге, представительной (законодательной) власти.
Вместе с тем, памятуя о взаимозависимости нравственных качеств полицейского и нравственного состояния всего общества в целом (доводы изложены во Введении (на страницах 6 и 7) настоящей работы), следует признать необходимым принятие ряда мер, направленных на создание условий объективно способствующих формированию межличностного взаимоуважения в обществе.
Помимо указанного выше реформирования судебной власти и Прокуратуры, этому способствовало бы, в частности, снятие запрета на оборот огнестрельного нарезного (в том числе короткоствольного) оружия в качестве гражданского оружия самообороны (п.1 ст.3 Федерального закона Об оружии).
И сделать это надо как можно быстрее, ибо безоружный народ усыпляет зарастающую коррупциогенным законодательством власть, которая в этом случае может просто проспать ситуацию нерегулируемого самовооружения.
А такие предположения небеспочвенны.
О необходимости указанных реформ можно судить и из статьи Председателя Конституционного Суда РФ (далее ― КС) В.Зорькина Конституция против криминала, где прямо сказано о взрывоопасном расслоении общества с выделением псевдоэлитных хищников, накапливающих агрессию и презрение к остальной (большей) части населения ― недочеловекам, лузерам, ходячим бифштексам, которых должно резать и стричь (о каком-то там золотом правиле нравственности здесь даже говорить не приходится).
Прокуратуру в нынешнем виде, с её полномочиями и привилегиями также можно смело отнести к той самой элитарности, попасть в которую престижно далеко не из благих побуждений.
Может ли этому противостоять кадровая политика, официально заявляемая Генеральной прокуратурой? Без коренного реформирования, думается, вряд ли.
Если не возвращаться к обозначенной выше идее упразднения института прокуратуры, то с целью создания объективных условий для комплектования этой структуры профессионально и нравственно пригодными кадрами, её окончательно следует преобразовать в ведомство исполнительной власти с реально необходимым (нравственно оправданным) и исключающим необоснованное дублирование иных органов предназначением (например, деятельность по пресечению преступных деяний федерального масштаба, консультирование федеральных органов государственной власти, представление и защита интересов Российской Федерации в судах) при, скажем, Министерстве юстиции (что далеко не ново ни у нас, ни за рубежом) с особым порядком комплектования, предусмотренным Конституцией РФ и специальными федеральными законами (либо Федеральным законом О Прокуратуре РФ (как сказано выше, ныне действующий документ таковым не является), либо посвящением ей ряда положений в до сих пор не принятом Федеральном законе О правоохранительной службе, как того давно уже требует Федеральный закон О системе государственной службы РФ).
Хотя, возвращаясь к вышесказанному, более целесообразным представляется принять Федеральный конституционный закон об отмене статьи 129 Конституции РФ с соответствующим реформированием административного и иного материального и процессуального законодательств.
Проводимые с начала 90-х годов полумеры по реформированию Прокуратуры РФ – одного из до сих пор наиболее влиятельных и системообразующих институтов государственной власти существенно не способствуют формированию нравственности ни в своих рядах, ни в обществе, ни, конечном итоге – стабильности в стране.

Как следует из Федерального закона от 17.11.1995г. №168-ФЗ, термин Федеральный закон является частью текста изменений, внесённых в Закон Российской Федерации от 17.01.1992г. №2202-1 О прокуратуре.
Российская газета за 10.12.2010г. №280 (5359), стр.1, 17.
84 6 HYPER13 PAGE HYPER15