• Название:

    Сказка про монаха, который решил жить в миру.

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Татьяна Желонина.
Сказка про монаха, который решил жить в миру.

Жил - был мальчик Антошка.
Он рос очень хворым и болезненным.
Ребята во дворе часто дразнили его, и копившиеся обида и злость перерастали в ненависть ко всему окружающему, и Антошка думал:

Вот вырасту, вы у меня все получите! Я обязательно стану сильным, тогда вы у меня попляшете!.
Подрастая, Антошка стал понимать, что сила бывает не только в кулаках.
Он с удивлением обнаружил, что можно быть сильным, управляя людьми, манипулируя их эмоциями, подменяя понятия, подтасовывая факты.
Все это, а также упорная учеба, помогают держаться на плаву и быть, если не в первых, то, по крайней мере, не в последних рядах среди ровесников.
И Антошка стал учиться еще больше, он даже, когда вырос, написал книжку.
Правда, за нее на экзамене в институте он получил двойку.
Но это не важно.
Важно, что этого никто не знает, а вот книжкой можно похвастаться.
Он даже не сам писал ее, так, просто систематизировал чужие труды.
Учиться Антошке было нелегко.
Часто не хватало еды, и приходилось по месяцу питаться одной гречневой крупой.
Зато в комнате был обогреватель, он спасал холодными северными ночами.
Как-то Антошкин сосед по общежитию попросил у него обогреватель согреть замерзающего больного сынишку, но Антошка не дал.
Потому что жаден был сильно, да и к чужим бедам равнодушен.
Время шло, а Антошка все не мог найти себя в жизни.
Дело свое искал.
И преподавать пытался, да детей шибко не любил.
Все не то.
Так и мотался в поисках себя аж до тридцати лет.
Так случилось, что Божиим промыслом принял Антошка монашеский постриг.
Теперь его стали звучно величать Нилиус.
Первое место служения его - небольшой городок Либунь с большими, почти сразу, проблемами.
Приходилось воевать с прихожанами, какие-то они требовательные оказались.
И направили Нилиуса в Северный монастырь, правда, женский.
А там драться с регентом пришлось.
Эх, женщины в жизни монахов…
И случилась у Антошки любовь в монастыре.
У девочки-монахини было имя необычное – Пульхерия.
Совсем некрасивая, но с душой широкой, видимо.
Сам-то Антошка никогда девчонкам не нравился, страшненький да жадный.
Кто такого полюбит? И вот были они с Пульхерией неразлучны, везде вместе ходили.
И учились вместе.
Даже работы в институте писали одинаковые.
Преподаватели говорили:

Как под копирку.
Нельзя было долго скрывать свои чувства, прячься, не прячься, скрывай, не скрывай, все одно – наружу вылезет.
Вот и стянула однажды настоятельница монастыря Нилиуса за штаны с забора, когда тот к Пульхерии своей лез.
Беда… Уходить пришлось Нилиусу.
И Пульхерии следом.
Она в мир ушла, а его перевели подальше в другой город, и не город, а поселок даже - Нижние Колеса; да и там долго Нилиус не задержался, очень были недовольны им, особенно работники культуры.
А приемника своего и вовсе без денег оставил, когда уходил, забрал всю казну до копейки.
Срамота.
Вот ведь, ничего не меняется вокруг, только места служения, а люди-то какие требовательные везде, все им надо чего-то от него.
И захотелось монаху в большой город, в большую квартиру, к большим деньгам.
И перевели его опять по своему хотению туда, куда душа просилась.
Квартиру настоятель помог купить просторную, удобную, жалованье положил для монаха достойное, чтоб мог и себя содержать, и Пульхерии помогать, которая к тому времени и дитя родила, оставив монашеское служение, и телевизор диковинный во всю стену приобрести, что для монаха совершенно необходимая вещь!
Кроме увлечения Нилиуса компьютерными забавами, заморскими фильмами да фотосъемками, было и еще два.
Любил монах поиграть на зубных бирюльках.
Бирюлек этих он много накупил разных, больших, малых, дорогих и не очень.
Однажды даже все отпускные в восемьдесят тысяч монет потратил на бирюльки.
Даже заграницу на фестиваль бирюлек ездил.
А вторая забава – за братьями своими речи их на диктофон записывать.
Бывало, пригласит кого в гости к себе в келью двухкомнатную, по последнему слову обставленную (это чтоб для молитвенного подвига удобнее было), нальет хмельного зелья и давай вопросы задавать, провокации.
Мол, как к царю-батюшке относишься, а барин твой, не обижает ли? Так за несколько лет большой сундук поганок собрал.
Пригодится, мало ли.
О-хо-хо…Опять пришлось уйти из большого Дома Господня в другой.
А там все сначала начал.
Все то же, по тому же сценарию.
Только лица уже другие, а дела те же.
Команду вокруг себя сколотил из холопов, им он всей правды о себе не ведал, чтоб помогали ему в нелегком деле валить собратьев, добывая для монаха-молитвенника и нестяжателя подписи против неугодных.
А подписи просила ставить под доносами жена заместителя Земской Управы (он же старший учитель в барской школе) на основании картинок склеенных да резаных на скору руку.
Сама-то сути не знала, правды не нюхала.
Сегодня туго приходится монаху тому.
Совесть спать не дает, черная ненависть душу гложет.
Вынашивает план за планом коварные.
Друзья разбежались давно, рядом и нет никого.
Вот жил бы монах в монастыре! Там не надо жалованья, не надо ездить на телеге до молитвы, телевизор не надо и бирюльки! Там келья настоящая и ты сам один на один с Господом, а не с забавами злыми диктофонными.
Принял постриг монаший – хлебай с монастырской чаши!

Все совпадения с настоящими персонажами считать случайными совпадениями с настоящими персонажами.