• Название:

    О, дайте мне маску!2

  • Размер: 0.09 Мб
  • Формат: DOC
  • или



О, дайте мне маску!
Автор: Rendomski (rendomski@pochta.ru)Бета-ридинг: Pr.
Vedma Fler, Марина и ещё одна скромная бета, не пожелавшая назваться.
Всем большое спасибо! Рейтинг: R, slash, гет Главные герои:

Гарри, Рон, Драко, Снейп и другие Саммари:

Маски… Мы все их носим.
Иногда мы даже забываемся и теряем ощущение, где кончается маска и начинается живая плоть, пока жизнь не даёт нам по морде, возвращая к неумолимой реальности… Дисклеймер: все герои Дж.
К. Роулинг принадлежат Дж.
К. Роулинг и иже с ней.
Хотя, полагаю, после моих измывательств можно было бы их уступить мне за пару процентов стоимости (правда, всё равно не потяну...).
Форма построения произведения, как взгляд разных персонажей на одни и те же события принадлежит великому Акутагаве. (А может и евангелистам... словом, я взяла у Акутагавы, а дальше пусть сами разбираются).
А я что? Я просто маски примеряю... Предупреждение: в нижеприведённом фике имеются сцены, содержащие гомо- и гетеросексуальные отношения, насилие, пре-инцест и прочие недетские вещи.
Если вас уже тошнит - не портите себе здоровья дальше.
Остальным - приятного чтения! Архивирование:

За разрешением обращайтесь к автору.
Маска вторая(начало)
Only in mirror should one look, for mirrors do but show us masks (Смотреть стоит лишь в зеркала, ибо зеркала не показывают ничего, кроме масок.) O. Wilde "Salome"
Маски… Мы все их носим.
Иногда мы даже забываемся и теряем ощущение, где кончается маска и начинается живая плоть, пока жизнь не даёт нам по морде, возвращая к неумолимой реальности…
***
Слизерин - это, вообще, нескончаемый бал-маскарад.
Старая слизеринская мудрость гласит:

Хаффлпафф - факультет для тех, кто не играет, Гриффиндор - для тех, кто играет по правилам, Рэйвенкло - для тех, кто пытается понять правила, Слизерин - для тех, кто пишет правила.
Но это не так.
Мы не только игроки, мы ещё и самые строгие блюстители правил.
Просто правила эти изощрены и жестоки.
Познай правила, играй по правилам, и, если хватит умения, однажды, возможно, ты получишь власть составить собственные.
Я улыбаюсь Пэнси, и она в ответ салютует мне бокалом, намеренно демонстрируя новенький морионовый браслет - подарок её жениха, Адриана Пьюси.
Дешёвая игра, Паркинсон, ведь стоит мне поманить, и ты порвёшь со своим Пьюси не задумываясь, и не потому что я миленький и хорошенький Драко, а потому что я богатый и влиятельный Малфой.
Некоронованный король Слизерина.
Пэнси нравится играть в вечеринки, лишний раз упрашивать меня, чтобы я договорился со Снейпом, за глаза любовно именуемым Старым Змеем, о свободном классе (в гостиной Слизерина никак нельзя - у нас же вечеринка для избранных!), подготовлять какие-то сюрпризы; другим вечеринки нравятся, как повод посплетничать, выпендриться, надраться, подпоить кого-либо, - развлечься, словом.
Да, иногда после подобного и сбор Пожирателей покажется не худшей альтернативой... С такими мрачными мыслями я постепенно ловил момент, чтобы покинуть благопристойную вечеринку, плавно переходящую в обыкновенную пьянку.
Пэнси, осушив бокал, объявила что-то о прощании и демонстративно вышла, вызвав тем самым естественную реакцию:

Элрой и Руис-Перес, отчаянно протестуя, вернули её на место.
Воспользовавшись возникшим оживлением, я ухитрился незаметно удалиться, но едва успел набрать в лёгкие порцию желанной свободы сулившего воздуха коридора, как за первым же углом чуть не столкнулся с Уизли.
Что?! - Чего тебе тут надо, Уизли? - невольно вырвалось у меня, пока я быстро соображал.
Между прочим, Поттер тут тоже мелькал пару раз последнее время... Не будь я Малфой, если эти двое чего-то не затевают.
Я усмехнулся.
Попались, мерзавцы! Славная работа, Драко - "Right place, right time, right frame of mind" , как говорит отец.
Уизли побледнел, попытался сострить что-то насчёт криков жертв и слизеринцев, а затем собрался было улизнуть.
Ну конечно же, десять раз! - Э, нет, не вешай мне лапшу на уши, Уизли, я сегодня Идиотикуса не пил! Ребята! - крикнул я.
Сзади послышались топот и улюлюканье.- Гляньте-ка, кто пришёл поздравить Пэнси с днём рождения! - Вечеринка всё-таки обещала быть интересной! Рыжий достал меня даже больше чем Поттер, как ни удивительно.
Правда, Поттер несколько притих последнее время.
Повзрослел, что-ли? - Что тут, хаос и демоны, происходит? Уизли? Что ты-то здесь потерял? Да, похоже Старый Змей тоже неплохо владел искусством оказываться в нужное время в нужном месте... Я в небрежной позе дождался, пока наш Глава оказался в поле моего зрения, и изобразил выражение: "Смотрите, кого я нашёл". Уизли краснел, бледнел и отмалчивался. - Малфой? - Змей повернулся ко мне. - Я наткнулся на него тут, сэр, - я старательно улыбался. - Наверняка, замышлял какую-нибудь пакость.
Рыжий, казалось, пытался как можно сильнее уменьшиться под взглядом Змея. - Тридцать очков с Гриффиндора… - Но я же ничего не сделал! - "ну, разумеется..." - Неужели? А мне показалось, что ты только отказался отвечать на вопрос преподавателя.
И ещё пятнадцать очков за прогулки после отбоя, Уизли, поскольку, - с наслаждением наблюдая за растерянным Уизли, Змей медленно вытащил часы и глянул на них, - ты никак не успеешь вернуться в свою спальню вовремя.
Сорок пять очков с Гриффиндора, пожалуй, стоили несостоявшейся головомойки этого имбецила.
Старый Змей был почти прощён. - Что, Уизли, ты так и собираешься тут стоять? Я сейчас начну снимать с Гриффиндора по десять баллов за каждую минуту твоего опоздания. -"Давай, Уизли, выскажи всё, что думаешь!" - Доброй ночи, сэр, - хмуро пробурчал Уизли и пошёл прочь.
Не завидую я ему, когда гриффиндорцы заметят пропажу своих очков... - Между прочим, вы собираетесь окончить оргию до отбоя или как? Я недоумённо посмотрел на Змея.
Это что ещё за разговорчики? Уизли притормозил, явно ожидая продолжения. - Ты что-то желаешь добавить, Уизли? - "не нарывался бы ты, рыжий." - Да, сэр.
Приятных сновидений, - Уизли одарил нас обоих издевательской ухмылкой и смылся. - Прошу прощения, профессор, - я собрался с мыслями, - но вы же сами вчера разрешили нам пользоваться этим классом до полуночи.
Ведь мы, седьмой курс, уже достаточно сознательны, чтобы организовывать свои мероприятия разумно, избегая нежелательных последствий.
Я лично взял на себя ответственность, что школьному имуществу не будет нанесено ни малейшего вреда, а дисциплина будет соблюдена строжайшим образом.
Три к одному, что не пройдёт.
Змею явно не терпелось на ком-нибудь отыграться. - Мистер Малфой, - "Ясно, можете не продолжать". Чего стоил один тон, которым было произнесено "мистер", - что-то я не припомню, чтобы многие замеченные мною здесь личности сдавали переходные экзамены не то что на седьмой, но даже и на шестой курс.
Посему попрошу вас через полчаса привести в порядок предоставленную площадь... во избежание "нежелательных последствий", - он задержал на мне взгляд и торжественно удалился.
Я вернулся, выловив Винса и Грега, распорядился именем Старого Змея объявить отбой (ещё не хватало самому грязную работу выполнять) и отправился посидеть спокойно в библиотеку.
Я терпеть не мог Змея.
Насколько мне удалось выяснить, он занимал достаточно высокое положение среди Пожирателей и одновременно, казалось, пользовался доверием и у Дамблдора.
Пораскинув как-то на досуге мозгами, я пришёл к выводу, что Змей, должно быть, играл роль двойного агента: но как только хоть одна сторона могла, будучи в здравом уме, ему доверять? Старый Змей, несомненно, тянул время, выжидая, пока одна из сил получит преимущество.
С одной стороны, недурная слизеринская позиция; с другой стороны, я бы постарался впоследствии избавиться от подобных ренегатов на месте любого из победителей.
Хотя чем я лучше? Я тоже играл, с той лишь, возможно, разницей, что я знал, на какой исход я надеялся, однако, если всё выйдет иначе, я приспособлюсь и к такому раскладу дел.
Но всё же не хотелось сдаваться просто так, без борьбы, я обязан был повернуть ход Игры в свою сторону! Я желал быть Слизеринцем, пишущим правила! В принципе, после отбоя покидать спальни имели право только префекты, но в библиотеке всё время ошивался кой-какой народ, надеявшийся или знавший как проскочить потом через школу незамеченными.
Я прошёл через зал, кивнул Блейзу, шептавшемуся с какой-то девочкой из Рэйвенкло, взял с полки уже неделю просматриваемую книгу о политике магической верхушки прошлого века и занял своё обычное место.
Блейз был, пожалуй, единственной стоящей внимания личностью из всего нашего курса, и часы бесед с ним принесли нам обоим немало как удовольствия, так и пользы.
Я сглотнул и приступил к перевариванию собственного одиночества.
Не будь Блейз так подчёркнуто гетеросексуален, я давно бы предложил ему переселиться ко мне в комнату.
Нет, он, может, и сейчас не отказался бы, но это был бы непозволительно неверный шаг в моей игре... - Малфой? - кто-то сел рядом со мной, беспардонно прервав мои размышления.
Я нехотя повернулся и наградил наглеца предельно холодным взглядом.
Да, похоже на сегодня звёзды предрекли мне общение с "избранной" компанией.
Рядом со мной, нервно моргая и кусая губы, сидел Лонгботтом. - Надеюсь, это всё, что ты хотел спросить, Лонгботтом? Проверяешь, не развивается ли у тебя ещё старческий склероз? Лонгботтом вспыхнул, но не двинулся с места. - Мне... мне надо с тобой поговорить, Малфой. - Ну, говори уж, - я демонстративно перевёл глаза с Лонгботтома на книгу и перевернул страницу, - я весь во внимании. - Лучше не здесь - он нервно облизал губы. - Это насчёт... насчёт Пэ Эс. - Порнографии и слэша, что-ли? - лениво переспросил я и вдруг... Горгона на меня взгляни! А не имеет ли ввиду этот недоумок... Я изобразил кривую ухмылку и слегка повернул голову в сторону густо покрасневшего нервного гриффи. - Ну понял я, понял.
Через пять минут во втором коридоре направо.
Он кивнул и постарался побыстрее выбраться из-за моего стола.
Я вздохнул свободнее и пожалел, что рядом негде помыть руки.
Итак, имеем:

Лонгботтом, Пэ Эс, вся эта таинственность... Один к одному: либо поблизости ошиваются Поттер или Уизли в плаще-невидимке, либо не ошиваются, но собираются подставить меня позже.
Менее вероятно, что в этом замешан кто-то другой или Лонгботтом решил подловить меня самостоятельно.
Через десять минут я завернул во второй коридор направо и запер за собой дверь.
Лонгботтом уже дожидался, несколько взяв себя в руки.
Я прошёл по середине узкого коридора, удостоверившись, что никого невидимого не прощупывалось.
Итак, либо второй вариант, либо наименее вероятный... гм, три к одному. - Слушаю тебя, Лонгботтом. - Я хочу присоединиться к Пожирателям Смерти, - на одном дыхании выпалил он. - К Пожирателям, говоришь? С какой же это стати? - Мне надоело быть неудачником, всеобщим посмешищем.
Тебе не понять, Малфой, что значит, когда, - он скрипнул зубами, потея и бледнея - даже те, кто называет тебя твоими друзьями, смеются над тобой, а твоя семья считает тебя паршивой овцой.
Я хочу тратить своё время не на зубрёжку Гербологии или Прорицания ("ага, и Зелий, не забудь"), а на то, что даёт тебе настоящую силу, - в его глазах блеснуло восхищение. - Силу, которая на волосок от власти над миром.
Нет, ну какой милый классический набор мотивов, чтобы стать Пожирателем Смерти! Меня никто не любит, и счас я им покажу! - Хорошо, - равнодушно пожал плечами я.
Он вздрогнул. - Ты согласен?- По-моему, я сказал:"Хорошо". Ты готов?- К чему?- К посвящению, конечно же, дурик.- Ч-что? Прямо сейчас?- Ну да.
А чего ждать?- Я, я просто думал, что... Ну, что вначале меня должен увидеть Лорд... или кто-то из его приближённых.
Я расхохотался.- Ну, ты даёшь, Лонгботтом! Кто же, по-твоему, "его приближённые", как не Малфои?Он нервно закивал.- Да, конечно.
То есть, я готов.- Вот и молодец.
Отвернись к стенке.
Лонгботтом, недоверчиво поглядывая через плечо, повернулся ко мне спиной.- На колени! - он послушно последовал приказу.- Теперь встань на четвереньки.- Что?- Что слышал, Лонгботтом.
Оглох, что ли? Да, и мантию свою подоткни-ка за пояс.
Кажется, даже этому недоумку начало доходить, что дело неладно.
Он выполнил и этот приказ, но уже внимательно косился на меня.
Чем я и воспользовался: как можно отвратительней ухмыльнулся, медленно расстегнул пуговицы мантии и выразительно звякнул пряжкой пояса.
Что-то схватило меня за грудки и шарахнуло об стенку.
Я отчаянно попытался освободиться из захвата, с удивлением подмечая, что Лонгботтом, наверное, развил рекордную в своей жизни скорость. - Пре-кра-ти надо мной издеваться! Я тебе не игрушка! Ты ещё пожалеешь! Его маленькие глазки полыхали ненавистью, в истерике он тряс меня за горло. - Repellus! - я отбросил его заклинанием в угол, левой рукой потирая освободившееся горло.
Меня разобрал смех.
Абсурд:

Невилл Лонгботтом напугал Драко Малфоя.
Как если бы Волдеморт угостил Пожирателей мороженым... - Волшебники решают свои проблемы именно так, Лонгботтом, - я помахал палочкой у него перед носом. - Ну что, представление "Драко Малфой, правая рука Тёмного Лорда" можно считать законченным.
Ты сам доложишь все подробности своим дружкам или тебе помочь? На общей Трансфигурации, скажем... - Ты не расскажешь! - он вскочил на ноги.
Я отступил, вытянув палочку. - Ты мне, что ли, помешаешь? Значит, они ничего не знают? Тем лучше! - Малфой! Я сказал тебе правду! Ты думаешь, меня к тебе подослали? - Да вовсе не обязательно, до такой глупости ты, пожалуй, и самостоятельно мог бы додуматься.
Он шагнул навстречу - я предостерегающе поднял палочку, - Лонгботтом отступил, бешено шепча:

- Я не лгу, Малфой... Я клянусь, я хочу присоединиться к Тёмному Лорду. - Да? И отчего же ты решил обратиться ко мне? - молчание. - Ну, разумеется, ведь все знают, что Драко Малфой - самый вероятный слуга Тёмного Лорда.
А если слухи лгут? Он оторопело помолчал, затем бросил:

- Если так, то мне нечего бояться.
Тебе никто не поверит. - А Дамблдор? - Лонгботтома затрясло, губы его задрожали. - Дамблдора так просто не обманешь.
Я успел разоружить его, прежде, чем он попал рукой в карман с палочкой.
О леди Морган, какая мерзость! Что же мне теперь с ним делать? - Ага, совершенствуешься на глазах, Лонгботтом.
Наконец-то догадался и за палочку схватиться.
Выдать? У меня нет никаких доказательств, даже если Дамблдор мне и поверит, одного его слова недостаточно.
Припугнуть и отпустить? А если эта мразь обратится к кому-нибудь ещё? Тогда Драко несладко придётся... Я кинул ему палочку. - Лови своё счастье, Лонгботтом.
Я и взаправду плохой.
Палочку он, разумеется, не поймал, присел, шаря по полу, и так и взглянул на меня снизу вверх. - Значит, ты мне поможешь? Я с достоинством кивнул, преодолевая тошноту. - Но смотри, Лонгботтом, если ты меня подведёшь... Он отчаянно замотал головой. - Малфой! Я у тебя в долгу! - Ну, скажем, ещё не совсем.
Не торопись лезть в долги раньше времени, Лонгботтом.
И пошли-ка отсюда.
Мы дошли до нужной мне лестницы вместе.
Я велел Лонгботтому быть наготове и с облегчением спустился в подземелье, предвкушая заслуженный покой.
***
Покой и слизеринские подземелья иногда бывают несовместимы.
Около коридора, ведущего ко входу в гостиную, слонялось несколько младших учеников.
Завидев меня, они подозрительно переглянулись и попытались сделать вид: "А ничего и не происходит".- Это что ещё за ночные собрания? - в глаза бросалось то, что детки были с разных курсов и явно в одну компанию не входили. - Милостиво прошу разойтись по спальням.
Никто не тронулся с места, лишь неуклюже заулыбались. "Так-так-так, и как это понимать? Малолетки готовят какой-то сюрприз? На массовый бойкот непохоже, вид у них не воинственный.
А почему тот малый весь мокрый? Ладно, если коллектив уклоняе тся от ответов, то перейдём к индивидуальному допросу."- Дейра, полагаю, от тебя вероятней всего ждать разумного объяснения.
Дейра, третьекурсница, но умом не уступающая большей части моих сверстников, кокетливо улыбнулась.- Кто-то сглазил проход.- Там мокро, - добавил первокурсник, который и сам был мокрый с головы до ног.- То есть - "мокро"?- Когда проходишь, тебя будто из ведра окатывает.
Проклятье, я с таким, кажется, не сталкивался...- Ладно, покажи где.- Там, в коридоре.- А точнее? Коридор не маленький.- Клайв, иди покажи, ты всё равно мокрый.
Клайв был явно не в восторге, но крыть было нечем.
Он неохотно медленно двинулся вдоль коридора.
Вдруг на его пути мгновенно материализовалась словно бы целая стена воды, он с визгом отскочил, но поздно - с него уже текло.
Водяная стена исчезла.
Я постарался не разинуть рот. ("Я не это имел в виду, когда хотел помыть руки", - мелькнула дурацкая мысль)- А вы пытались как-нибудь... э, убрать это?- Finite Incantatem не помогает, - вздёрнула подбородок Дейра. - Джейк Крейм пробовал Incendio... я бы послушала, как он объяснил Помфри, где он умудрился так обвариться.- Кретин, - согласился я.
Хотя это идея - стихия на стихию... - А, что, больше никто не возвращался?- Приходил Элрой, поглазел и ушёл, - "Горгоны на них нет, отсиживаются в классе, а мне завтра перед Змеем отчитывайся!" И ещё кое-что... - И давно вы так?- Почти с отбоя, - "Ну, Уизли, ты труп!"Я тяжело вздохнул.- Ну, ладно, попробую что-нибудь сделать, - я подошёл как можно ближе к месту действия и сконцентрировался. - Finite Incantatem! Никаких видимых изменений не произошло, правда, и до этого ничего заметно не было.- Клайв, попробуй пройти ещё раз.
Клайв протестующе замычал.
Бедолага выглядел, будто только что искупался в озере.- Давай, давай, только ступай осторожней.
Я почти поймал момент, когда, казалось, сам воздух начал сгущаться в поперечной плоскости, придержал малого за воротник и попробовал ещё раз:

- Finite Incantatem!Никакого эффекта.- Забавно.
Продвинутое заклятие, либо сложный сглаз, - я потёр подбородок.
Импровизированный подбор контрзаклинания часов в одиннадцать вечера, да ещё после нескольких выматывающих событий, мне вовсе не улыбался.
Внести Уизли в список смертников... Итак: вода.
Парилка имени Джейка Крейма: вода-огонь - не прошла.
Как ещё одолевают воду? Осушение можно списать к огню... Вода...- Клайв?Мальчишка попытался улизнуть, но я продолжал держать его за ворот.- Ещё разок.
Вытяни руки вперёд, вот так... Congelus! - я сковал "стену" замораживающим заклятием.
Получилось!Теперь коридор преграждала стена из ровного прозрачного льда.
Клайв, скуля, растирал замёрзшие руки.- Отойдите-ка подальше, - я и сам вышел из коридора и раздробил стену прицельным Редукциусом в мелкое тающее крошево.- Вопросы есть? Брысь по спальням! А ты, - я хлопнул Клайва по плечу, - переоденься и к Помфри, за перечным зельем!Я всё-таки выждал для полной уверенности, пока по коридору пробежали малолетки и проследовал за ними, хрустя ледяными осколками.
Авось кто-нибудь из гулящей публики ещё тут поскользнется.
В кои-то веки я мирно достиг своей комнаты префекта и налил себе полбокала припасённого на всякий случай портвейна, чтобы побыстрее заснуть.
Уизли, Поттер, Змей, "мокрый" сглаз сливались в одну кашу, в которой никак не хотел растворяться, заодно со всеми, Лонгботтом...Иногда всё же хорошо быть одному.
Чтобы не надо было отвечать ни на чьи встревоженные расспросы..."Когда ты достигаешь вершины," - сказал мне как-то отец, - "ты обнаруживаешь, что остался один." На самом деле, ты был один всю дорогу, неважно, сколько людей тебя окружало.
Одиночество - обратная сторона удачной Игры.
***
- Ты боишься боли?- Нет.- Ты боишься крови?- Нет.- Ты боишься смерти?- Нет.
В тёмно-серых глазах Лонгботтома - огонёк восхищения и безумия, они неотрывно глядят в мои......и зря.
Он упускает момент, когда я замахиваюсь, как для оплеухи, и мои ногти оставляют на его щеке четыре кровавые дорожки.
Лонгботтом хватается за щёку, размазывая кровь; на лице выражение: "Ты, что, свихнулся, Малфой?""А ты как представлял себе обучение? Музыка и девочки?"Я медленно обхожу его по кругу.
Ну невозможно же быть таким идиотом, чтобы вот так спокойно позволять заходить себе за спину! - Ты боишься боли?Сквозь зубы:

- Нет.- Ты боишься крови?- Нет.- Ты боишься смерти?- Нет.- А Крусиатус, Лонгботтом? Как насчёт Крусиатуса? - "О, да, я прекрасно знаю, что для тебя значит Крусиатус."Он считает, что если стоит ко мне спиной, то я не догадываюсь, что происходит на его лице...- Нет!- Что "нет"?- Не боюсь!Я провожу кончиком палочки по его шее вниз, слегка опускаю воротник и тихо, почти выдыхаю в затылок:

- Crucio.
Лонгботтом падает на колени, крича и извиваясь от боли; я молча выжидаю.- М-М-Малфой... Это же Непрощаемое...Смеюсь.- Лонгботтом! Непрощаемы только те проклятия, которые не помогают тебе в достижении цели.
Или тебе больше нравятся сопли про Добро и Закон?Он, морщась от остаточного эффекта проклятия, встаёт с колен.- Я понимаю, - шепчет он. - Я запомню.- Понимаешь? Что ж, посмотрим.
Отвечай: ты боишься боли?- Нет, я же тысячу раз говорил! Ты же сам видел!- Ты боишься крови?- Ничуть!- Ты боишься смерти?- Я готов на всё!- Ты уверен?- Да.- Лонгботтом, мне что ли ещё и Аваду на тебя наложить, чтобы добиться правильных ответов?- Ты, что, хочешь, чтобы я сказал "да"?- Я хочу правильных ответов, Лонгботтом.
Подумай до вторника.
Всё, дорогу назад ты знаешь.
Я ухожу, слыша, как за спиной он даёт волю еле сдерживаемым рыданиям.
Ничего, Лонгботтом, я через это прошёл.
И видел, как другие прошли.
А ты не пройдёшь, ты убежишь в свою башню и впредь будешь обходить меня за версту, а я буду действовать дальше спокойно по своему плану.
Или расскажешь всё Дамблдору, и на этот случай у меня есть план.
Он не отступился.
Он не пожаловался Дамблдору.
И на этот случай у меня тоже был план, но не могу сказать, что такой поворот событий был мне по душе.
И он пришёл в моё потайное подземелье и во вторник.
***
- Лонгботтом, я, конечно, могу продемонстрировать тебе Крусиатус и ещё раз, мне несложно: простая формулировка, одно отработанное движение, - демонстрирую этот изящный жест, - и концентрация, но если бы это только вызывало приток крови к твоим мозгам!- Малфой, ну хоть какую-нибудь подсказку! "Нет" тебе не годится, в "да" я не вижу смысла...- "Да" и "нет"? Ты знаешь только эти два ответа на вопрос? А как насчёт более сложного мышления?Он тупо глядит в пространство, вслух пытаясь нащупать нужную основу для рассуждений:

- Я не боюсь боли... Я готов выдержать любую боль ради Тёмного Лорда... Если это будет необходимо для моего обучения... - Его взгляд скользит по мне. - Тебе это должно понравиться, да? - Он вдруг замирает, напрягается, беззвучно шевеля губами. - Малфой! А не имеешь ли ты в виду: "Боишься ли ты причинять боль другим?"? Нет.
Не верю.
Он таки додумался.
Я нервно хихикаю.- Пять очков Гриффиндору, Лонгботтом.
И Лонгботтом, улыбаясь, называет мне ответ:

- Я не боюсь боли, но предпочитаю причинять её другим.
Ублюдок.
Ну что ж, я умываю руки, ты сам выбрал себе компанию.- Итак, Лонгботтом, готовься.
В пятницу вечером я отведу тебя на Сбор Пожирателей Смерти.
На его лице - изумление, затем - широкая улыбка, как у ребёнка, которого берут на квиддич.
Одно слово - гриффи.- Малфой, ты серьёзно?- Лонгботтом, лучше подумай, серьёзно ли ты.
***
Ту ночь я запомнил очень хорошо.
Была типичная влажная зимне-весенняя ночь, и о каких-либо эпохальных событиях промозгло было и подумать.
Мы с Лонгботтомом специально вышли попозже, чтобы не наткнуться на других юных почитателей Тьмы.
Немного углубясь в Запретный Лес, я остановился, чтобы трансфигурировать свою одежду в чёрный плащ с капюшоном.
Лонгботтом раза с третьего ухитрился повторить трансфигурацию.
Я не мог сдержать лёгкой усмешки: в несколько великоватом для него плаще Пожирателя Смерти Лонгботтом смотрелся, по меньшей мере, гротескно.- Что? - нервно спросил он.
С веток капало.- Так, - я залез за пазуху, вытащил оттуда маску и надел.
Он охнул. - Что, жутко выглядит?- Э... нет.
Но я не подумал...- Зато я так и подумал.
Держи, - я извлёк ещё одну.
Он заметно содрогнулся, когда она легла ему в руки.
В его взгляде, направленном на маску, отразились страх, сомнение, нерешительность.
Я напрягся, заметив его внутреннюю борьбу.
Вот она - грань; барьер ( пунктуация ОК): по одну сторону - лицо, по другую - маска. "Под масками все лица равны," - так убеждал мой отец иных сомневающихся.
А как мне сейчас убедить в обратном этого балбеса? Как мне сейчас вздохнуть, повернуться, хрустнуть веткой, чтобы он уронил маску и сказал: "Нет"? Вот же он весь, какой из него жестокий, жаждущий тьмы, крови и мести злодей, да просто он запутавшийся в себе дурень на грани выбора..."Какое твоё дело, Драко? Пусть выбирает, что хочет, и выберет, чего заслуживает!"Он перевёл взгляд с маски на моё лицо.
Нет, с маски которую держал в руках на маску на моём лице... Сжал губы, отшатнулся назад...- Ну! - зарычал я.
И он надел маску.
Он сделал выбор.
Нет, это я сделал выбор за него.
Да нет же, в конце концов, он ведь сделал свой выбор ещё раньше, ведь так?Так?ТАК?!!
***
С помощью портключа прибыв в замок Волдеморта, я отправил Лонгботтома "развлекаться" (посмотрим, посмотрим, как этому домашнему мальчику придутся по вкусу увеселения Пожирателей Смерти...), а сам пошёл искать отца.
Он обнаружился в давно им облюбованной небольшой комнате на третьем этаже, отлично подходившей для частных бесед; к тому же, окна её выходили на аппарационную площадку, что позволяло отслеживать прибывающих.- С кем это ты сегодня появился, Драко? - продолжая смотреть в окно, спросил он.- Привёл новенького, - отец обернулся, на лице его отразился лёгкий интерес. - Ничего особенного, - поспешил добавить я, - обычная бездарность, но для какой-нибудь мелкой работки сгодится.
Он улыбнулся - чуть-чуть, одними уголками губ, но эту улыбку я умел различать и знал ей цену с малых лет. "Интересно," - подумал я, - "он доволен тем, что я уже начинаю вербовать новых членов, или просто моей оценкой Лонгботтома?". Словно отвечая на мой незаданный вопрос, отец с едва уловимой ноткой заботы в голосе заметил:

- Тебе не стоит рисковать, приводя новичков, Драко.
Сам понимаешь, под носом у Дамблдора и его прихвостней ничего не стоит себя скомпрометировать.
В школе ты представляешь большую ценность как наблюдатель.
Я молча кивнул.
Конечно, сложно скомпрометировать себя больше, чем родиться Малфоем, но сплетни без доказательств - что метла без ручки.
Оправдываться я не стал, так как совершенно не испытывал желания привлекать внимание к теме Лонгботтома.
Отец, как ни странно, тоже не стал меня расспрашивать, а сразу перешёл на другую тему:

- Так что слышно в Хогвартсе?- Без перемен.
На неделе, правда, одна полукровка из Гриффиндора получила необычную посылку: пальцы, ухо, кажется...- Джустейны, - прервал меня отец. - Очередная идиотская выходка Мак Нейра и Нейла...- А так больше ничего.
Ну, Снейп несколько охамел последнее время. - Снейп... да, не исключено... - он жестом поманил меня поближе. - Видишь ли, Лорд сообщил, что сегодня нас ждёт "нечто особенное", и мне не нравится, что я не имею ни малейшего понятия о том, что бы это могло быть.
И никто из моих людей тоже.- Плохо, - согласился я. - И, разумеется, ни малейшего намёка на то, с чьей стороны ждать сюрприза? - Отец не ответил, благо ответа и не требовалось, лишь откинулся в кресле и снова уставился в окно.
Поняв, что разговор окончен, я оставил его одного.
Вот такими они и были, наши редкие встречи.
Не тот случай, чтобы поплакаться папочке в жилетку.
Ой-ой-ой, только не надо начинать: "Бедненький маленький Драко...", ладно? Именно этот аскетизм в наших отношениях и приучил меня по малейшим жестам замечать в людях то, чего они старались не показывать, а также искусно контролировать выражение собственных эмоций.
Не говоря уж о том, как высоко я ценил малейший знак родительского внимания.
Интересно, многие могут похвастаться тем же, или их чувства затерялись в обязательных улыбках и "сюси-пуси"?Оставьте моего бедного отца.
Ему и так предстоит больше, чем он заслуживает (да, больше, и не надо перечислять мне все его грехи и пороки!): быть преданным собственным сыном.
***
Во дворе замка было уже совсем темно и полно народу.
То тут, то там вспыхивали разноцветные волшебные огни; кто-то распространял последние сплетни, похвалялся трофеями, делился опытом... По углам велись более интеллектуальные беседы либо творились совсем уж вульгарные вещи.
Я переходил от кружка к кружку, иногда здороваясь со знакомыми, то есть теми, кто знал меня по прозвищу.
Имена были приняты лишь в доверенном кругу.
Поводом поразвлечься Сбор был только для серой массы, избранные же наблюдали, слушали и думали.
Я застрял около одной компании, где двое, явно, самое большее пару лет как из Хогвартса, молокососов похвалялись, как они разделались с маггловскими полицейскими.
Я только собирался ехидно поинтересоваться, какое же заклинание они использовали против пуль, как волной накатившаяся тишина возвестила о появлении Волдеморта.
Мысль об обещанном "сюрпризе" заставила меня мгновенно выкинуть из головы хвастунов.
Лорд практически всегда пользовался возможностью сказать своим сторонникам пару слов, но суть была не в словах, а в самом его появлении, приводившем в благоговейный трепет.
С первой же своей встречи с Лордом я задался вопросом, оказывает ли такое воздействие его чисто человеческая харизма или же он обязан этим какой-то магии.
В любом случае, чем дальше, тем это воздействие становилось сильнее и всё тяжелее было бороться с собой.
Однажды на Сборе один даже не выдержал и, бросившись Волдеморту в ноги, покаялся во всех предательствах; мне стоило неимоверных усилий не запаниковать и убедить себя, что Лорд не видит меня насквозь... Вот и сейчас, ступив в центр круга, образованного расступившимися Пожирателями, Лорд произнёс несколько фраз приветственно-благословляющего толка, после чего, сделав паузу, продолжил:

- Сегодня я хотел бы отметить одного из вас, который оказал мне особую услугу.
Эту услугу я не побоюсь приравнять к падению Азкабана, по тому эффекту, который она произведёт на волшебное сообщество.
Некромант, - он сделал жест, и в круг вступил и преклонил колено высокий человек.
На плече его блеснул отличительный знак членов Внутреннего Круга: серебряный Знак Мрака, - представь нам героя сегодняшнего вечера.
Некромант ловким движением фокусника сорвал невидимое покрывало, обнаружив рядом с собой......моё проклятие, к счастью, потонуло в хаосе других возгласов, охов и ругательств...- Полагаю, наш герой в представлении не нуждается, - глухо прозвучал насмешливый голос из-под маски.
Да уж, а если кто и не знал его раньше, получил ответ в виде прокатившегося по толпе шёпота:

- Гарри Поттер!Я всегда полагал, что у меня есть реальные шансы претендовать на последнее место в списке поклонников Поттера.
И сейчас я бы мог объяснить его гордую осанку заломанными и крепко связанными за спиной руками, его непокорный вид - сбившейся набок школьной мантией и более чем обычно растрёпанными волосами.
А чем объяснить этот спокойный взгляд, которым он холодно обвёл толпу Пожирателей перед тем, как остановить его на лице Волдеморта?- Боюсь, что сегодня твоя легендарная удача изменила тебе, Гарри Поттер, - Лорд улыбнулся, глядя в глаза мальчишке.- Боюсь, что я слышу это не в первый раз, - ответил Поттер в тон Волдеморту, однако голос его звучал напряжённо, и я обратил внимание, что шрам у него на лбу стал заметней, чем обычно, и не только из-за бледности.- Позволь тебя уверить, Поттер, что в последний, - усмехнулся Лорд.
В толпе раздались смешки.
Он перевёл взгляд на коленопреклонённого Пожирателя.- Некромант, ты будешь отмечен особой благодарностью.
А юному Поттеру... я предоставляю сегодня развлекать моих гостей.
Я стиснул зубы, успев лишь порадоваться маске на моём лице, утопая в гоготе, улюлюканье и прочей свалке человеческих шумов.
Нет, я не хочу, не могу, я должен убежать отсюда, меня тут нет, не было, я этого не видел, не знаю, не хочу знать!- Том Марволо Риддл! - всё тот же напряжённый и звонкий с надломом отчаяния голос привёл меня в чувство.
Толпа приутихла.
Собравшийся было удалиться Лорд остановился и обернулся. - Неужели ты боишься доказать свою силу на честной дуэли? Лорд насмешливо оглядел его.- Ох уж это хвалёное гриффиндорское безрассудство... Некромант, я надеюсь, ты не забыл отобрать у ребёнка игрушку?Некромант вытащил из складок мантии и почтительно протянул Лорду волшебную палочку.
Волдеморт без особых видимых усилий согнул её пальцами одной руки и переломил с сухим треском.- Чуть не забыл.
Маленький секрет удачи Поттера, - он швырнул обломки мальчишке под ноги. - Ты же знаешь, Поттер, что с твоей палочкой у нас честной дуэли не выйдет.
А с чужой - это сказал бы тебе любой специалист - тем более.
Так что твоё предложение отклоняется.- Не переусердствуйте, однако, - обратился он уже к толпе. - Я бы желал застать утром Поттера ещё в... живых, - последнее было брошено небрежно, подразумевая "живой" в чисто формальном смысле.