• Название:

    К. Ю. Байковский

  • Размер: 0.07 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Сергиев Посад в годы Смутного времени.
Наиболее известными событиями в жизни Троице-Сергиева монастыря и его посада в период Смуты стали:

1) оборона монастыря от войск польско-литовских интервентов и тушинцев;

2) патриотическая деятельность монастыря в связи с организацией русских ополчений;

3) участие стрельцов монастыря в отражении отряда Чаплинского в 1618 г.;

4) подписание Деулинского перемирия близ монастыря в 1618 г.;

5) участие властей монастыря во всех Земских соборах Смутного времени;

6) деятельность настоятеля Троице-Сергиева монастыря архимандрита Дионисия по ликвидации экономического разорения Смуты.
Следует оговориться, что города тогда формально не было, вокруг монастыря существовали села и слободы, которые возможно назвать посадом.
Героическая оборона монастыря (23 сентября 1608 – 12 января 1610 гг.) достаточно полно освещена в русской и советской историографии, нашла отражение в художественной литературе и живописи.
Среди общих исследований следует выделить работы Т.В. Николаевой и И.О. Тюменцева.
Некоторые дополнительные данные появляются при проведении археологических работ на территории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.
Пожалуй, роль простых мирян не была должным образом освещена в дореволюционной историографии.
А в советской, напротив, замалчивалась роль монастыря и монахов.
В научно-популярных и военных справочных изданиях подчеркивалось, что монастырь защищали местные жители.
Таким образом, дореволюционная и советская историография соответственно показали роль монастыря и жителей монастырского посада в период обороны, но мало внимания уделили собственно гарнизону.
Несомненно, что роль опытных воинов в период осады была необычайно важной.
Военная власть могла цементировать дисциплину защитников мечом совсем недуховным, проводить допросы пленных теми методами, которые применялись в то время, контролировать расход продовольствия так, что это вызовет ропот в монастыре.
Светские и даже церковные историки часто оставляли в стороне чудеса, сопровождавшие оборону.
Защитникам не раз являлись Сергий и Никон Радонежские, а также Архистратиг Михаил и архиепископ Новгородский Серапион.
Еще одним вопросом, который часто молчаливо обходился исследователями Смуты всех эпох, был вопрос гражданской войны.
Ее элементы присутствовали в период Смуты.
Было тут и социальное, и региональное противостояние.
Вспоминать об этом не хотелось.
Поэтому и врагов называли не иначе как Литва, польско-литовские интервенты.
Правильнее, наверное, называть их тушинцами.
Ярким примером элементов гражданской войны был тот факт, что окольничий Д. Долгорукий – родственник воеводы Троицких сидельцев – был на стороне врага.
Еще одним неудобным фрагментом обороны стали предательства некоторых защитников (монастырского слуги Оски Селевина, некоторых дворян и др.).
К единичным фактам, часто упускаемым при рассмотрении обороны, относятся: случаи пьянства защитников и воеводы Г.Б. Долгорукого-Рощи; внутренние распри среди защитников. А именно: попытки обвинить в пропольских симпатиях воеводу А. Голохвастова и Марфу Старицкую, самосуд над неким Митей, арест и пытки соборного старца и казначея монастыря Иосифа Девочкина-Кочергина.
Были, конечно, разногласия монахов с военными (отголоски этого есть в сказании Авраамия).
В экстремальных условиях осады, голода и эпидемии это вполне реально.
Однако эти эпизоды не делают подвиг защитников менее величественным.
Не смотря на попытки критического отношения некоторых авторов к произведению Авраамия Палицына, его сказание остается основным источником по истории обороны монастыря.
Попытки основываться на отдельных сохранившихся записках воевод или польских источниках не могут заменить столь полный труд Троицкого келаря.
Представляется надуманным обвинение его в использовании фрагментов других воинских повестей русской средневековой литературы (Повести о взятии Царьграда турками и Повести о прихождении короля Стефана Батория под град Псков).
Подобные заимствования были настолько характерны для русских воинских повестей, настолько в рамках канонических особенностей жанра, настолько умело вкраплены в авторский текст, что это следует считать достоинством произведения. Данный риторический прием имел и важное идеологическое значение: по-сути все обороны русских крепостей были как бы одной обороной, защитники Троице-Сергиева монастыря продолжали дело защитников Пскова и всех прочих русских городов всех эпох.
Автором давалась идеальная схема поведения осажденных, праведность показывалась основной причиной победы с Божьей помощью.
В таком же ключе следует оценивать и текст ответного письма осажденных к тушинцам.
Тем не менее, сравнительный анализ всего комплекса источников, конечно, необходим. Концентрация большинства исследователей на произведении Авраамия объясняется и высокой художественной ценностью сказания.
Состояние крепости монастыря и его арсеналов подробно описаны в историографии.
Как известно, что высота и толщина стен были меньше современных.
Гарнизон крепости составлял около двух-двух с половиной тысяч человек и еще тысячи мирных жителей.
В составе русского войска были восемь сотен дворян, сотня стрельцов и служилых казаков, военные холопы, а также монахи и слуги монастырские, прочие жители монастыря и посада, взявшиеся за оружие.
Таким образом, защитники делились на три группы, которых по-современному можно назвать профессиональными военными, мобилизованными запасниками (лица, имевшие боевой опыт) и ополченцами.
Гарнизон возглавляли окольничий Г.Б. Долгорукий-Роща и московский дворянин А.И. Голохвастов.
С осени 1609 г. добавился и третий воевода – прорвавшийся в крепость с отрядом Д. Жеребцов.
Среди служилых людей были представлены выходцы из городов центральной России:

Москвы, Переславля-Залесского, Юрьева Польского, Тулы, Алексина, Владимира, Каширы и других.
Активное участие Троицких старцев в боевых действиях не случайно: очевидно, что многие, принявшие постриг в монастыре, имели боевой опыт.
Среди них возможно было встретить ветеранов Ливонской войны: участники ее последних сражений не перешагнули еще пятидесятилетний рубеж.
Простые ополченцы – в большинстве слуги и служки монастырские, крестьяне и бобыли, то есть, собственно, жители окрестных слобод, монастырских и немонастырских сел.
Это обитатели сел Клементьева, Панина и Кокуева, находившихся в пределах современного города, сел Копнина, Благовещенского, Воздвиженского, Молокова и других.
А жители слобод представляли Верхнюю и Нижнюю Служнюю, а также Конюшенную слободы.
В поименном списке известных участников Троицкой обороны, составленном И.О. Тюменцевым, насчитываются: конюхи, тележники, плотники, иконники, кузнецы, повара, хлебники, судописцы, токари, каменосечцы, посошники, портные, ложечники, сапожники, огородники.
Случайно в осаде могли оказаться паломники из дальних мест: враг пришел к монастырю за два дня до Сергиева дня (25 сентября).
Женщины и дети были местными и членами семей знатных воинов-дворян.
Укрывались за монастырской стеной инокини двух женских окрестных монастырей – Хотьковского и Подсосенского.
Среди них были дочь Владимира Андреевича Старицкого Марфа (королева) и Ксения Годунова.
Можно согласиться с советской исследовательницей Т.В. Николаевой: защита обители Преподобного Сергия стала делом поистине всенародным.
Численность войска тушинцев оценивалась по-разному.
В Сказании Авраамия Палицына была названа цифра в 30 тысяч человек.
Подобное численное превосходство явно не соответствовало ничтожности сделанного осаждающими.
Поэтому цифра постепенно понижалась исследователями до 15 тысяч.
По польским источникам, изначально П. Сапега привел с собой около 10 тысяч, различные отряды тушинцев приходили и уходили.
Бросается в глаза слабость артиллерии противника.
Разрушить стены ее огнем было невозможно, хотя ядра пушек, расставленных на господствующих высотах, залетали внутрь монастыря и его храмов.
Не будем забывать, что русскому гарнизону противостояли все же большей частью иррегулярные войска.
Осадная артиллерия всегда была резервом главного командования и находилась в руках государства.
А войск польского короля под стенами Троице-Сергиева монастыря не было.
Враг имел количественное и качественное превосходство в коннице.
Следует отметить немалый воинский опыт П. Сапеги: он сделал немало для того, чтобы взять монастырь.
Были перепробованы все средства: уговоры (ультиматум), устрашение (казни пленных), информационная война (ложные сведения о падении Москвы и поражении войск М. Скопина-Шуйского), штурмы, обстрелы из орудий, подкоп под Пятницкую башню, попытка отвести воду от монастыря, подсыл в крепость мнимого перебежчика.
Помимо ухищрений искусного врага, защитники наибольший урон понесли от цинги: умерло более двух тысяч человек.
За весь период осады защитники монастыря отсиживаться за стенами не желали.
В Сказании Авраамия Палицына тому есть немало подтверждений.
Например, нападение на поляков, ворующих капусту с монастырского огорода, без разрешения воевод.
В одном из эпизодов с поиском вражеского подкопа воеводу А. Голохвастова буквально заставили разрешить новый штурм.
Бессмертный подвиг совершили крестьяне Никон Шилов и Слота, взорвавшие подкоп под Пятницкую башню ценой собственной жизни. Среди жителей посада отличились в боях Данила и Анания Селевины, монастырские старцы Нифонт Змеев, Ферапонт Стогов и Малафей Ржевитин.
Слуга Пимен Тененев ранил из лука одного из вождей противника А. Лисовского, а крестьянин Никифор Шилов вместе со стрельцом Нехорошко сделали это еще раз. Слуга Меркурий Айгустов первым ворвался в расположение вражеской батареи, крестьянин Суета один бился со многими врагами, слуга Михайла Павлов убил знатного поляка князя Ю. Горского.
Некоторая информация позволяет высоко оценить и воинское искусство русских воевод: противоподкопный ров, засада при его копании, отвлекающий удар при поиске подкопа.
А последний штурм, когда гарнизон был ослаблен цингой, отбивали, в том числе, женщины и дети.
Монастырь, конечно, укреплял настроение защитников молебнами и крестными ходами, сообщениями о чудесных знамениях.
Религиозный фактор играл важную роль не только для защитников, но и для осаждавших: казаки атамана Андрея Болдыря ушли от Сапеги, ссылаясь на невозможность осады православного монастыря.
В конце концов, оборона Троице-Сергиева монастыря успешно завершилась: приближение войск М. Скопина-Шуйского заставила врага снять осаду.
Концентрация русских сил стала следствием и Троицкой обороны.
Патриотическая деятельность монастыря в период ополчения К. Минина и Д.М. Пожарского в советский период рассматривалась мало.
Практически исчезло упоминание имени Авраамия Палицына во всем, что касалось его участия в ополчении.
Отчасти это связано с недоверием, ибо основная информация о деятельности келаря содержится в его собственном сказании.
Другой причиной является поездка Авраамия Палицына к польскому королю Сигизмунду, что заставляло некоторых сомневаться в безупречности поведения Троицкого келаря.
Между тем, еще в Манифесте 6 июля 1812 г.
Александр I имя Авраамия Палицына ставит наравне с именами Минина и Пожарского.
В момент написания манифеста был жив митрополит Московский и Коломенский Платон (Левшин), который, возможно, мог осветить царю деятельность Троицкого келаря.
Вот, что сообщает Авраамий Палицын об участии Троице-Сергиева монастыря в первом ополчении:

Того же дни отпустили наспeх к Москвe на помощь Ондрея Федоровича Палицына, а с ним слуг 50 человeк, князя Василья Туменсково с товарыщи, да дву сотников стрелецких, Рахманина Базлова да Томила Яганова, а с ними стрeльцов двeстe человeк.
А в Переславль Залeской послашя слугу Олексeя Острецова с товарыщи о помощи к воеводам к Ивану Волынскому, да ко князю Федору Волконскому и к дворяном и дeтем боярским и ко всяким служивым людем.
По сем же розослашя грамоты во вся грады Росийскиа державы к бояром и воеводам.
Широкую известность получили Троицкие листки с призывами спасать Отечество.
Новый настоятель монастыря архимандрит Дионисий и келарь Авраамий (Палицын) были инициаторами этих посланий, чем продолжили дело скончавшегося патриарха Гермогена.
Знаменитый призыв К. Минина прозвучал после того, как протопоп Савва прочитал нижегородцам грамоту из Троице-Сергиева монастыря.
Следующим событием стали поездки Троицких старцев в Ярославль к Д.М. Пожарскому с уговорами поскорее идти к Москве в связи с приближением войск Ходкевича.
Второе ополчение прошло через Троице-Сергиев монастырь, где архимандрит Дионисий отслужил молебен, а Д.М. Пожарский (впоследствии вкладчик монастыря) молился там, подобно Дмитрию Донскому.
И Д.М. Пожарский … оставив вся своа размышлениа и страх ни во что же вменив, но все упование возложив на Всесильнаго в Троицы славимаго Бога и на великих чюдотворцов Сергиа и Никона… поиде изо обители Живоначальныя Троица со всeми людьми под царьствующий град Москву.
В период осады Москвы Авраамий Палицын, по его словам, умолил казаков помочь ополченцам в битве с Ходкевичем:

Келарь же, паче укрeпляя их, и дерзати повелeвает и звати ясак чюдотворца Сергиа.
И узрите, – рече, – славу Божию.
Настоятель Троице-Сергиева монастыря, как участник Освященного собора, принимал участие во всех Земских соборах, структурным подразделением которого автоматически становилось архиерейское собрание.
Поэтому архимандриты монастыря участвовали в избрании Бориса Годунова на царство.
Первый самозванец не был избран Земским собором, а собор, избравший Василия Шуйского, носил формальный характер.
Но Троице-Сергиев монастырь совместно с патриархом Гермогеном Василия Шуйского поддерживал.
Это, собственно, и стало одной из причин осады.
Сведение с престола Василия не сопровождалось созывом Земского собора.
В официальном сообщении о данном событии отсутствует упоминание духовенства.
В 1610 г. в договоре о возведении на русский трон Владислава был пункт о непременном сохранении Земского собора.
Но данный факт не отражал, конечно, позиции несозванного Земского и Освященного соборов.
В соборе 1613 г. должны были принимать участие выборные в том числе ис игуменов, и ис протопопов…. Об избрании Михаила Романова Авраамий Палицын говорит:

Заутра же снидошяся митрополиты и архиепископы и епископы и весь освященный собор и бояре и воеводы и весь царьский синьклит.
Поездка Михаила Романова из Костромы в Москву проходила через Троице-Сергиев монастырь.
После избрания Михаила Романова Земский собор действовал практически постоянно до 1622 г., а потому нет оснований считать, что власти монастыря оставались в это время в стороне от государственных дел.
Осенью 1618 г. при нашествии на Русь королевича Владислава к Троице-Сергиеву монастырю подошел отряд Чаплинского.
С 1610 г. близ монастыря была создана Стрелецкая слобода.
Русские воины отбили нападение, а впоследствии и разбили противника:

Тогда же за городом бышя многие люди: овии на сторожах, а иные во град не внидоша, не чающе прихода его.
И сии с ними бой велик учинишя, тако же и из града на помощь изыдошя к ним и Чаплинского из слобод выбили… Чаплинской с воинствы в Троицкую вотчину, в село в Вохну; и ту той враг Чаплинской от Троицких слуг убиен бысть.
Деулинское перемирие тоже рассматривалось как чудо Сергия Радонежского: он помог заключению мира.
К событиям, связанным с преодолением последствий Смуты, относится выдающаяся деятельность архимандрита Дионисия.
Безвозмездная помощь сиротам, инвалидам, бездомным, их расселение у Троице-Сергиева монастыря способствовали расцвету посада.
В середине XVII в. посад Троице-Сергиева монастыря превосходил Псков и Ростов.
Подводя итоги, заметим, что Троице-Сергиев монастырь и жители его посада составляли неразрывное целое.
Они сыграли выдающуюся роль в период Смуты и немало способствовали ее успешному преодолению.
Эта роль заслуживает более детального освещения.
Заметим, что Авраамий Палицын не раз употребляют термин град или городской.
См., напр.:

Сказание Авраамия Палицына.
СПб., 1909. Стб. 142.
Николаева Т.В. Народная защита крепости Троице-Сергиева монастыря в 1608-1610 годах.
М., 1954;

Тюменцев И.О. Очерки по истории обороны Троице-Сергиевой Лавры в 1608-1610 гг.
Волгоград, 1995. Подробно обзор историографии и источников см. во втором издании работы И.О. Тюменцева:

Тюменцев И.О. Оборона Троице-Сергиева монастыря в 1608-1610 гг.
М., 2008. С. 7-11.
Одна из работ по этой теме:

Кузнецов Б.В. События Смутного времени в массовых представлениях современников (видения и знамения, их значение в этот период).
Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук.
М., 1997.
См.
Тюменцев И.О. Оборона… С. 23.
Сказание Авраамия Палицына.
Стб. 254.
Обзор источников:

Шватченко, О.А. Русские и иностранные современники об осаде Троице — Сергиева монастыря в 1608 — 1610 гг. // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: материалы II Международной конференции 4-6 октября 2000 г.
Сергиев Посад, 2002. С. 90— 99.
Тюменцев И.О. Оборона… С. 10.
См.:

Троице-Сергиева Лавра.
Художественные памятники.
М., 1968. С. 25-29, 43-47.
Тюменцев И.О. Оборона… С. 16-17.
См.:

Балдин В.И. Загорск:

История города и его планировки.
М., 1981. С. 15-19;

Филимонов К.А. Сергиев Посад:

Страницы истории XIV-начало XX века.
М., 1997. С. 20-23.
Тюменцев И.О. Оборона… С. 60.
Советская военная энциклопедия.
Т. 8. М., 1980. С. 122-123.
Тюменцев И.О. Оборона… С. 18.
Сказание Авраамия Палицына.
Стб. 211.
Указ.
Соч.
Стб. 177-178.
Указ.
Соч.
Стб. 238.
См., например, предисловие к изданию 1955 г.:

Сказание Авраамия Палицына.
М., Л., 1955.
Сказание Авраамия Палицына. 1909. Стб. 302.
См.:

Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря.
М., 1987. С. 360.
Сказание Авраамия Палицына. 1909. Стб. 319.
Указ. соч.
Стб. 324.
Древняя Российская вивлиофика.
Ч.VII. М., 1788, С. 116.
См.:

Временник Ивана Тимофеева.
М., Л., 1951, С. 273.
…И дворяне, и дети боярские всех городов, и гости, и торговые люди, и стрельцы, и казаки, и посадские, и всяких чинов люди всего Московского государьства… били челом ему государю всею землею, всякие люди, чтоб государь государьство оставил.
См.:

СГГД. Т. 2., М., 1813,с. 388-389, № 147.
СГГД, т. 2, М.. 1813,с. 391-405, № 199-200.
Веселовский С.Б. Акты подмосковных ополчений и земского собора 1611-1613 гг.
М., 1911, с. 99.
Сказание Авраамия Палицына. 1909. Стб. 340.
Указ. соч.
Стб. 346-347.
Филимонов К.А. Указ.
Соч.
С. 35.
Сказание Авраамия Палицына. 1909. Стб. 357.
Указ. соч.
Стб. 370.
Житие преподобного отца нашего Дионисия архимандрита Сергиевой Лавры, Радонежского чудотворца.
Троице-Сергиева Лавра, 1908. С. 36-38.
Филимонов К.А. Указ.
Соч.
С. 39.
HYPER13 PAGE HYPER15 5