• Название:

    Учись студент или полдень в Лите

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Учись студент или полдень в Лите

Действующие лица и исполнители: Ашот Манасян – Манасян
Ната Пяткина – Пяткина
Попова – Попова
Эля Лапп – Эля
Юлия Горбачевская – Юля
Алеша Чернец – Чернец
Г. Логинов – Гена
Леонид – Лёня
Олег Будин - Будин
Пьер Корнель – незримая тень
Двор Лита – Двор Лита

Сутки до экзамена, менее часа после предыдущего экзамена (тут у кого как), полдень, двор Лита у заочки.
Эля, Юля, Попова, Чернец и Леня курят.
Манасян обнимает том Артамонова, Гена устало улыбается.
Пяткина отчаянно пытается растормошить впавших в уныние, тьфу в учение. Пяткина:

Ну, что вы, как тени! Мы сдали экзамен! Два зачета! Мы выжили, мы смогли!
Манасян:

Чтоб я сдох! Я никогда это не выучу…
Попова:

Без паники! Сейчас доберемся до общаги, поужинаем и будем учить.
Только нужно…
Чернец:

На бульвар! И пиво!
Лёня:

А что за паника?
Манасян:

Я это никогда не выучу…
Эля:

Лёня, ты готов сдавать зарубежку?
Пяткина:

А, может правда, на бульвар?
Чернец:

На бульвар! Пиво!
Манасян:

Я это не выучу никогда …
Гена:

Да там все ерунда, я могу вам рассказать про Лессинга, Стерна, Свифта, Руссо, Мольера, Корнеля, Дидро…
Хором:

Гена!
Будин:

По пиву!
Манасян:

Я это никогда не выучу…
Юля:

Ашот, успокойся.
Мы тебе сейчас все расскажем.
Попова:

Правильно, вот давай для примера… кого?
Манасян:

Фауста?
Попова: … может лучше на бульвар…

Чернец: … по пиву…
Будин:

На бульвар!
Пяткина:

А кто читал Сида?
Попова: гениально! Ашот, слушай сюда! Ты – благородный Сид, но в начале пьесы ты им еще не стал.
Пока ты – Дон Родриго, возлюбленный Химены… эээ, Пяткиной.
Наташа – ты Химена.
Пяткина:

Я тебя, между прочим, не оскорбляла.
На бульвар звала…
Юля:

Химена – хорошо! Есть Кунигунда…
Пяткина:

Хорошо, я – Химена.
Что я делаю?
Попова:

Любишь Мана… тьфу, дона Родриго.
Все начинается с того, что ты разговариваешь со своей воспитательницей, как ее…
Гена:

Эльвира…
Попова:

Без разницы, всех не упомнишь.
Эля:

Я буду Эльвира.
Заодно и Леонора…
Манасян (в панике) Это еще кто?
Эля: воспитательница Доньи Уррака…
Лёня:

А это еще кто?
Попова:

Это инфанта… Юля – ты инфанта!
Лёня:

Кто?
Эля:

Твоя дочь…
Будин: (недоверчиво) а он еще кто такой?
Попова:

Дон Фернандо, первый король кастильский.
Лёня: (расправляя плечи) Да, я такой! Король (протягивая руку Будину), дочь моя (протягивая обе руки к Юле), король Фернандо (кивая потерянному Манасяну и развеселившейся Пяткиной).
Попова:

Ваше величество, пока не до вас! В общем, так, Эля, тьфу Эльвира обсуждают…
Гена: что отец Химены назвал Эльвире имя жениха.
Ему очень нравится Родриго, который типа такой же крутой, как папа.
А папу он типа сильно уважает.
А Химена не верит счастью… там есть еще Дон Санчес, он тоже любит Химену, но папе Химены…
Хором:

Гена!
Будин:

Что еще за папа?
Попова:

Дон Гомес, граф Гормас.
Ты – короче.
Ты – папа Химены.
Лёня:

Классно, и вы, коллега, отец! Ваша дочь прекрасна!
Чернец:

Может на бульвар?
Попова:

А ты, Чернец, благородный Дон Дьего, отец Родриго.
Чернец:

Манасяна то есть?
Гена: так вот, Химена порадоваться не успела, потому что папаша (Будин кланяется) спешил во дворец, там объявляли результаты конкурса, кто будет воспитывать наследника.
Победил папа Родриго (Чернец довольно улыбается).
Дон Гомес обиделся и поколотил папу Манасяна.
Манасян:

Вот безобразник! И что мой папа?
Чернец:

Я? Обиделся!
Попова:

Папа, Ашотик, приказал тебе убить папу твоей возлюбленной, Химены Пяткиной.
Ты долго плакал, но приказ отца исполнил.
Хотя король (Лёня кланяется) пытался заставить гордого Олега Гомеса (Будин надменно улыбается) примириться.
Пяткина:

И что мой Манасян?
Эля:

Убил твоего папу.
(Манасян в это время пытается приложиться учебником до макушки Будина)
Пяткина:

И что мне делать теперь?
Попова:

Любить и плакать!
Лёня:

А что делает моя дочь?
Юля:

Тоже люблю и плачу.
Гена:

Инфанту мучает ее любовь, можно подумать она там какая-то лишняя, но на самом деле, она украшает Сида.
Типа он такой крутой, что его сама инфанта любит (Манасян кокетливо улыбается Юле), но она не может выйти за него замуж, потому что он не король.
Пяткина:

А я?
Юля:

Идешь к королю, он теперь твой папа…
Лёня:

Как? И она?
Пяткина: (раскрывая объятья) Папа!
Манасян:

А я?
Попова:

Пристаешь к Химене… не ухмыляйся и отпусти Пяткину, чтобы она убила тебя.
Пяткина:

Папа, давайте убьем Манасяна?!
Будин:

Давайте, давайте!
Эля:

Папа, вы уже умерли! Не возникайте!
Гена: в это время папа Родриго, радостный, что сынок отмстил за него, предлагает ему забыть Химену…
Чернец:

Сынко! Стока баб на земле!
Гена: …и выпросить прощения у короля, победив мавров…
Чернец:

Поди воевать!
Пяткина:

А я?
Лёня:

И ты воевать! (кланяясь) Все воевать! Господа, к нам идут мавры…
Гена:

Манасян соглашается и уходит на встречу к маврам…
Чернец:

И прихвати папе пива на обратном пути!
Пяткина:

А я?
Юля:

А ты, Хименушка, как и я, плачешь и страдаешь.
Пяткина: (задумчиво) Может и правда, лучше на войну… к маврам…
Будин:

А что дальше? Я уже мертв, можно теперь побыстрее рассказывать?
Гена:

Родриго мавров побеждает.
Они называют его Сидом – господином.
Король его прощает, привечает.
Родриго теперь супер популярный.
Его все любят.
Лёня:

Сынок!
Чернец:

Пиво принес?
Гена:

Но Химена, узнав, что любимый выжил, идет требовать, чтобы его казнили…
Пяткина:

Зачем? Дура?
Попова:

Честь, Наташа, превыше всего.
Классицизм, короче.
Гена:

Ее немного обманывают, чтобы доказать, что она любит Манасяна.
И она почти ломается…
Эля:

И тогда секс … тьфу, свадьба?
Попова:

Не фига! Секса – нет.
В классицизме.
Химена призывает рыцарей отомстить за нее, типа… тьфу! тогда она выйдет за победителя замуж.
Пяткина:

Кто такой (разглядывая народ вокруг)
Попова:

Дон Санчес (разглядывая народ вокруг).
Пусть буду я.
Манасян, приди ко мне, я буду тебя убивать.
Гена:

Дон Санчес возвращается к Химене с окровавленной шпагой…
Пяткина:

Попова, я выйду за тебя!
Попова:

Не фига! Ты меня прогоняешь, собираясь умереть.
Но тебя уговаривают.
Хором:

Пяточкина! Хименушка! Не надо!
Будин:

Так чем все это закончилось?
Гена:

Все хорошо:

Химена пообещала как-нибудь выйти замуж за Родриго, тот опять ушел на войну, все славят короля.
Манасян: … я никогда это не выучу…
Хором:

Чтоб я сдох! P.S. Сходство некоторых имен с действующими лицами прошу считать недействительным.
К действительности это (как и прекрасная драма Корнеля) не имеет никакого отношения.