• Название:

    Просветление и бегство от просветление. DOC

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Просветление и бегство от просветление (куда можно убежать от себя).
И.Лютый, 2001год.
Носсрат Пезешкиан в своей работе "Психосоматика и позитивная психотерапия" рассматривает 4-х мерную схему избегания вопросов личной жизни - бегство в работу, бегство в одиночество или, напротив, в общение, бегство собственно в психосоматику, и бегство в фантазии.
Наше же рассмотрение не противоречит этой модели, но несколько отличается от нее.
Будем говорить о трех уровнях реализации человека, трех домах человеческих ценностей.
На уровне нижнего дома человек способен испытать удовлетворение и, наоборот, зациклиться на теле, - перевести часть проблем в психосоматику.
Здесь же можно и убежать в физический труд, а также в спорт (не в шахматы).
Такие люди много суетятся, бегают, "копаются в огороде", "рубят дрова" (в прямом или переносном смысле).
Это своеобразные трудоголики, для которых смысл жизненной активности только лишь в активности тела: "без труда не выловить и рыбки из пруда". Ели Вы слышите от такого человека: "Под лежащий камень вода не бежит", то знайте, что речь идет о внешней активности, телесной, возможно, в ущерб активности "головой" или активности душевной.
Средний дом, пожалуй, более многогранен для человека, как в плане реализации, так и в плане бегства от каких-либо ценностей.
Во-первых, это сама личная жизнь.
В западном мире со своими горизонтальными взаимоотношениями личную жизнь принято считать основным поставщиком удовлетворения человека жизнью вообще.
Но, в целом, и в личную жизнь также можно убежать от других проблем.
Как, скажем, можно убежать от работы, особенно если общество находится в эпоху глобальных изменений, революций, перестроек, и пр.
В таком обществе скорее звучит призыв: "На работу!", "На стройки!" и т.д. и удовлетворение личных ценностей членов общества не рассматривается, обществом игнорируется или даже преследуется.
Человек эпохи общественного глобального строительства обязан трудиться во благо общества, и бегство в личную жизнь может рассматриваться как преступление.
Другой пример, - жизнь общины, где также нет приоритета личной жизни общинников, а есть только жизнь одной большой общей семьи - общины.
Поэтому, в западном мире такой жизненный уклад считается архаичным, отсталым, первобытнообщинным.
Хотя, и западным мир способен претерпевать глобальные изменения, приводящие к приуменьшению личных ценностей людей.
Так, во время войн государство призывает в армию, не взирая на распад семей своих граждан, и это же государство будет укреплять институт семьи после войны.
Политика!..
Таким образом, семья - это способ реализации для человека, но для каждого человека - это разная реализация.
Кто-то будет счастлив малым, а кому-то нужна большая, многодетная, людная семья.
Кто-то удовлетворяется своим одиночеством, а кто-то убегает в одиночество от семейных проблем. …А кто-то убегает от самого себя в семейную жизнь, боится остаться наедине с самим собой.
А можно убежать и от семьи, и от одиночества в общение, - постоянные встречи с людьми, иллюзия занятости, эдакая напыщенная деловитость.
Но где-то внутри себя человек остается нереализованным и глубоко несчастным.
Но другой человек с таким же уровнем активности (с точки зрения внешнего случайного наблюдателя) будет воистину счастлив своей жизнью или, более того, эта жизнь будет для него делом, его работой.
Есть люди-"клей", - те, кто призван наводить знакомства и "склеивать" других людей друг с другом.
Это "сутенеры судьбы" в хорошем смысле этого слова.
И это не будет для них бегство в общение, или бегство в такую деятельность.
Тут не от чего убегать, разве что, наоборот, бежать к самому себе.
Бегство в общение, бегство в личную жизнь и бегство в тело может в определенной комбинации дать бегство в секс.
Секс - это часть реализации человека, которую можно отнести и к нижнему, и к среднему дому, поскольку здесь задействованы и телесные, и душевные компоненты.
Но на сексе можно и зациклиться, - тогда это можно рассматривать как бегство от других проблем.
Теперь пойдем "выше". К верхней иерархии душевных ценностей можно отнести уже не сугубо личные (явно эмоционально окрашенные), но еще не тонкие ментальные (например, духовные) вопросы и связанные с ними проблемы.
Это общественная деятельность.
Здесь снова можно выделить бегство в работу, но, более того.
Это может быть не просто бегство в работу, поскольку работа здесь может быть далеко не самоцель.
Это также может быть и бегство во власть, бегство в зарабатывание денег, бегство во славу (например, в сфере политики, в шоу-бизнесе и т.д.).
Но известность, материальные достаток, власть могут быть и этапами реализации человека и, следовательно, развивать и приносить истинное удовлетворение жизнью на соответствующем жизненном этапе.
Верхний дом слишком тонок и неопределен, чтобы туда можно было убежать.
Чаше всего убегают в более низкие ценности, но это может быть тонко закамуфлировано под духовные понятия.
Например, можно убежать от семьи в религию.
Но, на самом деле, это будет или бегство в одиночество, или бегство в общение, или в религиозную деятельность, или даже самолюбование (бегство во славу).
Или же это будет на самом деле истинная потребность человека.
Тогда или семья для него уже реализована и свой долг перед ней он выполнил, или же долги он раздаст позже.
Можно выделить бегство в фантазии, уход от реальности в себя как разновидность бегства в одиночество.
В этом случае фантазии выступают как суррогат, подмена действительности.
Другая, положительная сторона фантазий - творчество, является, без сомнения, развивающим фактором для человека.
Фрейд, наряду с фантазиями рассматривал сновидения.
Но для него это являлось регрессивным фактором как сублимация ранее репрессированных энергий.
Для Юнга же сновидения несли не просто пассивную функцию разрядки, но и развивающую функцию раскрытия сознания.
Таким образом, бегство в сон или осознание снов - это два противоположных аспекта бытия человека, - уход от себя или же развитие, свое спасение.
Перечисленный "список" ценностей человека далеко не исчерпывающий.
Да, и три дома ценностей, хотя и удобны для рассмотрения, все же могут пополняться промежуточными и смежными уровнями.
Это удобная антропологическая модель.
Подытожим эти ценности теперь "сверху вниз": фантазии и сновидения, религия, власть, слава, деньги и общественная деятельность, семья и вообще личная жизнь, одиночество и общение, секс, тело и его проявления (психосоматика, физический труд, спорт).
Ясно, что в случае проблем какой-либо или каких-то из этих сфер решаются не просто эти проблемы, но совокупность всех трех домов человеческого "Я", - их баланс, пропорции энергий, реализованность каждой на данный момент.
Нет двух одинаковых людей, и нет двух одинаковых пропорций трех домов человека.
Одна и та же деятельность будет развивать одного человека, приносить ему удовлетворение и, напротив, тяготить другого, зацикливать его на своих проблемах, обращать в бегство от других сфер.
Решать, например, проблему психосоматики, продуктивнее будет из целостного, а не только лишь из отсутствия удовлетворения в личной жизни.
Здесь возникает вопрос специалиста, - кто решает проблему (в данном случае психосоматики).
Современные специалисты - это врач, психолог, духовник (священник).
Каждый, как правило, компетентен только лишь в своей области.
Врач акцентирован на нижний дом, а его естественнонаучное мировоззрение еще более делает акцент на оторванности нижних ценностей от ценностей душевных и верхних -глобальных.
Ригидность и жесткость его медицинской практики позволяет ему проникать на уровень душевных психологических проблем лишь на потребительском, бытовом уровне.
И от этой биологизаторской установки трудно, чаще невозможно раскодироваться.
Ведь смена мировоззрения равносильна смерти и крушению всего наработанного за жизнь знания.
Отсюда и непринятие врачами представителей паранауки и психологов, ведь психологи, в силу области применения своих знаний, ближе стоят к паранауке.
Но паранаука в данном случае есть всего лишь знание об единстве всех трех домов.
На самом деле, академическая психология также биологизирована, как и другие академические науки, и академические психологи-теоретики сухи, консервативны, "заморожены" в своих взглядах на природу человека: "психика - это свойство высокоорганизованной материи отражать объективную действительность". Но у психологии просто больше степеней свободы и меньше ограничений в использовании своих технологий.
Правда, в современном мире психологу "выделен" лишь средний дом человека: нижним домом занимаются врачи (в том числе и психиатры), а верхний мир слишком далек от понимания и веры в него, - пусть этим занимается церковь.
Курьез такой ситуации еще и в том, что современная церковь приняла, наконец, то светскую медицину с ее материализмом.
Священники признают свою некомпетенцию перед врачами в деле излечения телесных недугов.
И, с другой стороны, врачи сейчас уже охотно предлагают своим пациентам обратиться к священнику (настолько они далеки друг от друга в своих подходах, что принимают друг друга как факт),.. но не к психологу.
Здесь уместно привести слова Пауля Сабатье, французского химика, лауреата Нобелевской премии 1912 года: "Противопоставлять естесственную науку и религию является делом людей, которые плохо осведомлены как в одной, так и в другой науке". Сфера приложения знания психолога находится как раз посередине между медиком и духовником и ее считают "своей" как те, кто обучен лечить патологию, так и те, кто направляет к Богу.
Но здоровая психика не познаваема с точки зрения патологии, и здоровая психика современного человека еще не есть Святой Дух.
И, хотя современное образование психолога включает огромный объем знания по всей мировой философии, ориентирует во всех школах мировой психологии, в истории развития знания о душе, знание культурологии и религиоведения, а также дает и практическое применения этих навыков на тренингах и консультациях, - все же это количественный, пассивный подход.
Для того чтобы говорить о целостном здоровье человека, а не о различных способах примитивного избегания своих проблем, нужен специалист, способный различить проблему от достоинства, беду от достижения, прошлое от будущего, способный увидеть, что "…человек заболевает не только от того, что он пережил, но и от того, что он не смог пережить, если заложенные в нем способности не имели необходимых условий для развития." (Н. Пезешкиан).
Это будет специалист в едином вопросе духа, души и тела.
Более подробно см."Клиническая психоантропология".
И.Лютый, январь, 2001год.