• Название:

    9 й ШАГ

  • Размер: 0.12 Мб
  • Формат: DOC
  • или



ШАГ ДЕВЯТЫЙ
Мы лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

Снова и снова в АН мы слышим, что Шаги написаны в определенном порядке по следующей причине: каждый Шаг дает нам духовную подготовку, необходимую для того, чтобы приступить к следующему Шагу.
Для Девятого Шага это актуально более, чем для какого-то другого.
Нам бы и миллиона лет не хватило, чтобы лично искупить свою вину перед теми, кому мы причинили зло, если бы не та духовная подготовка, которую мы благодаря предыдущим Шагам.
Если бы мы не проделали работу по признанию своих собственных возможностей, то у нас сейчас не было бы фундамента, благодаря которому мы можем искупать свою вину.
Если бы мы не установили взаимоотношения с Богом, как мы Его понимаем, то у нас сейчас не было бы веры и доверия, которые необходимы при работе над Девятым Шагом.
Если бы мы не сделали свои Четвертый и Пятый Шаги, то, наверное, все еще мучались бы сомнениями относительно своей личной ответственности и даже, возможно, не понимали бы, для чего нам надо искупать свою вину.
Если бы в Шестом и Седьмом Шагах мы не развили свое смирение, то, наверное, подошли бы к возмещению ущерба с чувством собственной правоты и злостью и тем самым нанесли бы еще больший ущерб.
Готовность, которая пришла к нам с принятием личной ответственности, позволила нам составить список Восьмого Шага.
Этот список стал нашей практической подготовкой к работе над Девятым Шагом.
Последним штрихом в нашей подготовке, который нам предстоит нанести перед непосредственным возмещением ущерба, станет главным образом укрепление того, что уже является частью нас самих.
Уровень нашей способности к применению принципа прощения на практике, глубина нашей проницательности и та степень познания себя, которую нам удастся приобрести в процессе искупления вины, зависит от того, какой опыт мы получили в предыдущих Шагах, и от того, как далеко мы готовы пойти ради нашего выздоровления.
Как моя работа над предыдущими восемью Шагами подготовила меня к Девятому Шагу?
Каким образом честность помогает мне в работе над этим Шагом?
Каким образом смирение помогает мне в работе над этим Шагом?

Возмещение ущерба

Девятый Шаг не может быть четко ограничен определенными временными рамками.
Мы не можем, закончив составлять список Восьмого Шага, сразу приступить к возмещению ущерба, вычеркивая имена людей, перед которыми искупили вину, как в списке с перечнем покупок в магазине.
На самом деле, во многих случаях мы никогда не сможем завершить искупление вины; наши попытки будут продолжаться на протяжении всего нашего выздоровления.
Например, если у нас есть вина перед нашими семьями, то мы всю оставшуюся жизнь будем применять духовные принципы, которые позволят нам изменить свое отношение к другим людям.
Однажды, может статься, мы соберем свою семью и пообещаем обращаться с ними иначе, чем делали это в прошлом, - но это не будет означать, что мы полностью искупили свою вину перед ними.
Каждый день, когда мы пытаемся сдержать себя и не причинить вреда своей семье, пытаемся своим поведением проявить любовь к ней, будет днем продолжения возмещения ущерба перед нашей семьей.
Даже такое относительно конкретное искупление вины, как возврат давнего долга, не может быть забыто раз и навсегда сразу после его возврата.
Жить по Девятому Шагу – это значит пытаться не влезать в новые долги, с которыми мы не сможем расплатиться.
Другими словами, нам следует различать, в какие именно долги мы влезаем, - например, мы можем обращаться с неоднократными просьбами к друзьям, но никогда не предлагать свою помощь, или злоупотреблять терпением людей, с которыми мы разделяем ответственность, не принимая должного участия в общих делах.
Избегание таких обязательств в будущем и является частью нашего процесса возмещения ущерба наравне с обычной отдачей старых долгов.
Что значит искупить вину или возместить ущерб?
Почему возместить ущерб – это больше, чем просто попросить прощения?
Каким образом возмещение ущерба обязывает меня продолжать процесс изменений?

Страхи и ожидания

Возмещать ущерб – это не всегда разрушающая нервы, безрадостная процедура.
Зачастую мы ощущаем волнение от перспективы наладить отношения.
Мы можем быть счастливы оттого, что не позволили себе уклониться от возмещения ущерба.
Однако большинство из нас будет испытывать страх, - по крайней мере, в отношении некоторых случаев возмещения ущерба.
Мы можем опасаться, что в случае возмещения финансового ущерба у нас самих останется мало денег.
Мы можем опасаться отказа, возмездия или чего-то еще.
Если это наш первый опыт Девятого Шага, он может показаться нам авантюрой.
Мы не знаем, что именно будем чувствовать непосредственно перед искуплением вины, во время этой процедуры или после нее.
В какой-то момент мы можем почувствовать себя жутко самоуверенными, а в следующий момент - неспособными двигаться дальше.
В этот момент очень важно понять, что наши чувства и реальность - вовсе не одно и то же.
Если мы ощущаем страх, то это не означает, что причина для него существует на самом деле.
С другой стороны, ощущение радости и счастья совсем необязательно отражает реальность искупления вины.
Самое лучшее - это перестать думать о том, как именно будет воспринято наше возмещение ущерба.
Какие у меня есть страхи относительно возмещения ущерба? Не боюсь ли я, что кто-нибудь попытается отомстить мне или отвергнет меня?
Каким образом Девятый Шаг требует от меня перехода на новый уровень капитуляции перед программой?
А как быть с финансовым ущербом? Убежден(f) ли я, что Бог, как я Его понимаю, обеспечит меня всем необходимым, даже если я буду чем-то жертвовать ради возмещения ущерба?
Не важно, как долго мы остаемся чистыми или сколько раз работали по Шагам, - мы все равно будем ощущать какой-то страх перед началом нового Шага.
Особенно ярко этот страх будет проявляться в том случае, если у нас уже есть какой-то опыт работы над данным Шагом.
А Девятый Шаг в особенности может вызвать самые противоречивые чувства.
Например, многие из нас в этой связи начнут думать о своем прошлом опыте возмещения ущерба.
У кого-то он, наверное, был положительным.
Когда мы искупали вину перед своими возлюбленными, которые без предубеждений отнеслись к нашему жесту примирения, то в результате у нас, возможно, осталось чудесное чувство надежды и благодарности.
У нас появилась надежда на то, что наши отношения сохранятся и улучшатся, и мы испытывали благодарность за прощение и за то, что наши извинения были приняты.
Хотите верьте, хотите нет, но подобный опыт может сработать против нас в последующих случаях искупления вины.
У нас может создаться впечатление, что любые наши извинения будут восприняты с пониманием, и неудачный опыт может в буквальном смысле раздавить нас.
Или мы можем подумать, что удачные извинения - это исключение из правил, и будем испытывать благоговейный страх и откладывать возмещение ущербы, в исходе которого не уверены, до лучших времен.
Если мы сами видим, что откладываем процедуру возмещения ущерба из-за того, что не знаем, как она будет воспринята, то нам нужно снова обратиться к предназначению Девятого Шага.
Девятый Шаг предназначен для того, чтобы способствовать возмещению того ущерба, который мы причинили.
Некоторые из нас помнят, что с возмещением ущерба связаны три основные концепции: решительность (разрешение проблемы), восстановление и возврат (законному владельцу).
Решительность предполагает, что будет найдено разрешение проблемы; мы должны отбросить все, что каким-то образом мучило нас раньше и выводило из состояния равновесия.
Восстановление означает приведение в прежнее состояние того, что было разрушено.
Это могут быть отношения или какая-то характерная черта, существовавшая в отношениях, например, доверие.
Возможно, мы сумеем восстановить свою репутацию, если в прошлом она была в достаточной степени хорошей.
Возвращение очень похоже на восстановление, но применительно к Девятому Шагу мы можем представлять его в виде акта возвращения чего-либо, материального либо абстрактного, его законному владельцу.
Наш спонсор может помочь нам разобраться с каждой из этих концепций, чтобы нам стала понятна суть искупления вины и мы смогли сконцентрироваться на том, что нам предстоит сделать.
Только действуя по намеченному плану, можно добиться успехов в Девятом Шаге.
И в первую очередь мы ощущаем душевный покой, а стыд и вина уходят.
Может пройти какое-то время, прежде чем мы по-настоящему оценим духовные награды Девятого Шага: более осознанное понимание чувств других людей и того эффекта, который мы производим на окружающих своим поведением; чувство радости, которое приходит на смену давней обиде; способность любить и принимать окружающих.
Какие еще страхи и ожидания вызывает у меня предстоящее возмещение ущерба?
Почему не имеет значения то, как люди воспринимают мое возмещение ущерба? Как это связано с духовным предназначением Девятого Шага?
Как я могу черпать силы, необходимые для процесса возмещения ущерба, из источника, которым являются для меня другие зависимые, мой спонсор и моя Высшая Сила?

Возмещение ущерба: прямое и косвенное

В АН принято считать, что прямое, лицом к лицу, возмещение ущерба более предпочтительно, и этот Шаг действительно говорит, что нам следует поступать таким образом везде, где это только возможно.
Но прямое возмещение ущерба - это не единственный путь, а в некоторых случаях он может оказаться менее действенным.
Прежде чем привести какие-то примеры, очень важно подчеркнуть, что это всего лишь примеры.
Данное руководство не призвано заменить спонсора в каждом отдельном случае возмещения ущерба, где спонсор и подопечный могут вместе найти лучший выход из положения.
Некоторые ситуации более сложны, чем кажутся на первый взгляд.
Нам может показаться, что решение очевидно, но, прежде чем что-то предпринять, всегда нужно взять паузу.
Например, может оказаться, что человек или люди, которым мы нанесли ущерб, и не подозревают об этом, а осознание того, что именно мы им причинили, может причинить им еще больший вред.
У нас могут быть друзья, родственники или наши начальники, которые не знают о нашей болезни.
Известие об этом может навредить им.
Спонсор поможет нам разобраться в мотивах, касающихся желания рассказать людям о нашей болезни.
Надо ли им знать об этом? Во имя каких добрых намерений нужно рассказывать им об этом? Может ли эта информация навредить им?
А что, если эта же ситуация осложнена тем, что мы украли какие-то деньги у своих друзей? А что, если в краже был обвинен кто-то другой? Следует ли нам в этом случае рассказывать о своей болезни, признаваясь в краже и возвращая деньги? Возможно, но, может быть, и нет.
Каждую подобную ситуацию нужно рассматривать индивидуально.
Повторяем еще раз: только спонсор поможет нам решить, как лучше всего поступить в той или иной ситуации.
Во время дискуссий со спонсором мы наверняка увидим эти ситуации с такой стороны, с какой на них еще ни разу не смотрели, - но только в том случае, если будем сохранять непредубежденность.
То, что на первый взгляд казалось нам очевидным, в итоге может оказаться неправильным.
Большую помощь в этой дискуссии окажет список всех тех сомнительных обстоятельств, при которых нами был причинен ущерб, и этот список во время разговора со спонсором должен быть у нас перед глазами.
Какие люди из моего списка Восьмого Шага связаны с сомнительными обстоятельствами? В чем специфика этих обстоятельств?

Проблема, представляющая трудность для многих из нас, состоит в том, что за нами есть такие грехи, из-за которых мы можем потерять работу, попасть в тюрьму или понести какую-то другую ответственность.
Например, если мы сами сдадимся и признаемся в совершении какого-то преступления, то нам действительно придется отправиться в тюрьму.
Как это повлияет на нашу жизнь? Мы потеряем работу? Скомпрометирует ли это кого-то еще кроме нас самих, - скажем, нашу семью? С другой стороны, если мы нарушили закон, как может неожиданный арест повлиять на нашу жизнь и нашу семью? Наверное, самое лучшее в такой ситуации - это обратиться к юристу и увидеть, какой выбор у нас есть.
Нам нужно признать последствия своего поведения несмотря ни на что; при этом не следует забывать, что именно к нашей семье могут относиться слова кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.
Мы обязаны изучить эти ситуации самым тщательным образом.
Под руководством своего спонсора мы найдем способ, как именно сможем возместить ущерб.
Есть ли за мной что-то такое, что может иметь серьезные последствия, если я начну возмещать ущерб? Что именно?

Другой случай, когда мы не в состоянии напрямую возместить ущерб, но не по причине последующего нанесения вреда, – это когда человека, которому мы должны возместить ущерб, уже нет в живых.
Такие ситуации встречаются в АН сплошь и рядом - настолько часто, что наши члены придумали ряд способов, как быть в таких случаях.
Наши товарищи даже сумели гарантировать, что возмещение ущерба в таких случаях будет иметь гораздо большую пользу, нежели освобождение от собственного чувства стыда.
Кто-то делал финансовые пожертвования от имени того человека, кому был должен.
Кто-то принимал участие в деле, о котором переживал тот человек.
Некоторые передавали причитающееся детям этого человека, которые, впрочем, и так могли оказаться в нашем списке Восьмого Шага.
Способы, с помощью которых мы можем уладить подобную ситуацию, зависят лишь от нашего воображения и уровня нашей готовности.
Мы можем удивиться тому, насколько эффективным может оказаться косвенное возмещение ущерба.
Многие из нас стремятся сделать возмещение ущерба как можно более прямым, приходя на могилу этого человека или в какое-то другое памятное место и зачитывая там письмо или просто словесно обращаясь к памяти этого человека.
Наш способ действий в данных ситуациях будет определяться природой причиненного нами ущерба, нашими представлениями о духовности и, конечно, наставлениями нашего спонсора.
Должен(а) ли я возместить ущерб кому-то, кого уже нет в живых? Какие особенности я должен(а) принять во внимание в отношении этого человека, чтобы спланировать свое возмещение ущерба?

Мы пришли к выводу, что до совершения каких-либо действий нам следует посоветоваться со спонсором относительно каждого отдельного случая возмещения ущерба.
Важно также помнить, что нам нет нужды изображать из себя бездумных роботов, боящихся думать или действовать, не посовещавшись со спонсором.
Многие из наших товарищей сталкивались с тем человеком из своего прошлого, которого не внесли в свой список Восьмого Шага, но который должен был там находиться.
Иногда способ возмещения ущерба оказывался таким простым, что мы чувствовали себя дураками, упустившими удачное стечение обстоятельств.
Порой способ возмещения причиненного этому человеку ущерба настолько очевиден, что нам не стоит отказываться от такой прекрасной возможности это сделать.
В другом случае мы можем столкнуться с человеком из прошлого и пережить не очень приятные чувства, не понимая, что стало их причиной.
Если это так, то лучше обратиться к процедуре Четвертого и Пятого Шагов, чтобы все прояснить.
В любом случае, не стоит считать свой список Восьмого Шага отработанным до конца.
Не исключено, что мы будем добавлять в него какие-то имена на протяжении всей своей жизни.
А как быть с людьми, которых мы не можем найти? Не следует ли нам косвенно возместить им ущерб? Можно и так, хотя многие наши товарищи, отчаявшись найти этих людей, все же встречались с ними, причем в таких местах, в которых ну никак не ожидали их встретить.
Мы, конечно же, можем заключить, что такие совпадения происходят по воле Высшей Силы, но, даже если это не так, нам не следует упускать представившуюся возможность прямого возмещения ущерба.
Если мы не можем найти человека, внесенного в свой список для возмещения ущерба, нам следует просто подождать.
В это время мы можем продолжать свои поиски, не причинять такого же ущерба другим людям и сохранять готовность к возмещению ущерба.
Моральная сила готовности часто может способствовать успеху возмещения ущерба в тех случаях, когда мы не в состоянии возместить реальный ущерб.
После рассмотрения всех сложностей, сопряженных с косвенным возмещением ущерба, может показаться, что прямое возмещение ущерба – это более простой путь, или, по крайней мере, более честный.
Мы совершили что-то, что причинило вред (боль) другому человеку.
Мы должны принести извинения и искупить вину.
Не так ли?
Не всегда.
Как уже было сказано, процесс возмещения ущерба не имеет четкого начала и конца.
Зачастую мы приступаем к возмещению ущерба, в каком-то смысле, сразу же, как только становимся чистыми.
В большинстве случаев мы незамедлительно начинаем компенсировать недостатки в своем поведении.
Эта часть процесса возмещения ущерба - та самая, где меняемся мы сами – продолжается и после того, как мы напрямую переговорим с теми людьми, кому причинили ущерб.
Что в своем поведении я должен(а) изменить в лучшую сторону?

Как быть с прямым возмещением ущерба, когда мы усаживаем кого-то перед собой, делаем признание и принимаем на себя ответственность за причиненное зло, а потом выслушиваем ответ, каким бы он ни был? Это как раз то возмещение ущерба, которое может наполнить страхом наши сердца.
Мы представляем себе, как сидим перед этим человеком, смиренно и от всего сердца предлагая ему исправить нашу ошибку, а в ответ слышим:

Это невозможно исправить.
То, что ты сделал, слишком ужасно или И не старайся, я никогда не прощу тебя.
В действительности ситуация, описанная выше, - это как раз то, чего мы боимся больше всего, поскольку нам страшно потерять веру в сам процесс возмещения ущерба.
Мы невероятно рисковали, позволив себе поверить в Высшую Силу, в себя самих, в возможность выздоровления.
Самое страшное для нас - оказаться ужасными существами, не заслуживающими прощения, а нанесенный нами ущерб при этом нельзя компенсировать.
Нас может утешить тот факт, что многие выздоравливающие зависимые сталкивались с отрицательной реакцией человека, которому пытались возместить ущерб, однако это не только не лишало их присутствия духа, но и приносило им ту же духовную пользу, какую принесло бы возмещение ущерба, принятое с любовью и прощением.
Порой, когда наши попытки возмещения ущерба воспринимаются столь негативно, мы понимаем, что нам нужно сделать какие-то дополнительные шаги, чтобы почувствовать решительность.
Наш Базовый текст подсказывает нам, что контакт с человеком, все еще страдающим от последствий наших злодеяний, может быть опасным.
Кроме того, он может оказаться непродуктивным, особенно в случае с членами семьи или близкими друзьями.
Контакт с людьми, которым мы причинили зло, пока они еще не остыли, может сильно настроить их против нас, хотя спустя какое-то время они могут отреагировать на нас совершенно по-другому.
И если мы обратились к такому человеку слишком рано, то лучше нам какое-то время выждать, а потом попытаться снова.
Иногда, правда, человек просто не хочет принимать наших извинений, независимо от того, насколько тщательно мы подготовились или насколько искренны были в своем предложении о возмещении ущерба.
Если мы сталкиваемся с такой ситуацией, то вынуждены признать, что существует какой-то предел, где наша ответственность заканчивается.
Если кто-то сочтет нужным до конца своей жизни злиться на нас, нам лучше оставить этого человека в покое и считать, что извинения принесены.
Если нам трудно справиться с чувствами, возникающими в процессе подобного возмещения ущерба, помочь с принятием ситуации такой, какая она есть, нам может спонсор.
Возможно, в каких-то ситуациях нам легче косвенно возмещать причиненный ущерб.
Иногда нам может казаться, что наше возмещение ущерба будет более завершенным, если мы предпримем другие действия, которые восстановят или исправят создавшееся положение.
Например, мы попытались возместить ущерб бывшему начальнику, у которого украли деньги, однако он или она и слышать не хотят про наши деньги и возмещение ущерба.
Мы можем найти выход в том, чтобы вернуть деньги законному владельцу путем привлечения в его магазин клиентов или, если это возможно, анонимного взноса.
Нам следует помнить, что возмещение ущерба - это часть нашей личной программы выздоровления.
Да, мы действительно возмещаем ущерб потому, что обязаны это сделать, но нам также нужно признать тот духовный рост, который происходит в процессе возмещения ущерба.
Во-первых, мы осознаем и признаем то зло, которое мы причинили.
Как сказано в книге Это Работает:

Как и Почему, это вырывает нас из самонаваждения.
Поскольку самонаваждение и эгоцентричный страх - это часть нашей болезни, которая наиболее сильно влияет на нашу духовность, то смягчение и ослабление этой части наверняка будет способствовать расцвету нашего выздоровления.
Во-вторых, обращение к человеку, которому мы причинили прямой ущерб, и признание причиненного ущерба - это громадный шаг на нашем духовном пути, независимо от того, как именно будет воспринято возмещение ущерба.
Сам факт, что мы прошли через что-то, что требует такого смирения, уже свидетельствует о том, что в какой-то степени мы этого смирения достигли.
Наконец, после процедуры возмещения ущерба, мы обретаем душевный покой.
Нас больше не отягощает груз незаконченных дел и чувство стыда за причиненное нами зло.
Все позади.
Наша душа ликует.
Готов(а) ли я морально к возмещению ущерба в каких-то сложных ситуациях, а главное – к результатам такого возмещения?
Что я сделал(а), чтобы подготовиться к этому?

Прощение

Духовный рост, которого мы достигаем в результате прямого возмещения ущерба, зачастую зависит от того, сколько усилий мы прикладываем к своей духовной подготовке.
Мы начинаем с освобождения от любых установок, которые могут смутить нас или лишить способности приступить к возмещению ущерба со смирением, принятием и верой.
Многие из нас могут повстречаться с проблемой, когда мы должны тем людям, которые причинили ущерб нам самим.
Это может быть кто-то из родителей или родственников, обидевших нас, унизивший нас друг, начальник, который некорректно обошелся с нами, и т.д.
В предыдущих Шагах мы много занимались тем, что отделяли содеянное нами от того, что было причинено нам.
Мы видим свою сторону в этих ситуациях и знаем, почему возмещаем ущерб.
Если мы готовимся возмещать прямой ущерб, то нам следует очень четко уяснить, что мы возмещаем ущерб только за то, что было сделано нами в том конфликте.
Мы возмещаем ущерб не для того, чтобы манипулировать человеком или принудить его к аналогичному возмещению ущерба.
Мы не в ответе за то, что содеяно не нами.
Помня об этом в момент возмещения ущерба, мы сможем лучше сконцентрироваться на своей цели, независимо от того, как принимается наше возмещение или возмещают ли ущерб нам в ответ.
Иногда, правда, причиненное нам зло настолько велико, что лучше отложить на время собственное возмещение ущерба.
Например, многие из нас, будучи детьми, пострадали от взрослых в эмоциональном, физическом или сексуальном плане.
И хотя в этой конкретной ситуации мы не виноваты, но позже мы могли, например, украсть у них деньги или причинить им физический ущерб, а может, и посягнуть на их имущество.
Тогда мы должны возместить ущерб, причиненный в результате кражи, физического увечья или вандализма.
В этой ситуации речь не идет о том, возмещать ущерб или нет, а лишь о том, когда и как.
Может пройти много времени, прежде чем мы будем готовы возместить ущерб, – но в этом нет ничего страшного.
А пока мы будем ждать и работать со своим спонсором.
Нам нужно попытаться простить тех людей, которые обидели нас, прежде чем мы начнем возмещать им ущерб.
Мы не хотим оказаться в ситуации, когда человек, которому мы пытаемся возместить ущерб, все еще может привести нас в ярость.
Наше отношение к нему будет слишком очевидным, сколько бы мы себя ни сдерживали.
Возмещение ущерба – это не тот случай, когда успех достигается, если ты действуешь по принципу как будто.
Существует большая разница между ситуациями, в которых нам причинили зло против нашего желания, и теми, в которых причиненное нам зло было обусловлено нашим поведением.
В том случае, если мы злимся на обидевшего нас человека, можно спросить себя, не мы ли сами стали причиной подобного отношения.
Например, нас взбесило недоверие родителей по поводу предстоящего в выходные дни мероприятия – юбилея АН! – но если мы вспомним, сколько раз лгали им, уходя куда-то и возвращаясь под кайфом, то увидим, что наши родители просто не могут начать доверять нам как по мановению волшебной палочки, и должно пройти какое-то время, прежде чем это случится.
Или, например, мы изо дня в день и из недели в неделю эгоистично и потребительски относились к своим друзьям, а потом, когда они нам срочно понадобились и мы не смогли их найти, разозлились и обиделись.
Напоминание себе самим о том, что многие свои несчастья мы себе организовали сами, поможет нам простить тех, кто причинил боль нам.
Как еще мы можем найти прощение для тех, кто причинил боль нам? Например, мы можем отвлечься от себя и посмотреть, а как же живут другие люди.
Может быть, те, кто нас обидел, поступили так потому, что у них были какие-то проблемы, из-за которых они стали менее чувствительными к нуждам других.
Может быть, наш спонсор всю неделю не отвечал на звонки только потому, что его младший ребенок болел.
Может быть, наш лучший друг сказал нам, что наши отношения носят нездоровый характер и мы должны прекратить их, но потому лишь, что он сам с кем-то расстался.
Может быть, начальник не оценил нашу работу потому, что ему на этой неделе нужно было кровь из носу уложиться в график.
Как правило, мы чувствуем себя мелкими и незначительными, когда обнаруживаем, что у человека, на которого мы обижены, есть серьезные проблемы.
Возможно, нам будет легче прощать и любить, если мы с самого начала уясним для себя, что большинство людей настроены к нам доброжелательно, а если кто-то и не очень обходителен с нами, то потому лишь, что у него или у нее есть собственные головняки.
Во время моральной подготовки к возмещению ущерба нам в первую очередь необходимо обращаться за поддержкой и любовью к нашей Высшей Силе.
Видя прощение любящего Бога в те времена, когда мы причиняли боль другим, нам легче будет относиться к людям с позиции любви и прощения.
Прибегая к своей Высшей Силе как к источнику защиты, мы будем уверены, что негативная реакция на наши предложения о возмещении ущерба не лишит нас надежды.
Перед каждым возмещением ущерба мы можем настраивать себя на нужный лад с помощью молитвы и медитации.
Есть ли у меня долги перед людьми, которые тоже причинили мне зло?
Простил(а) ли я их всех? Кого я все еще не простил(а)? Все ли из перечисленного выше я испробовал(а), чтобы пробудить в себе дух прощения? Что говорит об этом мой спонсор?

Возмещение ущерба

Итак, мы готовы возмещать ущерб.
Мы обсудили со спонсором каждого человека и каждое учреждение, внесенные в наш список Восьмого Шага, и наметили план, как нам себя вести в каждом отдельном случае возмещения ущерба.
Мы обратились к Богу, как мы Его понимаем, и помолились о готовности, спокойствии, мужестве и мудрости, кторые необходимы нам для процедуры возмещения ущерба.
А теперь нам нужно следовать своему плану.
Нам нужно продолжать исправлять свое поведение и выполнять все взятые на себя обязательства перед теми людьми, которым мы возмещаем ущерб.
Вот здесь могут возникнуть трудности.
Когда мы впервые возмещаем ущерб, то нас обычно охватывает чувство, как будто мы плывем на облаке безмятежности.
Мы с утроенной силой уважаем себя и испытываем эйфорию, которая появляется вместо угрызений совести.
Мы чувствуем себя нормальными людьми, равными среди равных.
Это чувство очень сильное, и если мы ощущаем его впервые, создается впечатление, что нам с ним не совладать.
Но не стоит бояться.
Чувства не могут долгое время оставаться такими интенсивными, хотя с нашим восприятием себя наверняка произойдут необратимые изменения.
После того как утихнет пыл первого возмещения ущерба, мы столкнемся с оборотной стороной этого процесса: доведением дела до конца.
Например, через год после того, как мы обратились в кредитное учреждение с просьбой одолжить нам денег и обещали ежемесячно выплачивать определенную сумму, мы начали понимать, что нас уже не вдохновляет расставание со своими деньгами, особенно в том случае, если нам предстоит это делать в течение еще нескольких лет.
Мы можем задать себе один простой вопрос, который поможет нам продолжать возмещение ущерба:

Насколько свободными мы хотим оставаться? Продолжение нашего выздоровления во всех аспектах, включая возмещение ущерба, способствует росту нашего душевного покоя день ото дня.
Есть ли у меня долги, возместить которые полностью мне будет трудно? Что я делаю для того, чтобы заставить себя повторно вернуться к этим долгам?

Процесс возмещения ущерба совсем не обязательно должен быть спокойным и ненапряжным.
Шаги созданы не для того, чтобы мы радовались и чувствовали счастье, не развиваясь при этом.
Страх, риск и чувство собственной уязвимости, возникающие во время возмещения ущерба, могут оказаться для нас настолько неприятными, что воспоминания об этом помогут нам воздержаться от такого поведения в дальнейшем.
Мы часто слышим в АН, что со временем становится лучше.
Это значит, что мы становимся лучше.
Нам больше не хочется прибегать к деструктивному поведению, поскольку теперь мы знаем истинную цену человеческому страданию, как нашему собственному, так и окружающих нас людей.
На место эгоцентризма приходит осознание того, что есть на свете и другие люди, и что у них тоже есть своя жизнь.
Если раньше это было нам безразлично, то теперь это нас волнует.
Если раньше мы были эгоистичны, то теперь становимся бескорыстными.
Если раньше мы были раздражительны, то теперь учимся прощать.
Наша любовь и терпимость теперь распространяются и на нас самих.
Мы изучили некоторые вопросы относительно возмещения ущерба самим себе в Восьмом Шаге; теперь самое время понять, каким образом мы уже начали возмещать ущерб самим себе, и, возможно, продолжать это делать – или приступить к чему-то другому.
Мы начали возмещать себе ущерб за нашу зависимость уже тем, что перестали употреблять наркотики и приступили к работе по Шагам.
Но этих двух вещей недостаточно, чтобы исцелить наши искалеченные души.
Нам придется делать что-то еще, чтобы возместить ущерб своему телу и совей душе.
Есть много путей начать заботиться о своем физическом здоровье, от диет и утренней зарядки до медикаментозного лечения.
Какой бы путь мы ни выбрали, он должен соотноситься с нашими потребностями и желаниями.
Вред, причиненный нашему рассудку, в какой-то мере может быть компенсирован за счет стремления к знаниям в будущем.
Возвращение к учебе или просто изучение чего-нибудь нового поможет нам восстановиться после долгих лет умственного безделья.
Каковы мои ближайшие планы относительно возмещения ущерба себе самому(ой)? Есть ли у меня какие-то долгосрочные цели, которые можно считать возмещением ущерба самому(ой) себе? Какие именно? Что мне нужно сделать, чтобы достичь их?

Духовные принципы

В Девятом Шаге мы сосредоточимся на смирении, любви и прощении.
Смирение, которое мы приобрели в этом Шаге, можно рассматривать как результат серьезного изучения того ущерба, который мы причинили людям, и взятия на себя ответственности за него.
Мы признаем:

Да, я много чего натворил.
Я в ответе за то зло, которое причинил, и за то, чтобы все исправить.
Может быть, мы осознали это в тот момент, когда кто-то со слезами рассказывал нам, как сильно мы его обидели.
Увидев своими глазами, какую сильную боль могли причинить другому человеку, мы были так потрясены этим открытием, что сумели по-новому взглянуть на страдания окружающих нас людей.
Благодаря работе над предыдущими Шагами и тому опыту, который был получен нами в процессе возмещения ущерба, мы по-новому стали воспринимать концепцию смирения.
Принял(а) ли я ответственность за то зло, которое причинил(а), и за возмещение нанесенного мной ущерба?
Что помогло мне более отчетливо увидеть, какое именно зло я причинил(а)? Как это повлияло на укрепление моего чувства смирения?

В Девятом Шаге стало гораздо проще придерживаться духовного принципа любви к людям, несмотря на то, что мы, наверное, работали над ним на протяжении всего процесса выздоровления.
К этому времени мы избавились от многих деструктивных представлений и чувств, разрешая прийти в свою жизнь любви.
Когда нас переполняет любовь, хочется поделиться ею путем налаживания наших отношений с людьми или построением новых, бескорыстно поделиться своим опытом выздоровления, временем, силами и, превыше всего, самими собой с теми, кто в этом нуждается.
Каким образом я проявляю великодушие или помогаю другим людям?

Когда мы получаем прощение, то начинаем понимать всю ценность собственного прощения других людей.
Это побуждает нас обращаться к духовному принципу прощения как можно чаще.
Осознание собственной человечности дает нам силы прощать других, а не осуждать их, как это бывало в прошлом.
Принимать на веру чьи-либо слова становится нашей второй натурой.
Мы больше не ожидаем подлости и трусости в каждой ситуации, неподвластной нашему контролю.
Мы знаем, что обычно у нас хорошие намерения, и нам кажется, что и другие люди настроены так же.
Если кто-то нас обижает (а мы знаем, что затаить обиду – это значит лишить себя душевного покоя), то сейчас стремимся поскорее простить этого человека.
Какую пользу я получаю от применения на практике принципа прощения? В каких конкретных ситуациях мне удалось действовать согласно этому принципу?
За что я себя простил(а)?

Идем дальше

Многие из нас считают полезным поразмышлять над тем, как мы возмещали ущерб.
Кто-то делает это письменно, разъясняя, что для них означало возмещение ущерба, и чему они при этом научились.
Какие чувства я испытывал(а) при возмещении ущерба? Чему я при этом научился(ась)?

Освобождение – это, пожалуй, наиболее подходящее слово, описывающее сущность Девятого Шага.
Оно охватывает освобождение от вины и стыда, уменьшение эгоцентризма и увеличение способности ценить то, что происходит вокруг нас.
Мы меньше зацикливаемся на себе и становимся активными участниками в наших отношениях с другими.
Мы научились просто находиться в одном помещении с другими людьми, не пытаясь контролировать их или быть центром внимания в любом разговоре.
Мы начинаем думать о своем прошлом, особенно о своей зависимости, не как о периоде страшной тьмы, который мы хотим поскорее забыть, а как об источнике опыта, которым мы делимся с теми, кому помогаем выздоравливать.
Мы перестаем думать о том, чего у нас нет, и начинаем ценить подарки, которые нам преподносит каждый новый день.
Мы знаем: чтобы сохранить это чувство свободы, нам нужно продолжать усердно работать над тем, чему мы научились в предыдущих Шагах.
Десятый Шаг даст нам все необходимое для этого.