Сокка и Зуко

Часть 1.
-Нет, - твердо сказал Зуко уже в четвертый раз.
Он прищурился, и Сокка заметил, что уголок его здорового глаза задергался. – Это глупо. -Ты так говоришь, - сказал Сокка с уверенностью, которая с каждым отказом Зуко только росла, - потому что не сможешь.
Сокку не трогало, что у Зуко уже начался нервный тик.
Насколько он мог судить, Зуко все еще злился и оставался все таким же идиотом, а его решение изменить путь Нации Огня означало лишь то, что он не будет больше пытаться убить Сокку или кого-то из его друзей.
Что серьезно снижало эффект устрашения, который Зуко когда-либо производил.
Не то, чтобы он вообще его когда-либо производил, насколько помнил Сокка.
Нет.
Даже мысль об этом была смешна. -Ну как кто-то может захотеть выставить себя идиотом?! Сокка покачал головой.
Ему не потребовалось много времени, чтобы понять, что помимо прочих недостатков, Зуко был еще и не слишком сообразительным. -Ты просто ослодятел, - саркастически заметил он. -Нет! – заорал Зуко. – Это глупо, и я не буду в этом участвовать! Сокка скрестил руки на груди и улыбнулся. -Правильно.
Я понимаю.
Ты – принц.
О, пардон, был принцем.
Неважно.
Ты не привык жить в реальном мире, где нет слуг, которые все делают за тебя.
Зуко побагровел и сжал кулаки. -Ничего.
Не все могут быть настоящими мужчинами.
Испуганные маменькины сынки тоже нужны.
Для равновесия во вселенной. -Ты глуп, а твой конский хвост делает тебя похожим на слабоумного! -Ага, - Сокка потянулся, потом снова скрестил руки и расслабился. – Может, раз уж сам ты боишься в этом участвовать, хотя бы посмотришь? Это тоже будет полезно – расскажешь потом другим, что я это сделал.
После этого он шагнул вперед, даже не оглянувшись на Зуко, и встал на гладкое бревно, лежавшее на земле в паре футов от них.
Уперев руки в бока, он на мгновение замер, любуясь открывшимся видом и позволяя Зуко оценить, как легко он удерживается в этом неустойчивом положении.
Бревно, на котором стоял Сокка, располагалось на вершине холма, спускавшегося к реке, на западном склоне которого они разбили лагерь.
У подножия холма были небольшие заросли ежевики, заканчивающиеся на краю песчаного пляжа. -Это будет одно из самых выдающихся деяний, которые я когда-либо совершал, - объявил Сокка.
Этим было сказано все.
Сокка любил все доводить до конца. – Плохо, что ты будешь единственным и самым бестолковым зрителем... Но ты мог бы рассказать об этом своим детям.
Возможно, они унаследуют мужество своей матери, чтобы оценить мое свершение.
Бревно внезапно качнулось, потому что Зуко тоже ступил на него.
Сокка едва удержался, чтобы не вытянуть руки в стороны для равновесия.
Это было бы не по-мужски. -Подвинься, - процедил Зуко сквозь зубы.
Сокка сохранял непреклонное выражение лица, медленно смещаясь на другой край.
Зуко поставил на бревно вторую ногу.
Он слегка качнулся, но лицо его было решительно и неподвижно.
Бревно скрипнуло и перекосилось в сторону Зуко.
Сокка не обратил на это внимания.
Он глубоко вздохнул. -Ладно, на счет три... Раз... два – ЧЕРТ-НЕ-СЕЙЧАС! +4
2 Работа №3 (19/02/2010 12:

33)
Часть 2.
-Оу! – взвыл Сокка. – Смотри, когда вытаскиваешь эти штуки, Катара.
У меня же шрам останется.
Зуко фыркнул.
Сокка попытался повернуть голову, чтобы одарить его свирепым взглядом, но Катара силой удержала ее на месте и продолжила свое дело. -Это было бы просто ужасно, - громко заметил Зуко. -Э! Это я тут любитель мяса и насмешек, - проворчал Сокка, - а ты оставайся нудным мудаком.
Катара проигнорировала обоих. -Не потрудишься ли объяснить мне еще раз, - спросила она, и в ее голосе звучало зловещее неодобрение, - почему я вытаскиваю колючки из твоей физиономии? -Это он виноват, - одновременно сказали мальчишки.
Катара уже не в первый раз задавала себе вопрос, каким образом она могла оказаться в такой ситуации.
Несмотря на то, что ей это сильно не нравилось, она понимала, почему Зуко должен быть среди них.
Она понимала, что это его судьба – помочь аватару восстановить равновесие в мире, что однажды он будет править Народом Огня твердо, но справедливо, и они смогут вступить в эпоху мира.
Чего она никак не могла понять, так это почему они с Соккой должны были проводить вместе каждую свободную минуту.
Сперва она во всем винила их тренировки с мечами.
Сокка хотел проверить свои навыки, и как только Зуко понял, что Сокка – достойный противник, он согласился на это с большей охотой, чем делал все остальное.
Однако это не объясняло, почему они свалились с того дерева, или застряли на том уступе, или оказались ночью торчащими в одном белье посреди реки, трясясь от холода.
Задумавшись, она не сразу заметила, что теперь Сокка обращается к ней вместо того, чтобы продолжать оскорблять Зуко напрямую. –Если бы этот толстяк не тратил время на поедание моей вяленой тюленины, этого бы не случилось! Зуко сперва зашипел, а потом заорал на несколько октав выше обычного: –Толстяк?! –Ты меня слышал. –Толстяк?! – и Катара вынуждена была признать, что негодование, вложенное в эти два слога, звучало впечатляюще. – Если бы твоя жирная задница не перевесила твой край бревна, моя сестра бы сейчас не сражалась с этими колючками за мое лицо! Катара уже собиралась сказать, что лицо Сокки вряд ли было в такой уж серьезной опасности, но в этот момент Зуко, яростно повторив в последний раз толстяк, распахнул рубашку и принялся демонстративно бить себя кулаком в живот.
После этого Катара решила, что с нее хватит. +4
3 Работа №3 (19/02/2010 12:

34)
Часть 3.
–Нет, я имею ввиду, она, действительно, красивая.
Даже… более чем.
Просто великолепна.
Да просто так–тебя–растак сногсшибательна! –И моя, – пожал плечами Зуко, все так же глядя в ночное небо.
Они сидели на траве под раскидистым деревом, он закинул руки за голову и прислонился к стволу.
Сокка чувствовал, что Зуко проявлял излишнее упрямство в этом вопросе.
Он не знал, почему Зуко упорствовал, делая вид, что неисчислимые достоинства Суюки не производят на него впечатления, и это ему уже стало надоедать. –Я говорю – от одного ее взгляда может вспыхнуть весь этот лес, она офигительно горяча, – сказал он очень серьезно.
В конце концов, тема была совсем нешуточной. –Ага, – презрительно хмыкнул Зуко. –А, я понял, – сказал Сокка. – Конечно, очень благородно с твоей стороны хранить верность и, ну, типа делать вид, что она все равно самая лучшая, даже если видишь, что другие девчонки лучше ее по–любому, – Сокка глубокомысленно кивнул. – Уверен, она была бы счастлива знать. –Моя девушка могла бы убить тебя, – сказал Зуко с ленивым удовлетворением. – Прежде, чем ты смог бы вытащить свой меч.
Если бы захотела.
Сокка вздохнул. –Ты так ничего и не понял.
Зуко повернулся и одарил Сокку сочувствующим взглядом.
Взглядом, в котором ясно читалось, что вообще-то именно Сокка так ничего и не понял. –Она носит на себе пятьдесят семь ножей, – сказал он.
Сокка не поверил: –Ты преувеличиваешь.
Этого не может быть.
Уголки рта Зуко приподнялись в ухмылке. –Я считал.
Сокка долго смотрел на него, открыл рот, потом снова закрыл, чтобы сформулировать ответ. –…Правда? – услышал он свой вопрос.
Зуко заговорщически наклонился вперед, и Сокка сделал то же самое, но когда Зуко заговорил, он не шептал. –Правда, спит она только с десятью.
Сокка снова сел, резко выпрямившись. –Да, ну, Суюки и я… в тот раз мы целовались.
Много.
Наверное… не меньше часа.
Зуко издал странный звук, и Сокка смерил его яростным взглядом, когда понял, что тот смеется. –Это очень… мило, – как–то уж слишком любезно сказал Зуко. – А вы потом держались за руки? Сокка уже собирался ответить утвердительно, но вдруг понял, что это был не тот вопрос, который следовало удостоить ответом.
Пауза затягивалась, а Сокке не давало покоя множество настойчивых вопросов.
Он попытался удержать их усилием воли.
Ему совершенно не нравилось, что Зуко выглядит таким самодовольным.
В общем, он продержался больше минуты.
Когда он заговорил, то был очень доволен тем, как отстраненно и незаинтересованно прозвучал его комментарий. –Ну да, наверное, было нелегко выкроить время, чтобы побыть наедине.
Со всеми этими слугами, и придворными, и прочими… Ухмылка стала шире. –У нее свой дом. –Приходилось, наверное… – Сокка не договорил и сделал паузу, чтобы вернуть себе самообладание. – Правда? – спросил он, стараясь, чтобы это прозвучало безразлично.
Зуко кивнул. –Каждое утро я просыпался, ехал в паланкине к ней домой, она готовила чай, а потом мы… Внезапно в кустах, отделявших их от лагеря, раздался громкий треск.
Прежде, чем они успели схватиться за оружие, оттуда выбралась Катара с заспанными глазами и отчаянным выражением на лице.
Когда она заговорила, в ее голосе смешались ярость и ужас. –Или идите спать… или говорите.
Как.
Можно.
ТИШЕ! – велела она.
Команда прозвучала довольно забавно, как показалось Сокке, учитывая, что она кричала.
Они с Зуко уставились на нее, не решаясь ответить.
Она грозно посмотрела на них, потом развернулась с безмолвным рычанием и снова скрылась в листве.
Они молча смотрели ей вслед, пока кусты не перестали качаться. –Итак, ты говоришь, что вы… – спросил Сокка, снова наклоняясь к Зуко. –Да, – ответил тот очень уверенно. –Серьезно?.. Каждый день? –Ну иногда мы выбирались на пикник, – заметил Зуко. –О… – Сокка ощутил нечто вроде разочарования.
Очень странное чувство, учитывая, с каким настроением он затевал этот разговор. –Нужно быть очень осторожным, чтобы не съехать с одеяла, а то она… –Я ВСЕ СЛЫШУ! +4
4 Работа №3 (19/02/2010 12:

38)
Часть 4.
Катара поправила корзину с бельем так, чтобы ручка не врезалась ей под ребра.
Она знала, что Аанг занят уроками магии Огня, а потому стирка была полностью переложена на нее, как на единственного мага Воды.
Но иногда она все еще поражалась тому факту, что проведя год в странствиях и сражениях, она все еще должна была стирать отвратительные носки своего брата.
Она только что заметила отблеск костра в лагере, как вдруг до нее из ближайшего кустарника донеслись голоса.
Мужские голоса, которые таинственно перешептывались. –Я уже почти не помню ее, если честно, – говорил Сокка. – Думаю… не знаю.
Прошло слишком много времени.
Катара вздохнула и повернулась.
Она не была уверена, что вынесет еще один подобный разговор. –Я помню все, – сказал Зуко, и что–то в его голосе заставило ее приостановиться. – Она была очень красивой.
И высокой, такой, как я сейчас, вероятно.
И от нее всегда приятно пахло, – он вздохнул. – Иногда я даже жалею, что помню все так хорошо.
Было бы легче не помнить. –Не глупи, – сказал Сокка. – Это хорошо, что ты помнишь свою маму. –Я думал, она умерла, – тихо сказал Зуко.
Катара поймала себя на том, что затаила дыхание, стараясь не пропустить ни слова. – Я даже и не знал, насколько был в этом уверен, пока отец не сказал мне, что она была изгнана… и она может все еще… где–то там. –Не представляешь, где она может быть? –Думаю, дядя может знать, но… где-то очень далеко, – он замолчал, и Катара смогла перевести дыхание. – Я знаю, что сейчас не время, но возможно… возможно, когда все это закончится.
Может, я смогу найти ее. –Ты должен, – сказал Сокка. – Если есть хотя бы один шанс увидеть ее снова… ты должен попытаться, так ведь? –Да… –Знаешь, что.
Ты помог мне вытащить Суюки из тюрьмы, а я помогу тебе разыскать твою маму.
Зуко фыркнул. –Кто сказал, что мне нужна помощь? –Конечно, тебе понадобится моя помощь.
Я – генератор идей.
Я могу состряпать дерзкий, но прекрасный план.
Я такой. –Думаю, я справлюсь сам.
Сокка ухмыльнулся. –Ты это не серьезно. –Что? –Ты самый дерьмовый тактик, которого я когда–либо встречал. –Что? Я… ДА ПОШЕЛ ТЫ! –Как тогда, когда ты захватил Аанга, а потом застрял в бурю в пещере посреди ледника… –Я БЫ ЧТО–НИБУДЬ ПРИДУМАЛ! –Или когда ты погнался за нами на том чертовом ШАРЕ с ОДНИМ БУТЕРБРОДОМ. –Я СПЕШИЛ. –Ага.
Катара закатила глаза и снова поправила корзину.
В общем, Сокке всегда хотелось иметь брата.
Возможно, это было к лучшему.