• Название:

    Ты не замерз

  • Размер: 0.07 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Ты не замерз?
Корабль мирно рассекал волны океана, отражающего ночное небо.
Чарующее сияние далеких звезд показывалось на воде на секунду, не более, играло с волнами холодными цветами отблесков и скрывалось, чтобы вновь появиться.
Плавание ночью совсем не похоже на дневные или утренние морские путешествия.
Казалось, жизнь здесь засыпает так же, как в шумном суетливом городе; и в какое-то мгновение гаснут фонари и все вокруг окутывают полное безмолвие и умиротворение.
Жизнь погружается в сон, и волшебство ночи охраняет это безмятежное спокойствие обитателей земли четырех стихий.
Зуко резко спустил ноги с кровати и в немом отчаянии закрыл лицо руками.
Что же с ним происходит? В одну минуту течение жизни приняло то направление, о котором он мечтал эти долгие три года, но теперь он не знал – правильно ли это.
Все произошло так быстро, со скоростью смертоносных молний Азулы… Будь у него немного больше времени подумать, поступил бы он иначе? Этот вопрос терзал больше всего, вновь разрывая его на две разные личности.
Верный ли путь он избрал, это ли и есть его судьба?Юноша поднялся с кровати, и, тихо захлопнув дверь каюты, поднялся на палубу.
Ветер мгновенно вступил в игру с человеком, нарушившим его одиночество, мягко перебирая пряди длинных волос.
Зуко не заметил, что ночь была на редкость теплой, не увидел сияющих звезд, рассыпанных неведомой рукой по небу, не услышал царственную тишину.
Он вообще ничего перед собой не видел, кроме безбрежного темного океана.
Такая же безмолвная пустота царила в его сердце.
Столько лет он провел в скитаниях с дядей среди этих вод.
Дядя… Он поступил подло и недостойно… Нет, он поступил верно! И будь у него время подумать, он бы все равно встал на сторону Азулы! Три долгих года он скитался ради исполнения своей мечты, и надо быть совсем дураком, чтобы при первой же возможности отказаться от шага в желаемую сторону.
Для него не было ничего более важного, чем признание и любовь отца.
И вот, мечта стала сбываться, он уже на пути в страну Огня в роли победителя, еще мгновение и он обретет счастье.
Так почему же именно теперь в душе образовалась жгучая пустота, почему зародилось странное чувство того, что все идет не так, как следовало бы? Почему в памяти всплывают разозленное лицо Катары, чьи голубые глаза метали молнии, не хуже самой Азулы, но били эти молнии в самую душу, искаженное болью лицо навсегда падающего Аватара и разочарованное лицо отвернувшего от него дяди? И почему именно они гораздо эмоциональнее ярче, чем торжествующая Азула, с которой он плывет, чтобы вновь обрести дом и честь? ***На легкий стук тонких длинных пальчиков никто не ответил, и Мэй приоткрыла дверь.-Зуко?Ответа не последовало.
Полутемная каюта была пуста, только пламя нескольких свеч стало колебаться, вступив в борьбу с ворвавшимся сквозняком, и создавало невнятные тени на стенах.
Казалось, что символ на флаге в полстены ожил и согревал это помещение, будто зная, что принц своей страны возвращается домой.
Девушка вошла в каюту.
Что делать - подождать здесь или подняться на палубу? Много лет знакомства, говорили о том, что Зуко лучше не трогать, когда он начинает себя терзать, а из-за его высокоморальных настроев делал он это часто.
Каждая несправедливость, которую он видел, вызывала в его душе невероятные по величине негодование и желание исправить этот мир.
Даже немного удивительно, как они не похожи друг на друга с Азулой, которая воспринимала мир таким, какой он есть, ловко пользуясь его недостатками и слабостями.
Раньше Мэй бы списала это на разное отношение матери к дочери и сыну, но не теперь.
Урса была на редкость доброй и мудрой женщиной и абсолютно одинаково любила и Зуко, и Азулу, но из-за мягкого характера своего так и не смогла сдержать и перевоспитать худшее в натуре дочери.
К тому же оно всегда неизменно подзадоривалось отцом.
Принц Огня был неисправимым идеалистом, а принцесса - идеальным политиком.
Мэй несколько раз прошлась по комнате, скрестив руки на груди.
Надо остановиться и успокоиться.
Что с ней такое происходит? С той минуты, когда Зуко зашел с Азулой на корабль, она не может унять бешеные пляски сердца.
Наверное, он единственный человек, который может заставить ее испытывать хоть какие-то чувства к этому безликому миру.
Жизнь без него была бы невыносимо скучной и ненужной.
Мэй села на кровать и нахмурилась.- Девочки, смотрите, кто с нами плывет в страну Огня! Аватар повержен, и изгнанный принц, вернув свою честь, возвращается домой.
В этот ясный день солнце в ярко-синем небе стояло высоко и щедро одаривало светом корабль детей своей стихии.
Зуко и Азула медленно и величественно поднимались на палубу спиной к нему; создавалось почти мистическое впечатление того, что светило создало ореол вокруг них, выделяя среди остальных.
Ждавшие их девушки, сперва, щурясь, увидели только вырисовавшиеся темные силуэты приближающихся людей.
Мэй и Тай Ли поклонились подошедшим к ним детям Хозяина Огня.- Зуко, я так рада! - Тай Ли легко подскочила и, прижавшись к нему, обняла за талию.
Юношу явно застали врасплох таким искренним выражением своих чувств, он неловко похлопал девушку по спине.- Привет, Тай Ли. - Как хорошо, что ты теперь будешь со своей семьей! Зуко, ты соскучился по Мэй? – курносенькая девочка наивно хлопала длинными ресницами и ждала слезливой сцены встречи влюбленных, которые были разлучены едва ли не трагическим событием – изгнанием наследного принца из страны, и как следствие - расставание на целых три года.
Так интригующе и волнующе! Но ни реакция Мэй, ни реакция Зуко не соответствовали радужным картинам, которые вырисовало ее воображение.
Все три девушки учились в элитной академии для девочек.
Единственной, кто так и не научилась тактичности, была именно малышка Тай Ли.
Многим показалось странным, когда Азула выбрала ее в свою свиту, но, что и следовало ожидать, - выбор был правильным.
Глупенькая малышка с мечтой о передвижном цирке и розовой ауре была одной из самых талантливых девочек и уступала в силе только самой Азуле.
Хотя безумная мысль хотя бы попытаться одолеть принцессу с ее характером и нравами никому бы и в голову не пришла, тем более что дочь Хозяина Огня была так же сильна, сколь и жестока.
И наказание за брошенный вызов во всю жизнь было бы невозможно забыть.
Зуко мельком взглянул на Мэй и перевел взгляд на сестру.
Та с ангельской улыбкой выжидающе смотрела на него.
Поняв, что сама она не уйдет, пока не попросить, Зуко решил, что проиграет ей этот скромный бой.- Может, вы оставите нас одних? – сквозь зубы прошипел он, злясь на сестру.
Глупо было полагать, что возраст изменил ее, и она бы перестала злить его при каждом удобном случае, что этому талантливому манипулятору людских душ всегда отлично удавалось. - Конечно, Зу-зу, я дам вам несколько минут на вашу сентиментальность, – весело пропела Азула, думая, что ее брат абсолютно не меняется и всегда будет уязвим. - Я буду в своей каюте, нам следует кое-что обсудить.
И не заставляй меня ждать.
Натренированная веселая наивность, которую Зуко часто приходилось видеть в детстве на лице сестры, сменилась ожесточенными идеальными чертами. - Идем, Тай Ли! – Азула лаконично выговорила приказ, и, развернувшись на каблуках, ушла.
Посмотрев некоторое время на удаляющиеся фигуры, Зуко вновь перевел взор на Мэй.
Она заглянула в его карие глаза, пытаясь понять, о чем именно говорит его взгляд, но ее мир вдруг стал тонуть, сердце забилось с опасной частотой, и все вокруг стало, словно, уходить в туман, и совсем пропало из поля зрения.
Столько времени прошло… А ничего не изменилось.
Нельзя сказать, что разлука была легкой, но она ее с достоинством пережила и не сильно убивалась без близкого человека.
Просто в какой-то миг скука абсолютно одолевала, совсем было нечем занять себя, пока Азула не вспомнила про свой элитный отряд.
И до этого момента она была готова к встрече с Зуко.
Как только впервые увидела приближающийся кортеж принцессы Огня, она знала – встреча с ее братом не заставит себя долго ждать.
Так что же теперь случилось? Почему сердце забилось так сильно, почему все тело сжалось, как бывало в предвкушении их первых свиданий, когда она увидела его, поднимающегося на палубу, раненого и уставшего.
Молчание затягивалось, Зуко все так же смотрел на нее.
Мэй отвернулась. - Ты плохо выглядишь. – сказала она, глядя куда-то в море. – Тебе бы привести себя в порядок и отдохнуть.
Не совсем такой ей представлялась встреча, или, вернее, совсем не такой.
Ей больше верилось, что она увидит его целого и невредимого где-то на просторах страны Огня, в частности – большом королевском саду, а не на палубе какого-то грязного корабля в полуобморочном состоянии.
Не думала она, что не сможет не выдержать напряжение, вновь возникшее между ними, и парализовавшее всю окружающую среду, заставив замереть каждый шорох для них.
Юноша молча смотрел на хрупкую фигуру отвернувшейся Мэй.
На то, что она бросится к нему в объятия, рассчитывать не приходилось, раньше его бывало раздражали ее безучастность и холод.
Но сейчас, что происходило с ним сейчас? За три года поиска Аватара, он о ней почти не думал, всецело отдавшись восстановлению свой репутации перед отцом.
Мэй всегда ассоциировалась со страной Огня.
Знакомая детства, подруга Азулы, девушка прошлого… Но сейчас он понимал, что ему ее не хватало, что он скучал по ней, и что она все равно всегда будет единственной, кому бы он мог полностью открыть свое сердце, пусть она и не всегда его понимает.
Это странное ощущение, оно приходит всегда неожиданно и пугает своей мощью.
Понять, что ты любишь, что ты сильно любишь! И тебе повезло найти ее, созданную для тебя вторую половинку.
Он уже забыл, какими бывают эти неожиданно нагрянувшие бури.
То, что он испытывает к этой девочке с фиалковыми глазами, никогда не сравнится с его отношением к другим девушкам.
Он подошел к ней и крепко прижал к себе.
События этого дня на мгновение перестали существовать.
Хотелось жить здесь и сейчас, и никогда не вспоминать того, что произошло сегодня, и думать, правильный ли выбор он сделал.
Мэй уткнулась носом в его плечо и крепко зажмурилась, чтобы никто не видел.
Проведя рукой по его спине, она крепко сжала плащ в кулачке, будто боясь, что Зуко опять исчезнет из ее жизни, и та снова станет серой и безынтересной.
На глаза стали наворачиваться слезы, и в горле образовался комок, мешающий ровному дыханию.
Только рядом с ним она чувствовала и любила этот мир со всем многообразием красок, звуков, запахов и вкусов.
Три года пролетели быстрее, чем эта минута слабости.
Зуко поцеловал ее в макушку и провел щекой по черным мягким волосам, вдыхая их забытый терпкий аромат.
Как же ему все это время не хватало ее.- Я скучал… Мэй.
Его слова и дыхание словно обожгли метательницу ножей.
Твое имя, сказанное любимыми устами, всегда звучит иначе.
Красивее, желаннее, приятнее…нет, она не смогла подобрать правильное слово.
Да и о каких тут словах, когда даже мысли путаются в бессвязные клубки и тонут в переизбытке чувств.- Тебя ждет Азула. – отстранилась девушка. – Наши несколько минут прошли.
Зуко послушно опустил подругу, взяв ее руку в свою, и взглянул на девушку.
Нежность его взгляда быстро превратилась в некую отстраненную злость.
Мэй был знаком этот взгляд.
Такой же, как у его сестры, когда она начинает злиться.
Только Азула не позволяла себе заходить дальше секундного изменения в лице, мрачного со стеклянными холодными нотками, Зуко же обычно вспыхивал и крушил все на своем пути, целиком отдавшись во власть эмоциям.
Смотрел он уже не на нее, но сквозь.
Там дальше он стремился к чему-то другому, не к ней.
Но для первого раза она и так много получила.
Он ее любит, и любил все это время, сие уже было очень важным для нее.
Чтобы бы сейчас не тревожило ее принца, он непременно вернется к ней и поделится своими сокровенными переживаниями.- Да, Азула ждет.
Он провел рукой по ее ладони.
Когда кончики пальчиков выскользнули, юноша развернулся и пошел прочь.
К нему подошел какой-то стражник, что-то быстро проговорил и, получив кивок в ответ, повел Зуко к каюте принцессы.
Мэй сидела на кровати этого прекрасного и единственного для нее юноши.
О чем он разговаривал с Азулой, она не знала, да и знать не хотела.
То, что ей было необходимо – она уже слышала и видела.
Поверить в то, что он раскаивается в содеянном, было сложно.
Ведь Зуко три года не был дома и метался по морям и царству Земли, ослепленный желанием вернуться к отцу и восстановиться в качестве образцового принца и… любимого сына.
И у него это получилось.
После встречи на палубе она ушла к себе и до вечера не выходила.
Надо было как-то остановить это безумное сердцебиение, так несвойственное ей.
Она была готова к любой ситуации.
К тому, что он бросится к ней, к тому, что он и смотреть не будет, к тому, что она его вообще не увидит или увидит с другой - к любой возможной, даже самой безумной.
Но собственная реакция на его столь близкое присутствие была неожиданной и… приятной.
Всем она была известна, как мрачная и ко всему равнодушная, кроме своих сюрикенов, что, в общем-то, было не далеко от истины.
Она не была всем всегда довольной и беспричинно счастливой, как Тай Ли.
Мир населен бестолковыми мелочными людьми и болью, и в этом ее было не переубедить даже четкими доводами взглядов сквозь розовые очки.
Ей не нравилось общество, в нем она видела в своем большинстве ограниченную толпу помешанных на социальном положении, деньгах или других людях, и ничего уникального в нем не было.
У нее не было цели всей ее жизни, или хотя бы временной, как у Азулы, к которой та шла семимильными шагами, безжалостно устраняя все препятствия на своем пути.
Но у нее всегда был Зуко, и, как теперь выяснилось, есть до сих пор.
От осознания этого захотелось зажмуриться, но она давно научилась скрывать те немногие чувства, которые изредка ее посещали.
Чувство к Зуко было самым необъяснимым, словно мощный взрыв в ее текущей по следам времени жизни.
И это чувство было сильнее, чем она;

Мэй зажмурилась и закусила нижнюю губу.
Надо идти к нему и сказать, что она тоже скучала, и не знала как сильно, что он ей дорог, и она не хочет, чтобы он страдал из-за чего-то, что со временем потеряет всякое значение.
Самое главное, что они снова вместе, и мир может быть счастливым.
Девушке казалась, что он чувствует тоже самое, и теперь когда они опять вместе, он сможет на время оставить свое глубокие размышления о смысле жизни, судьбе и его великой цели, на этой земле, которые все равно обязательно для него прояснятся, и посвятить это бесценное время ей.***Зуко глубоко вдохнул морской свежий воздух и шумно выдохнул.
Холодный ветер немного остудил его пыл, и он был на грани спокойствия, но достаточно было всего одного шороха, одного чужого присутствия в его вселенной, и от хрупкой гармонии не останется и следа.
Ему хотелось найти причину наступившей смуты.
Но сердце гордо молчало и не желало объяснять причину терзающих противоречий; здравый смысл отправлял к сердцу.
Он воплотил желаемое в реальность и плывет на горячо любимую Родину к семье с Мэй, но это не принесло ему должной радости.
Теперь казалось, что мир, в котором он живет, наполнился новыми иллюзиями.
Ведь дядя научил его новой жизни, подарил другие мировоззрения и помог понять что то, за чем он гонится - ложное.
Но почему в решающую минуту все забытое мгновенно взбунтовалось в душе, и жизнь в Ба Синг Се показалась только долгим сном его настоящего.
Он был уверен, что поступил правильно, поэтому судьба и послала ему встречу с Азулой и Аватаром после продолжительного затишья.
Вот был его шанс, он им воспользовался и выиграл.
Но почему-то сейчас какой-то голос настойчиво ему шептал, что его выигрыш – самое главное поражение.
Но на каком основании? Почему он должен отказываться от того, к чему готовил себя с самого рождения? Все так сложно.
Кто же он на самом деле? Ему так не хватало совета дяди в эту минуту.
Почему он отказался от него именно сейчас, когда они бы могли вновь прибыть в страну героями, но был с ним тогда, когда племянника изгнали? Однажды он уже выкинул синюю маску, что, если он избавился не от всех своих масок? Что если правильный принц Огня – это не Зуко, который живет только ненавистью к Аватару и безграничной любовью к своей стране, а Зуко, который отказался от бушующих страстей в своей душе и научившийся смирению рядом с дядей? Но в решающую минуту не прошел испытания и наступил на старые грабли предрассудков?***Девушка поднялась на палубу, по которой гулял сильный ветер.
Плотнее запахнув плащ, закрепив его брошью с изображение символа страны Огня, Мэй стала всматриваться в темноту.
В нескольких шагах от нее на фоне темного звездного неба вырисовывался едва заметный силуэт под падающими лучами ночного светила.
Ветер трепал его волосы и плащ, появилось почти инстинктивное желание подойди, обнять и увести в теплую каюту, чтобы объяснить, что нет в мире ничего более важного, чем они.
А все его сомнения не более чем глупость, сказавшееся нервное напряжение от того, что ему пришлось пережить.
Но Мэй этого не сказала, потому что знала, что только разозлит его еще больше, заставив вспыхнуть как спичку, тогда и потеряет его.
Она чувствовала, что он любит ее и только ее, и никого никогда так не полюбит… Но пока ее принц не разберется в себе и своих истинных целях, он не сможет быть всегда душой и телом с ней.-Ты не замерз? – нежно спросила она.
Зуко не повернулся, но и не разозлился, что она ворвалась в его реальность.
Может она сможет его понять и что-то посоветовать.
Может ей удастся убедить его в том, что его настоящее счастье в стране Огня.-У меня столько мыслей.
Уже так долго я не был дома.
Интересно, что изменилось? Интересно, изменился ли я?Мэй устало вздохнула, посмотрела на едва различимую вдали линию горизонта, и скучающим тоном произнесла.-Я просто спросила, не замерз ли ты, а ты рассказал мне всю жизнь.
Юноша нахмурился и отвернулся: зря он надеялся, что Мэй его поймет.
Слишком долгой была их разлука, за это время что-то в его душе изменилось, а она об этом даже не подозревает.
Хотя он сам не догадывается, какого рода эти перемены.
Она дитя страны Огня, и ей не понять те едва зарождающиеся сомнения, которые он испытывает по отношению к внешней политики и правильности развязанной войны.
Когда-то он мечтал сделать свою Родину великой, чтобы жители ее гордились тем, что родились здесь, а маги по всему миру произносили с трепетом на устах ее название.
И что как не подчинение могло помочь им? Но три года путешествий с дядей его чему-то научили.
Не видел он больше смысла в убийствах и разбоях, страна Огня покрывала себя позором и о ней говорили с ненавистью.
Вместо процветания другим, они принесли разрушения и смерть.
Но быть может, следует разрушить, дабы возвести новый мир на руиннах старого…и тогда философия дяди была неверна и ничему его не научила?Девушка поняла, на что он рассердился, и следовало бы что-нибудь сказать, например, что это все вскоре пройдет, стоит ему только окунуться в старый мир.
Но ему надо было разобраться во всем самому, раз уж он решил, что что-то не так, привыкнуть.
На вопросы, которые возникают в его жизни, ответы может дать только он сам.
Никто не сможет его переубедить в правильности его выбора, даже она, та, кому он всегда полностью и безоговорочно доверял все свои переживания.
Пока Зуко не найдет свою подлинную судьбу, он не обретет покоя, а она его.
Девушка подошла к нему и обняла за шею, легко коснувшись его мягких губ своими.
Он ответил на поцелуй, и Мэй показалось, что вот он опять с ней и нет ничего, что могло бы их разлучить.
Нет ненайденных ответов в его мятежной душе, которые не дают ему покоя.
Она отстранилась и улыбнулась, глядя прямо в глаза.
Ей только показалось.
Но скоро он будет дома, Озай его простит, и в его жизни вновь воцарятся гармония и покой, как раньше - как в их детстве, когда Зуко думал о том, что обязательно сделает все для процветания страны Огня, видя свою главную поддержку в ней, а она думала о нем.- Тебе не о чем беспокоиться.
Начало формы
Конец формы