• Название:

    Искупительная жертва

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Искупительная жертва
Полночь.
Вороновым крылом дворец накрыла тьма.
И лишь лунный свет осторожно полз по окну.
Тишина.
Пустые коридоры и полное царствование теней.
К двери, по ту сторону которой мирно потрескивал огонь, тихо подкрался одинокий силуэт.
Перед входом в царские покои фигура в тёмном плаще остановилась.
В руках, обжигая, плакала свеча.
А вместе с ней тихо роняла слёзы и сама Урса.
Она нерешительно приблизила руку к двери и аккуратно её приоткрыла.
Яркий свет мгновенно разлился по доселе тёмному коридору.
На встревоженном лице женщины вспыхнули отражённые языки пламени.
В руках она держала серебрянный поднос, справа от подсвечника на нём располагались две тарелки со специально приготовленной рыбой и две чашки чая.
Урса медленно и грациозно подошла к дремавшему Азулону и, отложив в сторону поднос, вежливо дёрнула его за плечо, прошептав:

- Простите за столь поздний визит, Ваше Величество, но у меня к Вам есть разговор.
Азулон тут же открыл глаза, прищурился, несколько раз моргнул, а затем изумлённо взглянул на свою невестку. - И ради этого Вы среди ночи ворвались ко мне в комнату - чтобы поговорить?! - последовал гневный вопрос. - Боюсь, Вы не поняли, - помотала головой Урса. - Я пришла сюда потому, что Озай сошел с ума! Он хочет убить нашего с ним сына! Моего Зуко! - Это моё ему наказание за то, что он предал своего брата.
В то время как Айро подавлен смертью своего единственного сына и наследника, твой муж решил воспользоваться этим и заполучить братов трон.
Такой наглости я никогда ему не прощу! - И Вы решили, что будет справедливо, если Озай тоже утратит своего первенца? - Должен же я его проучить.
К тому же предательство смывается только кровью. - Но ведь Зуко - ваш единственный внук! Неужели он виноват в том, что родился первым? - Нет, ему просто не повезло с отцом.
Урса огорчилась и заметно побледнела.
Несколько минут она молчала, лишь время от времени посёрбивая чай.
Азулон же, пока его собеседница безмолствовала, решил отведать аппетитно приправленной рыбы. - Стойте! - выронив с рук чашку, крикнула Урса. - Что? - в недоумении спросил Азулон.
Женщина замялась, но сообщить собеседнику, что в одном из блюд меж пряностей зловеще алел измельчённый лепесток олеандра, верный яд, не отважилась.
Поздно отступать, - сказала она самой себе. - А, ничего.
Показалось... Я, пожалуй, разделю с Вами трапезу.
Судя по Вашему довольному лицу, блюдо удалось. - Да, рыба действительно хороша.
С роду такой не ел! Да я бы сына родного продал за одну такую порцию! - Младшего! - в один голос сказали королевские особи и рассмеялись.
- А знаете, Урса, - очарованно произнёс Азулон, - Вы так обворожительны и таинственны, а Ваш лёгкий изысканный аромат так пьянит... Честно, никогда бы не подумал, что однажды буду ужинать в такое время и со мной рядом будет такая прекрасная дама, как Вы.
Урса смутилась и кротко опустила глаза. - Простите, уже поздно, мне пора... Еще раз простите.
С этими словами женщина покрыла голову капюшоном, подхватила стоящий на подносе подсвечник и выбежала из царских покоев.
Странная, - подумал Азулон. - Действительно не женщина, а загадка.
Попробуй пойми...
Урса тихо брела во мраке коридоров.
В руках робел маленький огонёк.
Страх и тревога охватили материнское сердце.
Годами простеленные дороги привели женщину в комнату Зуко.
Урса, едва сдерживая слёзы, обняла его и ласково прошептала на прощанье:

Зуко, радость моя, пожалуйста, послушай меня.
Всё, что я делала, я делала для того, чтобы защитить тебя.
Помни об этом.
И неважно, как повернётся этот мир, никогда не забывай, кто ты есть.
Свеча, которую женщина всё это время пронесла у сердца, содрогнула и погасла.
Час искупления пробил, - с ужасом констатировала она, находясь уже далеко за пределами дворца. - Пускай же духи примут мою жертву.
И вместе с дымом, также бесследно и безвозвратно, Урса растворилась в холодной ночи.