• Название:

    Грехи Отцов

  • Размер: 0.09 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Грехи Отцов
"Не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящих Меня". — Исход 20:

5
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Полковник - Принц Азулон глядел на тлеющие руины Южного Храма Воздуха.
Он смотрел на своего отца, а его отец смотрел на него, и они оба знали, что в их головах мелькает одна и та же мысль:

Что мы СДЕЛАЛИ? Теоретически, все казалось таким… таким логичным.
Аватар должен был быть магом воздуха в следующей жизни, так что, чтобы разорвать его жизненный цикл и изгнать его из этого мира, маги воздуха должны были быть уничтожены.
Забавно, никто не обратил внимания в то время на то, что это значило на самом деле: беспорядочную, безжалостную бойню гражданских и детей.
К ним подошла солдат. - Выжившие подтверждают, что Аватар был здесь, - сказала она. - Есть выжившие? – спросил Созин с абсурдной надеждой. - … Были выжившие, - сказала солдат. - О. Ясно, - сказал Созин.
В конце концов, он приказал очистить это место. – Так мы убили его? - … Вообще-то, согласно выжившим, он убежал около года назад.
Колени Лорда Огня чуть не подкосились, но он продолжал стоять.
Это было рискованно – убивать Року так много лет задолго до возвращения Кометы Тару, но Созин знал, что лучшей возможности покончить с Року, чем с вулканом, не представится, а шансов, что это сработает, было очень мало.
В конце концов, в промежутке между смертью и перерождением могло быть около двадцати лет. - Нет.
Нет.
Это…, - он указал на уничтоженное место, - … это все не могло быть зря! Я не позволю, чтоб это все оказалось напрасным! Я найду Аватара, даже если мне придется искать всю мою жизнь! Азулон кивнул.
Он знал, как и знал его отец, что они были не на шутку прокляты.
Но чтоб сделать все это и пасть на вершине... так все было б намного, невыразимо ужаснее. - Может, он умер и возродился в виде мага воды, - отметил Азулон. - Тогда нам придется начать рейд на Водные Племена, - сказал Созин. – Мы должны найти магов воды и…. - Убить их всех? – спросил Азулон с неким едва различимым, сухим ужасом. - Нет! Только не снова! – Созин, казалось бы, чуть не впал в панику от такого предложения.
Он покачал головой, успокоившись. – Никогда, не важно, какими будут последствия.
Нет, мы их захватим.
Будем держать их отдельно, так чтоб они не смогли… ну, создать еще магов воды. - Ты понимаешь, что это значит, верно, Отец? – спросил Азулон.
Созин кивнул. - Мы теперь в войне со всем миром, - он вновь посмотрел на руины. – Ну, по крайней мере с тем, что от него осталось.
А что если все провалится? Что если, несмотря на твои усердия, Аватар сможет возродиться в виде мага воды? Что будет тогда? Начнем охотиться на магов земли? Созин лишь хотел принести мир на этот свет – вечный мир, единение и процветание.
А теперь он никогда не найдет покоя. - Комета почти исчезла, - сказала солдат. – Нам лучше сойти с горы, пока мы все еще в силах.
В конце концов, не все могли использовать магию огня, чтоб носиться по воздуху вокруг.
Созин кивнул.
Так мы даже не сможем захоронить наших погибших.
Ну, раз это место – все равно кладбище, оно будет могилой и для них. - Пошли, - он спрыгнул в бездну, используя магию огня, чтоб замедлить падение.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:
- Сэр, больше нигде нет никаких следов Аватара. - Тогда продолжайте искать! – крикнул Созин, вконец теряя терпение.
Над его головой парил дракон.
Такое красивое, величественное создание… он напомнил ему о Фенге.
Не осознавая, что делал, Созин выстрелил в него огнем.
Дракон не был готов к нападению от врага размером с человека, тем более лишь одного, так что он просто смотрел, не пытаясь защититься.
Созин метнул в него огненный шар, и дракон уклонился, дыхнув на него пламенем.
Созин проложил себе путь сквозь огненное дыхание и приземлился на огромном носу животного.
Он применил магию огня прямо ему в глаза, и огромный зверь вскричал от ярости и боли, неистово тряся голову, чтоб сбить Созина.
Но Созин повис на его усах и держался на них изо всех сил.
Затем он их отпустил, и был сброшен на голову дракона.
Он приземлился на спину и взбежал по хребту дракона меж больших хлопающих крыльев, чтоб метнуть огонь ему в череп.
Чешуя дракона защитила его от огня Созина… на какое-то время.
Затем он упал в океан, мертвый, и Созин пролетел обратно на корабль.
Это был момент ярости, сделавший козлом отпущения создание, напомнившее Созину о друге, которого он предал.
Он не знал, что таким образом положил начало тенденции.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:
Созин умирал.
Он знал, что умирает, будучи в жаре и бреду.
Вот почему он не удивился, когда увидел Року. - Почему? – спросил Созин. – Мы могли бы принести вечный мир на этот свет.
Почему ты не помог мне? - Ты не первый правитель, подумавший, что он или она смог бы объединить мир посредством насилия, - сказала тень Року. – В Народе Огня много великого, ты был прав.
Но простой факт заключается в том, что нельзя заставить людей любить тебя, также как нельзя найти покоя на остром конце своего меча.
Даже если ты хочешь людям добра, если ты применишь к ним силу, они тебя возненавидят.
При создавшемся положении мир видит в тебе еще одного Чина Завоевателя. - Не сравнивай меня с этим монстром! – возразил Созин. - Он…! Ох.
Року слегка усмехнулся с некой иронией, но без настоящей забавы. - Ты собирался сказать, что он казнил людей, происходящих из Воздушных Кочевников? Хмм, убийства Воздушных Кочевников совсем ни о ком мне не напоминают из моих знакомых.
Созин начал плакать. - Да, собирался. - Расскажи мне, Созин…
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:
Генерал - Принц Азулон проводил много времени на передовой.
По сути, он недавно пропустил рождение своего первого сына, Айро.
Ему пришлось, потому что его отец так беспокоился поимкой Аватара.
Зато он был у смертного ложа своего отца.
Он плакал, когда Азулон вошел в дверь. - Нет, Року, - говорил Лорд Огня с безнадежной слабостью. – Нет, оно точно того не стоило.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:
- Папа! – закричал Айро, прыгая на руки своему отцу. - Привет, малыш, - сказал Лорд Огня Азулон, подкидывая четырехлетнего ребенка в воздух и ловя его. – Где твоя мама? - В палатке с повивальными бабками, - сказал Айро. - Я лучше пойду повидаю ее, - сказал Азулон.
Он вошел в палатку и поцеловал свою жену. - Привет, красавица. - Я чувствую себя не особо красивой, - сказала Принцесса Айла.
В самом деле, она была беременна на последних месяцах и покрыта потом и другими менее привлекательными веществами. - Вовсе нет, ты всегда для меня красавица. - Ты разве не должен быть на линии фронта? - Я пропустил рождение своего первого сына; я не пропущу рождение второго, - сказал Азулон.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Маленький Айро ходил вокруг палатки несколько часов.
Затем вышел его папа. - Это мальчик или девочка? – Айро надеялся, что это будет девочка.
Затем он заметил выражение лица Азулона; что-то было не так – совсем не так. - Айро, твоя сестра оказалась мертворожденной, - сказал Азулон. - Что это значит? – спросил Айро. - Она мертва.
Она умерла в чреве, - сказал Азулон.
Казалось абсурдным (или казалось бы, если б Айро знал такое слово), что он хотел оплакать кого-то, кого никогда не встречал, кого-то, кто никогда не дышал и никогда не был жив, но он хотел.
И он заплакал.
И его отец обнял его.
Азулон обнимал своего сына и созерцал холодную ноющую темноту внутри себя.
Он тоже хотел плакать, и все же, его мысли вернулись к Южному Храму Воздуха, забитым мужчинам, женщинам и детям.
Он отчетливо чувствовал, что у него не было более права плакать.
На надгробной плите девочка была названа Созсой.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

- Черт, почему мы не можем просто истребить Племя Воды, как Воздушных Кочевников? – спросил рядовой.
Айро нечаянно услышал это неудачное замечание и вздохнул. - Рядовой, на пару слов? - Да, к-конечно, Принц Айро. - Мы при службе, так что называйте меня Майор Айро, - сказал Айро, пока они шли. – Хотите немного чая? - Нет, спасибо, Майор Айро, сэр.
Айро сел, жестом приглашая усесться рядового, и рассматривал его, наливая себе чай.
Он был скорее молод.
Вот до чего мы дошли? Посылаем детей на войну? Почему-то он не подумал о том, что его дед предвидел это более половины века назад.
Айро помнил, когда он был горячим юнцом (Ты не совсем старик и сейчас, тебе двадцать, - мысленно пошутил он), он задал своему отцу тот же вопрос.
И помнил, как ответил Азулон. - Так тебе хотелось бы истребить Племена Воды. - Да, сэр, - сказал рядовой, каким-то образом говоря одновременно и с вызовом, и с безразличием. - Тебе хотелось бы быть частью отряда, занимающегося истреблением? - Это была бы для меня честь, сэр. - Понимаю, - Айро бесстрастно отпил немного чая.
Дальше шла самая важная часть.
Жаль, он не пьет чай; мне бы хотелось увидеть, как он будет плеваться.
Айро продолжил, так беспечно, словно они говорили о погоде, - Вы когда-нибудь вертели младенца на острие своего меча? Глаза рядового расширились. - Сэр? - Это - простой вопрос, рядовой.
Вы вертели беспомощного, хныкающего младенца на острие своего меча? - Э, нет, сэр. - А как вы представляете, чем вы занимались бы, если б были частью отряда, истребляющего Племена Воды? – спросил Айро чуть менее невозмутимо. - Дрался бы с магами воды! - Маги воды рождены такими же, как и все остальные, - заметил Айро, проявляя все меньше равнодушия. – Поселенцы не состоят целиком из воинов.
Есть фермеры, охотники, ремесленники, мужчины и женщины всех форм и описаний.
И у этих людей есть дети.
Когда вы убьете воинов, вам придется убить этих людей, а потом придется убить детей.
Затем, вам придется убить младенцев.
Вот что такое истреблять народ; это значит убивать младенцев.
Тысячи, тысячи младенцев.
Лорд Огня знает это, потому что он истребил Магов Воздуха со своим отцом, он убедился на своей шкуре. - Я … понимаю, сэр, - сказал подавленный рядовой.
Айро кивнул. - Я верю.
Вы можете идти.
Посланник чуть не столкнулся с рядовым, когда он уходил. - Майор Айро, Лорду Огня нужно увидеться с вами. - Я иду, - Айро поднялся на ноги, забыв о своем чае, и без промедления подошел к палатке своего отца.
Он вошел внутрь. – Сэр? – он увидел выражение лица своего отца… выражение, которое он уже видел однажды. – Отец? – поправился он, так как, казалось, дело было семейное. - Я пропустил твое рождение, Айро, я когда-нибудь говорил тебе об этом? Вот почему я так настойчиво пытался увидеть рождение Созсы… однако, все прошло не слишком гладко, - Айро позволил своему отцу замешкаться; рано или поздно он поймет, о чем идет речь. – Это на меня повлияло; я не хотел рисковать и снова почувствовать такую боль.
Но с течением времени все более людей говорили мне, что мне нужно больше наследников, в случае, если что-то произойдет с тобой.
Так что, недавно, твоя мать и я пытались снова… - Это произошло вновь, верно? – мягко спросил Айро.
Азулон покачал головой. - Я подумал, может быть, если меня не будет там, как меня не было, когда родился ты, все пройдет хорошо.
Я знаю, это до глупости суеверно, но я это чувствовал.
Или, может быть, я заверил себя в том, что чувствовал; может быть, я боялся, что если это случится вновь, на меня это подействует больше, если я буду там.
Твой брат жив, но твоя мать умерла, принося его в наш мир, - в первый раз за десятилетия и в последний раз за всю жизнь Азулон плакал. – Она умерла, а меня не было рядом, - они плакали оба, обнимаясь. – Она была мертва, а меня не было рядом, и ребенку нужно было имя, так что повитуха назвала его Озаем, - он испустил смешок без какого-либо веселья. – Мы не назвали нашего второго сына.
Как тебе это? После этого Азулон больше не был прежним.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

- Озай, прекрати дергать Лю Тена! – рявкнул Айро.
Десятилетний мальчик отпустил косичку пятилетнего. - Ты меня не заставишь! Ты мне не отец! А он мне не брат! Ты мой брат! – закричал он и убежал.
Айро удостоверился, что его сын в порядке, затем побежал вслед за своим братом.
Озай сидел под деревом и плакал. - Я так понимаю, ты скучаешь по папе.
Азулон обещал, что вернется с фронта на этой неделе, но что-то случилось, и теперь Озаю приходилось ждать еще месяц, чтоб увидеться с ним. - Он был таким же, когда ты был ребенком? – спросил Озай.
Ну, он не был так уж плох; он был другим человеком до тех пор, как умерла Мама, и, я думаю, может быть факт того, что его не было рядом при твоем рождении и того, что он не назвал тебя, означает, что он не так сильно привязан к тебе, как ко мне.[/i] Айро решил опустить эту часть. - Мы ведем войну со всем миром уже семьдесят лет, Озай, и это означает постоянную бдительность.
Это не значит, что папа не любит тебя, ладно? Он просто… очень занят.
Хочешь немного чаю? – слабо закончил он.
Ух ты, я ужасен; когда-нибудь мне придется научиться давать мудрые советы членам моей семьи в подобные минуты. - Нет.
Я ненавижу чай, - угрюмо сказал Озай.
Он чувствовал, что Айро либо лгал, либо скрывал что-то.
Он также чувствовал, как отстраненно вел себя папа во время своего визита.
Папа не любит меня! Но любит тебя! Если б можно было назвать момент, когда вечное возмущение Озая своим старшим братом сравнялось с такой же могущественной, настоящей ненавистью, наверное, это был тот самый момент.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Урса стояла рядом со столиком и пила на вечеринке. - Здравствуйте, - сказал невообразимо привлекательный молодой человек, поклонившись. – Вы выглядите блистательно, и я хотел спросить, могу ли пригласить вас на танец? - Вы почему-то кажетесь мне знакомым, - сказала Урса. - Вы меня не узнаете? – приподнял бровь юноша. – Вообще, я устал от того, что люди преклоняются к моим ногам, так что, почему бы нам не станцевать, пока вы пытаетесь выяснить? – он ухмыльнулся. – Не волнуйтесь, если вы застынете от шока, когда узнаете, я попытаюсь вас встряхнуть; в конце концов, я же не со статуей хочу танцевать.
Она засмеялась. - Хорошо, - она взяла его руку, и они прошли на танцевальную площадку. – Вы будете вести или я? - Как предпочитает леди, - по-рыцарски сказал он.
И она повела. – Так, вы уже догадались? – спросил он к концу песни. - Можно намек? - Я почти в двух шагах от того, чтоб стать Лордом Огня, - сказал он.
Урса действительно замерла, глядя на него. - Принц Лю Тен? - Бинго, - сказал он, встряхнув ее, выводя из ступора, как и обещал.
Урса омертвела. - Я встретилась с наследным принцем и не узнала его; я никогда, никогда не смогу этого загладить. - Вообще-то, мой отец – наследный принц.
Я просто… наследник наследного принца.
Просто обычный принц, наверное, - сказал Лю Тен. - Просто обычный принц, да? – сухо сказала Урса. – То же самое, что сказать просто обычный дракон.
Лю Тен засмеялся. - Животное, или маг огня, который смог убить это животное? - Или то, или другое, - сказала Урса. – Хотя, в последнее время последнее становится более распространенным, чем предыдущее.
Лю Тен нахмурился. - Да, я действительно беспокоюсь за род драконов, - он отмахнулся. – Тем не менее, тема немного строговата для вечеринки.
Так, теперь, когда вы узнали, кто я, может, вы назовете свое имя? - Урса.
Моя мать – Графиня Тора.
Мой отец – сын Аватара Року, - теперь была ее очередь усмехнуться его потере дыхания. - Кажется, ваше наследие – по-своему такое же впечатляющее, как и мое.
Урса; красивое имя для красивой женщины.
Может, потанцуем еще раз? - Это не совсем честно, племянник; у меня еще не было возможности потанцевать с леди.
Дядя Лю Тена не намного старше его самого, - быстро отметила Урса. - Мои приветствия, Принц Озай. - Польщен… Урса, верно? Простите; я не мог не услышать ваш разговор, когда проходил мимо, - сказал Озай. - В таком-то шуме? У вас впечатляющий слух, Дядя, - сказал Лю Тен. - Что ж, спасибо, племянник, - сказал Озай.
Они усердно старались оставаться искренне непочтительными друг с другом; у Урсы сложилось отчетливое впечатление того, что они не особо друг друга жаловали. - Леди Урса, следующая песня начнется скоро; потанцуем? - Потанцуем, - сказала Урса.
Лю Тен раскланялся.
Он ухмыльнулся своему дяде (лишь с мягчайшим намеком на холодность, выдавшую, что его ухмылка была вовсе не искренней), сказав:

- Только помните, что я увидел ее первым, дядя.
Конечно, это была шутка, но вместе с тем она ею не была. - Так, вы и Принц Лю Тен всегда друг к другу обращаетесь на дядя и племянник? – спросила Урса. - Он просто пытается убедить вас, что я некий старомодный чудаковатый тип, в то время как я пытаюсь открыть вам глаза на очевидный факт того, что он явно слишком молод для того, чтоб пить это огненное вино, - виновато ухмыльнулся Озай.
Урса рассмеялась. - Все же, он тот еще ловелас, мой племянник. - О, да? Озай пожал плечами. - По крайней мере, так говорят все женщины. - Что, правда? – голос Урсы в этот раз прозвучал в некоторой степени холоднее.
Озай мысленно ухмыльнулся, не давая этому отразиться на лице.
Я выигрываю, Лю Тен.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Урса чуть не сбила с ног Лю Тена на балконе, когда она вырвалась туда, полуослепленная от ярости. - О, привет, Лю Тен.
Лю Тен вежливо раскланялся. - Приветствую, Тетя Урса. - Не надо этой чепухи, - отрывисто сказала она.
Затем мягче, - просто… не сейчас.
Она стояла на краю, повернув к нему спину, глядя на звезды.
Лю Тен к ней присоединился. - Что такое? – обеспокоенно спросил он. - О, ничего особенного; я просто уверена, что вышла замуж за монстра, вот и все, - сказала Урса. - Мой дядя и я никогда не ладили, но вы ведь преувеличиваете? - Ты знаешь, что Азула только что мне сказала? Папа говорит, ты любишь Зуко больше, чем меня.
Лю Тен покачнулся, будто от физического удара. - О. Затем:

- Это ведь не правда, верно? - Конечно нет! И даже если б была правда, какой отец скажет такое собственной дочери? – Урса покачала головой, стряхивая слезы. – Так много раз за последние годы я жалела, что не вышла за тебя вместо него, но никогда не так сильно. – Лю Тен был ошеломлен до потери речи таким признанием. – Я не должна была этого говорить; просто… само вырвалось. - Ты все еще можешь, - сказал Лю Тен. - Не говори чепухи. - Нет, можешь.
Разведись с Озаем и забери детей с собой.
Я официально усыновлю их; черт, это расшатает их права на унаследование престола. - Но что если я не получу опекунства? – спросила Урса. – Я не могу оставить их с Озаем. - Ты сможешь.
То есть, получить опекунство. - Ты не можешь быть уверен.
Лю Тен раскрыл рот, чтобы ответить, но осознал, что действительно не мог быть уверен в этом.
Он подумал на секунду о сговоре с судом, но Озай сам был мастерским манипулятором и обнаружил бы и предотвратил бы любую попытку Лю Тена.
Даже если б Урса решилась на суд, а Лю Тен решил бы довериться… скажем так, независимой… судебной системе, это не гарантировало бы, что Озай решил бы сделать так же – особенно учитывая, что Озай явно был еще хуже, чем Лю Тен предполагал. - Так что ты будешь делать? - Сделаю все, что смогу, чтоб защитить своих детей.
Что еще я смогу сделать? Лю Тен надкусил губу. - Наверное, ничего.
Но Урса? Я люблю тебя.
Она ничего не сказала в ответ; вместо этого, она поцеловала его. :

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Принц Озай наблюдал за реакцией своей семьи на смерть его племянника.
Урса, конечно, плакала, не так ли? Он задумался… затем выбросил эту мысль из головы.
Он посмотрел на своих детей, Азулу и Зуко.
Зуко.
Ему не нравился Зуко.
Зуко напоминал ему об Айро, хотя он не мог понять точной причины, кроме того факта, что они оба были перворожденными.
Более того, было ясно, что у Азулы был талант в их семье. (Он уже знал, что когда – не если, а когда – он станет Лордом Огня, он перескочит через Зуко и сделает Азулу наследницей своего трона).
Удачно.
Когда Зуко родился, Озай хотел назвать его Азул, но передумал.
Это было… не совсем правильно.
Так что он спросил Урсу, как, по ее мнению, им следует назвать его, и она сказала Зуко.
Зу-Ко; умно, хотя, может, немного женственно.
Затем пришла его дочь, и он знал, что ее нужно назвать Азула.
Озай не просто назвал ее в честь своего отца, он пошел по его стопам, следуя традиции присуждения имен; второй рожденный ребенок, первая дочь, названная в честь деда.
Он надеялся, что это было заметно. - Мой Принц, - сказал посланник. - Да? – спросил Озай. - Принц Лю Тен приказал, что, если он умрет в бою, это следует доставить вам.
Озай посмотрел на дату на письме; ему было несколько месяцев.
Он сломал печать и прочитал:

Дядя Озай:
Если вы это читаете, значит, я умер.
Мы с Вами никогда не ладили; давайте не будем этого отрицать.
Все же, я не могу поверить, что внутри вас нет ничего хорошего , так что, надеюсь, это письмо вас пробудит, и надеюсь, что не совершаю ужасной ошибки, просто занося кисть над этой бумагой.
Все же я считаю, что должен попробовать, и если эта информация навредит Урсе или детям… что ж, да смилостивятся духи над моей душой.
И я каким-то образом лично увижу со дна могилы, что они не смилостивятся над твоей, так что берегись пред тем, как использовать это письмо во зло.
Всё же Аватар где-то здесь, и он явно имеет счеты с нашей семьей, насколько я представляю.
Факт заключается в том, мой дядя, что ваша жена считает вас монстром.
Неоднократно за последние два года она плакалась мне в плечо (иногда, в переносном смысле; иногда в буквальном), жалуясь на многочисленные манипуляции и другие искусные мысленные совращения, которые Вы обращаете против своих детей.
Я говорю Вам, что этому должен прийти конец.
Это ваши дети! Разве я должен объяснять, почему это неправильно? Я не думаю, что могу; это все равно, что объяснять, почему небо голубое.
Урса когда-то считала, что вы были хорошим человеком; будьте хорошим человеком для женщины, которую мы любим, и ее детей.
Лю Тен Озай умудрился не уничтожить письмо, сжечь посланника, который его принес, и затем пустить огонь и молнию в Урсу, не думая, заденет ли он или нет своих собственных детей. (Если, конечно, они мои дети; это объяснило бы, почему Зуко такой… Зуко).
На самом деле, единственным, что он сделал, было кивнуть и поворчать, сложив письмо и спрятав его у себя в платье, отсылая гонца.
Так Урса и Лю Тен все эти годы прятались за его спиной.
И этот идиот сам сказал ему об этом.
Или, может быть, он не идиот; может, так он хвастается, может, это последнее оскорбление в сторону нелюбимого и нелюбящего дяди, а притворство этаким идеальным принцом действительно было лишь притворством.
Озай сохранял железное спокойствие.
Я просто избавлюсь от этого, а потом, моя дорогая Урса, ты заплатишь.
Это будет не сегодня, и не завтра, но достаточно скоро.
Тем не менее, сейчас у меня есть и другие заботы.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Азулон разозлился на своего второго сына и сказал что-то, о чем пожалел… где-то на секунду.
Этого времени было достаточно для того, чтоб Озай встал, откланялся и повернулся, чтоб уйти. - Сядь на место! Скажи мне, что ты не собираешься на самом деле пойти и сделать это! Убить своего собственного сына? Озай был застигнут врасплох и выглядел до смешного как ребенок, которого засекли с рукой в кружке с печеньем. - … Нет. - Только… что… аах… что за…. ААААХ! – лорд огня потерял дар речи. - Чего ты хотел, Отец? - Я хотел, чтоб ты умолял и пресмыкался, чтоб спасти жизнь своего сына, попросил меня забрать твою вместо его, раз я был так зол, вызвать меня на агни кай, запаниковать, попытаться убить меня, прежде чем какое-то слово вылетит из этой комнаты… что-то, что сделал бы человек, если б его детям угрожала опасность! Я не предполагал, что сделало из тебя монстра, наверное, это моя вина, ведь меня не было рядом, но ты мне больше не сын.
Ты уйдешь из моего дома, уйдешь из своей семьи, просто… уходи.
Я дам тебе неделю, прежде чем скажу людям, что ты был изгнан; это даст тебе достаточно времени для того, чтоб выбраться из Страны Огня, прежде чем народ станет смотреть на тебя и шептаться.
Возможно, когда Айро вернется, он сможет поправить черт знает что, что ты делал с Азулой.
Уйди с моих глаз; ты мне отвратителен.
Озай встал, поклонился, повернулся и ушел.
Азула выскользнула за ним.
Папа уходил навсегда, а она заключила, что это была вина Зуко.
Если честно, подобный поиск козла отпущения – то, что владыки старше и, как предполагается, умнее, делают с подавляющей частотой.
И так, она решила, что найдет его и заставит его заплатить.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

- Скажи мне, что это неправда, - сказала Урса. - Что неправда? – спросил Озай. - Я подслушала, как Азула говорила Зуко, что ты собирался убить его.
Что Азулон приказал тебе убить его.
Скажи мне, что это неправда.
Внезапно, Озай увидел разрешение всех своих проблем, которое было изящно и гениально одновременно. - Боюсь, это правда. - И что ты собираешься делать? - Я сделаю то, что мне приказал мой отец. - Ты не можешь! Я не позволю тебе… я убью тебя! - Убьешь меня? Думаешь, победишь меня в агни кай? Или планируешь совершить убийство исподтишка? У тебя не будет возможности сделать этого до того, как я убью Зуко, и даже если ты это сделаешь, тебя казнят за твое преступление, а тогда кто будет растить детей? - Подожди… а как насчет Азулона? – спросила Урса.
А, бинго. - Что насчет него? Давайте посмотрим, так ли испорчен твой разум, как я думаю. - Что если мы убьем его? - Есть лишь одна проблема, препятствующая такому предложению – Айро будет Лордом Огня. - Когда я убью Азулона, ты сможешь подстроить все так, что в его последней воле будет сказан любой бред, какой тебе захочется.
А, хорошо.
Но ты блефуешь, или, по крайней мере, тебе так кажется.
Ты выигрываешь время.
Хочешь, чтоб я согласился подождать, так что у тебя будет немного времени на то, чтоб подготовить для меня ловушку.
А ты, скорее всего, можешь это сделать, ты, коварное существо.
Но, моя дорогая, пора подкрепить свои слова делом. - В таком случае, тебе стоит придумать план за следующие пару часов, потому что если я не убью Зуко сегодня ночью, я буду изгнан.
А я не хочу быть изгнанным.
Да, поторопи ее.
Поторопи ее настолько, чтоб она не успела остановиться и обдумать это по-настоящему.
Завтра в это время ты, вполне возможно, станешь Лордом Огня Озаем.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Азулон вздохнул, посмотрев на письмо, которое получил от Лю Тена по случаю его смерти.
Чтение его разозлило.
А выслушивание того, как Озай предложил пропустить Айро в качестве наследника, добавило масла в огонь.
Когда он на самом деле согласился убить своего собственного сына, что ж, он просто взорвался.
Азулон смотрел на раны в виде полумесяцев на своих ладонях, где его ногти впились в плоть, потому что он слишком сильно сжимал кулаки.
Он не заметил этого тогда.
Поначалу он не был целиком и полностью уверен в достоверности письма, но действия самого Озая заверили Лорда Огня в том, что, пожалуй, Лю Тен недооценил опасность, в которой находились Урса и ее дети.
Что-то было совсем не так с Озаем.
И, по крайней мере, отчасти в этом был виноват сам Азулон.
В конце концов, его почти не было в жизни мальчика, он всегда шатался по миру с Айро подле себя, завоевывая города и государства, совершая облавы на Племена Воды.
Эта проклятая бесконечная война.
Все было не так, как задумал его отец.
Но дело было не только в этом; даже когда он был рядом, он был холоден с Озаем.
Озай просто не был… таким же реальным для Азулона, как Айро.
Как будто у Азулона не было на душе достаточно грехов, за которые нужно было платить, после Южного храма Воздуха.
Он отложил письмо Лю Тена в сторону, вместе со своей волей, и прошел по коридору.
Как бы я хотел, чтоб мы этого не делали.
Помимо океанов крови, которые обагряли его руки, он еще и потратил время зря, расточил богатства.
Он понимал, что война длилась уже слишком, слишком долго.
Он и его отец не хотели ее заканчивать из-за ужаса, которому они дали волю в Южном Храме Воздуха.
Мысль о том, что все это было напрасно, была худшей вещью, которую они могли представить… им стоило представлять больше.
Как бы это ни было ужасно, это было одно злодеяние, один день, тем не менее, охвативший многие десятки тысяч людей, живших в Храмах Воздуха.
Война, она просто шла и шла.
Заключения магов воды – магов воды с родителями, супругами, детьми, - нападения на города, отсылки магов земли в середину океана… Он вспомнил последние слова своего отца.
Нет, Року.
Нет, оно точно того не стоило. - Аминь, отец, аминь.
И затем он был поглощен огромным огненным шаром, который выстрелила в него Урса. :

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Мама ушла.
Папа всегда говорил, что Мама любила Зуко больше, чем меня.
Папа говорит, Мама ушла, потому что услышала, что я сказала.
Папа говорит, она думает, что я монстр.
Азуле хотелось плакать, но она не могла, потому что плаксы – слабаки, а она не хотела быть слабой.
Если б она была слабой, Папа ее больше не любил бы, а все и так уже любили Зуко больше, чем ее.
Ее комната была темной.
Мама зажигала свечку в коридоре и оставляла дверь приоткрытой, чтоб чудовище из шкафа ее не схватило, но Мама больше этого никогда не сделала б, потому что Мамы там не было.
Азула села и уставилась в темноту в глубине ее шкафа.
Она чувствовала, как темнота глядит в ответ. - Эй, слушай, чудовище, - сказала она. – Я тоже чудовище.
И Мама тебя не боится, зато она боится меня, так что я страшнее тебя, ладно? Значит, тебе стоит вести себя хорошо, потому что ты точно не хочешь связываться со мной! Она легла обратно.
Она не прикрыла одеялом волосы и не приоткрыла глаз, чтоб проверить, не крадется ли к ней монстр – это были бы признаки слабости, а если монстры были такие же, как они с Папой, значит, они не уважали слабых.
Так, она вела себя, словно ей совсем не страшно.
И в конце концов притворство превратилось в реальность.
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Айро не мог поверить, что его пропустили по линии наследства.
Все же, есть и светлая сторона – это убедит Озая в том, что Отец все же любил его. - Лорд Огня Озай, - Айро поклонился. - Генерал Айро, - кивнул Озай. – Что я могу для вас сделать? - То, о чем я говорил с Отцом неоднократно, но я так и не смог добиться от него согласия, - сказал Айро. - Неужто? – спросил Озай. - Да, брат.
Облавы на Племена Воды.
Они… скорее бессмысленны.
Отец и Дед растрачивали драгоценные ресурсы на это, в то время как мы могли потратить их на походы на Ба Синг Се несколько десятилетий назад.
Я хочу сказать, только посмотрите, во сколько эти тюрьмы для магов воды обходятся… Озай поднял руку, остановив его. - Вы сделали превосходное замечание, брат.
На самом деле, я и сам просматривал цифры и пришел к схожему заключению. - Я рад, что вы это заметили, брат.
Озай встал и обратился к заседанию. - Моим первым указом в качестве Лорда Огня будет официальное окончание облав на Племена Воды с целью захвата магов воды, - он остановился, дав толпе осмыслить сказанное.
Затем он добавил:

- С сегодняшнего дня, во время облав на Племена Воды мы будем убивать магов воды. :

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Зуко смотрел, как его отца вели в цепях.
Магия энергии; что ж, что угодно, чтоб выполнить эту работу.
Он взглянул на Аанга, который отошел в сторону с Катарой. - Эй, знаешь, - говорил Аанг, нервно почесывая затылок, - насчет того раза на Изумрудном Острове, когда я попытался поцеловать тебя, несмотря на то, что ты сказала, что тебе нужно больше времени? Да, мне не стоило этого делать.
Не то, чтоб я не хотел поцеловать тебя! Я хочу, и даже очень! Но ты сказала, что тебе нужно больше времени, и если тебе нужно больше времени, я уважаю твое решение.
Так что, я просто хочу сказать… Катара заставила его замолчать поцелуем. - Ты слишком много болтаешь, - она вновь поцеловала его, и он растаял в ее объятьях. - Кажется, этот прием – это семейное, - сказала Суки Сокке.
Аанг и Катара замерли, вспомнив, что были не одни, и разлучили объятья. - Ох, не останавливайтесь, - поддразнила Тоф. – Вы так мило смотритесь вместе. - Кажется, я хорошо ее обучил. - Стук сердца. – Да, звучало менее отвратно до того, как я это сказал, - сказал Сокка. - Эй, Зуко, ты в порядке? – спросила Тоф. – Мы победили, знаешь ли. - Да, я знаю, и я рад, - сказал Зуко. – Дело просто… в моей проклятой семье, черт побери.
Это явно сгустило всеобщее настроение. - Жестко, приятель, - кивнул Сокка. – Что ты будешь делать? - Я не знаю… пока…
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

Озай безмолвно смотрел на своего поработителя.
Лорд Огня Зуко глядел в ответ.
Он объяснил, как обстояло дело, и задал вопрос, но Озай не говорил.
Поразительно, как долго я пытался угодить этому человеку.
Все эти прожитые зря годы.
Интересно, какого было Азуле? - Я спрошу по-хорошему лишь еще один раз, а затем я спрошу не так любезно: где моя мать?
:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

-:

- Азула… здесь? – спросила Урса, глядя на мрачное здание.
Она потерла глаза, трясясь; последние годы были суровы с ней.
Зуко кивнул. - Это - больница, но также и тюрьма.
Азула… не в порядке. - Я понимаю, - безнадежно сказала Урса. - Ты сделала все, что могла, Мама, - сказал Зуко. - Сделала ли? – спросила Урса, в очередной раз за все эти годы подумав о Лю Тене.
Независимо от Лю Тена, я должна была развестись с Озаем.
Но я никогда не предполагала, что все зайдет так далеко! – Сделала ли на самом деле? – Я позволила своему мужу сделать соперников из своих детей, и они стали смертельными врагами.
И все же, Зуко привел ее сюда. – Ты пойдешь со мной? Зуко покачал головой. - Я не уверен, что она готова увидеть меня.
И я не готов увидеть ее.
Урса кивнула.
Она обняла своего сына и подошла к зданию.
Зуко повернулся и подошел к летающему бизону. - Ты уверен насчет этого? – спросила Катара.
Зуко кивнул Аангу. - Ты когда-то говорил о прощении, верно? Что ж, если ты считал, что Катаре стоило простить человека, убившего ее мать, я, наверное, должен попытаться простить Азулу.
Я не могу, пока еще, но я пытаюсь, - он покачал головой. – По крайней мере, мне нужно попытаться восстановить свою семью.
Уже слишком поздно для Отца, и, если честно, может быть, слишком поздно и для Азулы – но может, все не так.
Так что…, - он пожал плечами, - что бы ни случилось, все позади.
Но мы всегда можем надеяться на излечение.