• Название:

    Сумерки богов

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Сумерки богов" ("Gitterd Immerung"), под таким названием вошли в немецкую историографию события последних дней Гитлера и его ближайшего окружения в фюрербункере в конце апреля 1945. Название заимствовано из финала оперы Рихарда Вагнера "Кольцо Нибелунгов" ("Der Ring des Nibelungen") - любимой оперы Гитлера, которая заканчивается феерической сценой всеобщего краха. 1 апреля 1945, когда советская артиллерия день и ночь обстреливала столицу Третьего рейха, Гитлер перенес свою ставку в бункер под старым корпусом рейхсканцелярии.
Огромные клубы дыма висели в небе над обреченным Берлином.
Грохот разрывов проникал сквозь многометровую толщу бетонного бункера, в котором находились остатки гитлеровского окружения. 21 апреля Гитлер издал приказ вермахту с требованием последним усилием немедленно отбросить советские войска от Берлина: "Командир, который будет удерживать своих солдат, поплатится собственной жизнью, не пройдет и пяти часов". Фюрер уже находился в полувменяемом состоянии, развертывал воображаемые батальоны и полки, существовавшие лишь в его собственном воспаленном мозгу.
На совещании, состоявшемся 22 апреля, он впал в ярость, кричал, что его предали, что он окружен изменниками, окутан ложью и предательством.
Но Третий рейх доживал последние часы своей истории, и Гитлеру не оставалось уже ничего, кроме как умереть вместе с созданным им государством.
Его лицо сделалось одутловатым и багровым.
Он заявил: "Я вижу, что все потеряно.
Я остаюсь в Берлине.
Я погибну здесь, в рейхсканцелярии.
Так я наилучшим образом послужу германскому народу.
Нет смысла продолжать дальнейшее". Своему окружению он предложил спасаться бегством: "Уходите, проваливайте! Отправляйтесь на юг Германии.
Я останусь здесь.
Теперь уже все равно". Вильгельм Кейтель: "Мы не оставим вас.
Мне стыдно будет смотреть в глаза жене и детям, если я брошу вас". Мартин Борман: "Впервые я решусь ослушаться вас.
Я не уйду". Генерал Альфред Йодль: "Я не останусь в этой мышиной норе.
Мы - солдаты.
Дайте нам армейскую группу и прикажите сражаться там, где еще возможно". Гитлер: "Делайте, что хотите - мне теперь все равно". 25 апреля Герман Геринг направил Гитлеру телеграмму: "Мой фюрер! Ввиду вашего решения оставаться в крепости Берлин, согласны ли вы, чтобы я немедленно принял на себя общее руководство рейхом при полной свободе действий внутри страны и за ее пределами в качестве вашего заместителя в соответствии с вашим декретом от 29 июня 1941 года? Если до 10 часов вечера сегодня не последует ответа, то я буду считать само собой разумеющимся, что вы утратили свободу действий и что возникли условия вступления в силу вашего указа.
Я также буду действовать в высших интересах нашей страны и нашего народа.
Вы знаете, какие чувства я питаю к вам в этот важнейший час моей жизни.
Мне не хватает слов, чтобы выразить себя.
Храни вас Бог, и успехов вам, несмотря ни на что.
Верный вам Герман Геринг". Гитлер расценил это как предательство.
После этого последовал другой удар:

Гитлер узнал, что Гиммлер пытается проводить за его спиной сепаратные переговоры с союзниками.
Затем ему доложили, что авиация противника совершила налет на Оберзальцберг и стерла с лица земли его поместье Бергхоф.
Почти в это же время Герман Фегелейн, муж сестры Евы Браун, пытался сбежать из бункера, но был арестован и по приказу Гитлера расстрелян во дворе рейхсканцелярии. 29 апреля 1945 в бункере состоялось бракосочетание Гитлера и Евы Браун.
Затем фюрер продиктовал свою последнюю волю и политическое завещание (см.
Гитлера, политическое завещание, Гитлера, последняя воля).
На следующий день фюрер застрелился, выпустив пулю в рот.
Следом за ним покончила с собой Ева Браун.
В соответствии с его распоряжением, их тела облили бензином и сожгли.
Предав смерти шестерых своих дочерей, Йозеф Геббельс и его жена также покончили с собой.
Таков был конец руководителей тысячелетнего рейха.