• Название:

    ТРУПЫ ОТПРАВЛЯЮТСЯ, И ЖЕНЩИНЫ РАЗДЕВАЮТСЯ

  • Размер: 0.13 Мб
  • Формат: DOC
  • или



ДАРИО ФО

ТРУПЫ ОТПРАВЛЯЮТСЯ, И ЖЕНЩИНЫ РАЗДЕВАЮТСЯ

Детективный (желтый) фарс.
Перевела с итальянского Константинова Ирина Георгиевна.

Действующие лица

МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ
КАРАУЛЬНЫЙ
ФРАНЧИСКА
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА
МОГИЛЬЩИК
ПЕРВАЯ СИНЬОРА
ВТОРАЯ СИНЬОРА
ТРЕТЬЯ СИНЬОРА

Мастерская по пошиву и прокату театральных костюмов.
На сцене КАРАУЛЬНЫЙ в старинной форме бурбонской армии, с огромным ружьем.
Из-за кулис слышится женский голос, исполняющий арию Тоски из оперы Пуччини.
Возле правой кулисы стоит ширма.
Три другие ширмы находятся в глубине сцены.
В центре стоит диван без спинки.
Осторожно появляется ГОСПОДИН В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ, на глазах у него повязка, руки связаны за спиной.
Пятясь, он натыкается мягким местом прямо на штык часового.
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ай!.. Черт бы побрал…
КАРАУЛЬНЫЙ. Эй, эй, не видите, что ли, куда идете?
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Разумеется, не вижу… У меня же завязаны глаза!.. Как же я могу что-то видеть!
КАРАУЛЬНЫЙ. А, ну да… завязаны глаза… (вдруг поняв смысл произнесенного, в изумлении).
Завязаны?.. А почему?.. Вы что, на расстрел отправляетесь?
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Весьма неуместная шутка… Уму непостижимо, почему все еще находятся люди, упорно повторяющие, будто брак это тот же расстрел, самоубийство и тому подобные страхи…
КАРАУЛЬНЫЙ. Брак?.. Так выходит… вы… жених? Ха-ха-ха…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Конечно… Только ничего смешного в этом нет.
КАРАУЛЬНЫЙ. Вы и этого не видите? Извините меня, конечно… Я сам из провинции… и не ко всем порядкам тут у вас в городе… привык… Ну, вот хотя бы… Чтобы жених с завязанными глазами!.. Такого, честно говоря, я еще никогда не видывал…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ну, как же… А разве у вас там нет такого запрета: жених до самой свадьбы не может видеть свою невесту в подвенечном платье.
КАРАУЛЬНЫЙ. Да, да, это точно, у нас тоже не полагается… это же плохая примета…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Так чего же удивляться, если моя невеста, желая увидеть, как будет смотреться ее платье рядом с моим черным костюмом, завязала мне глаза…
ФРАНЧИСКА (за сценой).
Луиджи?.. Где ты?
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Я здесь, в примерочной…
ФРАНЧИСКА (за сценой).
Ты там, случаем, не снял повязку?
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Хотел бы… да как это сделать с завязанными руками?
ФРАНЧИСКА (за сценой).
Хорошо, что мне пришло в голову поступить именно так.
Прости меня, сокровище, что заставила тебя столько ждать… Понимаешь, портнихи еще не пришили кружевную оборку… Но ничего, я все равно примерю — с вуалью… (Появляется практически обнаженная — в купальном костюме —, укрытая лишь прозрачнейшей фатой, ниспадающей с головы до самого пола).
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Да, да… давай, поскорее примеряй… поскорее… Признаюсь, мне уже порядком надоело пребывать в таком положении…. пожалуй, легче умереть…
ФРАНЧИСКА. Немного терпения, дорогой… А умереть всегда успеешь.
То есть я хотела сказать, замуж выходят только раз в жизни… а кроме того… Ну, иди сюда…. к зеркалу. (Оборачивается к караульному, оторопевшему от ее наряда).
Синьор, не будете ли так любезны подержать мою фату?
КАРАУЛЬНЫЙ. Охотно…
ФРАНЧИСКА. Нет… не так высоко… ну-ка… вот-вот… вот так… Ну, по-моему, неплохо… А вы как находите?
КАРАУЛЬНЫЙ. Прекрасно… Никогда не видел ничего подобного… Вот уж правда, что мы в провинции настоящие провинциалы… Если бы какая-нибудь девушка из моего села отправилась под венец в таком виде, и не представляю, что произошло бы… Как же мы однако отстаем от моды…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Да, тут вы попали в точку… Не говоря уже о том, что моя Франчиска — одна из самых известных законодательниц моды в Европе…
ФРАНЧИСКА. Ну, что ты говоришь, дорогой… какой там Европы… Просто у меня оригинальные модели, что верно, то верно.
КАРАУЛЬНЫЙ. Оригинальные? Это значит редкостные!
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Видишь, не только я так считаю…
ФРАНЧИСКА. Ну, пока он еще не может судить… поскольку нет самого…
КАРАУЛЬНЫЙ. Ну, так в этом-то, наверное, и вся суть… когда нет самого… Видите ли, я может быть, покажусь вам, как бы это сказать, сентиментальным, может быть, даже романтиком… но мне женщина больше нравится именно в таком виде… без юбки… как говорится…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Без юбки?.. Но ты с ума сошла?… (Развязывает себе руки и собирается снять повязку на глазах).
Ну-ка, покажись?
ФРАНЧИСКА. Нет, нет, ради бога… Не смотри… Это плохая примета…
КАРАУЛЬНЫЙ (в свою очередь удерживая его).
Да… да… плохая примета… не надо смотреть…
ФРАНЧИСКА. Синьор, последите, чтобы он не смотрел, а я пойду переоденусь и тотчас вернусь.
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Да отпустите вы меня…
ФРАНЧИСКА. Нет, нет, не отпускайте… прошу вас… хотя бы, пока не переоденусь… (уходит в глубину сцены).
КАРАУЛЬНЫЙ (вскакивая на плечи жениха, чтобы удержать его).
Будьте спокойны, уж я не отпущу…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ах, ты проклятый, отпусти сейчас же…
КАРАУЛЬНЫЙ. Уж извините, приказ есть приказ, и пока его не отменят…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ну, хорошо.
Только если думаете, что я потерплю насилие… (идет прямо к правой стене, неся сидящего у него на спине КАРАУЛЬНОГО), это значит, последуете за мной…
КАРАУЛЬНЫЙ. Стоп!.. Там стена… Кругом… (Человек выполняет приказ) Вперед шагом марш… раз, два… раз, два… направо… поворот налево… печатать шаг… направо… марш… раз, два… шаг… четче шаг… (Выходят направо).
Осторожно!.. Налево… (Жуткий грохот, вопли).
Я же вам говорил — осторожно и налево…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ах, проклятый… Иди сюда, я убью тебя сию же минуту…
КАРАУЛЬНЫЙ. Э, нет! Если убьете, не пойду. (Выбегает на сцену и прячется за ширмой).
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ (возвращается, хромая от боли, со сбитым набок цилиндром).
Думаешь спрятаться от меня… и не пытайся хитрить!.. Я знаю, что ты здесь, за ширмой… (Отодвигает ширму, за которой оказывается женщина в костюме XVII-го века, в огромном сбившемся набок парике и необъятной юбке.
Женщина поправляет корсаж и пытается натянуть через голову что-то вроде второй юбки).
О, пардон…
Женщина, очевидно, ничего не заметила, и человек пользуется этим, продолжая поиски КАРАУЛЬНОГО… но не находит его… оглядывается, потом решается приподнять юбку женщины, чтобы посмотреть, не спрятался ли тот, кого он ищет, там.
ФРАНЧИСКА (входит как раз в этот момент, одетая, и каменеет от изумления, видя, как ее жених совершает подобную непристойность).
Бесстыжий! Даже накануне нашей свадьбы… А ведь ты клялся мне, что прекратишь…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Но, дорогая, ты ведь не подумала, что я… Уверяю тебя…
ФРАНЧИСКА. Нет, нет, и не пытайся заморочить мне голову… уходи… убирайся… и чтобы я никогда больше тебя не видела… Недотепа негодный… вот кто ты такой…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Да нет же, послушай… Я искал этого проклятого статиста в костюме бурбонского гвардейца, который…
Тем временем синьора в старинном костюме окончательно запуталась в юбке и не может из нее выбраться.
ФРАНЧИСКА. Ну, да, ты, видите ли, искал его под женской юбкой!!! Или ты меня совсем за дурочку принимаешь?
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ну, да…
ФРАНЧИСКА. Что?!..
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. То есть, нет… я хочу сказать да… я искал его под юбкой у синьоры, и даже готов поспорить, что он и сейчас там сидит… Давай вместе посмотрим…
ФРАНЧИСКА. Тебе что мало было забираться под юбку одному? Теперь… теперь я понимаю, наконец, какое же ты чудовище…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Но, дорогая, не надо рассуждать так нелогично… посмотри одна, если хочешь… и тогда тебе придется извиниться передо мной…
ФРАНЧИСКА. Конечно, посмотрю… Ну, чего ты медлишь, давай, завязывай свои глаза…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Опять?
ФРАНЧИСКА. Конечно… И запомни, если солгал и на этот раз… то клянусь, это будет последняя твоя ложь… (Воспользовавшись тем, что жених и невеста спорят и ссорятся, КАРАУЛЬНЫЙ выбирается из-под юбки и прячется среди висящих справа костюмов, которые до этого момента оставались невидными за занавеской или ширмой.) Подожди, я сама завяжу тебе руки…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Тебе не кажется, что это уж слишком?
ФРАНЧИСКА. С тобой никогда не будет слишком… (поворачивает его и собирается заглянуть под юбку).
Синьора, позвольте… вот… готова поклясться… там никого нет…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ (пытаясь сорвать повязку).
Не может быть!.. Покажи! (ФРАНЧИСКА дает ему пощечину)… Ай!.. Да что с тобой!
ФРАНЧИСКА. Негодяй!
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Да ты что, с ума сошла?! Признавайся!
ФРАНЧИСКА. Нет… просто выздоровела… Отныне и впредь больше не позволю тебе использовать мою чистоту… мою невинность…
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ха-ха-ха… чистота, невинность… ходит перед всеми голая и еще говорит о невинности… (ФРАНЧИСКА в слезах оборачивается к синьоре и помогает ей одеться; в это же время КАРАУЛЬНЫЙ выходит из своего укрытия и, подойдя к МУЖЧИНЕ В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ, дает ему пощечину).
Ай!
ФРАНЧИСКА (помогает женщине расправить юбку и не видитпроисходящего).
Кто это ходит перед всеми голая?
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ты! Только что… перед этим статистом… (Получает от него еще одну пощечину).
Ай!
ФРАНЧИСКА. Негодяй… Оскорбляет меня, чтобы опять начать наступление… и даже клевещет на меня…
КАРАУЛЬНЫЙ снова дает пощечину МУЖЧИНЕ В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ.
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ай… ну, нет… хватит наконец, сколько можно… я не терплю насилия… вот… лучше уж… я уйду…
ФРАНЧИСКА. Иди, иди… и чтоб я тебя больше не видела.
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ уходит все так же с завязанными глазами.
КАРАУЛЬНЫЙ идет впереди него, садится в глубине сцены и ждет приближения несчастного.
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Конечно, я больше не покажусь тут… никогда больше… уж точно… прощай… (спотыкается о протянутую ногу КАРАУЛЬНОГО и кубарем с грохотом и воплями выкатывается в кулису).
ФРАНЧИСКА (разражаясь слезами, тогда как КАРАУЛЬНЫЙ, посмеиваясь, прячется за одной из ширм).
Ой-ой-ой…. Кончено… кончено навсегда.
Вы видели, какое бесстыдство… увиваться за такой синьорой, как вы… Повернитесь, пожалуйста… (женщина оборачивается и мы видим, что это не женщина, а мужчина с большими усами) Он только что позволил себе с вами такое… но вы даже не представляете, что он делает с другими клиентками… с теми, кто позволяет, разумеется… беда в том, что позволяют почти все… Вы одна из немногих, поверьте мне… и к сожалению, таких женщин как вы, немного… (замечает усы)… очень немного…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Синьора, я хотел вам объяснить, несколько минут назад, когда вы говорили…
ФРАНЧИСКА. Нет, нет, замолчите, и не пытайтесь оправдаться… Он избалован… Вот в чем дело… Ему все равно с кем… лишь бы…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (шокирован).
Как это… лишь бы…
ФРАНЧИСКА. Извините, я не хотела обидеть вас… не говоря о том, что у вас такой внушительный вид…. а внешность… как говорится, это все… и потом, если вы имеете в виду некоторую растительность над верхней губой… ну, так я вам скажу… что это даже идет вам… более того…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Синьора, я считаю своим долгом развеять ваше заблуждение на этот счет…
ФРАНЧИСКА. На какой такой счет?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Короче, я вовсе не женщина…
КАРАУЛЬНЫЙ (выглядывая из-за ширмы и тотчас исчезая).
Да ну!
ФРАНЧИСКА. А, вы хотите сказать, что вы еще девушка… О, простите… Я должна была догадаться…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да нет же! Я бухгалтер Аттилио Бернаскони, я женат и у меня трое детей…
КАРАУЛЬНЫЙ (выглядывая из-за ширмы и тотчас исчезая).
Вот те на!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да, два мальчика и девочка.
ФРАНЧИСКА. Но в таком случае… если вы бухгалтер и женаты, зачем вам понадобилось переодеваться женщиной… да еще надевать старинный костюм… ну, разве только для того, чтобы привлечь к себе внимание…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Внимание?.. Знали бы вы, что именно этого я больше всего и хотел бы избежать… Никогда еще не чувствовал себя так неловко и неудобно, как сейчас… и все из-за того, что послушался свою жену!
ФРАНЧИСКА. Но как же так? Вы должны изображать женщину для своей жены?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Нет… для моего шефа… будь проклят день, когда ему взбрело в голову жениться…
ФРАНЧИСКА. Шеф, который женится на своем бухгалтере… и в старинном костюме… Мамма миа, какая же у вас там развратная обстановка…
КАРАУЛЬНЫЙ. Мамочки!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Синьора, прошу вас, не надо передергивать… Мой шеф женится, это точно, только действительно на женщине… не в моем обличье… и хочет распрощаться с холостой жизнью… одним словом, устроить "мальчишник"… но женщин-то ведь нельзя приглашать на него… вот ему и пришла и в голову, ничего не скажешь, распрекрасная мысль — заставить нас… своих служащих… переодеться в женское платье… Я, даже рискуя потерять место, хотел отказаться, но моя жена и слышать не желала о столь неосмотрительном моем поступке… К сожалению, в нашем доме она носит брюки…
ФРАНЧИСКА. Так вот отчего вы ходите в юбке…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Совершенно верно… а мне идет юбка… даже очень идет…
ФРАНЧИСКА. Ну, насчет идет… я бы не сказала… нет, это определенно не ваш стиль… Вам больше подошло бы что-нибудь более современное, вроде, например, моего платья (указывает на свое платье).
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Вы так считаете?
ФРАНЧИСКА. Ну, конечно… Жаль, что у меня нет другого такого же..
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. В самом деле, жаль…
ФРАНЧИСКА. Впрочем, это не проблема… видите ли, вы настолько симпатичны мне, что так и быть, я одолжу вам свое (Начинает раздеваться).
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Вы так любезны…
ФРАНЧИСКА. Ну, что вы… Раздевайтесь… Платьем больше, платьем меньше… Раздевайтесь…
КАРАУЛЬНЫЙ (выглядывая из-за другой ширмы).
Ну нет, в провинцию я уж точно больше не вернусь.
Появляется жених, тоже из-за ширмы, как раз в тот момент, когда мужчина расстегивает первые пуговицы на корсаже.
Женщина уже в нижнем белье.
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Ах, вот оно что… Уже нашла утешение, да?
ФРАНЧИСКА. А в чем дело? Помогаю клиентке… не видишь разве?
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Хорошенькая помощь… а я-то, глупый, думал, что ты и в самом деле мастерица шить театральные костюмы…
ФРАНЧИСКА. Как это "думал"… Что это еще за инсинуация?
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. Не инсинуация, а констатация…
КАРАУЛЬНЫЙ. Нет, нет, это инсинуация!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да, да, инсинуация с вашей стороны, да еще такая, что я тут же подумал: "Господи, какая инсинуация!"
МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ. А вы… Помолчите… и благодарите небо, что на вас женское платье… не то…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. А не то что?
Оба целятся друг в друга указательными пальцами.
Сзади приближается КАРАУЛЬНЫЙ, нацеливая на них приклад ружья.
Раздается выстрел, и МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КОСТЮМЕ падает.
ФРАНЧИСКА. О, нет… Луиджи… Луиджи… скажи хоть слово… (к МУЖЧИНЕ-ЖЕНЩИНЕ).
Зачем вы стреляли?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Я не понимаю, как такое могло произойти… (рассматривая свой палец) Уверяю вас, еще совсем недавно мой палец не был заряжен… (Заметив КАРАУЛЬНОГО, который все еще в ужасе осматривает ствол своего ружья).
Ах, вот кто стрелял… Это он…
ФРАНЧИСКА (набрасываясь на него).
Убийца… подлец… стрелять в спину! Постыдился бы!
КАРАУЛЬНЫЙ. Не понимаю, как это могло случиться… Я долго служил в армии, но чтобы ружья стреляли с обратного конца — из приклада, такого никогда не видел…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ружье выстрелило из приклада?
КАРАУЛЬНЫЙ. Да… ничего не поделаешь… город всех развращает… и ружья, оказывается, тоже…
ФРАНЧИСКА. Ой-ой-ой! Умер… он мертв… И надо же в самый день свадьбы… Уже готово белое платье… И теперь я никогда не смогу его надеть… А ведь во что оно мне обошлось!.. Стала вдовой, не сделавшись женой… Отныне мне придется носить платья с глухим воротом, а мне так идет декольте! Господи! Какое несчастье!!!
Двое кладут труп на диван без спинки, стоящий в центре комнаты.
КАРАУЛЬНЫЙ. Простите, но почему вы так расстраиваетесь… разве вы не порвали с ним только что причем навсегда?
Весь этот диалог идет контрапунктом на поведении ФРАНЧИСКИ, которая расставляет и зажигает вокруг покойного свечи.
ФРАНЧИСКА. Да, но к вечеру мы с ним обязательно помирились бы… Так постоянно бывало… Знали бы вы, какие только номера он не выкидывал… особенно с моими клиентками… Мне каждый день приходилось усмирять какого-нибудь обманутого мужа, узнававшего про его любовные связи со своей женой… Я все улаживала, а он опять начинал все сызнова… Бесполезно, когда человек влюблен, он же глуп… Все, хватит…
КАРАУЛЬНЫЙ. Нет, нет, что значит "хватит"? Вы, может, и глупы, но при этом красивы…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Только вот я все никак не могу понять, кто же это стрелял и откуда… Минутку… Уверен, кто-то следит за нами… Вы продолжайте свою милую беседу… (хватает ружье КАРАУЛЬНОГО).
А я пойду разведаю...
КАРАУЛЬНЫЙ. Нашу беседу? О чем?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ну, расскажите друг другу анекдоты… главное, говорите, говорите… (Осторожно направляется в глубину сцены).
ФРАНЧИСКА. Я действительно знаю неплохие анекдоты… правда, они немножко сальные…
КАРАУЛЬНЫЙ. Ну, меня вы можете не стесняться… потому что, какие бы они не были бы — сальные или не очень, я все равно их не пойму.
ФРАНЧИСКА. Ну, тогда я расскажу вам анекдот про верблюда, который родился без горба.
Интересно, неужели и его не поймете… Ха-ха-ха…
КАРАУЛЬНЫЙ. Как, как? Верблюд, родившийся без горба? Ах, это уж слишком… Ха-ха-ха… (хохочет до упаду).
ФРАНЧИСКА. Синьор…
КАРАУЛЬНЫЙ. Да?
ФРАНЧИСКА. Но это еще не все.
КАРАУЛЬНЫЙ. Как жаль.
А я решил, что понял анекдот.
ФРАНЧИСКА. Так вот, этот верблюд родился без горба и так расстроился из-за этого, что однажды в полном отчаянии, решил покончить с собой.
Из глубины появляется МОГИЛЬЩИК и при виде покойника снимает шляпу.
МОГИЛЬЩИК (в изумлении глядя на двоих, хохочущих возле трупа).
Покончил с собой? Ах, какое несчастье…
КАРАУЛЬНЫЙ. Ха-ха-ха… Прекрасное несчастье, да…
МОГИЛЬЩИК. Согласен… но совершенно не понимаю, что же тут смешного… скорее, если покойный…
ФРАНЧИСКА. Эй, потише! Надо же — только пришел, и уже сразу подавай ему конец…
КАРАУЛЬНЫЙ. Вы правы… скажете сразу же конец, и уж никто не будет смеяться… Ну, ну, так что же дальше… Я сейчас просто умру от смеха…
ФРАНЧИСКА. Вот-вот… Именно это мне и нужно.
МОГИЛЬЩИК. Как? Нужен еще один покойник? С ума сойти!.. Послушайте… Я тридцать лет работаю в похоронной службе… но никогда не видел ничего подобного… Наверное, потому что я из провинции…
КАРАУЛЬНЫЙ. Из провинции? И он тоже… Надо же как тесен мир! (Направляется к МОГИЛЬЩИКУ и пожимает ему руку).
ФРАНЧИСКА. Вы сказали — из похоронной службы? Приехали за моим Луиджи?… О нет… Не уносите его так быстро…
МОГИЛЬЩИК. Если вам хочется повеселиться еще немного, держите его при себе сколько угодно… Тем более, что я все равно приехал не за ним…
ФРАНЧИСКА. Тем лучше…
МОГИЛЬЩИК. Я привез вам другой труп…
ФРАНЧИСКА. Другой?.. Что, что?
МОГИЛЬЩИК. Другой труп…
КАРАУЛЬНЫЙ. Другой труп?
МОГИЛЬЩИК. Ну да, поскольку адресат отказался получить его…
ФРАНЧИСКА. И я должна принять?.. А что же мне делать еще с одним трупом?
МОГИЛЬЩИК. Ну, это ваши проблемы… Мне известно только одно: когда получатель отказывается получать, товар возвращается отправителю… а так как отправитель — это вы…
ФРАНЧИСКА. Я — отправитель?.. Отправитель чего?
МОГИЛЬЩИК (достает квитанцию).
Простите, вы синьорина Франчиска Ронцони… владелица мастерской по пошиву и прокату театральных костюмов "Ронцони"?
ФРАНЧИСКА. Да, это я!
МОГИЛЬЩИК. В таком случае труп, о котором идет речь, может быть только вашей… собственностью…
ФРАНЧИСКА. Видите ли, вы ошибаетесь… Мы даем напрокат театральные костюмы, и к трупам мы…
МОГИЛЬЩИК. Только театральные костюмы?
ФРАНЧИСКА. Бывают, конечно, какие-то особые заказы иногда… Ну, скажем, специальные наряды для свадеб… крестин… для похорон…
МОГИЛЬЩИК. Для похорон?
ФРАНЧИСКА. Да, но тогда мы поставляем только облачение… А с покойником они всегда разбираются сами!
МОГИЛЬЩИК. Странно… а этот? Этот откуда взялся?
ФРАНЧИСКА. Ах, нет… Это наш собственный покойник… Его мы не даем напрокат… еще чего не хватало…
МОГИЛЬЩИК. Ну, в таком случае, я просто теряюсь… Труп был отправлен отсюда, сюда и должен вернуться…
ФРАНЧИСКА. А где же сейчас этот несчастный труп?
МОГИЛЬЩИК. Там, во дворе… По правде говоря, привратница не пустила меня… говорит, относительно велосипедов и трупов ей дано категорическое указание… но если уж один труп она пропустила сюда …
ФРАНЧИСКА. Как это пропустила? Кого пропустила?
КАРАУЛЬНЫЙ. Ах, да… Это мой… Я совсем забыл про него…
ФРАНЧИСКА. Как?.. И у вас труп?.. Это невероятно!..
КАРАУЛЬНЫЙ. Почему невероятно? О, господи… Не бог весть что, конечно…. но тоже играет свою роль…. впрочем, не всем же везет — не каждый может добыть себе личный труп…
ФРАНЧИСКА. Простите… я не думала обидеть вас… я хотела сказать, что… в общем-то я понимаю, что сотрудник похоронной службы ездит с неким товаром… но вы-то… вы же статист, изображающий бурбонского солдата… ничего не понимаю…
КАРАУЛЬНЫЙ. Никакой я не статист, синьорина… я налоговый инспектор… и шляпа эта вовсе не моя… я нашел ее там и просто примерил… только, чтобы посмотреть, как буду выглядеть в ней… А моя шляпа — вот она… видите? (Хватает шляпу с вешалки и надевает ее, она настолько велика, что падает ему на нос, закрывая глаза).
ФРАНЧИСКА. Вижу, вижу.
КАРАУЛЬНЫЙ. А я не вижу… (делает несколько шагов походкой слепого).
Из глубины сцены появляются три женщины в весьма легкомысленных костюмах.
ГОЛОС МУЖЧИНЫ-ЖЕНЩИНЫ. Вперед, и без разговоров…
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Но что за манеры… что вы себе позволяете…
ВТОРАЯ СИНЬОРА. Можно узнать, что вам от нас нужно?
ТРЕТЬЯ СИНЬОРА. Вы должны объяснить нам… вы… просто невоспитанный человек…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Я велел… А ну, шевелитесь! Встаньте в ряд… Вперед и довольно болтать… (к ФРАНЧИСКЕ).
Синьорина, вам известны эти… скажем так… дамы?
ФРАНЧИСКА (обиженно).
Как это понимать "скажем так"? Поосторожней в выражениях! Это ведь мои клиентки!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ах, прекрасные клиентки… Что ж в самом деле…
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Послушайте, синьора… прекратите наконец…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Э, нет… Это вы прекратите называть себя синьорами… потому что… если не считать усы… я вам уже говорил, что я сержант полиции.
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Женской полиции?
ФРАНЧИСКА. Полиции?… Ну, нет… Это уж слишком… Сначала изображаете женщину из семнадцатого века… потом оказываетесь бухгалтером-женихом своего шефа…. а теперь еще и сержант полиции, если не считать усы… Неужели не понимаете, как вы смешны?
КАРАУЛЬНЫЙ. О, да… извините, но вы действительно смешны… Видите, вам удалось рассмешить даже такого же, как я, провинциала, а ведь, чтобы его рассмешить…
И действительно, МОГИЛЬЩИК тихонько посмеивается.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Почему? Кто этот синьор?
КАРАУЛЬНЫЙ. Могильщик… И вы ведь понимаете… чтобы заставить смеяться могильщика…
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Могильщик!
МОГИЛЬЩИК (обиженно).
Нет… я не могильщик… я сотрудник службы доставки трупов…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. И зачем же вы явились сюда?
МОГИЛЬЩИК. Вот так раз… Доставить труп…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Чей труп?
МОГИЛЬЩИК. Труп синьоры…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. У синьоры есть труп?
КАРАУЛЬНЫЙ. И не один… а два, даже три… потому что теперь у нее еще и мой..
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ваш?.. Как же так? Вы, значит, отдаете ей собственный труп, еще не будучи мертвым? Да вы что, все с ума посходили тут?
ФРАНЧИСКА. Эй, без оскорблений… потому что если тут и есть сумасшедший, так это вы… А сомневаетесь, посмотритесь в зеркало…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (глядясь в зеркало).
Да, да… может быть, вы и правы… это я сумасшедший… я сошел с ума в тот самый момент, когда согласился переодеться женщиной, чтобы провести расследование и выяснить, почему не установленное число трупов, отправляемых из этого дома, наводнило всю провинцию…
ФРАНЧИСКА. Не установленное число трупов?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ну, да… не установленное… Еще недавно у нас их насчитывалось четыре… а теперь, вот еще два… плюс тот, который пока еще жив… Я уже вовсе ничего не соображаю…
КАРАУЛЬНЫЙ. Так что же вы решили? Я же не труп…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да нет… а кто же тогда?.. Быстро, имя и фамилию…
КАРАУЛЬНЫЙ. Откуда мне знать?.. Имя и фамилию… Я знаю только, что во время таможенного контроля в чемодане вместо театрального реквизита… что мы нашли?… Труп… который, согласно инструкции, доставили на место происхождения…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Эй… хватит шутить… или предъявите немедленно труп, или я всех вас обвиню в его сокрытии…
ФРАНЧИСКА. Действуйте, ребята… Мне неприятности ни к чему… Кто сокрыл его?
ВТОРАЯ СИНЬОРА. О нет… уверяю вас…
ВТОРАЯ СИНЬОРА. Не понимаю!
ТРЕТЬЯ СИНЬОРА. В моей сумочке?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Смотрите-ка на них… невинные ангелочки… Ничего не ведают… Живо… Ну-ка, говорите правду… кто стрелял в жениха синьорины?
ФРАНЧИСКА (бросаясь к женщинам, достав из-за пазухи маленький пистолет).
Убийцы… значит, это вы… убили его, моего Луиджи…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (стремительно вмешиваясь).
Минутку… Откуда у вас этот пистолет? Откуда он взялся?
ФРАНЧИСКА. Вот еще! Да из-за пазухи.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. А, хорошо… вы держите за пазухой пистолет и надо же, какой случай, жених погибает от выстрела…
ТРИ СИНЬОРЫ (в унисон).
Убийца… это ты убила нашего Луиджи…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Нашего?… Моего?… Короче, можно, наконец, узнать, кто такой этот Луиджи?
Все четыре женщины тараторят одновременно, создавая невероятную путаницу.
ФРАНЧИСКА. Но это был мой… чей же еще… А они хотели увести у меня его… они сделали все… эти бесстыжие…
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Это была невероятная страсть, захватившая нас обоих… но к сожалению, бедняжка, попал в когти вот этой гарпии, и тогда…
ВТОРАЯ СИНЬОРА. Он принадлежал мне… мне, и душой, и телом…. и я тоже принадлежала ему… только душой, естественно… и думаю, что когда-нибудь, если б только не эта эгоистка…
ТРЕТЬЯ СИНЬОРА. Ну, какой смысл спрашивать все это… Да, ладно вам… Неужели я похожа на женщину, которая способна делить любовь мужчины с другими женщинами… с какими у меня даже нет родственных связей… ладно вам…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Хватит, замолчите, ради бога… пойдем по порядку… прежде всего разберемся с заказами на трупы…
ФРАНЧИСКА. Вам мало тех, что уже есть? Зачем заказывать еще?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Я сказал – замолчите! И чтобы через две минуты тут были все трупы, о которых идет речь… И никаких объяснений слышать не хочу!
КАРАУЛЬНЫЙ. Да, они там внизу, во дворе… а привратница сказала, что на лифте их нельзя поднимать…
МОГИЛЬЩИК. Велосипеды и трупы… У нее категорическое распоряжение… а тут четыре этажа, знаете ли…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Так пусть поднимутся по лестнице… Что это еще за глупости… Я же поднялся, и не умер…
КАРАУЛЬНЫЙ. А они умерли…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ах, да, верно… Ну, так им и надо… в следующий раз будут знать… ну… ну… поторопитесь…
МОГИЛЬЩИК и КАРАУЛЬНЫЙ. Да, да, спешим… (Уходят в глубину сцены).
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. А теперь я задам каждой из вас несколько вопросов… и беда тем, кто станет подсказывать… Начнем с вас… (указывает на ФРАНЧИСКУ).
Кто дал вам этот пистолет?
ФРАНЧИСКА. Он дал. (указывает на покойника).
ТРИ СИНЬОРЫ. И нам тоже он дал.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. А, так вы заговорили наконец… Значит, наш Луиджи… свои подругам… вместо духов и бриллиантов… раздавал пистолеты… А почему бы это? (Указывает на первую синьору).
Отвечайте вы!
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Чтобы мы защищали его… он говорил, что у него дурные предчувствия… был уверен, что его попытаются убить…
ФРАНЧИСКА. И мне он говорил то же самое… поэтому он всегда носил при себе оружие…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (подходя к покойнику и обыскивая его).
И он тоже?.. Вот сейчас и увидим, правду ли вы говорите… (Извлекая пистолет).
Да… правду сказали… а это, что это такое? (В ствол пистолета вставлена свернутая воронкой записка).
Это что же воздушный пистолет? (Дует в него.
Маленькая воронка вылетает из ствола и ударяет в ширму.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА хватает ее).
Ах, нет… это записка… (разворачивает и читает). "Для полиции.
Конфиденциально.
Что бы со мной ни случилось… не верьте ни единому слову из того, что вам скажут мои любовницы и моя невеста… Правда записана на магнитофон". (Про себя).
Какой магнитофон?… (читает) "На тот, что стоит на скамейке в глубине".
КАРАУЛЬНЫЙ появляется как раз в этот момент, МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА жестом велит ему отодвинуть ширму, чтобы закрыть четырех женщин, потом достает из кармана четыре куска веревки и привязывает их к рукам и ногам покойного.
С помощью КАРАУЛЬНОГО переносит покойника в кресло.
КАРАУЛЬНЫЙ, изображая кукловода, дергает за веревки, МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА стоит за спиной куклы.
Включают магнитофон, открывают ширму.
ГОЛОС С МАГНИТОФОНА. Думали, что навсегда избавились от меня?
Труп двигается, приводимый в движение веревками, женщины потрясены.
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Луиджи, так ты не умер?
ГОЛОС ИЗ МАГНИТОФОНА. Такого оборота вы не ожидали, да?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Конечно, не ожидали.
И теперь лучше если вы сами скажете правду, прежде чем это сделает он.
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Да, да, мы скажем всю правду.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (обращаясь к КАРАУЛЬНОМУ).
Я же вам говорил, что они попадутся на эту удочку.
ГОЛОС ИЗ МАГНИТОФОНА. Нет, не доверяйте им.
Слушайте только меня.
Я был единственным свидетелем, который видел собственными глазами… их преступления, вот почему они меня убили… вы меня спросите…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Кто его убил?
ГОЛОС ИЗ МАГНИТОФОНА. И я вам отвечу: моя невеста… в сговоре со своими клиентками, которые в свою очередь, с ее помощью, убили своих мужей…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Но не понимаю, зачем им понадобилось, отправив его к праотцам, отправлять еще и в провинцию.
ГОЛОС ИЗ МАГНИТОФОНА. Дело в том, что отправление трупов — это превосходная находка дорогой Франчиски.
ФРАНЧИСКА. Неправда.
ГОЛОС ИЗ МАГНИТОФОНА. Нет, правда.
Она заметила, что, отправляя кофры с театральными костюмами, стоило ей ошибиться адресом, как потом из-за обычной бюрократической проволочки, эти чемоданы всякий раз возвращались к ней лишь спустя долгие месяцы и даже годы…
ФРАНЧИСКА. Нет, он лжет.
ГОЛОС ИЗ МАГНИТОФОНА. Помолчи!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. И таким образом, отправляя трупы по вымышленным адресам… она могла спокойно жить несколько месяцев или лет… Потом опять куда-нибудь отправит… А потом?
ГОЛОС С МАГНИТОФОНА. Прежде чем стать портнихой, моя невеста, работала на почте и прекрасно знала, что после определенного числа возвратов отправление становится собственностью государства… И она также хорошо знает, что если только государство что-либо присвоило однажды, то тут уж ничего не поделаешь…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Что же потом делает государство со всеми этим трупами? Разве ему мало тех трупов, что работают в министерствах?
ГОЛОС ИЗ МАГНИТОФОНА. Ну, а теперь, когда вам известна вся правда, исполните свой долг… арестуйте виновных…
Труп обвисает в кресле, КАРАУЛЬНЫЙ прячется за ширмой.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да, да, вы все арестованы (Достает из сумочки несколько наручников и собирается одеть их).
ТРИ ЖЕНЩИНЫ. Нет, нет… это все выдумки… мы ни в чем не виноваты…
Входит МОГИЛЬЩИК
ФРАНЧИСКА. Клянусь вам… я никогда не отправляла трупы… мертвые мужчины всегда были неприятны мне…. тем более, что я даже курицу не ем…
КАРАУЛЬНЫЙ (высовывая голову из-за ширмы).
Ну, если сейчас арестуют женщину только за то, что она не ест курицу…
МОГИЛЬЩИК. А где, спрашивается, свобода?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Молчать! Лучше… поинтересоваться… где трупы?
МОГИЛЬЩИК. Ах, не знаю… мы оставили их во дворе… но, похоже, они ушли!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ушли?
МОГИЛЬЩИК. Да… По крайней мере, так мне сказала привратница… Только во дворе их и в самом деле нет!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Как же так? Привратница позволила уйти трупам… без сопровождения?
КАРАУЛЬНЫЙ. У нее категорическое распоряжение… дети и собаки только в сопровождении… а поставщики и трупы без сопровождения…
МОГИЛЬЩИК. И потом, ведь их было двое, значит уже не поодиночке ушли… нечего беспокоиться… тем более, что взялись за руки…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Как! Трупы взялись за руки?! (Идет к телефону и набирает номер)
ФРАНЧИСКА. Будем надеяться, что они станут осторожно переходить улицу.
Бедняжки, это же так опасно.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Замолчите… Алло… Говорит сержант Биссони… Дайте мне комиссара, это срочно…
ГОЛОС ПО ТЕЛЕФОНУ. Его нет.
Он ушел… две минуты назад, с трупами…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ушел с трупами… с какими?
ГОЛОС ПО ТЕЛЕФОНУ. Как с какими? С нашими… даже с вашими… с теми, которые вы нашли в провинции… Очнувшись, они запели…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Трупы, очнувшись, запели… простите, я, наверное, ошибся номером… я разговариваю с лондонским радио?
ГОЛОС ПО ТЕЛЕФОНУ. Что? Хотите поговорить с Лондоном?… Тогда… видите ли… это вы ошиблись номером…
Слышно, как на другом конце провода кладут трубку.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Повесил трубку… Совершенно ничего не понимаю.
Трупы разгуливают, взявшись за руки, духовые пистолеты стреляют… (Дует в ствол, и снова вылетает бумажный пистон, попадая в МОГИЛЬЩИКА. Тот падает замертво).
ФРАНЧИСКА. Вот видели, что натворили с этой своей привычкой дуть в пистолет?
ТРИ СИНЬОРЫ. Он мертв… Как такое могло случиться?
КАРАУЛЬНЫЙ. Ах, не знаю… (показывает флакончик).
Он ел вот эти пастилки… (Кладет одну в рот).
Вкусно!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (вырывая у него из рук флакончик) Стой!… Выплюнь скорее! (КАРАУЛЬНЫЙ выплевывает ему в лицо).
Что ты делаешь? (Читая этикетку на флакончике) Несчастные… вы что, читать не умеете?
КАРАУЛЬНЫЙ. Я нет, а вы? Ах, да, я забыл, ведь вы же сержант…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Это гипно-летаргические пиллюли….
КАРАУЛЬНЫЙ. Вот так раз! Выходит мой коллега по провинции находится в летаргическом сне…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Конечно…. спит себе, как сурок… Ну-ка, живей, за дело… Отхлещите его по щекам…
КАРАУЛЬНЫЙ. Но за что? Что он мне сделал?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Они ничего вам не сделал… но это единственный способ восстановить кровообращение и привести его в чувство.
Лучше скажите мне…. Где вы нашли этот флакончик?
КАРАУЛЬНЫЙ (хлеща покойника по щекам).
В кармане его трупа… И у моего трупа тоже был такой… посмотрите. (Достает из кармана второй такой ж флакончик).
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (хватая его и сравнивая с другим).
Это что же получается, у каждого трупа был свой флакончик? (Начинает быстро обшаривать карманы покойника и достает третий).
Ну, да, и у этого трупа есть флакончик, значит, это не настоящий покойник, а человек в летаргическом сне… Труп, который притворяется мертвым… А вы бейте, бейте его по щекам….
КАРАУЛЬНЫЙ (в третий раз сам себя ударил по щеке из-за того, что покойник уклоняется от его ударов).
Да, он мне больно делает.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. А это что такое? (достает из кармана покойного пакет). "Контракт на убийство".
ТРИ СИНЬОРЫ. Это наши контракты.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ваши контракты? Хорошо, посмотрим сейчас же.
"Контракт на убийство.
Предприятие по организации убийств на коммерческой основе.
Ручная работа.
Полная конфиденциальность.
Данным контрактом наша фирма обязуется предоставить вашему супругу преждевременную и мгновенную смерть с гарантией на три года.
Прейскурант: один муж – миллион лир.
Группы и заказы от предприятий — 50 % ставки.
Налог с дохода, фискальный налог —за счет клиента.
Президент Луиджи Версаги". Кто такой Луиджи?
КАРАУЛЬНЫЙ. Это он.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. А, вот и хорошо! И вы все заплатили по миллиону этому негодяю, чтобы он убил ваших мужей?
ПЕРВАЯ СИНЬОРА. Да, а что, вам это кажется слишком дорого?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да, слишком дорого, потому что негодяй не убил ваших мужей, а только погрузил их в летаргический сон, потом отправил в провинцию, чтобы их не похоронили и чтобы они не умерли на самом деле.
ТРИ СИНЬОРЫ. Негодяй!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Но негодяй вел счета без меня, без хозяина, как говорится…
ФРАНЧИСКА. Теперь вы еще и хозяин.
Это уж слишком.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Молчите! Что сделал негодяй? Он заранее записал магнитофонную ленту, дал вам пистолет и притворился мертвым.
И вы таким образом должны были попасться на его удочку, а он, проснувшись, смылся бы со всеми деньгами…
ФРАНЧИСКА. О нет, это невозможно… мой Луиджи не мог так поступить… это невероятно…. он так любил меня…. он сказал бы мне, он всегда все говорил мне
ВТОРАЯ СИНЬОРА. Он говорил вам все… это верно… и вы всему верили, как дурочка…
ТРИ СИНЬОРЫ. Бедная дурочка…
ФРАНЧИСКА. Ах, как же вы добры ко мне, если так сочувствуете… И в самом деле, вы — мои единственные подруги, какие у меня есть… И мне хочется сделать вам небольшой подарок… Это мои свадебные конфеты, которые я должна была дарить всем на бракосочетании… Ах, теперь уже не состоявшемся… Возьмите, это мой последний подарок, какой я могу сделать вам (раздает специальные небольшие, красивые мешочки со свадебными конфетами).
ТРИ СИНЬОРЫ. Спасибо! (Все обнимаются).
КАРАУЛЬНЫЙ и МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА, растроганы до слез, сами того не замечая, тоже обнимаются, но первым приходит в себя МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. А теперь пора кончать с любезностями… Мне очень жаль, синьоры, но все вы арестованы за мошенничество и симуляцию убийства… (три синьоры раскрывают мешочки и принимаются есть конфеты).
А вы… (к КАРАУЛЬНОМУ) Будьте добры, пожалуйста… Я передаю этих синьор вам, отправьте их куда следует…
КАРАУЛЬНЫЙ. И начну с того, что надаю им пощечин…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да нет… Возьмите лучше этот пистолет…
КАРАУЛЬНЫЙ. Разве не справедливее было бы отхлестать их по щекам, чем стрелять…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Нет, стрелять будете только, если они вздумают шутить…
КАРАУЛЬНЫЙ. Ладно, ладно… А если не вздумают шутить, то буду хлестать по щекам… Вперед… Шевелитесь, и без шуток…. Ха-ха-ха… Нет, в провинцию я уж точно больше не вернусь… не вернусь… (Выходит, подталкивая женщин).
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (к ФРАНЧИСКЕ).
Ну, все, хватит проливать слезы… Можете, как говорится, локтем перекреститься, потому что вам еще здорово повезло.
А представьте, если б и в самом деле вышли замуж за такого негодяя как этот ваш Луиджи!
ФРАНЧИСКА. Нет… не говорите так… Он не был негодяем… он был таким добрым…. Не очень умным, правда…. что верно, то верно… Но зато таким добрым… Ну, прямо ангел…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Но вы все же посудите сами… Я понимаю, вы его любите…. И чересчур… даже после всего, что он сотворил… воспользовавшись вашим доверием…. Да ведь ему же, когда очнется… придется иметь дело со мной… Более того, я даже и ждать не стану, когда проснется… а сразу же начну… (Делает жест, как бы желая ударить Луиджи по щеке).
ФРАНЧИСКА. Нет, нет… Прошу вас, не надо так вот сразу.
Подождите немного… А пока… Не хотите ли попробовать? (Предлагает конфеты).
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ну, ладно, только потому, что это вы предлагаете… (Берет конфету и кладет в рот).
Но как это ему удалось обмануть вас настолько ловко?
ФРАНЧИСКА. Вы ошибаетесь.
Никто меня не обманывал "настолько ловко".
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Святая простота! Я, что же, выходит, ошибаюсь?
ФРАНЧИСКА. Конечно! Мой Луиджи совершенно не способен был придумать подобное.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ах, вот как?
ФРАНЧИСКА. Абсолютно.
Потому что на самом деле все это придумала я.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Вы?
ФРАНЧИСКА. Да, я.
Вам следует знать, что это я создала фирму для развода в сухую.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Фирма для развода в сухую?
ФРАНЧИСКА. Да, в сухую.
Это очень просто.
Поскольку в Италии не разрешен официальный развод, то единственный способ развестись — это сделать одного их супругов, в данном случае мужа, сухим.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Выходит, ваша фирма сушит мужей?
ФРАНЧИСКА. Да, мужей.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да нет! Вы, очевидно, хотите сказать, что погружает их в летаргический сон!
ФРАНЧИСКА. Нет, я хочу сказать, что мы именно сушим их, то есть убиваем.
Трупы, что находятся во дворе, настоящие трупы, а не живые люди, спящие летаргическим сном.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да что вы такое говорите… Эти трупы ведь живые … Привратница сама видела, как они ушли, взявшись за руки!
ФРАНЧИСКА. И вы верите привратнице?.. А если я вам открою, что привратница — моя мать и что по моему приказу именно она убрала трупы со двора и спрятала в подвале?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Еще и мать-привратница… Только этого не хватало… Ну, ладно… А те трупы что ушли, распевая, с моим шефом?
ФРАНЧИСКА. Да кто вам сказал такую глупость?
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Как глупость… Я же сам звонил? И говорил вот по этому телефону…
ФРАНЧИСКА. Да, но это внутренний телефон, и говорить по нему можно только с привратницей… А ответил вам мой брат… который делает только то, что я ему велю…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да, вы действительно позаботились обо всем… Но теперь позабочусь и я… Не обо всем, правда…. У нас есть еще этот наш дорогой Луиджи… Проснувшись рано или поздно, он все же заговорит...
ФРАНЧИСКА. Проснувшись рано или поздно? Но Луиджи никогда не проснется!
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Как это не проснется!
ФРАНЧИСКА. Вы забыли про выстрел.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Ах, да, выстрел… Так значит, это вы стреляли и вы убили его, чтобы он не мог ничего рассказать… Но ведь могут все открыть ваши подруги…
ФРАНЧИСКА. Не могут.
Могли бы…
Слышны выстрелы
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Что это!? Что там еще происходит?
КАРАУЛЬНЫЙ (появляется с мешочком свадебных конфет в руке и кладет в рот конфету).
Три синьоры… Все три мертвы… Ах, нет, я уж точно никогда не вернусь в провинцию…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Но что вы сделали? Зачем стреляли?
КАРАУЛЬНЫЙ. Это вовсе не я стрелял… Они сами… (Слышны другие выстрелы).
Слышите? Все еще стреляют… И после смерти…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА спешит в глубину сцены.
МОГИЛЬЩИК (пробуждаясь).
Эх, нельзя ли все-таки потише… Черт возьми… когда человек спит летаргическим сном!
КАРАУЛЬНЫЙ (подходя).
Не хотите ли конфетку? (Протягивает ему мешочек, из которого МОГИЛЬЩИК достает горсть конфет).
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (возвращаясь, в отчаянии).
Они мертвы… Но кто мог убить их?
ФРАНЧИСКА. И кто же, по-вашему? Да я же… Вы же сами сказали, что они могут все раскрыть? Вот поэтому…. Любое дело надо выполнять либо самым тщательным образом, либо вообще за него не браться… У меня есть, конечно, свои недостатки, но есть и хорошая черта — я все люблю делать весьма тщательно… Это я убила всех трех и сейчас велю отнести их в подвал…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. К вашей матери…
ФРАНЧИСКА. Да, она очень помогает мне… дорогая мамочка… Изо всех сил помогает во всем… Знаете, как обычно мамы стараются! Не удивительно, что у нее подвал уже настолько набит трупами, что и бутылку оливкового масла там не поставишь…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Да, да… Но оставим в покое оливковое масло… Лучше объясните мне, как же вам удалось все это совершить, если вы безотлучно находились вместе со мной в этой комнате… Как сумели столь безошибочно попасть в цель… И чтобы я даже не заметил этого, стоя рядом с вами…
ФРАНЧИСКА. Да это проще простого… Я заставила своих подруг проглотить пули в виде конфет…
ВСЕ ТРОЕ МУЖЧИН. Пули в виде конфет?
ФРАНЧИСКА. Конечно! Те конфеты, которыми я угостила подруг, не что иное как тритол в желатиновой оболочке.
Когда желудочный сок растворяет ее, происходит взрыв… Неплохо придумано, вам не кажется?
ВСЕ. Но в таком случае… Мы ведь тоже ели эти конфеты…
ФРАНЧИСКА. Сколько вы их съели?
КАРАУЛЬНЫЙ. Одну…
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Я тоже одну…
МОГИЛЬЩИК. И я одну…
ФРАНЧИСКА. Всего три… ладно… Скоро услышим три выстрела…
Слышен первый выстрел.
Падает МОГИЛЬЩИК.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА. Это у него? Как быстро! Вот почему вы все рассказали мне! Чтобы отвлечь меня и чтобы…
ФРАНЧИСКА. …никто не мог ничего рассказать!
Выстрел.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА (с надеждой смотрит на КАРАУЛЬНОГО, который однако жестом дает ему понять, что выстрел произошел не у него в животе.
МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА шатается, но удерживается на ногах и с трудом направляется к креслу).
Не могу, не могу, испачкать белое платье! (Падает в кресло и умирает).
ФРАНЧИСКА (по телефону).
Алло, алло, мама… Да, я все сделала, иди наверх, тут есть работка и для тебя.
И захвати три… четыре… пять, шесть… семь ящиков. (КАРАУЛЬНОМУ).
А вы, пожалуйста, поторопитесь, мне некогда…
КАРАУЛЬНЫЙ (глядя на свой живот).
Но может быть, там случилась осечка… У меня, знаете ли, гастрит…
ФРАНЧИСКА. Да, да, вполне возможно, такое уже бывало.
Ну, ладно, неважно, что осечка… Тем более, что вы мне симпатичны.
Так и быть, оставлю вас в живых… (по телефону) Послушай, мама, неси не семь, а только шесть ящиков…
КАРАУЛЬНЫЙ. Да, только шесть! (Довольно потирает руки).
ФРАНЧИСКА (по телефону).
Да, знаю… Сначала сказала семь, а теперь говорю шесть.
Не спорь, пожалуйста… Ну, ладно… С тобой невозможно разговаривать… Ладно, так и быть, неси семь… (Достает пистолет и стреляет в КАРАУЛЬНОГО).
Уж простите, но мама, знаете ли, нервничает и уже плохо рассуждает.
КАРАУЛЬНЫЙ. Вы полагаете… (падает замертво).
ФРАНЧИСКА. Возраст, ничего не поделаешь!
Звучит музыка на фоне пистолетных выстрелов.

* * * * * * *

Перевела с итальянского
Константинова Ирина Георгиевна,
член трех творческих союзов ― литераторов, журналистов, переводчиков,
тел./факс 4307991.
e-mail: ikonstantinova@post.ru

Санкт-Петербург