• Название:

    Найти и доставить 6

  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Найти и доставить! Часть 6

Проснулся от стука в дверь.
Долго соображал.
Еле поднялся, дошел до двери, приоткрыл.
Здравствуйте, говорит дежурная по гостинице, вы просили вас разбудить в восемь часов! Спасибо, говорю.
И обратно на кровать.
Вот это я вчера набрался! Башка раскалывается! Начинаю вспоминать для чего просил разбудить так рано? Ничего в голову не приходит.
Нет, надо приводить себя в порядок.
Закипятил с помощью бульбулятора воду в кружке, чайку покрепче засыпал в эту же кружку.
Бульбулятор хоть вещь незаконная, но удобная в поездках – маленькая вилка от радио, два опасных лезвия бритвы, между ними обыкновенные спички, обмотано для крепежа нитками, все это соединено двумя проводками.
Место мало занимает.
Подождал, пока остынет чаек и одновременно вспоминал цель раннего подъема.
Нет, черт возьми, не помню! Провалы памяти.
Надо начинать от печки.
Разбудили меня вчера, по моей просьбе в семь утра.
Позавтракал, приготовил сумку с бумагами, наручниками.
Не в кармане же таскать! Все остальное оставил в номере.
К восьми часам я уже стою у дверей милиции.
Холодно, периодически заскакиваю в автовокзал, благо он открыт, погреться.
Час жду, нет никого.
Второй жду - ни одного милиционера.
Мой план начинает рушиться в самом начале.
Смоется ведь мой беглец из квартиры и рыщи его опять.
А без милиции соваться в квартиру бессмысленно.
Наконец появился какой-то милиционер, не начальник.
Открывает помещение милиции, и я следом за ним.
Представляюсь ему и объясняю, что мне надо поговорить со старшим.
Блюститель порядка звонит куда-то, сообщает и дополнительно уточняет у меня вопросы, задаваемые на другом невидимом конце провода.
После чего кладет трубку и сообщает, что старший участковый, главный тут милиционер, скоро должен подойти.
Жду еще минут тридцать.
Наконец примерно в половине одиннадцатого дня появляется главный начальник в звании старшего лейтенанта.
Примерно минут тридцать ушло на знакомство, предоставление документов и разъяснение цели визита моего.
Пойти со мной на квартиру Островного вызвался сам начальник.
О том, что Островной сбежал из части, они были оповещены.
И, якобы, искали его. Что-то сомневаюсь я в этом.
В конечном итоге мы с Вовой, так звали участкового главного, примерно к половине двенадцатого подошли к квартире Островного.
Позвонили в квартиру.
Открыла хозяйка, мама беглеца.
По-моему это был выходной день.
Вова объяснил цель визита и мы, без сопротивления хозяйки, зашли в квартиру.
Все домочадцы, легальные, были в сборе. Хозяйка, ее звали Люда, стала нам объяснять, что сына в поселке отродясь не было, ничего она не ведает, и ничего не слыхивала.
Пришлось осмотреть всю трехкомнатную квартиру, заглянув в шкафы, под кровати и другие места, где можно спрятаться.
Нет беглеца.
Вовремя смотался.
Чертовы менты, не хотят работать! Где они шляются в рабочее время? Но все это я, конечно, не высказал, но подумал.
Вместе с Вовой мы поговорили с хозяйкой, говорил, правда в основном я.
Не сознается маманя.
Но начала говорить о притеснениях в части его сына.
Какой-то сержант Петров не дает проходу ее сыну.
Заставляет бегать, физкультурой, по ее мнению, чрезмерно заниматься.
А еще работать ему приходилось, уборкой, в том числе туалетов, заниматься.
Угрожал сержант ее сыну, дескать, будет тот плохо все делать, сержант его сгноит! Очень страшно, аж у меня мурашки пошли! Как мамани представляют себе армию? Как институт благородных девиц? Никто не ругается, не материться, не заставляет! Все ходят, как при царском дворе – здрасти-с, пожалуйти-с, будьте любезны-с,… Откуда в России столько дворян и князей наберется, что бы можно было армию сформировать? Да нет же вся эта элита от армии гасится, а служат попроще пацаны, да погрубее.
Ежели, на каждое слово реагировать так болезненно, легче не жить в России вообще.
Предупредили маманю, что сыну лучше сдаться, а не бегать.
А то в дезертиры запишут.
А это не малый срок и не в дисбате, но в зоне.
Пробыли мы в квартире около часа и ни с чем пошли восвояси.
Я предложил Вове посетить друзей Островного.
Поселок не великий, все друг друга знают.
Зашли с Вовой в две квартиры, где проживали друзья беглеца, но безрезультатно.
Вернулись в милицию часа в три дня.
Вова, как хозяин, предложил перекусить у него дома.
Я, естественно, не отказался.
Пришли к нему, сели обедать.
Надо сказать, что бутылку антисептика, я в сумочку-то свою положил.
Пригодилось! Уничтожили мы с Вовой одну бутылку, появилась от куда-то вторая.
Между делом разговоры разные вели и по делу, и ни о чем.
Кое-что удалось у него выяснить.
Например, то, что Островной, заядлый рыбак.
На хулиганском и других плохих поприщах замечен не был.
Что отец Островного живет в Охе.
Семья Островного благополучная.
Помню, что ходили мы с Вовой в милицию, откуда я позвонил в свою часть и доложил о ходе розыска начальнику штаба – командира Пашки не было, а может в отключке был.
Дополнительных указаний не получил от командования.
После этого мы еще где-то пили.
Потом не помню, дошел до точки (Высоцкий).
Примерно после восьми вечера память меня покинула.
Вообще-то я спокойный, надеюсь, глупостей не совершал.
Ну не помню я, что должен был сделать сегодня! Намечаю новый план.
Опохмелятся, я не привык, а значит, буду отлеживаться.
Авось вспомню чего, или придет кто сам.
Да и выходной пора сделать.
По приезду в часть мне ведь никто отгулы не предоставит, кто за меня мою должность исполнять будет?
Вот так и провалялся до следующего дня.

Продолжение следует.

PS:

Написано по-памяти, возможны ошибки.
Фамилии, имена изменены.

В.Ф. Афанасьев