• Название:

    роль организации польских диссидентов в 1980 х...

  • Размер: 0.09 Мб
  • Формат: DOC
  • или



ВВЕДЕНИЕ
Мой реферат посвящен очень сложной теме политической оппозиции в Польше.
Любая общественная организация или общественное течение имеют свою структуру.
В нашем случае рассматривается вставшая на дыбы социалистическая Польша в 1980-х гг., противопоставившая регрессирующему социалистическому строю недовольство народных масс, рабочие профсоюзы, борющиеся за права рабочих (а тогда почти все были рабочими), и выходит что все боролись за свои права.
Изначально же выступления рабочих начались из-за возникшей в результате инфляции разницы цен в зарплате и покупательной способностью денег.
Но каким образом и под чьим давлением тогда бастующие массы пришли к необходимости перейти от лозунгов, гарантирующую спокойную жизнь желудков трудящихся и их семей к политическим, подрывающим стабильность социалистического строя? Кто их заставил, надоумил, спровоцировал? Теперь необходимо осветить тему моего реферата:

Роль польских диссидентов в событиях 1980-х гг.
В этом реферате необходимо осветить события произошедшие в 1980-х гг. в Польше и осветить идеи, выдвигаемые польским диссидентством в качестве альтернатив социалистическому пути развития.
Потому что именно они смогли конвертировать идеи экономической стабильности в идеи политической борьбы. I Глава
Во второй половине 70-х гг. социально-экономическая и политическая ситуация в Польше продолжала ухудшаться, росли социальная напряженность, недовольство руководством страны, разочарование в реальном социализме, оказавшемся не в состоянии на обещанном уровне удовлетворять материальные и духовные запросы общества.
Стремясь ослабить давление на потребительский рынок, правительство решило в июне 1976 г. резко повысить цены на продовольствие с незначительной компенсацией заработной платы.
Попытка проведения этого решения в жизнь натолкнулась на решительное сопротивление рабочих.
В 10 воеводствах прошли организованные забастовки протеста, а в Радоме, Плоцке и на тракторном заводе Урсус под Варшавой рабочие вышли на улицы.
Против демонстрантов были брошены подразделения милиции, вооруженные водометами, дубинками и слезоточивыми газами.
Наиболее активные участники демонстраций были арестованы или уволены с работы.
Но выступления рабочих заставили партийно-государственное руководство отказаться от повышения цен.
Июньские события 1976 г. дали новый толчок деятельности оппозиционно настроенной части интеллигенции.
В сентябре 1976 г. был создан Комитет защиты рабочих, в состав которого вошли активные участники студенческих выступлений 1968 г., а также известные писатели, ученые, представители духовенства.
Комитет оказывал правовую и материальную помощь арестованным участникам выступлений протеста, развернул активную правозащитную деятельность.
После освобождения из заключения осужденных участников июньских демонстраций комитет продолжил свою деятельность.
В конце 70-х гг. началось создание свободных профсоюзов.
Стали возникать и другие оппозиционные организации:

Движение в защиту прав человека и гражданина, Конфедерация независимой Польши, Движение молодой Польши и др.
После избрания в 1978 г.
Папой Римским краковского кардинала К. Вой-тылы (Иоанн Павел II) начался стремительный рост авторитета католической церкви как идеологической и политической силы, противостоящей режиму.
Особенно отчетливо это проявилось во время паломничества Папы Римского в Польшу в 1979 г.
Партийно-государственное руководство оказалось бессильным перед неумолимо надвигавшимся социально-политическим и экономическим кризисом.
Не помогла замена на посту главы правительства непопулярного в обществе П. Ярошевича Э. Бабюхом.
Летом 1980 г. в ответ на повышение цен на продовольствие в Польше стала подниматься забастовочная волна, вначале под экономическими лозунгами.
Своей вершины она достигла в августе, когда забастовали предприятия Гданьска, Щецина, Силезии.
Стачки имели оккупационный характер, уличных манифестаций не было, чтобы исключить возможные провокации со стороны властей.
В ноябре 1980 г. был официально зарегистрирован независимый самоуправляющийся профсоюз Солидарность.
К концу 1980 г. в нем состояло около 8 млн членов.
В 1981 г. был создан профсоюз единоличных крестьян Сельская солидарность.
Другие профцентры (Центральный совет профсоюзов, автономные профсоюзы) значительно уступали ему по численности.
Солидарность представляла собой объединение автономных организаций отдельных регионов.
Координировала ее действия Всепольская согласительная комиссия во главе с председателем гданьского межзаводского забастовочного комитета, электриком судоверф им.
Ленина Л. Валенсой.
Большую помощь в ее деятельности оказывали известные деятели оппозиции Б. Геремек, Я. Куронь, Т. Мазовецкий, А. Михник, Я. Ольшевский и др. (1)
Солидарность с самого начала была преимущественно общественно-политическим, а не профсоюзным движением, объединявшим разнородные силы.
Она выросла на волне рабочего протеста, и в первое время не имела четких планов дальнейшего развития страны.
Опасения перед советской интервенцией заставили интеллектуальный штаб движения выступить с концепцией саморегулирующейся революции.
Она предусматривала, что Польша, оставаясь участником советского военно-политического блока, одновременно должна стремиться к внутреннему преобразованию общественно-политического строя: политическому плюрализму, установлению общественного контроля за деятельностью государства, обеспечению независимости общественных и государственных институтов от ПОРП. В 1981 г. произошла концентрация власти в партийно-государственном руководстве ПНР. Генерал В. Ярузельский был назначен председателем Совета министров, избран первым секретарем ЦК ПОРП и сохранил за собой пост министра национальной обороны.
Резкое обострение политического противостояния произошло в декабре 1981 г.
Радикальное крыло в руководстве Солидарности взяло курс на открытую конфронтацию с правительством, грозя проведением всеобщей стачки.
Возникала опасность неконтролируемого развития конфликта с перерастанием в гражданскую войну и интервенцией союзников по Варшавскому договору.
В этих условиях Госсовет ввел 13 декабря 1981 г. военное положение в стране.
Была приостановлена деятельность всех политических партий, общественных организаций и профсоюзов, свыше 5 тыс. руководящих деятелей Солидарности всех уровней были интернированы.
Вся полнота власти сосредоточилась в руках Военного совета национального спасения во главе с В. Ярузельским.
Во избежание всеобщей стачки все ключевые отрасли, порты и 129 крупных предприятий были переведены на военный режим работы.
В ходе введения военного положения погибли 8 человек. (2)
Теперь можно осветить структуру польского общества, готового к переменам. Прежде всего - это пассивные народные массы (рабочие), недовольные своим экономическим положением и желающие перемен, далее следуют наиболее решительные и яркие личности среди народных масс, могущие, благодаря удачному стечению обстоятельств и своим определенным психическим свойствам характера, возбудить в массах единую точку зрения на общий и важный для всех вопрос.
Но по-прежнему остается большой проблемой то, как сохранить дальнейшее единство народных масс и их готовность к дальнейшей борьбе.
Тут уже требуется не сколько харизматическая личность, сколько организатор, практик и теоретик, могущий предвидеть трудности, обходить подводные камни будущих проблем, человек живущий и работающий сегодня для дня завтрашнего, а не срывающий ради сиюминутной выгоды семена завтрашнего обильного урожая.
Вот теперь я логически подхожу к разработчикам социалистического периода Польши теорий дальнейшего развития своей страны.
Общее название интеллигентов, которые не мыслили социалистическими категориями и находили капиталистический путь альтернативой для коммунизма называли диссидентами.
В словарях по общественным наукам диссидентство рассматривается как инакомыслие, как противопоставление альтернативных путей развития официальной идеологии в политике, экономике, культуре.
Основные проблемы, которые рассматривала польская интеллигенция, это не только внутренние проблемы Польши.
В тот исторический период польские диссиденты считали, что все их внутренние проблемы происходят от внешних источников, самый главный из них – это СССР, поддерживающий в Польше уродливый социалистический строй, мешающий правильному развитию страны.
Поэтому значительная масса политических идей сконцентрировалась на внешнеполитических проблемах Польши.
Основные направления современной политики Польши были разработаны в концепциях польской политической оппозиции в 1980-е годы.
Выдвижение оппозицией внешнеполитических концепций в отношении тех или иных стран было подчинено цели борьбы за изменение общественного строя в Польше.
Как правило, эти концепции касались переходного периода, к которому относили время до получения страной подлинного суверенитета, и они носили в значительной степени тактический характер.
Лишь в небольшой части концепций формулировались принципы внешней политики Польши в расчете на будущее посттоталитарное развитие страны.
При этом выделялись три основные направления польской политики.
Главное из них - польско-советские (а в случае распада СССР - польско-российские) отношения.
Не менее значимым в концепциях оппозиции являлось восточноевропейское региональное направление политики Польши.
Гораздо меньше разрабатывались вопросы отношений с Западом.
В этой области преобладали конкретные рекомендации: прежде всего, оппозиция считала необходимым информировать Запад о существовавшем недовольством внутренним и внешним положением страны, а также о глубоком расколе между властью и обществом в Польше.
Кроме того, ею предпринимались шаги по получению поддержки и помощи со стороны Запада.
Однако целостные концепции "западной" политики страны были редкостью, хотя оппозиция останавливалась на вопросах форм интеграции с Западом, проблемах отношений с Германией в контексте ее возможного объединения и т.д.
Остановимся на основных концепциях, характеризовавших эти направления оппозиционной внешнеполитической мысли.
Подходы оппозиции к трактовке СССР были исключительно негативными:

Советский Союз рассматривался в качестве враждебной силы, благодаря которой в Польше сохранился отвергавшийся большинством общества коммунистический режим.
Оппозиция сознавала, что Польша в силу неравенства сил не могла воздействовать на СССР и содействовать осуществлению там необходимых демократических изменений.
Расчет строился на появлении в самом Советском Союзе или же на международной арене факторов, которые могли бы стать источником изменений в этой стране.
Среди возможных факторов назывались такие, как самопроизвольный распад СССР или изменение принципов его политики под влиянием экономической конкуренции со стороны Запада и т.д. (3)
Большинство же оппозиционных авторов концентрировалось на анализе вопросов внутреннего развития Советского Союза, полагая, что только они могут стать основой изменений внешней политики страны.
Суть предлагавшейся тактики польской оппозиции должна была состоять в том, чтобы нащупать факторы прогнозировавшихся изменений, "подключиться" к ним, используя их в интересах демократических изменений в Польше.
Одно из наиболее ранних (по времени его появления) предположений оппозиции в отношении Советского Союза предусматривало налаживание непосредственных контактов с советским руководством через голову руководства ПОРП.
Киселевский, входивший в группу интеллектуалов, группировавшуюся возле журнала "Станьчик", и вошедший в созданное в 1987 г. оппозиционное "Движение реальной политики", еще в конце 1970-х годов выступил с текстом под названием "Утратила ли геополитика свое значение?". В нем он в качестве одного из советов предложил оппозиции "постараться достучаться до русских, чтобы показать им, что в случае возникновения международных осложнений геополитическим партнером для них в Польше не может быть слабая, непопулярная, некомпетентная власть..., что им (русским) следует расширить партнерскую базу..." В середине 1980-х годов Киселевский повторил свои тезисы, приспособив их к тогдашней ситуации.
При этом он исходил из определенных постулатов: из сохранения на неопределенное время тогдашней международной системы, в целом удобной для Запада, и из необходимости поиска возможностей для оппозиционной деятельности в этих условиях.
Исходный тезис Киселевского состоял в том, что оппозиция должна учитывать интересы России в процессе борьбы за изменение существовавшего в стране режима.
Коммунистические лидеры утверждают, писал Киселевский, что господствовавший строй является необходимым условием существования у поляков собственного государства и любые изменения строя вызовут оккупацию страны.
По мнению автора, такие утверждения нужны были польской партийной верхушке для сохранения власти и для поддержания "у русских" иллюзии, что польская "антирежимная" оппозиция (как ее характеризовал автор) на самом деле является "антирусской" оппозицией.
В связи с этим Киселевский предлагал, с одной стороны, найти способ удостовериться, насколько был правдив тезис о существовании зависимости между сохранением польской государственности как условиям сохранения в стране советского строя, а с другой - советовал оппозиции отказаться от тех черт, которые могли бы вызвать обвинения в антироссийском характере ее деятельности. "Обязанностью... политического мышления является принятие факта, что мы останемся под (властью) России и именно "восточной" ситуации мы должны искать выход". Можно добавить, что в 1981 г. была опубликована известная декларация 35 польских интеллектуалов (ее подписали также и различные общественные организации), в которой гарантировалось сохранение союза с СССР от имени всего польского народа.
Предложения Киселевского были встречены широкой критикой и характеризовались как "реализм, опиравшийся на фантастику". Авторы основных возражений признавали, что оппозиция не должна быть антироссийски построенной (согласно их определению, русские являлись одним из первых покоренных коммунистами народов).
Но они считали, что она должна быть антисоветской - антикоммунистической и стремиться к изменению геополитических реальностей в регионе и Европе.
Поэтому, - утверждали критики Киселевского, изменения в Польше неизбежно приведут к нарушению интересов СССР. Наиболее известными попытками проведения в жизнь этих взглядов явились выступления Стефана Братковского, известного интеллектуала, примыкавшего к оппозиционному объединению Консерваториум "Опыт и будущее". В 1986 г. он послал письмо к генеральному секретарю ЦК КПСС, затем Центральный Комитет Солидарности признал эти положения в качестве официальной позиции своего объединения.(4)
Данную проблематику Братковский затронул впервые еще в 1982 г.
Поддерживая идею установления контактов между польской оппозицией и советскими властями, он выступил с утверждением, что в Польше существует возможность создания коалиционного правительства (с помощью оппозиционных партий, которые могли бы со временем появиться в стране).
Это правительство должно было гарантировать по минимуму Советскому Союзу сохранение его интересов в стране.
Позднее в других статьях он старался доказать, что для СССР не годится существовавший в стране союзник в лице ПОРП, которая в случае конфликтной ситуации не смогла бы, по его мнению, гарантировать безопасность коммуникаций и поведения "союзнической" польской армии.
Описывая ситуацию в польском обществе, Братковский признавал, что оно оценивает ситуацию между двумя странами как неравноправную.
В то же время, доказывал он, общество в своем социальном протесте и антиправительственных выступлениях не пользовалось антисоветскими и антирусскими лозунгами.
В заключении он выдвигал постулат необходимости для СССР начать переговоры со всеми политическими силами в стране (исключая партию власти).
Данные тезисы прозвучали в письме Братковского Генсеку ЦК КПСС.
Концепции вышеприведенных авторов многократно критиковались в кругах оппозиции.
Прагматически-реалистически настроенные критики припоминали им, то как заставляли их быть уверенными в том, что только коммунисты являлись единственным реальным гарантом их интересов в Польше.
Да и сам Братковский в одной из статей признал, что изменения в Польше неизбежно негативно скажутся на советских интересах, так как механизмы демократии могут отдать власть в стране крайне антисоветским силам, таким которые группировались вокруг Л. Могульского и других.
Если мнения вышеприведенных авторов, как и их критиков, строились на убеждении, что в случае заключения соглашения с советскими властями оно будет носить вынужденный тактический характер, то часть оппозиции обосновывала необходимость союза с восточным соседом соображениями государственных интересов.
Согласно логике последних, независимо от судьбы Советского Союза, русский народ останется соседом поляков, а украинский и белорусский народы будут группироваться вокруг него.
В связи с этим Польше следует продолжать в будущем после получения ею подлинного суверенитета ориентироваться на союз с Россией.
Данные авторы ссылались на исторические примеры, доказывая, что существует возможность сосуществования различных общественных строев в Польше и России.
В целом же эта концепция предусматривала осуществление демократической программы реформ внутри собственной страны и поддержание союзнических отношений с Россией во внешней политике будущей Польши.
Примером перечеркивания вышеприведенных концепций стало появление концепций, которые отрицали разделение Европы на сферы влияния как результата ялтинских договоренностей.
Одними из первых эти взгляды появились в таком документе оппозиции, как "Карта-84". Воззвание было обращено к странам-участницам ялтинской конференции и являлось протестом против ее решений.
В связи с этим в нем отрицалось право Советского Союза на вмешательство в польские дела.
Обращаясь к СССР, авторы "Карты-84" писали: "Ваше так называемое право держать Польшу в восточном блоке мотивируется тем, что оно вытекает из послевоенных реалий.
Мы не считаем себя связанными решениями какой-либо конференции". Обращаясь к правительствам США и Англии, авторы "Карты-84", к которым затем присоединились авторы "Ялтинского воззвания", - требовали, чтобы те заняли официальную позицию в вопросе возвращения полякам суверенного права решать вопросы их внутреннего устройства и заключения союзов с государствами по их собственному выбору и согласно их интересам.
Один из авторов в качестве "антиялтинской программы" предложил создать в Центральной Европе демилитаризованную зону (без войск и милиции), которая должна была включать Австрию, оба немецкие государства, Чехословакию и Польшу.(5)
Приведенные выше взгляды оценивали в оппозиционной прессе по-разному.
Критики этих концепций объясняли, что существовавшая в Европе ситуация является не столько результатом конкретных договоренностей великих держав, сколько отражением реального послевоенного соотношения сил в мире.
Резюмируя, они особо подчеркивали, что даже если оппозиция и не имеет возможностей для влияния на складывание международной ситуации в Европе, она должна распространять cвою точку зрения за рубежом с тем, чтобы Запад имел представление о внешнеполитических подходах польской оппозиции в случае каких-либо изменений ситуации на международной арене.
Другим по значимости направлением внешнеполитических разработок, которое было в центре внимания оппозиции, являлось их восточноевропейской, региональное ответвление.
В восточноевропейские разработки включались также народы, входившие в тот период в состав СССР, - украинцы, белорусы, литовцы.
Обозначение столь широких рамок восточноевропейского сотрудничества должно было, с одной стороны, увеличить шансы на изменение общественного строя в стране и достижение ею подлинного суверенитета, а с другой - политики Польши.
Кроме того, сотрудничество между оппозиционными кругами этих стран должно было способствовать устранению существовавших в Восточной Европе антипольских стереотипов, в особенности в вопросе территориальных споров.
Предложения по сотрудничеству выдвигались, прежде всего, в отношении народов, живших за восточной границей Польши (украинцев, белорусов, литовцев).
Тем самым подчеркивалось, что именно они, а не русский народ, являются соседями и потенциальными союзниками в будущем для польского государства.
В основе концепций по восточноевропейскому сотрудничеству лежало убеждение, что только скоординированные действия всех народов региона против Москвы могут ослабить советское господство в регионе.
Такие предложения ставили оппозицию в положение конфронтации с советскими властями, т.к. предложения по сотрудничеству с украинцами, белорусами, литовцами, входившими в тот период в состав народов СССР, соседствовали в них с постулатами освобождения этих народов.
На первом этапе средством сплочения восточноевропейских народов должно было стать налаживание сотрудничества между эмигрантскими кругами и оппозицией внутри стран.
С этой целью был начат диалог с наиболее организованной украинской эмиграцией, созданы нелегальные "Польско-чехословацкая Солидарность" (1982 г.), "Польско-венгерская Солидарность" (1987г.).
Составной частью концепций восточноевропейского сотрудничества был вопрос о формах и субъектах предлагавшейся интеграции.
Постановка этого вопроса служила цели подготовки общественного сознания к необходимости изменения существовавшего в стране строя, популяризации предлагавшихся схем будущего развития страны, а в некоторых случаях авторы концепций готовили общество к принятию идеи появления в регионе каких-либо федеративных образований.
В зависимости от предлагавшихся форм интеграции в восточноевропейское объединение должны были войти различные страны и народы, но во всех предложениях оппозиции в качестве потенциальных союзников Польши фигурировали Украина, Белорусия и Литва.
Например, в одной из концепций речь шла о "Содружестве Центрально-Восточной Европы" как форме образования в регионе сравнительно свободной федерации или конфедерации.
Кроме Украины, Белорусии, Литвы, Латвии, Эстонии (с которыми Польшу связывали общие задачи освобождения от Москвы), в это объединение, по мысли ее авторов, должны были бы войти Чехословакия, Венгрия, Румыния и Югославия.
Еще одна любопытная концепция предлагала варианты или же коалиции (с включением Польши, Украины, Белорусии и Литвы), или же Центральноевропейской федерации - с Польшей, Венгрией, Чехословакией.
Авторы этой же концепции рекомендовали обратить особое внимание на народы, ранее не входившие в польские внешнеполитические планы: словаков, лемков и лужичан.
Один из крупнейших деятелей оппозиции, Бр.
Гермек, говоря о федерализме, считал необходимым учитывать тот факт, что Польшу, с одной стороны, связывают с Литвой и Украиной католическая традиция, а с другой - с Венгрией, Чехией и Словакией - общие цели получения суверенитета.
Он считал, что при разработке программы сотрудничества между данными странами (при этом форма федерации не являлась обязательной) следовало учитывать обе данные тенденции.
Концепции восточноевропейского сотрудничества получили дополнительную мотивацию в конце 1980-х гг.
Налаживание регионального сотрудничества стало рассматриваться как необходимый этап, который должен был способствовать более органичному вхождению в будущем восточноевропейских стран, в том числе и Польши, в западноевропейские структуры.
Кроме того, требования восточноевропейской интеграции, как противовеса мощи немецкого государства (или как защита от германской угрозы), звучали на протяжении всех 1980-х гг., а в конце десятилетия они усилились в связи с прогнозировавшимся объединением Германии.
Независимо от предлагавшихся форм будущего регионального сотрудничества, авторы концепций часто указывали, что границы в данном объединении должны быть открыты как можно более полно, чтобы обеспечить гражданам право свободы передвижения.
Критика этих концепций была многосторонней, в ней можно выделить ряд принципиальных возражений.
Одно из них касалось вопроса о военно-экономической слабости потенциальных союзников Польши по региону.
Согласно другому возражению, распад СССР не отвечал бы интересам Польши, так как появившиеся в результате новые независимые государства, особенно Украина, могли бы иметь территориальные претензии к Польше.
Основным поводом отказа от решительного продвижения в жизнь этой концепции и ее дальнейшей более глубокой разработки явилось стремление "не раздражать СССР", содействуя общественно-политическим изменениям в его республиках.
В связи с этим основные усилия оппозиции были сосредоточены на поиске путей и средств изменения существовавшего в Польше строя - на внутренних проблемах страны как наименее болезненном варианте деятельности польской оппозиции по сравнению с вышеназванными.
Проблематика политики Польши в отношении Запада относится к наименее разработанной в концепциях оппозиции.
Большинство авторов принимало за аксиому положение, что с Западом Польша должна поддерживать дружественные отношения.
Однако постулат необходимости интеграции страны в будущем в западноевропейские структуры появился только в конце рассматриваемого периода. (Редкие высказывания по этому вопросу появлялись и раньше, но они носили общий характер).
Однозначно позитивному отношению к вопросу интеграции мешало опасение, что при наличии значительной диспропорции в экономическом развитии Польша, в рамках европейского сообщества, будет полностью зависеть от других стран.
В большей части публикаций, писавшихся Запада, превалировало убеждение, что западные страны (прежде всего США) заинтересованы в поддержании status quo в Европе и сохранении Польши в орбите СССР, по крайней мере до момента их победы над Советским Союзом в глобальном масштабе.
Стефан Киселевский писал: "В восточном блоке мы, бунтуя, мешаем и вызываем неприятности у России - это для Запада выгодно со стратегической точки зрения.
Однако какие бы неприятности имел от нас Запад, если бы мы там оказались: экономический кризис, "спорные" территории, немецкий вопрос..." В принципе к этой позиции примыкала и точка зрения Зб.
Бжезинского, который, с одной стороны, предупреждал США о необходимости сохранять осторожность в вопросе сфер влияния и разделения Европы, а с другой - призывал западноевропейские страны к проведению скоординированной политики, направленной не преодоление ялтинских соглашений.
В возможность осуществления такой политики не верило большинство польских оппозиционеров.
В то же время часть из них считала, что оппозиция в Польше должна проводить активную политику в отношении Запада, которая будет направлена не только на получение помощи "под ее деятельность", но также будет осуществлять давление на Запад с целью проведения им более энергичной политики давления на руководство Польши для осуществления там необходимых демократических изменений.
В одной из статей были перечислены достижения, проводимой оппозицией внешней политики, а именно: получение политической поддержки со стороны Запада (в том числе в виде дипломатического и экономического давления на польские власти), организация поддержки в форме проведения кампаний в прессе и получения материальной помощи и т.д.
В других выступлениях говорилось о необходимости проведения действий, направленных на слои государственной монополии на проведение внешней политики, что должно было бы показать Западу, что власти не могут представлять большинство польского общества.
В ряде статей авторы касались и проблемы Германии.
Хотя высказывания были довольно редки, в них довольно отчетливо звучало убеждение, что немцы будут стремиться к объединению и хотя это может быть невыгодно Польше, польская сторона должна признать право это немецкого народа и, кроме того, она не может оказать какого-либо влияния на данный процесс.
Наряду с подобными публикациями начали появляться такие, где доказывалось, что Германия может играть позитивную роль для реализации польских интересов, и рекомендовалось проводить активную политику для достижения польско-немецкого сближения.
Следует отметить, что таких высказываний было сравнительно немного.
Стоит привести в качестве примера слова Яцка Мазярского, который отмечал, что "в этой части континента дорога на Запад ведет через Германию и только она может быть нам пропуск в Европу". Из этого следовала директива, направлявшая оппозиционные силы на выработку в сознании поляков пронемецкой ориентации.
При этом часть авторов, подчеркивавших значение Германии для реализации задач внешней политики Польши, говорила о необходимости поддержания корректных отношений и с СССР, часть же считала, что следует избрать немецкую дружбу. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Опираясь на приведенные выше высказывания авторов оппозиции по вопросам внешней политики, можно сделать вывод, что принципиальной проблемой в этой области был вопрос политики оппозиции в отношении Советского Союза.
Такое положение объяснялось тем, что признавалось, что изменения в "польском" режиме в прямую зависели от изменений советской политики и ослабления или распада СССР. Редкими были публикации об отношениях Польши с другими странами и мало затрагивались вопросы будущего страны - после получения ею полного суверенитета.
Западные страны трактовались чаще всего в инструментальном ключе - в качестве союзниц или же источников материальной поддержки в борьбе оппозиции за изменение режима в стране.
Отсюда можно вывод, что один из существенных моментов, под влиянием которого формировались концепции внешней политики оппозиции, состоял в уверенности польской оппозиции в длительном сохранении разделения Европы на два блока.
В целом же, идеи эпохи 1980-х были неуклюжими попытками польских общественных деятелей найти Польше будущего свое место под солнцем.
А события 1980-х гг. дали возможность оппозиционно настроенным польским деятелям открыто сказать о своих идеях и намерениях, увидеть свои ошибки и реальные возможности в деле будущей реализации своих целей. Список использованной литературы
История Южных и Западных Славян М.,2001
Краткая история Польши М. 1993г
А.В. СССР-Польша:механизмы подчинения М.,1995
Бардах Ю. История государства и права Польши.
М., 1980
Kultura. 1982. N 5. (перевод на русский в электронном варианте)
Kisielewski S. Wstep do programm opozycji.
Warszawa. 1984. S. 6. (перевод на русский в электронном варианте)
Stanczuk. 1986. N 3. (перевод на русский в электронном варианте) ССЫЛКИ НА ИСПОЛЬЗОВАННУЮ ЛИТЕРАТУРУ

Краткая история Польши М. 1993г.
С.92
Указ соч с.99
Stanczuk. 1986. N 3
Kisielewski S. Wstep do programm opozycji.
Warszawa. 1984. S. 6.
Указ.соч