• Название:

    Несбывшася горечь утраты

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOC
  • или




Декопольцев С.А.
НЕСБЫВШЕЕСЯ…ГОРЕЧЬ УТРАТЫ.

В августе мы отмечали юбилей одного из самых удивительных русских фантастов – Александра Грина.
Александр Грин (Александр Степанович Гриневский) родился в 1880г.
Сейчас бы ему исполнилось сто тридцать лет.
Как давно это было! А его книги (Алые паруса, Дорога в Никуда, Бегущая по волнам и др.) до сих пор любят и ценят тысячи российских читателей!
Бегущую по волнам я прочитал (в первый раз) лет в тринадцать.
Завязка романа просто оглушила меня.
Ну там, где главному герою женский голос говорит на ухо:

Бегущая по волнам… И не таинственность события заставила меня вздрогнуть, а то, что буквально годом ранее со мной самим произошло нечто подобное! Дело было так…
Я вернулся домой из школы, в квартире стояла абсолютная тишина.
Мама и сестра еще не пришли, а радио и телевизор не работали.
И вот, когда я положил портфель и начал переодеваться, незнакомый женский голос сказал мне на ухо: …длинный… Что это было – я до сих пор не знаю.
Голос был живой, нормальный, стоял солнечный день, поэтому я не испугался.
Только удивился.
Обошел всю квартиру, убедился, что ни радио, ни соседи тут ни причем.
Вот и все.
В отличии от истории Томаса Гарвея это происшествие развития не получило.
И лишь потом, читая Бегущую…, я подумал, что автор, описывая эти события (сказочные, с точки зрения нормального человека), рассказывает о том, что случилось с ним самим.
Сами посудите – мне бы было в это не поверить!
Недавно, решив перечитать роман, я только утвердился в своем мнении.
Постараюсь вам это доказать.
Смотрите – на страницах Бегущей по волнам мы встречаемся с тремя героинями.
Таинственная Фрези Грант… Умная, волевая, но нисколько не черствая – Биче Сениэль… Озорная и непосредственная – Дези… Для автора-мужчины создание яркого и запоминающегося женского образа всегда было нелегкой задачей.
А тут дело осложняется тем, что и Фрези, и Биче, и Дези – молодые девушки примерно одного и того же возраста.
Биче и Дези вообще очень похожи фигурой и прической, из-за этого сходства главный герой путает их во время карнавала в Гель-Гью…
Но Грин прекрасно справляется со своей задачей! Описания героинь замечательны: там нет ни одной лишней детали, все к месту… И мы никогда не спутаем Биче Сениэль с Дези, мы же – не Томас Гарвей!
А почитайте описание самого карнавала! Просто замечательно – полный эффект присутствия! А диалоги! Каждый герой говорит в своей собственной неповторимой манере! И вместе с тем…
Вернемся к началу романа и перечитаем описание переживаний главного героя, когда он только появляется на сцене.
Гарвей томится ожиданием Несбывшегося.
Трудно понять, что под этим подразумевает автор.
Несбывшееся, по моему разумению – это то, что не произошло, и никогда не произойдет.
Как можно его ждать?
А фразы, их строение? Прочитав две-три, перестаешь верить, что они написаны Грином!
Посудите сами:
…Его (Несбывшегося – Д.С.) стройность, его почти архитектурная острота выросли из оттенков параллелизма… Среди уродливых отражений жизненного закона и его тяжбы с духом моим я искал, сам долго не подозревая того, - внезапное отчетливое создание: рисунок или венок событий, естественно свитых и столь же неуязвимых подозрительному взгляду духовной ревности, как четыре наиболее глубоко поразившие нас строчки любимого стихотворения…
Уф-ф! Вычурно и косноязычно.
Хочется сказать:

Это не Грин!
Почему бы просто не написать, что герою было скучно? Что ему хотелось Чуда? Приключения? Хотелось вернуть ушедшую молодость с ее яркостью ощущений и чувств? Испытать взаимную любовь со всеми ее треволнениями?!
Ладно, прекращены мучительные попытки объяснить, что творится в душе Томаса Гарвея.
Появляется Биче Сениэль.
Сцена на пристани читается на одном дыхании.
Описание девушки, сидящей на чемодане, и суеты вокруг нее (длинной в пару страниц), мы пробегаем глазами, как будто глотаем детективную сцену погони! Задумчивый Гарвей возвращается к себе в комнату, и…
На потолке и стенах неслись танцы солнечных привидений.
Вихрь золотой сети сиял таинственным рисунком.
Лучистые веера, скачущие овалы и кидающиеся из угла в угол огненные черты были как полет в стены стремительной золотой стаи, видимой лишь в момент прикосновения к плоскости…
Это он о чем? А-а… Описывает отражение солнечного света от мелкой ряби на поверхности воды.
Первая фраза приведенного абзаца прекрасна, ее и следовало бы оставить – было бы вполне достаточно.
Остальные лишь портят впечатление.
Те, кто живут рядом с морем, озером, рекой (словом, неподалеку от воды), поймут, о чем хотел поведать автор.
Да и люди сухопутные, но которым довелось путешествовать на теплоходе, ясно представят…Утро.
Ты лежишь на койке в каюте.
В открытый иллюминатор врывается ветерок, играя белой занавеской.
За тонкой сталью борта колышется зеленоватая масса воды, и солнце, отражаясь от ребристой поверхности посылает прямо на каютную переборку целую россыпь солнечных зайчиков.
Действительно, похоже на стаю беспокойных зверьков!
Можно было бы сказать об этом и попроще, без …пестрых ковров солнечных фей, мечущийся трепет которых, не прекращая ни на мгновение ткать ослепительный арабеск…, ну и т.д.
Зачарованный такой словесной вязью, читатель, пожалуй, может увлечься формой в ущерб содержанию.
Почему он пишет так неровно? Мне кажется, заполняя те страницы, читая которые, мы скрипя зубами пытаемся понять о чем тут речь, автор мучительно пытается описать реальные события! Как и всякий очевидец мямлит, спотыкается, мучительно подбирает слова…
Но почему море в романе слито с образом бегущей девушки? Да потому что Александр Грин влюблен в море! Влюблен как в женщину! Тут мы его понимаем.
Разве можно не любить море?!
Стоя на берегу, подставив лицо свежему ветру, можно часами любоваться на его волны.
Твой взгляд скользит вдоль желтеющего полумесяца песчаного пляжа к синеющему вдалеке мысу.
А как прекрасна игра белух в синей воде! А какие роскошные картины из сочетаний багрового, золотого и синего цветов рисует на фоне воды и облаков заходящее солнце! Только картина бездонного звездного неба не уступает морю по величию и красоте! Да еще бесконечные просторы нашей тайги, если смотреть на них сверху – играющие десятками оттенков зеленого цвета прямо у твоих ног, и укутанные фиолетовой дымкой у самого горизонта…
Ну ладно, это все – лирика.
Так, личные впечатления.
Может быть у вас все по-другому?
Вернемся к роману.
Что рефреном звучит в нашей душе, когда мы читаем его? Грусть… Тоска… Досада на главного героя, нарушившего запрет Фрези рассказывать о ней Биче Сениэль, и тем самым упустившего возможность найти с ней (Биче) свое счастье? Да и Биче тоже хороша:

Скажите, что это – неправда! Фрези спасла ее предков во время кораблекрушения, ее отец назвал свой корабль-мечту Бегущая по волнам, а она отвергает человека, только потому, что не желает(!) верить в то, что он встречался с таинственной Бегущей…
И является ли полноценной заменой счастливого финала союз Гарвея и Дези – это еще вопрос.
Дези-то несомненно счастлива, а вот счастлив ли главный герой? Мы то достаточно хорошо познакомились с ним.
Гарвей по натуре – заядлый путешественник.
Но в финале болтушка и хохотушка Дези оказывается крайне необщительной и нелюдимой особой.
В Лондоне, Милане, Риме она устает от общения с массой незнакомых людей, ей неприятно их общество.
Ее идеал – уютное гнездышко на двоих (вспомните ее реакцию на приобретение дома).
Просто удивительно, как такая девушка терпеливо переносила плаванье на корабле своего дяди и общество его матросов!
А вот Биче Сениэль… Она всегда в разъездах, в делах; каюта парохода сменяется вагонным купе, купе – номером гостиницы.
Она всегда находится в центре внимания (сцена на набережной), и это ее нисколько не утомляет.
Конечно, женщины такого типа обычно жалуются на назойливость поклонников, на бесконечные дела и уверяют, что мечтают о покое.
На самом деле – нескончаемая суета, хлопоты и переезды – смысл их существования.
Им не нужно гнездышко - бесконечная дорога рука об руку с любимым человеком – вот мечта такой как Биче Сениэль.
И не присутствует ли на страницах эпилога, в последних словах Томаса Гарвея горечь невосполнимой утраты?
Человека не понимают… Рассудительная и мудрая Биче не поняла и не приняла чувств главного героя… И даже Фрези Грант здесь уже не помошница, хоть и доноситься с моря:
- Не скучно ли на темной дороге? Я тороплюсь, я бегу… "куда". Сейчас бы ему исполнилось сто тридцать лет.
Как давно это было! А его книги ("
"куда". Сейчас бы ему исполнилось сто тридцать лет.
Как давно это было! А его книги ("