• Название:

    Не всякий вор грабитель

  • Размер: 0.13 Мб
  • Формат: DOC

ДАРИО ФО
НЕ ВСЯКИЙ ВОР — ГРАБИТЕЛЬ
Фарс в двойном ключе ПЕРЕВЕЛА С ИТАЛЬЯНСКОГО
КОНСТАНТИНОВА ИРИНА ГЕОРГИЕВНА,
член трех творческих союзов ― литераторов, журналистов, переводчиков

тел./факс 4307991
8 905 204 82 50

ikonstantinova@post.ru

Санкт-Петербург
НЕ ВСЯКИЙ ВОР — ГРАБИТЕЛЬ
Фарс в двойном ключе

Действующие лица

ВОР
ЖЕНА ВОРА
МУЖЧИНА
ЖЕНЩИНА
АННА
АНТОНИО
ВТОРОЙ ВОР

Открыв окно, Вор проникает в квартиру на третьем этаже богатого дома, осматривая ее с помощью классического карманного фонарика.
Луч света выхватывает из темноты предметы обстановки, шторы, старинные картины.
Вор закрывает ставни и включает электричество.
В тот момент, когда он собирается открыть ящик письменного стола, звонит телефон.
В первое мгновение, испугавшись, Вор бросается к окну, рассчитывая убежать, но тут же соображает — раз в доме никого нет, опасаться нечего, и возвращается к столу.
Ему хотелось бы не обращать внимания на телефонные звонки, но не удается.
Очень осторожно, на цыпочках, ВОР подходит к телефону и бросается на него, как на добычу.
Хватает трубку и, пряча под пиджак, прижимает к груди, словно хочет задушить ее.
Как бы в подтверждение совершающегося преступления из трубки доносится все более слабеющий голос, точно кого-то действительно душат.
ГОЛОС. Алло, алло, ответьте… Кто это?
Голос оборвался.
ВОР может наконец облегченно вздохнуть.
Он достает трубку из-под пиджака, осторожно подносит к уху, несколько раз встряхивает и слышит стон.
ВОР. Ох, наконец-то!
ГОЛОС. О-о-ох! Наконец-то! Кто это?
ВОР (очень удивлен).
Мария… ты, что ли?
ГОЛОС. Ну, да, я.
А кто же? Почему не отвечал?
В той стороне сцены, что остается в темноте, прожектор высвечивает женщину, говорящую по телефону.
ВОР. Да ты с ума сошла! Теперь еще и на работу мне звонишь? А если бы тут оказался кто-нибудь? Вот бы услужила мне…
ЖЕНА ВОРА. Но ты ведь сам говорил, что хозяева за городом… И потом, уж прости меня, но я не могла больше… я так беспокоюсь за тебя… Мне по-настоящему было плохо… И сейчас почувствовала просто настоящее удушье…
ВОР. Извини, я не нарочно, я же не знал, что это ты…
ЖЕНА ВОРА. Ты о чем это?
ВОР. Да нет, нет… ничего, ничего… Это я так… А теперь все, закончим разговор… Я и так потерял столько времени…
ЖЕНА ВОРА. Ах вот оно что! Я, выходит, заставляю тебя терять время… Спасибо! Я тут вся измучилась, волнуюсь, переживаю, у меня оргазм…
ВОР. Что-что?
ЖЕНА ВОРА. Ну, да… я переживаю, волнуюсь за тебя… А ты так говоришь со мной… Очень мило, ничего не скажешь… Но не беспокойся… больше не стану волноваться… И вообще можешь теперь никогда не сообщать мне, куда отправляешься на свою работу, потому что меня это больше не…
ВОР. Дорогая, ну, посуди сама… Ну, как ты не понимаешь, я ведь не развлекаться сюда пришел… Неужели не можешь хоть раз дать мне поворовать спокойно!
ЖЕНА ВОРА. Это уже слишком… Снова за старое… Опять строишь из себя мученика! Столько людей кругом воруют, столько грабят, даже с оружием… и никто так не разговаривает со своими женами.
Хорошо еще хоть не придумываешь никаких уловок и обманов… иначе… Ах я, несчастная!
ВОР (услышав странный звук за спиной, невольно прикрывает трубку).
Тише!
По счастью, это звякнул механизм больших напольных часов, предвещая бой.
Часы бьют полночь.
ЖЕНА ВОРА. Что там?
ВОР (приходя в себя от испуга).
Часы.
Слава богу…
ЖЕНА ВОРА. Какой красивый звук… Наверное это старинные напольные часы… Тяжелые, как ты думаешь?
ВОР (рассеянно).
Ну, наверное, килограмм этак… (вдруг догадывается, что таится в вопросе жены) Уж не станешь ли ты, случаем, требовать, чтобы я принес их домой?
ЖЕНА ВОРА. О, нет, ну, что ты… Ну, как ты мог подумать, будто я стану требовать такое… Ты и без того такой заботливый всегда… И я знаю, что ты хочешь сделать мне небольшой подарок… Ну, совсем маленький!
ВОР. Да ты, видно, вообще не соображаешь ничего!… Если взвалю на себя такой катафалк, то скажи мне, куда дену серебро и все прочее, что найду?
ЖЕНА ВОРА. В катафалк…
ВОР (сердито).
А почему, если уж на то пошло, не попросишь принести тебе холодильник! Тут наверняка найдется неплохой, литров так на двести!
ЖЕНА ВОРА. Не кричи, прошу тебя… Ты не у себя дома.
ВОР. Извини, я совсем потерял голову.
ЖЕНА ВОРА. Не говоря о том, что тебя могут услышать, ты еще будешь выглядеть невоспитанным человеком.
ВОР. Я извинился.
ЖЕНА ВОРА. И потом я никогда не говорила тебе, что мне нужен холодильник, тем более на двести литров, такой мне и поставить некуда! Мне хватит какого-нибудь милого пустячка… Важно внимание, а не подарок… так что ты уж сам решай.
Это ведь ты делаешь подарок…
ВОР. Но откуда мне знать, что тебе может понравиться… И потом у меня совсем другое в голове…
ЖЕНА ВОРА. Ну, если дело только за этим, так я и сама могу придти выбрать…
ВОР. Только этого еще не хватало!
ЖЕНА ВОРА. Мне очень интересно было бы взглянуть, как выглядит настоящий богатый дом… расскажу потом подругам, так они от зависти умрут.
ВОР. Пока что тут умираю я, а не твои подруги… Я пришел сюда воровать, можешь наконец это понять или нет? Все, пока, привет!..
ЖЕНА ВОРА. Ну, что ты так торопишься! Ну, что тебе стоит… хоть однажды быть поласковее со мной, я ведь жена твоя, в конце концов… и даже в церкви с тобой обвенчана, а не в мэрии, словно какая-то сожительница…
ВОР (недовольно).
Я сказал: пока!
ЖЕНА ВОРА. Ну, хоть один поцелуй…
ВОР. Ну, ладно… (смешно складывает губы и издает звонкий поцелуй).
ЖЕНА ВОРА. Любишь меня?
ВОР. Да, люблю.
ЖЕНА ВОРА. Очень, очень?
ВОР (измученный).
Очень, очень! А теперь положи трубку…
ЖЕНА ВОРА. Сначала ты…
ВОР. Ладно… сначала я…
Собирается положить трубку, но слышит очень громкий голос жены, снова обращающейся к нему.
ЖЕНА ВОРА. Не забудь про подарочек!
Вор быстро кладет трубку, с ненавистью глядя на нее.
В тот же момент фигура женщины исчезает в темноте.
Наконец, оставшись один, Вор рыщет по комнате в поисках, чего бы украсть.
Открывает ящик, находит, видимо, что-то подходящее.
Достает из кармана мешок и собирается уложить в него какую-то добычу, как вдруг доносится звук открывающегося с трех оборотов дверного замка.
ВОР вздрагивает, и тут же из прихожей слышны голоса.
ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ. В гостиной свет… Боже мой! Мне страшно, уйдем лучше…
ГОЛОС МУЖЧИНЫ. Успокойся… Наверное, я забыл выключить… Ну, кто, по-твоему, там может быть?
ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ. А вдруг вернулась твоя жена?
Тем временем ВОР, сильно испуганный, хотел было бежать в окно, но понял, что не успеет.
Ему ничего не остается как спрятаться в футляре напольных часов.
МУЖЧИНА (входя не без опаски).
Ну, что ты придумала… моя жена! И зачем ей возвращаться в город! (Заглядывает во все углы и двери) Она не вернулась бы, даже если б знала, что дом грабят… Видела? Никого нет!
ЖЕНЩИНА (входит осторожно, подозрительно осматриваясь).
Чувствую себя такой виноватой… (МУЖЧИНА помогает ей снять шубку).
Кто знает, что ты обо мне подумаешь… Наверное, я неприлично веду себя, уступая тебе так быстро… Спорю, твоя жена держалась куда дольше, чем это удается мне…
МУЖЧИНА. При чем тут моя жена? У нее всегда было полно всяких комплексов, мелкобуржуазных предрассудков… Она не уступала только потому, что хотела девственницей пойти под венец …
ЖЕНЩИНА (протестующим и обиженным тоном).
Да, конечно, мелкобуржуазная, полна предрассудков… Но тем не менее ты женился на ней… Хотела бы я посмотреть, удалось бы тебе такое сделать со мной.
МУЖЧИНА (обнимая ее и пытаясь подвести к дивану, стоящему в центре сцены).
Сокровище… Уверяю тебя, если б у нее не было таких устаревших представлений, если б еще и твой муж не возражал…
ЖЕНЩИНА опускается на диван, МУЖЧИНА садится рядом.
ЖЕНЩИНА (высвобождаясь из объятия).
Ну, вот, и все испортил… (МУЖЧИНА покачнулся и откинулся на cпинку дивана, она падает, и МУЖЧИНА растягивается на диване).
Зачем тебе понадобилось напоминать мне, что у меня есть муж? Ну как я теперь смогу? Вот опять возникли угрызения совести, вернулось чувство вины…
МУЖЧИНА. Извини, я не хотел (приподнимается, ставит на место спинку дивана).
А если попробуем поговорить немного о чем-нибудь другом… о том, о сем… может, опять сможешь отвлечься, и пойдем туда.
ЖЕНЩИНА. Туда — это куда?
МУЖЧИНА (смущен).
Ко мне в спальню…
ЖЕНЩИНА. Может, и в самом деле так будет лучше всего… попробуем.
МУЖЧИНА (с надеждой).
Пойти ко мне в спальню?
ЖЕНЩИНА. Нет.
Поговорить о чем-нибудь… о том, о сем…
МУЖЧИНА. А разве нельзя там поговорить о том, о сем?
ЖЕНЩИНА. Прошу тебя, не настаивай.
Поговорим… поговорим о тебе, о том, каким ты был в детстве… я так люблю детей…
МУЖЧИНА (покорно).
Ну, ладно… только, если не возражаешь, начну с пяти лет… Что было раньше, хоть убей, не помню.
ЖЕНЩИНА. С пяти лет? Жаль… я люблю детишек помладше… Они такие ангелочки, еще не умеют хитрить… ну, что поделаешь, раз не помнишь… не убивать же тебя за это…
МУЖЧИНА. Так вот, я помню, что в пять лет еще был ребенком… и что мне давали все шесть лет… (вскакивает с раздражением) Ах, нет! Послушай! Хватит об этом… А то я чувствую себя жутким идиотом… Уже час как ты морочишь мне голову… Сначала моя жена, потом твой муж… Несчастный человек, если ему тоже приходится терпеть всю эту чушь…
ЖЕНЩИНА. Нет, дорогой, с ним все было по-другому… Он сразу уступил…
МУЖЧИНА (с удивлением).
Как это — сразу уступил?
ЖЕНЩИНА. Конечно, тогда ведь это я пригласила его к себе, поэтому мне и пришлось заставлять его сдаться.
Если отнять у любви удовольствие, какое доставляет завоевание, что же тогда от нее останется? К сожалению, мой муж всегда был человеком постыдно легкомысленным и уступил сразу же.
Поэтому и презираю его.
А с тобой я, чувствую, все будет совсем по-другому… Ты так хорошо умеешь настаивать.
Настаивай, прошу тебя… Настаивай!
МУЖЧИНА. Да, настаиваю, очень настаиваю, пойдем туда. (Собираются выйти, обнявшись, как вдруг звонит телефон, они в растерянности останавливаются, не зная, что делать).
Кто это может быть? В такое время?
ЖЕНЩИНА. Твоя жена?
МУЖЧИНА. Да нет… моя жена… Зачем ей сюда звонить? И кому? Не мне же, разумеется… Она считает, что я у своей матери… И к тому же это не междугородный звонок… Наверное, какой-нибудь надоеда или кто-то ошибся номером. (Снова обнимает ее).
Пойдем туда, сейчас он перестанет звонить. (Телефонные звонки не прекращаются) .
ЖЕНЩИНА. Прошу тебя, прекрати этот трезвон.
Он действует мне на нервы…
МУЖЧИНА (направляется к телефону, снимает трубку и кладет ее в ящик стола).
Вот и все.
Больше не будет мешать нам.
ЖЕНЩИНА (в отчаянии).
О Боже! Что ты наделал! Теперь они поймут, что ты дома… Кто еще, кроме тебя, мог снять трубку.
МУЖЧИНА (с огорчением, признавая ее правоту).
Какой я глупец… Ты права! И могут к тому же еще заподозрить, что я тут не один, что пытаюсь скрыть что-то нехорошее.
ЖЕНЩИНА. Спасибо, почему бы прямо не сказать, что я тебе противна? (Рыдает).
А я уже готова была уступить… Так мне и надо…
МУЖЧИНА (всеми силами стараясь выглядеть хозяином положения).
Моя дорогая… не нужно так превратно понимать мои слова.
Не будем терять голову, ради бога… Постараемся сохранить спокойствие.
В конце концов, почему кто-то должен думать, что это именно я снял трубку? Это ведь мог быть и кто-нибудь другой… ну, кто-нибудь еще… кто угодно… откуда мне знать? (Не знает, что еще придумать).
ЖЕНЩИНА (с иронией).
Ну да… кто-то кто заглянул сюда мимоходом…
МУЖЧИНА (неуверенно).
Вот именно…
ЖЕНЩИНА (тем же тоном).
Прогуливался тут случайно, ну, и решил заглянуть… Может, и вор какой-нибудь…
МУЖЧИНА. Конечно, а почему бы и нет… (Понимая всю нелепость такого предположения) Да что ты говоришь — "вор"! Если бы они заподозрили такое, сразу бы вызвали полицию.
ЖЕНЩИНА. Вот именно, а откуда ты знаешь, что они уже не сделали это? (В ужасе) О, Боже! Нас тут застанут вместе, арестуют… (Почти вопя) О, Боже, полиция! (Бросается к выходу, Мужчина за ней, пытается удержать).
ВОР (в испуге вылезает из своего убежища).
Полиция… Только этого еще недоставало… И куда мне теперь деваться?
МУЖЧИНА (из прихожей).
Подожди… Давай разберемся…
ЖЕНЩИНА. Мне страшно… Пойдем отсюда, прошу тебя!
МУЖЧИНА. Ну, ладно, пойдем… а свою шубку не хочешь забрать?
ЖЕНЩИНА. Ну, конечно, шубку… Я совсем потеряла голову… Это было бы просто ужасно… оставить ее тут… (ВОР, который тем временем так и не решил, что ему делать, бежать через окно или подождать, пока уйдут МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА. Услышав, что они возвращаются, быстро прячется в футляр часов.
Но, забираясь в него, задевает головой маятник, и тот издает громкое "дон". ЖЕНЩИНА, входя, пугается этого звука).
Ой! Что это?
МУЖЧИНА (улыбаясь).
О, пустяки, дорогая… Маятник… Пробило час ночи.
ЖЕНЩИНА. Прости меня, но я так нервничаю. (Мужчина подает ей шубку.
Женщина замечает телефонную трубку, лежащую в ящике стола).
Но и ты тоже совсем голову потерял, смотри, мы собрались уйти, оставив там трубку. (Кладет трубку на аппарат).
Не успела она произнести эти слова. как телефон снова зазвонил.
Мужчина и женщина переглядываются, испугавшись еще более.
МУЖЧИНА (почти загипнотизированный звонками, хватает трубку, быстро подносит к уху и говорит неестественным голосом) Алло?
Снова, как и прежде, в темной части сцены появляется ЖЕНА ВОРА и слышен ее довольно сердитый голос.
ЖЕНА ВОРА. Ну, наконец-то… Битый час звоню тебе! Можно узнать, почему ты повесил трубку и не захотел со мной разговаривать?
МУЖЧИНА. Простите, но с кем я говорю?
Его любовница приближает ухо к трубке, чтобы тоже слушать.
ЖЕНА ВОРА. А, прекрасно, теперь не узнаешь даже собственную жену!
ЖЕНЩИНА (едва не падая в обморок).
Твоя жена! Я же говорила… О боже мой!
ЖЕНА ВОРА. Кто это там рядом с тобой? Негодяй!… Я слышала женский голос… Кто это?
МУЖЧИНА (обращаясь к любовнице).
Помолчи, тут какая-то ошибка, я никогда в жизни не слышал этот голос…
ЖЕНА ВОРА. Зато я слышала! Бесполезно притворяться… Убийца, мошенник, наконец-то я поймала тебя… теперь понимаю, почему ты не хотел, чтобы я пришла в этот дом.
Но тебе еще придется вернуться к себе домой… и тогда…
ВОР тем временем выглядывает из своего укрытия, чтобы послушать разговор.
Услышав негодующий голос своей жены, не может не встревожиться.
МУЖЧИНА. Видите ли тут какая-то ошибка… Вы, наверно, ошиблись номером… Вы звоните в квартиру Фрацози…
ЖЕНА ВОРА. Знаю, прекрасно знаю, куда звоню, Фрацози, виа Чеини, сорок семь, квартира три… А теперь кончай притворяться и менять голос, тем более, что все равно не удается… негодяй… И еще не хочет, чтобы его беспокоили на работе…
МУЖЧИНА. Но кто же тут работает?
ЖЕНА ВОРА. Прекрасно работаешь… проводишь время с женщинами! Изменник, лгун, обманщик! Вот уж верно говорят: кто врет, тот и ворует… то есть кто ворует, тот и врет!
МУЖЧИНА. Что вы себе позволяете?… Вор, обманщик, да вы знаете, с кем вы говорите?
ЖЕНА ВОРА. Со своим мужем… С кем же еще?
МУЖЧИНА. Если ваш муж вор, ложный вор, и обманщик… то это ваши проблемы… А я не ваш муж, а муж своей жены, которой, на счастье… тут сейчас нет, иначе…
ЖЕНЩИНА. Только ее тут не хватало!
ЖЕНА ВОРА. Во-первых, мой муж не какой-нибудь там ложный, а самый настоящий вор …
МУЖЧИНА. Поздравляю, синьора.
ЖЕНА ВОРА. И потом, если вы не мой муж, то что вы тогда делаете в этом доме?
МУЖЧИНА. Но, дорогая синьора, это мой дом…
ЖЕНА ВОРА. Допустим.
И вы у себя дома с какой-то женщиной, а не со своей женой… одни, в такой час, уверив всех, что вас нет в городе?
ЖЕНЩИНА. Нас раскрыли!
ЖЕНА ВОРА. Вот видите, она тоже понимает, что вы обманщик и лгун, а значит и вор… как мой муж?
МУЖЧИНА. Дался вам ваш муж! Лучше объясните мне, синьора, откуда вы знаете, что я не должен быть в городе
ЖЕНА ВОРА. Мой муж… Он всегда говорит мне, куда идет.
Вот уже десять дней, как он следит за вами…
МУЖЧИНА. Что?
ЖЕНА ВОРА. Короче, ждал удобного случая.
МУЖЧИНА. Ваш муж ждал? Но зачем вашему мужу нужно было знать…
ЖЕНЩИНА (прикрывая рукой трубку).
Ты еще не понял? Твоя жена наняла ее мужа следить за тобой, это наверное, детектив.
МУЖЧИНА. А! Теперь понимаю.
Так, значит, ваш муж оказывает такую замечательную услугу!
ЖЕНА ВОРА. Что поделаешь, это его ремесло!
МУЖЧИНА. В самом деле, прекрасное ремесло, если вы считаете, что это приличное занятие — делать все для того, чтобы жена оставила собственного мужа.
ЖЕНА ВОРА. Мой муж вынуждает жену оставить собственного мужа? Да что вы такое говорите?
МУЖЧИНА. Прекратите хитрить… и не уверяйте меня, будто ничего не знаете… Моя жена… Сыграть со мной такую шутку… Вот уж верно говорят, что взаимная верность давно уже отошла в мир иной.
А я-то, дурак, все обманывался: моя жена не способна на некоторые поступки…. это женщина старых правил, наивная! Это я наивный!
ЖЕНА ВОРА. И что же, вы считаете, что ваша жена и мой муж?…
МУЖЧИНА. Что же я думаю? Теперь я уже более чем уверен… И прошу вас прекратить эту комедию!
ЖЕНА ВОРА. Ладно, ладно… Только где теперь мой муж?
МУЖЧИНА. Откуда мне знать… если вы сами не знаете?
ЖЕНА ВОРА. Я-то знаю, что еще меньше часа назад он был в вашем доме.
МУЖЧИНА. Тут, в моем доме?
ЖЕНА ВОРА. Ну, да.
Я звонила ему.
И думала, что он еще там.
ЖЕНЩИНА. Он наверняка взял ключи у твоей жены.
МУЖЧИНА. Конечно… чтобы бывать тут и днем и ночью… и спорю, сейчас он там, на вилле "Поненте"…
ЖЕНА ВОРА. На вилле "Поненте"? А что он там забыл, мой муж?
МУЖЧИНА (с иронией).
Как что? Он не сказал вам? Я думал, он ничего не скрывает от вас, все рассказывает — и что делает, и куда идет.
Во всяком случае, могу сразу удовлетворить ваше любопытство: вилла "Поненте" находится на виа Аристиде Дзамбони, 34, телефон 7856, там моя жена… которой осталось быть моей женой уже совсем недолго… (Со злостью кладет трубку).
ЖЕНА ВОРА исчезает, а ЖЕНЩИНА в этом время начинает рыдать.
ЖЕНЩИНА. Какой позор, какой скандал... когда муж узнает, это будет для него такой удар, бедняжка! Как подумаю о бесчисленных жертвах, на какие я пошла, лишь бы он ничего не знал…. лишь бы скрыть от него некоторые мелочишки… лишь бы не огорчать его… Даже вот эта последняя связь… и вот теперь, в самый прекрасный момент…
МУЖЧИНА. А для меня разве все так уж хорошо? Я окончательно решил уйти с поста советника в мэрии, а теперь, после такого скандала, уверен, меня выдвинут на место мэра!
ЖЕНЩИНА. А что мы можем сделать? Нам остается только либо бежать, либо отдать себя в руки правосудия.
МУЖЧИНА. Ну, ладно, это уж слишком! Отдать себя в руки правосудия! А кому? И из-за чего? Что мы плохого сделали, в конце-то концов? Нас ведь не застали на месте преступления? Нет! Мы просто беседовали о том, о сем… о детях, например, говорили…
ЖЕНЩИНА. Верно, верно, я как раз говорила тебе, как люблю детей…
МУЖЧИНА. Да… только, может, лучше промолчать об этом, люди зловредны, еще обвинят нас в каких-то предварительных планах.
Я так зол, так взбешен, что хоть стреляйся!
ЖЕНЩИНА. Вот это, наверно, и было бы единственным правильным решением, самым лучшим!
МУЖЧИНА. Что? Это лучшее решение? Да ты с ума сошла! Я словно вижу огромные заголовки газет: "Коммунальный советник, который как заместитель мэра провел оформление более пятидесяти браков, кончает жизнь самоубийством из-за измены жене!" Представляю, как все будут смеяться!
ЖЕНЩИНА. Надо же, он еще способен иронизировать… До тебя, видно, просто не доходит… Ты даже не понимаешь, какая ответственность…
МУЖЧИНА. А зачем принимать все это близко к сердцу, мы ведь теперь тут в ловушке… Нам только и остается, что ждать, как через час — другой сюда явится с виллы "Поненте" моя жена. (Передумывая) Час — другой? А почему бы не воспользоваться этим временем? По крайней мере если нас и осудят, так хоть по заслугам! (Подходит к ЖЕНЩИНЕ, сидящей на диване).
ЖЕНЩИНА. Не будь таким пошлым, прошу тебя. (Слегка толкает МУЖЧИНУ, и он снова растягивается на диване лицом вниз к упавшей спинке).
МУЖЧИНА (ругаясь и хлопая рукой по "патентованному" дивану).
И ведь сам покупал его!
ЖЕНЩИНА. Ну, возможно ли, чтобы у тебя не нашлось по отношению ко мне ничего доброго в душе, хотя бы простого сочувствия? Неужели не видишь, в каком я отчаянии!
МУЖЧИНА. Ну, это уже слишком! В отчаянии! А можно узнать, что, собственно, тебе от меня надо? (Театрально) Хочешь, чтобы я застрелился? Хорошо, пожалуйста. (Достает из ящика пистолет и приставляет к виску).
Только тогда будешь довольна!
ЖЕНЩИНА. Не-е-е-ет… Что ты делаешь? Остановись (отнимает у него пистолет).
МУЖЧИНА, сделавший этот жест явно лишь из желания испугать ее, улыбается в усы.
МУЖЧИНА (с иронией и удовлетворением).
Что?… Уже не хочешь, чтобы я застрелился?
ЖЕНЩИНА. Но, сокровище, пока не снимешь предохранитель и не вложишь в пистолет пулю… вот так (спускает предохранитель и возвращает пистолет).
Вот теперь и в самом деле можешь стреляться.
МУЖЧИНА (странным фальцетом).
А… а… теперь могу?..
ЖЕНЩИНА (поднимая его руку с пистолетом к его лицу).
Ну, поторопись, не хочешь ведь ты, чтобы тебя застали живым, когда приедет твоя жена? (МУЖЧИНА со страхом подносит ствол ко лбу, и в этот момент часы бьют половину первого.
При первых ударах МУЖЧИНА как-то странно вздрагивает и с испугом смотрит на пистолет).
Какие странные часы! Прежде они пробили час ночи, а теперь только половину первого… Они идут назад, мне кажется… то есть в обратную сторону…
МУЖЧИНА. Действительно странно… такого прежде не было… Может быть, это знак небес! Рука судьбы, останавливающая руку самоубийцы… Напоминающая, что часы и жизнь можно остановить, но потом уже невозможно вернуться обратно! О, спасибо тебе, благословенное провидение…. Мои дорогие часы, вы спасли мне жизнь! (Подходит к часам и в порыве чувств обнимает их, словно живого человека).
Часы продолжают бить и в какой-то момент в самом деле кажутся живыми.
ГОЛОС ВОРА (который очевидно не в силах терпеть удары тяжелого маятника по голове).
А-а! Черт побери! Хватит!
МУЖЧИНА (отскакивая от часов и бросаясь в объятия женщины, бледнеющей от страха).
Судьба!
ВОР (вылезает из часов, потирая ушибленные места).
Ну, и удары… Добрый вечер… Извините, нет ли у вас случайно растительно-минеральной воды? У меня тут шишки вскочили!
ЖЕНЩИНА (шокирована).
Шишки! Какая пошлая судьба!
МУЖЧИНА. Позвольте узнать, кто вы такой? И что делаете в моем доме? Отвечайте или я сейчас сам добавлю вам шишек…
ЖЕНЩИНА. Прошу тебя не будь и ты таким пошлым… В конце концов, что тебе стоит дать ему немного растительно-минеральной воды…
ВОР. Да ладно вам, всего-то и прошу, что немного растительно-минеральной…
МУЖЧИНА (как никогда решительно, нацелив на него пистолет).
Вы в самом деле хотите, чтобы я потерял терпение? Кто вы такой? Кто?
ВОР (испуган).
Сейчас все объясню…. я… муж… словом, та женщина, что звонила сюда, это моя жена… а я — муж.
МУЖЧИНА. А… так вы муж… Молодец!
ВОР. Да… да… Мы обвенчаны в церкви.
МУЖЧИНА. Очень рад за вас, значит, вам повезет — похоронят на освященном кладбище…
ВОР. Как это похоронят?.. Э, нет, нет…. Вы не можете вот так выставить меня отсюда… (обращаясь к ЖЕНЩИНЕ) Он не имеет права… Синьора, вы свидетель, что я безоружен…. Имейте в виду, если он в меня выстрелит, у него будут неприятности по статье 27 уголовного кодекса…. Вы можете стрелять только в воздух и то, если буду убегать, а так как я не убегаю, вы не имеете права стрелять... Предупреждаю, это преднамеренное убийство!
ЖЕНЩИНА. А, так вы неплохо разбираетесь в уголовном кодексе… Конечно, закон всегда на вашей стороне… А если бы мы решили стрелять вам в спину, как поступают на войне с подонками… (Обращаясь к мужчине) Вот что ты должен сделать — стрелять ему в спину! (к ВОРУ) А вы, повернитесь, пожалуйста.
ВОР. Простите, но у меня нет никакого желания играть в войну! Давайте лучше позовем полицию…
МУЖЧИНА. Ах, хитрец! Позовем полицию! Полиция зафиксирует супружескую измену, и мы пропали, а он получит награду.
ВОР. Я — награду? От кого?
МУЖЧИНА. От моей жены.
ВОР. Да вы с ума сошли… я даже не знаю, кто ваша жена…
ЖЕНЩИНА. Какой лицемер… не знаете ее? Стреляй в него сзади, прошу тебя.
Он просто отвратителен…
МУЖЧИНА. Минутку. (Указывая на маятник) И давно вы там?
ВОР. С одиннадцати сорока семи… Залез туда как раз в тот момент, когда вы пришли.
А что?
МУЖЧИНА. В таком случае, если вы все время были в футляре, то не могли звонить по телефону! Может, просто разойдемся по-хорошему, и таким образом выйдем из положения?
ЖЕНЩИНА. Ну да, как же, выйдем из положения! Да ведь он разболтает об этом всему свету!
ВОР (не понимая, о чем идет речь, лишь бы отдалить угрозу).
Нет, нет, я не стану болтать, честное слово… Не буду болтать… я вообще не способен… (дует в дуло пистолета, находящееся в нескольких сантиметрах от его рта, словно в дудочку)… Видите?!
МУЖЧИНА. Впрочем, если убьем его, это деяние станет слишком очевидным доказательством.
ЖЕНЩИНА. Можно просто тяжело ранить.
МУЖЧИНА. Какой смысл?
ВОР. Вот и я о том же — какой смысл?
ЖЕНЩИНА. Я знаю, какой смысл.
Если удастся задеть один определенный нерв (Трогает его затылок)… Эпистрофический, например, он как раз вот тут находится, между атлантом и эпистрофом, то человек может полностью потерять память…
МУЖЧИНА. Ты уверена?
ЖЕНЩИНА. Абсолютно.
Во всяком случае гарантирован паралич — он утратит дар речи, и нас это тоже вполне устроит.
ВОР (уже чувствуя себя парализованным).
Но меня такое ни капельки не устроит.
Нет ли какого-нибудь другого, менее опасного способа? Ах, синьора, придумайте что-нибудь еще… Вы такая умница!
ЖЕНЩИНА (польщена).
Да, пожалуй, есть и другой способ.
Надо хорошенько напоить его! Ведь никто не станет верить свидетельствам пьяного!
МУЖЧИНА. Это верно! Я всегда говорил, что ты поразительная женщина!
ВОР (облегченно вздыхая).
О, да, конечно, синьора — поразительная женщина… Я сразу это понял, я… (Потирая руки) Так что пить? Если вам все равно, то я предпочел бы красное вино, от белого у меня начинается изжога… Помню, еще в детстве…
МУЖЧИНА. Нет, нет, никакого вина! Это слишком долгая история.
Лучше всего виски или джин: три рюмки, и ты в порядке.
ВОР. По правде говоря… я не очень-то люблю виски…. у него привкус бензина.
ЖЕНЩИНА (налив полную рюмку).
Наш виски без привкуса бензина, это настоящее шотландское виски. (подает ему рюмку).
МУЖЧИНА. Ну и как? Как?
ВОР (пробуя как истинный знаток).
Отличное виски! Действительно особое!
МУЖЧИНА (выпивая в свою очередь).
Еще бы, конечно, отличное, ведь пять тысяч лир стоит бутылка.
ВОР. А еще не нальете немного?
МУЖЧИНА (ВОРУ, который протягивает ему рюмку, чтобы тот налил еще).
Эй, полегче! Так будете лакать, нам-то что останется?
ЖЕНЩИНА. Не жадничай, прошу тебя… И потом, это же он должен напиться, не так ли?
ВОР. Ну, да, я… (Смелея).
Но если хотите, напивайтесь и вы.
Ха-ха-ха (смеется), расскажу жене, не поверит… (Воспоминание о жене стирает с его лица улыбку).
Кстати о моей жене, что вы ей такое сказали, что она так рассердилась? Вы меня, конечно, втянули в хорошенькую историю…. А теперь, будьте любезны, позвоните ей немедленно и расскажите про эту вашу историю.
МУЖЧИНА. Какую историю? Что вы имеете в виду?
ВОР. Ну, короче, про то, как вы вдвоем напоили меня… чтобы я молчал… а о чем, так это известно только вам двоим…
ЖЕНЩИНА. Вот хитрец! Ему нужен свидетель… Ты прав был… Лучше всего выстрелить ему в затылок… и ни о чем больше не думать.
МУЖЧИНА. Да… да… так лучше (Направляется к бару, на котором оставил пистолет, но ВОР опережает его и, схватив пистолет, нацеливает на него)… Эй… без шуток…
ВОР. Это вам следует прекратить ваши глупые шутки… Сперва вынуждаете меня целый час торчать в этом катафалке и терпеть удары маятника по голове, потом настраиваете против меня мою жену, затем хотите превратить в паралитика с каким-то там эпистрофом… Вы закончите, наконец, или нет все эти глупые шутки? Я пришел сюда воровать, а не паясничать!
МУЖЧИНА. Воровать?
ВОР. Конечно.
Я же вор.
И это не шутка.
ЖЕНЩИНА (повеселев).
Вор? Очень мило! Вдруг выясняется, что это вор! Тогда, будьте добры, объясните, пожалуйста, а где же черная полумаска, полосатый джемпер и туфли на мягкой подошве?
МУЖЧИНА. Да, вот именно, где все это?
ВОР. Черная полумаска? Туфли на мягкой подошве? Да я же не с газетной виньетки сошел.
И к тому же, что вы знаете о ворах?
ЖЕНЩИНА. К вашему сведению, мне известно о ворах все … Я готовилась к участию в телевизионной викторине… Именно на такую тему — "знаменитые преступления и кражи"…
МУЖЧИНА. А, тогда понятно, почему так хорошо знаешь, как обращаться с пистолетом! (ВОРУ) Сочувствую, вам крупно не повезло, подберите себе лучше какое-нибудь другое ремесло, это вам не годится.
ВОР. Послушайте, вы, любитель поострить, вы никогда не слышали о банде Мартелло?
ЖЕНЩИНА (как бы припоминая).
Банда Мартелло, в нее входят Манджа Серафини, Торнати Анджело по прозвищу Станка…
ВОР. Торнати Анджело по прозвищу Станга, а не Станка… Станга значит длинный…
ЖЕНЩИНА. Длинный… Скажете тоже… Он ведь очень невысокого роста! Совсем маленький…
ВОР. А я, по-вашему, разве высокий?
МУЖЧИНА. Но при чем здесь вы?
ВОР. При том! И еще как! Потому что, с вашего позволения, Торнати Анджело по прозвищу Станга, это я! А не верите, так вот вам справка о том, что я вышел из тюрьмы Сан Стефано (достает и показывает справку), где провел три года, если не возражаете!
ЖЕНЩИНА (взглянув на документ, обрадовалась).
Поразительно, это и в самом деле вы, Станка… Ах, простите… Станга… Как приятно! Позволите, не так ли? (Обнимает его и целует в обе щеки).
Вор, настоящий вор… Никогда не еще не видела настоящего вора! Разрешите рассмотреть вас хорошенько…
МУЖЧИНА (ревниво).
Что ты делаешь? Этот негодяй пришел сюда обокрасть мой дом… а ты целуешь его? Это отвратительно!
ЖЕНЩИНА. Прошу тебя! Умерь свой темперамент. "Отвратительно!" Да что ты об этом знаешь? Ты когда-нибудь целовал вора?
МУЖЧИНА. Нет…
ЖЕНЩИНА. Ну, так в чем же дело? Попробуй, и потом скажешь, так ли уж это отвратительно, как ты уверяешь! (Слышен звонок).
Кто это еще может быть?
ВОР. Спорю, это явилась моя жена. (Снимает трубку) И пожалуйста объясните ей… Алло, Мария? Ты мне такую кашу заварила своим звонком! Я ведь предупреждал тебя, что на моей работе, ты не смеешь беспокоить меня, не должна звонить мне, даже если вспыхнет пожар.
Я хочу, чтобы ты в конце концов поняла это и спокойно сидела дома…
МУЖЧИНА. Но это же не телефон звонил… Это звонок у входной двери.
ВОР (с ненавистью взглянув на трубку).
Вот почему она не перебивала меня! (Кладет трубку).
МУЖЧИНА (открывает окно и выглядывает на улицу).
Кто там?
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Ну, кто еще может быть! Это я, Анна.
ЖЕНЩИНА (побледнев).
О небо, на этот раз и в самом деле его жена…
МУЖЧИНА (стараясь держаться как можно непринужденнее).
А, это ты, дорогая… Я не ожидал тебя… А что случилось, почему вдруг ты….
АННА. Это я у тебя должна спросить, что случилось! Мне позвонила какая-то сумасшедшая… и начала оскорблять.
ВОР. Сумасшедшая? Это моя жена… Клянусь!
АННА. Но почему не открываешь?
МУЖЧИНА. Сейчас, сейчас открою (Отходя от окна).
Только этого еще недоставало… и что же мы теперь ей скажем?
ВОР. По мне так… Я сейчас в окно и…
МУЖЧИНА (хватая его за шиворот).
Э, нет, дорогой… слишком уж просто… Ведь это из-за тебя и твоей жены мы влипли в такую историю, и теперь изволь расхлебывать ее.
ВОР. Я? Но как?
МУЖЧИНА (обращаясь и к ЖЕНЩИНЕ).
Минутку… А что, если вы изобразите мужа и жену? Ведь это выход из положения!
ЖЕНЩИНА. Но как? Как стать женой человека, которого я совершенно не знаю?
МУЖЧИНА. Не беспокойся, любовь придет потом! К тому же в любом случае лучше выдавать себя за жену ненастоящего мужа, чем за любовницу настоящего мужа. (Направляясь ко входной двери, чтобы впустить свою жену).
А теперь советую без лишних шуток… (С угрожающим жестом кладет в карман пистолет, лежавший на столе.
Выходит).
ЖЕНЩИНА. О господи, вот беда… Встаньте, покажитесь хоть… (Осматривая его с ног до головы).
А что, другой одежды, поприличнее у вас не оказалось? Надо же все-таки думать об этом, когда отправляетесь в гости… А я из-за вас теперь буду плохо выглядеть… Вы же знаете, если у мужа что-то не в порядке с одеждой, виновата в этом только жена!
ВОР. Знаю, но я-то здесь ни при чем, я же не знал, что все так получится… Во всяком случае дома у меня есть костюм в полоску, сейчас сбегаю за ним…
ЖЕНЩИНА. Нет (Рассматривая его набитые карманы).
Смешно… Что за шишки!
ВОР (становясь в позу витринного манекена).
Это такой фасон, синьора!
АННА (голос доносится из-за сцены).
Но все же можно узнать, что тут происходит? Кто у тебя в доме?
МУЖЧИНА. Сейчас все объясню… Произошло одно недоразумение, но сейчас уже все выяснилось…
АННА. Какое недоразумение? Разве ты не должен был находиться у своей матери? И почему ты дома?
МУЖЧИНА (входя, за ним жена).
Именно это я и хотел тебе объяснить.
Познакомься, это доктор Анджело Торнато…
ВОР (сухо поправляет).
Торнати…
МУЖЧИНА. (с горькой улыбкой).
Да, извините! Торнати с супругой…
ВОР. Это ваш муж нас поженил! Любовь, сказал он, придет потом.
МУЖЧИНА (парируя).
Да, еще когда был заместителем мэра!
ЖЕНЩИНА. Простите нас за вторжение… в такой час к тому же, действительно не очень удобно получилось… но нам пришлось обратиться к помощи вашего мужа, потому что… случилось… видите ли…
АННА (сухо прерывая ее).
Лучше скажите, это вы звонили мне?
МУЖЧИНА (поспешно вмешиваясь).
Да, да! Это она…. Но ты должна понять, бедняжка была так потрясена!
ЖЕНЩИНА. Простите, синьора, но от ревности я совсем потеряла голову.
Бог знает почему, но я решила, что мой муж изменяет мне с вами… Теперь-то удивляюсь, увидев вас, как подобное могло придти мне в голову…
АННА. А что, я, по-вашему, настолько безобразна? Скажите уж прямо — чудовище?
ЖЕНЩИНА. Да нет, синьора, я не хотела сказать ничего подобного! Напротив, вы вполне прилично выглядите…. но, зная вульгарный вкус моего мужа…
ВОР. Как это — вульгарный вкус?
АННА. Мне жаль, конечно, что вы оказываетесь довольно вульгарной, раз он женился на вас, но это не значит, что вы должны столь же низко оценивать меня, ставя на одну доску с таким человеком, как ваш супруг, присутствующий здесь!
ВОР. Ну, вот что, хватит! Сначала вульгарный вкус…. теперь еще на одну доску… здесь присутствующий!
МУЖЧИНА (с явным намерением смягчить конфликт).
Ладно, ладно, не будем преувеличивать, дорогая! Не бог весть что, это верно, но вполне может еще нравиться!
АННА. Ах, молодец, прекрасный образец мужа, за которого я вышла замуж! Вместо того, чтобы обидеться, что кто-то усомнился в верности его жены, он хочет, чтобы я еще нашла милым своего предполагаемого любовника! Да это же чистое безумие!
ЖЕНЩИНА. Вовсе нет, синьора.
Ваш муж не это имел в виду, он только хотел сказать, что когда женщина влюблена, она всегда думает, что ее собственный муж при всей вульгарности его вкуса может нравиться и другим женщинам.
АННА. Ничего не скажешь, интересный подход! Все равно, что заявить: если мой муж нравится мне, значит, он волей-неволей должен нравиться и вам, к примеру! Раз уж у него есть жена, так почему бы не сделать вас своей любовницей!
ЖЕНЩИНА. Спасибо, нет, нет.
АННА (обращаясь в ВОРУ).
А вы ничего не скажете?
ВОР. По правде говоря, я бы тоже предпочел, чтобы вы были моей любовницей, синьора, а не женой… если б, конечно, ваш муж не имел ничего против… впрочем, решать должен он… это он нас поженил!
АННА (рассмеявшись, настолько ее позабавили эти слова).
Ха-ха.. остроумно, в самом деле остроумно.
Теперь понимаю, почему ваша жена боится других женщин… Остроумные мужчины самые опасные… особенно, если у них вульгарный вкус!
ВОР (ЖЕНЩИНЕ).
Она опять назвала меня вульгарным!
ЖЕНЩИНА (в порыве чувств нежно гладит его по руке).
Ну, да, он и в самом деле опасен…. Вы даже не представляете, как опасен!
МУЖЧИНА (недовольно).
Ладно, не будем преувеличивать… (Поправляясь) Все мужчины опасны, кто больше, кто меньше!
АННА. Но это, конечно не твой случай, дорогой! (С волнением глядя, как ВОР и ЖЕНЩИНА трогательно держатся за руки).
Вы только посмотрите на них, прямо как новоиспеченные молодожены! Вам действительно так хорошо вместе? (мужу) Верно, я подметила, дорогой!
МУЖЧИНА (выходя и себя).
Да, но теперь… наверное лучше попрощаться… уже довольно поздно…
АННА. Не будь таким невежливым, прошу тебя… Не церемоньтесь, оставайтесь у нас сколько хотите.
К тому же, почему бы не выпить что-нибудь?
ВОР. Конечно, мысль весьма хорошая! Виски, например, которое мы только что пили… (Хватает бутылку).
ЖЕНЩИНА (делает отрицательный жест).
Очень мило с вашей стороны… но мы и так уже злоупотребляем вашим гостеприимством… (ВОР прячет бутылку в карман).
К тому же и в самом деле поздно, я не хотела бы, чтобы мой муж, вернувшись домой, не… (спохватываясь) чтобы он слишком поздно вернулся…. Мы живем довольно далеко, на другом конце города, а ему завтра нужно рано вставать… Верно, дорогой?
ВОР. Что?
АННА. Но в таком случае, почему бы вам не остаться здесь на ночь? У нас как раз есть свободная комната … Ну, попроси и ты, дорогой!
МУЖЧИНА (задумчиво).
Да, почему бы вам не переночевать у нас? (Спохватываясь).
Что такое ты заставляешь меня говорить? Может, они предпочитают….
ВОР. Да, да, мы очень даже предпочитаем.
АННА. Молодец, видел? Предпочитают остаться! Вы не представляете, какое это доставит мне удовольствие…
ЖЕНЩИНА (предпринимая последнюю попытку возразить).
Но в самом деле… мы ведь здесь без наших привычных вещей, а мой муж без пижамы не может уснуть!
АННА. Если дело только за этим (обращается к мужу), ты дашь ему одну из своих пижам, новую, верно, дорогой?
МУЖЧИНА (в отчаянии).
Конечно!
АННА. Пойдемте, синьора, я покажу вам комнату… Вам там будет очень хорошо… я уверена! (К ВОРУ) Украду ее у вас на минутку!
Женщины выходят, мужчины, оставшись одни, смотрят друг на друга, один растерянно, другой с некоторой злобой.
Первым начинает разговор хозяин дома.
МУЖЧИНА. Так уж необходимо было столько острить? Жалкий Дон Жуан — вот вы кто! И думать не смейте спать с моей… Да еще в моей пижаме… Чтобы и в мыслях не было!
ВОР. Чтобы и в мыслях не было! Ха-ха! А кому пришла в голову эта распрекрасная идея выдать меня за мужа своей приятельницы? И еще нервничает… Несчастный человек пришел сюда заработать себе на кусок хлеба…. так ему не только не дают быстренько поживиться чем-нибудь, но еще заставляют покрывать шалости хозяина дома! Э, нет, нет, извините, но теперь, извольте немедленно позвонить моей жене…. нет, пожалуй, сначала пригласим вашу жену и выложим ей всю правду… А потом я сам позвоню в полицию! Все же гораздо лучше отвечать на вопросы полиции, чем моей жены!
МУЖЧИНА. Нет, вы только посмотрите на этого джентльмена! Обиделся! Побеспокоили в его святом промысле! Так мы тотчас исправим ошибку.
Вы пришли сюда что-то уворовать? Так воруйте! Ну же, действуйте! (Открывает ящик, где лежит столовое серебро) Грабьте!.. Тут есть и золотые ложечки… Не стесняйтесь!
ВОР (достает из кармана мешок, разворачивает его, но передумывает).
Нет, спасибо, но воровать вот так, открыто, мне почему-то не нравится… Спасибо, как-нибудь в другой раз… (МУЖЧИНА начинает нервничать и опускает руку в карман, собираясь достать пистолет).
Но если уж вы так настаиваете… (Аккуратно берет одну ложечку) Вот… Ну, только, чтобы доставить вам удовольствие… (Опускает, словно авторучку, в нагрудный карман пиджака,).
МУЖЧИНА (доставая пистолет, с угрозой).
Я велел воровать… грабить… И не допущу, чтобы вы потом всюду болтали, будто в моем доме невозможно ничего украсть… и что тут воду возят на ворах!
ВОР. Но я никогда и не говорил ничего подобного!
МУЖЧИНА. Однако, вы из тех, кто может сказать такое... Ну, живо, забирайте еще и вот эти… (Открывает ящик и протягивает ему охапку серебряных ложек).
ВОР. Мне не хотелось бы злоупотреблять вашей любезностью, вашей добротой…
МУЖЧИНА. Не стесняйтесь, действуйте…
В этот момент появляется ЖЕНА ВОРА. Увидев, что ее муж стоит под дулом пистолета хозяина дома, громко, отчаянно кричит и бросается между ними в объятия мужа.
ЖЕНА ВОРА. Ах, нет! Ради бога, синьор, не убивайте его.
Он отдаст вам, все что забрал, только не убивайте!
ВОР. Мария!!! Как ты сюда попала?
ЖЕНА ВОРА. Дверь была открыта…
ВОР. А я, несчастный, взбирался на третий этаж, чтобы проникнуть сюда!
ЖЕНА ВОРА. Прости меня… это я во всем виновата… слишком поздно поняла… а сейчас лучше возврати все синьору… И если даже тебе дадут несколько месяцев тюрьмы, то скоро ведь праздники, а в такие дни там совсем неплохо… Даже бутерброды приносят и мандарины… Прошу тебя, позволь им арестовать тебя!
МУЖЧИНА. Только вашей жены тут не хватало!… А что в таком случае я скажу собственной жене, когда она придет и узнает, что у вас их две.
ЖЕНА ВОРА. Это у кого две жены?!
ВОР (изменившимся от ужаса голосом).
Но я тут ни при чем! Это он всучил мне ее в жены, опасаясь, что его жена узнает, что она не моя жена,… а жена…….
ЖЕНА ВОРА (выхватывает у хозяина дома пистолет и нацеливает его на мужа).
Ах, ты, гадкий изменщик, мерзавец, негодяй… Я-то, глупая, думала, что я у тебя единственная… А у тебя, оказывается, еще одна жена есть… которая к тому же еще и не его жена… Да я убью тебя… (пытается снять с пистолета предохранитель) Да как это делается, черт возьми, что тут надо нажать?
МУЖЧИНА. Ничего не надо нажимать! (Отбирает у нее пистолет).
Ради бога, не поднимайте шум!… Если нас услышат две другие жены… то я уж как пить дать пропал… но и ваш муж… Послушайте меня пожалуйста, послушайте! Не стану объяснять что, как и почему… Слишком долго… Поймите одно: хотите спасти своего мужа, замолчите и успокойтесь (Слышны приближающиеся шаги).
Черт возьми… это они… Что же еще придумать?
АННА (входя).
Ваша милая женушка, синьор Торнати… ожидает вас… Я и вам принесла пижаму, потому что, если ждать, пока это сделает мой муж… (В изумлении останавливается, обнаруживая новую гостью, которую ее муж и ВОР пытаются заслонить собой) Я… прости, дорогой, но… кто эта синьора?
МУЖЧИНА (словно с луны свалившись).
Какая синьора?
ЖЕНА ВОРА. Я жена… С вашего разрешения, Мария Торнати…
АННА. Но как? Еще одна жена?
МУЖЧИНА (Торопливо вмешиваясь в разговор, чтобы как-то выйти из положения).
Да, дорогая, я как раз хотел объяснить тебе… эта синьора… она… Как бы тебе сказать…
ЖЕНА ВОРА. Что значит "Как бы тебе сказать…" И что означает "Я жена!"?
МУЖЧИНА. Ну, то и означает — жена… Жена синьора… (со злобой глядя на ВОРА, словно желая загипнотизировать его) Первая жена моего друга Торнато…
ВОР (поправляя). …ти.
МУЖЧИНА (неуверенно) …то-ти.
ВОР. ти-ти-ти! Торнати.
МУЖЧИНА. Первая жена… с которой Торнати разведен.
ВОР. …то.
МУЖЧИНА …то.
ЖЕНА ВОРА хочет прервать его, но муж толкает ее локтем.
АННА. Вы иностранцы?
ВОР. Что? Нет, мы не…
АННА. А как же вы могли развестись? Ведь в Италии нет развода!
ВОР (обращаясь за помощью к хозяину дома).
Как?.. Могли?
МУЖЧИНА (обращаясь за помощью к жене вора).
Могли?
АННА. А, поняла… твой друг работает в кино!
МУЖЧИНА. Да, да, да, работает в кино… он… режиссер…
АННА. Режиссер!.. И какие же фильмы он ставит? (заметив мешок в руках ВОРА).
Простите, а это что такое? (раскрывает мешок).
Но тут же мое столовое серебро! Что вы здесь делали?
ВОР. Воровали…
МУЖЧИНА. Не-ет!.. Он рассказывал сюжет своего нового фильма… где была сцена кражи… и показывал…
АННА. Ах, как интересно! Так, значит, вы профессионал.
ВОР. Да, это у нас семейная профессия.
АННА. И ваша жена тоже... профессионал?
ЖЕНА ВОРА. Нет… я нет, муж возражает, он постоянно оставляет меня дома…
АННА. Но я хотела сказать… эта история с разводом… Если вы разведены, то как же получается, что ваша жена все еще ваша жена? Более того, вот сейчас у вас, выходит, две жены?
МУЖЧИНА. Вот именно… Он развелся… женился… но потом государство оспорило решение о разводе по каноническому праву и объявило развод недействительным, но обвинив его оно в то же время признало в нарушение гражданского права действительным его второй брак… и вот так… вот теперь… вот он… бедняга… оказался и двоеженцем, и сожителем, и нарушителем общественного порядка и грешником, хотя он и очень ревностный католик…
ЖЕНА ВОРА. Но как же так? (к мужу) И ты ничего не говорил мне?
ВОР. Да я и сам не знал ничего… (к хозяину дома) И кто же я теперь такой — ревностный… двоеженец?!
МУЖЧИНА оттесняет ВОРА подальше от женщин.
АННА. Ах, дорогая синьора…. о некоторых вещах лучше вообще ничего не знать… тем более, что, узнав, все равно ничего не поймешь… Бедняжка… Кто знает, чем теперь все это кончится… Ведь его могут под суд отдать и даже в тюрьму посадить, словно какого-нибудь вора!
МУЖЧИНА. Ну да, словно вора, укравшего столовое серебро (многозначительно), и все потому, что у него одна жена..
АННА. Что?
МУЖЧИНА. То есть две жены…
АННА (к ВОРУ).
Кстати, а другая ваша супруга?.. Может, лучше не говорить ей, что здесь и ваша первая жена (указывает на ЖЕНУ ВОРА), тоже бедняжка… И потом, как же вам поступить!… Даже если договоритесь, кровать в той комнате только полуторная… и вам будет неудобно…
МУЖЧИНА. Не беспокойся, дорогая…. мы все уладим.
ЖЕНА ВОРА. Черта с два — уладим… Не рассчитывайте, что все это вам сойдет гладко, как по маслу…
ВОР (хотел было взять мешок, но вынужден оставить его, потому что жена подталкивает его к двери слева) Да, да… а пока пойдем-ка туда…
МУЖЧИНА. Пойдемте, синьора, я познакомлю вас с женой вашего мужа… Я хочу сказать… одним словом… не стесняйтесь!
АННА (смотрит, как трое выходят и с сожалением качает головой) Бедная женщина! (Заметив бутылки на столе) Боже, какой беспорядок… Сколько же тут было выпито! (Наливает себе и пьет).
В это время в дверь заглядывает какой-то человек и негромко зовет.
АНТОНИО. Анна… ты одна?
АННА. Ох! Боже мой!.. Антонио… что тебе взбрело в голову? Уходи… уходи сейчас же… муж дома!..
АНТОНИО. А можно узнать, что случилось? По телефону ты ничего толком не объяснила… Что это за история с моей женой, которая звонила тебе?
АННА. Ничего, ничего, это оказалось недоразумением… слава богу! Позвонила какая-то женщина… и стала оскорблять меня, обвиняя в связи с ее мужем…
АНТОНИО. И ты решила, что звонит моя жена?
АННА. Ну да… Я ведь не знаю твою жену, а уж тем более ее голоса… Я так испугалась… А теперь уходи поскорее.
Уходи… Увидимся завтра…
АНТОНИО. Ах, уходи… Э, нет, дорогая, меня не проведешь… (направляется на середину комнаты).
Кого ты думаешь обмануть? Телефонный звонок, недоразумение, муж, который вдруг возвращается домой, хотя должен находиться у своей матери… Э, нет, тут явно что-то не так… Все подстроено, чтобы сорвать наше свидание на вилле и встретиться здесь с кем-то другим… уж, конечно, не с мужем…
АННА. Да ты с ума сошел!? Что ты придумываешь?
АНТОНИО. Не лги… а эти рюмки? Ясно же… готовились… развлечься… Где он?.. Как его зовут? Тебе же лучше будет, если скажешь… Говори… (Хватая ее за плечи).
Кто он?
В этот момент появляется ВОР с пижамой подмышкой.
Он вернулся за своим мешком.
Но увидев сцену и нового гостя, в испуге роняет мешок, на звук Антонио оборачивается.
ВОР. Простите, что помешал… Я хотел взять свой мешок…
АНТОНИО. А, вот и он… И вдобавок с пижамой подмышкой… Лучше и не придумаешь! Тут как тут, молодой человек! (набрасывается на ВОРА, хватая его за руку).
ВОР. Но, простите, пижаму мне дала хозяйка… А если нужна вам, так берите… Нельзя же душить человека из-за какой-то пижамы…
АНТОНИО. Я знаю, знаю, что она дала… Вот за это вы мне и ответите сейчас же — оба! (запирает входную дверь на ключ и кладет его себе в карман).
АННА. Прошу тебя… Антонио… ты совершаешь ужасную ошибку…. Этот синьор — друг моего мужа и гостит у нас вместе со своими двумя женами.
Из-за кулис доносятся крики ссорящихся женщин.
ЖЕНСКИЕ ГОЛОСА. Э, нет, дорогая, я ведь не из какой-нибудь деревни приехала, я… так что можете мне не рассказывать ничего… дорогая моя сожительница (Другой голос) Выбирайте выражения, прошу вас… Чья сожительница?
АНТОНИО (ослабляя пружину).
Это его жены? Да сколько же их у него?
ВОР делает жест, как бы говоря "Хватает".
АННА (к ВОРУ).
О, прошу вас,… синьор Торнати… не говорите ничего моему мужу…
ВОР. Нет, нет… буду молчать, ну, как этот…
АНТОНИО. Благодарю Вас… и извините за недоразумение…
ВОР. Одним недоразумением больше, одним меньше… Такой уж сегодня выдался вечер…
АННА. А теперь уходи, быстро… Где ключ?
АНТОНИО. Тут, в пальто (шарит в кармане).
Черт возьми… он провалился за подкладку… Там дырка в кармане… только этого не хватало… (снимает пальто, чтобы побыстрее достать ключ).
Все трое возятся с пальто, стараясь достать ключ, но он, словно живой, все время ускользает от них.
АННА. Вот-вот… ах, нет… это из-за тебя ключ выскользнул…
ВОР. Остановитесь… вот он… ах, черт возьми, куда же он делся?
АНТОНИО. Эй, тише вы, порвете мне всю подкладку…. черт побери, он теперь в рукаве…
Слышны приближающиеся из другой комнаты голоса.
АННА. Вот, они уже здесь, и что же теперь делать?
ВОР. Послушайте, спрячьтесь вот в часах.
Я торчал там битых два часа. (открывает футляр часов).
Здесь не так уж и плохо… (помогая войти в футляр) Имейте в виду, они вскоре будут бить… так что осторожнее… и имейте в виду также — там нельзя курить.
Входят две женщины, за ними хозяин дома.
Все весьма взвинчены.
ЖЕНА ВОРА (обращаясь к ВОРУ).
Поскольку они не ничего не хотят объяснить мне, мы тотчас же уходим домой, и уж там ты мне все объяснишь!..
ВОР. Но зачем домой? Здесь так хорошо… Они настолько любезны… Смотри, даже пижаму дали мне… И к тому же, теперь при всем желании отсюда не выйти… нет ключа…
ЖЕНА ВОРА (дергая дверь).
Но тебе ведь ничего не стоит открыть любой замок… Это же твое ремесло, не так ли?
ВОР достает и кармана огромную связку ключей.
АННА (к мужу).
Сколько ключей? Зачем столько?
МУЖЧИНА. Я же тебе объяснил, это кинорежиссер… у него по меньшей мере пять или шесть офисов … две или три виллы, пара шале… ничего себе режиссер, а ?
В этот момент большие часы бьют час ночи.
Сильный удар, крик, и несчастный обитатель футляра выбирается из него, чертыхаясь.
АНТОНИО. Ай! Как больно! Бедная моя голова!.. Ай! Ой! Ай! Ой!
ВОР. Я же предупреждал… будут бить! А тут нет даже растительно-минеральной воды…
ЖЕНЩИНА (в ужасе).
Но это же мой муж… (как ни в чем не бывало) Привет, дорогой!
АНТОНИО. Джулия… Но что ты здесь делаешь?
АННА. Как? Ты знаком с женой синьора Торнати?
АНТОНИО. С чьей женой?… Ладно, хватит шутить.
Джулия — моя жена…
МУЖЧИНА (обращаясь к своей жене).
Нет, нет, дорогая, не беспокойся… просто маленькое недоразумение..
ВОР. Еще одно? О, сколько же за один вечер!
ЖЕНЩИНА. А ну-ка объясни мне, что ты делал в этих часах! (ВОРУ) Он уже был в футляре, когда и вы там сидели?
ВОР (после некоторого раздумья).
Знаете… там так темно внутри!
МУЖЧИНА. Ну, это же понятно… яснее ясного.
Сейчас объясню это недоразумение… Итак.
ВОР. Итак? Черта с два! Нет тут никакого недоразумения… Я сам сейчас объясню вам, что тут и как тут…
Но не успевает продолжить, потому что все остальные в страхе, что раскроются их любовные интриги, сразу же прерывают и его.
АННА. Ну, конечно, тут всего лишь недоразумение… И все ясно как божий день!
АНТОНИО. Да, да, я тоже сразу все понял… И даже удивляюсь, что синьор этого не понимает… Здесь все сплошное недоразумение…
ЖЕНЩИНА. Все так ясно, что и ребенку понятно…
МУЖЧИНА. Поэтому нет никакой нужды и разъяснять.
Недоразумения не объясняются… Иначе какие же это недоразумения?
ВОР (жене).
Идем, быстро!
ЖЕНА ВОРА. Подожди, не тяни меня с такой силой…
Направляются к двери, которую ВОР уже успел открыть.
Проходя мимо выключателя, Вор гасит свет.
АННА. Кто погасил свет?
ЖЕНЩИНА. Что происходит?
АНТОНИО. Остановите их… Зачем уходят эти двое?
ЖЕНЩИНА. Он ведь такой ненормальный, что может пойти и отдать себя в руки правосудия… Скорее...
МУЖЧИНА. Скорее, остановите их, не дайте уйти…
ЖЕНЩИНА. Они ушли в сад… Бегите!
МУЖЧИНА. Невероятно… Так или иначе, вы вдвоем идите туда, а ты — со мной… (Все выбегают.
Тишина.
В окне появляется свет карманного фонарика.
Он освещает комнату, выхватывая там и тут разную мебель, пока не задерживается на мешке с награбленными вещами.
В это время появляются хозяева дома).
Он опять влез в окно! Хитрец…. Вернулся забрать серебро…
АННА. Хватайте его!
ЖЕНЩИНА. Быстро… Держи его! Не упусти…
МУЖЧИНА. Включи свет!
Свет загорается.
В окружении преследователей стоит ВТОРОЙ ВОР.
ВТОРОЙ ВОР (весьма недоволен).
Э, нет, господа… Нет… Это уж чересчур… Если и вы теперь начнете устраивать засады… открытое окно, мешок с награбленным… ожидание… Нет, говорю я вам, так не пойдет… Иду жаловаться в профсоюз и спокойной ночи.
ВСЕ. Не-е-е-е-т!
МУЖЧИНА. Нет, ради бога, выслушайте нас, это было недоразумение!
ВТОРОЙ ВОР. Что?
ВСЕ. Недоразумение!!
МУЖЧИНА. А теперь, с вашего позволения, мы вам объясним….
ВСЕ. Итак…
Следующие реплики все действующие лица произносят одновременно, в результате слышен жуткий галдеж, в котором невозможно разобрать ни слова.
ЖЕНЩИНА. В этот вечер я была со своим мужем… И вдруг мне позвонили, и я сразу же приехала сюда…
АННА. Я была на вилле "Поненте"… Зазвонил телефон, я услышала женский голос, и меня стали оскорблять…
МУЖЧИНА. Я был у своей мамы… мы ужинали… как вдруг… вдруг я вспомнил, что забыл дома ключи от офиса…
АНТОНИО. В этот вечер я отправился в кино… Знаете, хотел посмотреть что-нибудь про страсть, про любовь, как вдруг…
ВТОРОЙ ВОР, на которого обрушился весь этот поток слов, пятится, пока не опускается на стул, а потом оказывается на диване, и четверо неверных жен и мужей все разом что-то твердят ему и твердят каждый свое, без умолку и без жалости.
Громкие голоса постепенно перекрывает веселая ритмичная мелодия итальянской песни.

Перевела с итальянского
Константинова Ирина Георгиевна,
член трех творческих союзов ― литераторов, журналистов, переводчиков,
тел./факс 4307991.
e-mail: ikonstantinova@post.ru

Санкт-Петербург