• Название:

    Досье

  • Размер: 0.13 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Коновалов Дмитрий Геннадьевич.
Родился 22 февраля 1986 года в г.
Витебске.
Гражданин Республики Беларусь, не судимый, военнообязанный, не женат.
Образование — среднее специальное.
Работал токарем РУП Витебский завод запасных тракторных частей.
Обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных частями 1, 2, 3 статьи 289 (терроризм), частями 2, 3 статьи 295 (незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ), частями 2, 3 статьи 339 (хулиганство), частью 2 статьи 218 (умышленное уничтожение или повреждение имущества), частью 1 статьи 14 (покушение на преступление).
Ковалев Владислав Юрьевич.
Родился 17 января 1986 года в г.
Витебске.
Гражданин Республики Беларусь, не судимый, военнообязанный, не женат.
Образование — среднее.
Работал электромонтером по ремонту и обслуживанию линий электропередач ОАО Минские электросети.
Обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных частью 6 статьи 16 (пособничество в преступлении) частью 3 статьи 289 (терроризм), частью 3 статьи 295 (незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ), частями 2, 3 статьи 339 (хулиганство), частью 2 статьи 218 (умышленное уничтожение или повреждение имущества), частью 2 статьи 405 (укрывательство преступлений), частями 1, 2 статьи 406 (недонесение о преступлении).
Максимальное наказание, предусмотренное самой тяжкой из предъявленных Коновалову и Ковалеву статей (Терроризм), — смертная казнь.
В ходе расследования уголовного дела правоохранительные органы задерживали еще троих человек: отца (работал часовщиком) и старшего брата Дмитрия Коновалова, а также некую девушку, студентку минского частного вуза, но потом их отпустили.
Поскольку никакие обвинения им не выдвигались, значит, следствие не добыло фактов их причастности к преступной деятельности.
Отец работал часовщиком, после взрыва 4 июля 2008 года в Минске он попал в поле зрения правоохранительных органов, но потом подозрения с него сняли.
О девушке Лукашенко высказался так:

Там же клейма ставить негде.
Это же аморально спившийся человек, 21 или 22 года девчонке.
Друзья по жизни Согласно официальным источникам, обвиняемые жили в Витебске в соседних домах, росли в одном дворе и дружили с детства.
В школе учились в одном классе.
Учителя и бывшие одноклассники отмечали их замкнутость.
С другими ребятами они почти не общались, — рассказывал один из их бывших одноклассников.— Митька всегда был странным и замкнутым, в школе учился слабо.
Твердая пятерка у него была только по химии.
Вот тут ему равных не было.
Сначала петарды делал, потом стал мастерить взрыв-пакеты, очень мощные.
Ну и Влад всегда помогал ему во всем, был его единственным другом.
Однако мать одного из обвиняемых опровергала, что задержанные были в близких дружеских отношениях:

Близкими друзьями они не были: в начальной школе они учились в одном классе, потом встречались лишь время от времени.
В школьной характеристике одного из задержанных говорится:

Замкнут, необщителен; общается только с соседом по парте.
За внешним равнодушием скрывается жесткий, безжалостный характер.
Как отмечало МВД, у обвиняемых еще в школьные годы наблюдалась тяга к углубленному изучению химии.
Именно по этому предмету задержанные были круглыми отличниками (а один из них даже не раз становился призером олимпиад по химии), в то время как их знания в других областях оценивались весьма посредственно.
Да, троечники, да, уникальные люди с точки зрения химии, — говорил о них глава государства.— Но в школе же учились.
И как показывает следствие, тогда их классные руководители не очень хорошо их характеризовали.
Вероятно, один из обвиняемых был членом БРСМ.После школы Дмитрий и Владислав поступили в профессионально-техническое училище, где получили профессию слесаря, потом некоторое время вместе работали на витебском заводе тракторных запчастей.
Тяга к химическим экспериментам по изготовлению взрывчатых веществ у них сохранилась.
Необходимую информацию они черпали в основном из интернета, а затем проводили испытания собранных ими взрывных устройств.
Российская газета Известия со ссылкой на источник в правоохранительных органах Беларуси сообщала, что Коновалов страдает тяжелым заболеванием легких, приобретенным в результате частого контакта с химическими веществами, но, будучи в следственном изоляторе, от госпитализации отказывается.
КГБ эту информацию опровергал.
Правоохранительные органы сообщали, что обнаружили в подвале одного из домов в Витебске лабораторию, в которой Коновалов собирал взрывные устройства.
Там были найдены взрывчатые вещества, подшипники, куски металла и арматуры, вероятно.
Принесенные с завода тракторных запчастей.
На заводе работали? Работали, — комментировал это Лукашенко.— Шарики-ролики-подшипники и арматуру готовили, пилили, домой носили? Носили.
Первый взрыв Коновалов и Ковалев будто бы осуществили в декабре 2000 года в Витебске; предполагаемым террористам к тому времени не было еще и 15 лет.
В течение следующих пяти лет подозреваемые пытались еще 11 раз произвести тренировочные взрывы, в том числе на лестничных площадках жилых домов и перед зданием библиотеки.
В 2005 году Коновалов якобы организовал взрывы в Витебске на площади Свободы и около летнего кафе.
Ковалев фигурирует в документе в части взрывов, совершенных в 2000-2002 годах, а также 4 июля 2008 года возле стелы Минск — город-герой и 11 апреля 2011 года в минском метро.
В начале 2011 года обвиняемые переехали в Минск, жили на съемной квартире в районе станции метро Фрунзенская.
Возле этой станции метро один из оперативников опознал Коновалова по фотороботу, который был роздан милиционерам, и довел его до квартиры.
В ней обвиняемых и задержали— будто бы в момент распития спиртных напитков.
Аналитики, следователи, эксперты, выстроив четкую хронологию преступления, обработали огромный массив аудио- и видеоматериалов, — рассказывал Александр Лукашенко.— И, что меня особо радует, грубо говоря, не выходя из кабинетов, вычислили этих негодяев.
И затем началась активная фаза операции по их задержанию.
В досье правоохранительных органов на Дмитрия Коновалова среди особых примет значилась его необычная походка — с немного согнутыми в коленях ногами.
На видеозаписи камер наблюдения в минском метро можно заметить, что террорист стоит как будто на полусогнутых.
Однако мать одного из обвиянемых, просмотрев этот видеоролик, сказала:

Я не узнаю в этом человеке с большой сумкой ни сына, ни его друга.
Вменяемый, но мозги набекрень В ходе следствия у Коновалова изъят компьютер, в котром, по словам президента, разорванные тела из интернета, оторванные головы, какие-то неизвестные инопланетяне придуманные… В семье не без урода.
И этот урод в нашей семье проявился.
Политики в этом деле следствие не выявило, организаторов и заказчиков взрыва тоже якобы не было.
По словам заместителя генпрокурора Андрея Шведа, все сошлось на личности конкретного человека, который замыслил страшное, собрал взрывное устройство и хладнокровно привел его в действие — просто потому, что у исполнителя гипертрофированное чувство собственной значимости и неприятие к людям и ему вообще нравится убивать людей.
Мотив преступления, выразившегося во взрыве в метро, связан с личностями обвиняемых, их развитием, отношением к жизни, воспитанием.
Генеральный прокурор Григорий Василевич, говоря об исполнителе теракта в метро, подчеркивал:

Это человек вменяемый, но мозги у него набекрень — это несомненно.
Глава государства рассказывал, что на одном из допросов Коновалов, говоря о взрыве 4 июля в Минске, заявил:

Я обиделся, что это было квалифицировано, как злостное хулиганство, а не теракт.
А я хочу быть террористом, я в историю войду, как террорист в Беларуси.
По словам Лукашенко, обвиняемый готовил три новых теракта:

Этот человек освоил это ремесло, видя все по телевидению и изучая в интернете.
Думаю, что сегодня можно об этом сказать: если бы мы не пресекли сейчас этот террористический акт, были бы взрывы в поезде (это он видел Невский экспресс в России), на остановке (уже были заготовлены, и он показал эти взрывные устройства) и в автобусе.