• Название:

    Тебе можно так доверять Глупый вопрос, правда

  • Размер: 0.19 Мб
  • Формат: DOC
  • или



"Тебе можно так доверять? Глупый вопрос, правда?"

Sun Shang Xiang:

Я вышла из палатки Сун Се после непродолжительного разговора с ним насчет моей вчерашней выходки на поле боя.
Ему не совсем понравилось то, как, нападая на очередного врага, я неудачно привела его к одному из офицеров, и мой противник поспешно нанес ему удар с тыла.
Офицер был тяжело ранен, потому мне, как и моим братьям, происходящее не понравилось, потому вышедший из-под моего контроля громоздкий воин получил по заслугам.
Впрочем, как обычно, разговор со старшим братом ни к чему не привел.
Отогнув полог палатки, я вышла на улицу.
Солнце, уже пройдя зенит, продолжало ярко светить, и тени возникали лишь под навесами По небу медленнно и лениво передвигались облака, на что я сразу обратила свое внимание.
Бросив мимолетный взгляд на лагерь, на солдатов, которые сновали вокруг, на кучку офицеров, что-то громко обсуждавших у одной из палаток, я внезапно заметила ранее неизвестного мне воина, который, судя по всему, также был офицером, и меня это несказанно заинтересовало.
В то время, как остальные разговаривали друг с другом, стоя, он, словно у себя дома, уселся на пустую деревянную коробку из-под вина, которую ранее часто использовали как стол, вытянув длинные ноги.
Меня это слегка позабавило.
Я стояла и открыто за ним наблюдала, следя за тем, как он изредка вставляет слова в их общую беседу.
Я тут же обратила внимание на его мускулистую фигуру и хмыкнула, затем внимательно присмотрелась к его островыраженным чертам лица, оценив его замысловатое одеяние, подчеркивающее его крепкий торс и развитую мускулатуру.
Оглянувшись, я увидела Лу Зуна, который очень кстати проходил мимо.
Я его тихо окликнула, и он спокойно приблизился ко мне.
Не скрывая своего любопытства, я кивнула в сторону заинтересовавшей меня личности и спросила:

- Кто это? На что Лу Зун мгновенно мне пояснил:

- Ган Нинг.
Это один из новых офицеров, наемник.
Не думал, что наше состояние настолько паршивое, что приходится полагаться на помощь подобных.
Он из пиратов, но умелый, на удивление.
Равносилен той немалой цене, что он запросил.
Пока он говорил, я отмечала про себя, что новоприбывший довольно симпатичен и силен.
Тут он заметил меня и переключил свое внимание на меня, слегка повернув голову в мою сторону.
Я, ничуть не смутившись, смотрела на него, пока Лу Зун не закончил говорить, а затем, кивнув тому в знак благодарности, улыбнулась ему же и направилась к Ган Нингу.

Gan Ning:

Что я могу сказать? Еще один насыщенный день в моей небезопасной карьере.
Буквально вчера я служил в армии Уей, находясь со своим лучшим другом, Линг Тонгом, но уже сегодня являюсь полноправным офицером армии Шу.
Желание Судьбы неисповедимы.
Меня всегда кидало то в одну сторону, то в другую, как на корабле, когда шторм настолько силен, что бесполезно пытаться ухватиться за что-то.
Впрочем, я не против такого поворота.
Конечно, быть предателем не прельщает никого, но я наемник, понять меня тоже можно.
Мне необходимы деньги.
Особенно сейчас.
Из-за этой дурацкой войны, мой корабль случайно попал под обстрел солдат, которые приняли мое судно за происки врага.
Знаете, дождь из огненных стрел, естественно, не смог пойти моему кораблю на пользу... Он разбился о скалы у берега.
Это уже отвратительно, по моему мнению.
Но история здесь не заканчивается.
Все, что я добыл на моей недавней вылазке, было потеряно и подарено жадным волнам, которые радостно поглотили мои труды... К сожалению, не только золото, но и команду.
Сам я остался цел, хвала Судьбе и Богам морей.
Но этот случай перечеркнул многое, потому что теперь, так как я остался без всего, не считая своего оружия, я обязан вновь накапливать все утраченное тогда, из-за той смехотворной ошибки.
Раз война забрала у меня все, то я имею право нажиться на этой войне.
Чем я сейчас и занимался, заключив сделку с армией Шу.
Именно сейчас я проводил время, болтая с другими офицерами, которые радостно обсуждали недавний прокол армии Уей.
Я, решив, что нафиг мне стоять, как идиоту, нашел себе превосходное место - пустую коробку от вина.
Удобно расположившись, поставив одну ногу на эту коробку, а другой оперевшись о землю, я спокойно положил одну руку на колено, слушая щебетание остальных офицеров.
Правда, иногда были некоторые интересные моменты, в которые я позволял себе вклиниться, но так там не было ничего особенного.
Тем более, что меня особо заинтересовало, что кто-то беспрерывно за мной наблюдал.
Я сразу не подал виду, решив подождать, чтобы узнать, уйдет ли тот наблюдатель... Но нет.
Этот взгляд не переставал оставаться на мне, и я повернул голову, встретившись взглядом с одной милой особой, которая разговаривала с этим "Лу Зу". Он меня недолюбливал, что ж не мне его судить, если он такой капризный, когда дело доходит до окружения.
Но меня сейчас интересовала именно она.
Дослушав, что он ей там наговорил, красотка направилась к нам, а точнее, ко мне.
Когда она подошла достаточно близко, остальные ее заметили и начали приветствовать.
Из этого я понял, что ее зовут Шан Зиан и что здесь ее все знают и многие любят.
Я склонил голову набок и улыбнулся нагловатой улыбкой кота, приметившего добычу. - Чем я заслужил внимание такой красавицы? Я не верю, что среди столько сильных мужчин, я выделяюсь.

Sun Shang Xiang:

- Ты? – я изобразила слегка удивленное выражение на лице и, улыбнувшись, ответила:

- Наверное, тем, что ты здесь новенький.
Я ведь обязана познакомиться с симпатичным, новоприбывшим офицером, как считаешь? Тебе провести небольшую экскурсию по лагерю, или я уже опоздала, и этот очаровательный мужчина, стоящий передо мной, уже занят? – я ухмыльнулась, приятно льстя тебе.
Один из офицеров слегка подмигнул мне, отлично зная меня, и я вновь улыбнулась.
Уверена, с ним мы подружимся, хотя, возможно, не сразу.
Я мгновенно уловила в Ган Нинге дух неукротимого жеребца, которому было наплевать на остальных.
Поначалу мне, определенно, будет с ним трудно.
Да уж, у него своевольный характер и изобретательности тоже хватает.
Это ж надо сесть на стол, который практически каждый день использовался солдатами для игры в го, причем, время здесь они проводили с удовольствием.
Думаю, что, если ему взбредет в голову каждый день, а, особенно, каждый вечер использовать этот ящик как опору для своей задницы, это не очень понравится солдатам.
Хотя ему вряд ли это будет интересно.
Офицеры продолжили беседу, спокойно представляя нас самим себе.
В нашем знакомстве не было ничего удивительного, тем более, они никогда не предпочитали слушать во все уши то, что их не касается, пусть даже им приходится стоять рядом.
Нет, в этой армии, определенно, мужчины были моего уровня, такие, как надо.
Они уже отлично привыкли ко всем моим фразам, и посмею я сделать комплимент любому или ласково окликнуть какого-либо воина, ни один и головы не повернет в нашу сторону, зная, что все это совершенно обычное явление.
А вообще мне нравилось быть в хороших, дружеских, крепких отношениях со своими боевыми товарищами.
Иногда мне казалось, что все мы похожи на большую, единую семью, по крайней мере, по отношению воинов ко мне.
Между собой у них и бывали собственные стычки, но я предпочитала не вмешиваться не в свои дела, так как было глупо разнимать двух людей, до конца не понимая, в чем дело и что произошло.
Я вернулась мыслями к Ган Нингу, ожидая его ответа, который последовал незамедлительно.

Gan Ning:

Я удивленно поднял бровь, и игривая улыбка появилась у меня на лице.
Но моя улыбка не была пошлой, как у многих представителей моей профессии, а обаятельной, подобно вальяжному кошачьему богу, к ногам которого легли все прелести спокойной жизни.
Эта милая красотка предлагала мне экскурсию, и будь я проклят, если не соглашусь на это заманчивое предложение.
За свою жизнь я видел разных девушек-воителей, но таких никогда.
Полная жизни, задорная, обаятельная, явно опасная... Да она, наверное, такая же капризная, как дева морей и ее отец - океан.
Забавно.
Забавно. - Симпатичный новенький офицер еще никем не занят и с удовольствием послушает экскурсию прелестной девушки.
Я ловко вскочил с того ящика, на котором я сидел, и оказался около нее.
Этот прыжок был выполнен естественно, без какой-либо лишней показушности.
Все свои фишки я успею показать во время битвы, иначе заслужу слишком большое внимание.
Нет, я, конечно, не против пары сплетен или косых взглядов, но становиться единственной темой для разговора... Ну, я еще не настолько зажрался.
Тем более, меня интересует конкретная особа, а лишние разговоры могут вспугнуть эту хищную птичку.
Да-да.
Именно вспугнуть.
Иногда самые хищные птички при виде малейшей опасности взлетают в небо, как будто умрут, если не сделают этого.
Надеюсь, что она не такая трепетная, что она выдержит холодный и опасный ветер перемен... Остальные офицеры нас спокойно игнорировали, тем самым разогревая во мне интерес... Значит, я не первый? Так, это забавно.
Ведь это значит, что сейчас у нее вряд ли кто-то есть, а почему? Ее не выдерживают? Или она их? Столько вопросов... Может быть, все не так плохо, когда я согласился на время побывать в чужой армии.

Sun Shang Xiang:

Я улыбнулась ему.
Готовность присоединиться ко мне меня, определенно, порадовала.
Я направилась вглубь лагеря, иногда кивая некоторым воинам в знак приветствия.
Ты шел за мной, но я не собиралась рассказывать тебе о достоинствах нашей армии, описывать достопримечательности лагеря и уж, особенно, отличия между практически одинаковыми палатками.
Я обернулась к тебе и заговорила:

- Значит, ты наемник? И здесь только из-за денег? - я продолжила идти, оказавшись рядом с тобой. - Не волнуйся, это не намек, что тебе лучше убраться из нашей армии. - я слегка рассмеялась. - Просто интересно.
Я никогда не понимала, каково это - быть намеником.
Я слегка опустила голову, а потом, тряхнув волосами, подняла ее, смотря тебе прямо в глаза.
Я изящно шла рядом с тобой, виляя между палатками, постепенно выбираясь из лагеря.
Да уж, мой вопрос был неожиданный, так как, по идее, мы должны были разговаривать совсем на другую тему, да, тем более, он был совсем не дурак, чтобы не заметить, что палаток становится все меньше.
Я решила пояснить свои действия:

- Не думаю, что тебя особо волнует общее представление о лагере и армиии Шу.
Ты ведь итак все знаешь и не совсем за этим здесь, верно? - я тебе подмигнула. - Здесь очень красиво. - я внезапно остановилась на холме, который был будто границей между равниной и лагерем.
Затем я уселась на змелю, обхватив руками колени и положив на них голову.
Мои волосы непослушно свесились вниз, закрывая от тебя мое лицо. - Я люблю здесь бывать. - вновь пояснила я. - Так что насчет професси наемника? Ветер слегка трепал мои волосы, а я мечтательно окинула взглядом открывающийся с этого места вид, слегка прищурившись от ярких солнечных лучей, слепящих глаза.
Внизу протекала река, крутые берега которой стремились вниз, образуя скалы, а затем преобразоваясь в горы.
Далеко, доходя до самого гооризонта раскинулись горные цепи, изогнутыми хребтами ложащиесся на землю.

Gan Ning:

Мы долго петляли между однообразными палатками и молчали, что сразу дало мне понять, что у этой бестии на уме совсем не то, что она сказала тем офицерам.
Тут она спросила меня насчет моей профессии, но не дождалась ответа и поспешила дальше.
Ну, по крайней мере, с законом природы она знакома.
Свою добычу зверь всегда тащит к себе в берлогу, чтобы потом с ней не надо было возиться.
Мы продвигались далее и далее, и вскоре лес из палаток стал редеть – это был верный знак того, что к месту назначения мы приближаемся.
Красотка пояснила свои, итак понятные действия, при этом подмигнув.
Я кивнул, чтобы дать ей понять о своем понимании, хотя это было необязательно.
Я с ней поговорю, когда мы дойдем, зачем мне кричать ей в затылок.
Она все равно спешит как можно быстрее до пункта назначения.
Буквально сразу после твоей фразы мы оказались на холме.
Он был подобен кораблю на море, с которого видно сказочные пейзажи, созданные различными Богами во время поединка за высшую власть на небесах.
Вид был захватывающий, но попытаться его описать я бы не рискнул.
Мои блеклые сравнения и тусклые определения лишь опошлят эту красочную картину.
Оставлю эту работу художникам и поэтам, они этим себе на жизнь зарабатывают.
Как только деньги коснулись моих мыслей, она спросила меня про мою работу.
Я хмыкнул, жмуря глаза от приятного бриза, который радостно протанцевал по моему лицу к волосам.
Что ж, сейчас расскажу. - Значит, тебя интересует, зачем я здесь и каково быть наемником? Могу рассказать, раз скучная экскурсия по лабиринту палаток сменена на более неформальную обстановку.
Я радостно плюхнулся недалеко от тебя, а затем и вовсе лег, растянувшись на мягкой траве. - Да.
Я здесь из-за денег, так как у меня их не очень много.
Так сложилось судьба, что я обязан предлагать людям, у которых есть деньги, свои боевые навыки.
Здесь нет ничего особенного.
Находишь нужного человека, договариваешься, выполняешь работу, получаешь деньги.
Все просто до безобразия.
Нет ни привязанностей, ни проблем, ни верности... Только зависишь от своего нанимателя.
Правда, я непрофессиональный наемник, чтобы красочно тебе это все расписать.
Я повернул голову, чтобы посмотреть на тебя в этот момент.
Не сдержался и улыбнулся. - Я пират.
Это немного другое существование.
Более интересное, свободное, рискованное... И на непредсказуемой стихии – море.
Чего только в море ни увидишь... Чего только ни услышишь... Все истории мира разворачиваются перед твоими глазами, а ты наблюдаешь... Жаль, что вновь пришлось вернуться к жизни наемника.
Она кажется интересной, но нет ощущения свободы.
Довольна таким объяснением?

Sun Shang Xiang:

Я улыбнулась, повернувшись к тебе и откинув волосы назад. - Да, ты удовлетворил мою любознательность.
Я вижу, тебе по душе пиратство. - я вновь мечтательно перевела взгляд на горизонт, представляя синее, глубокое море, для меня чем-то походившее на небо.
Облака представлялись мне белыми барашками пены, бегущими по гребням волн, а иногда казалось, что ветер будто зачерпывает воду своими громадными рукавами, и легкая, заметная лишь мне рябь пробегает по небесам.
Он заметил, что я неотрывно смотрю на небо, и я вернулась к нему, смотря, как удобно он расположился на траве.
Видимо, в любом месте он чувствовал себя, как дома, приноравливаясь к любым условиям и беря от жизни все.
Думаю, это свойственно любому наемнику, который вынужден каждый раз адаптироваться к новым условиям.
Я все продолжала раздумывать об услышанном.
Видимо, о море он мог говорить сколько угодно, и в его словах я уловила всю любовь к его загадкам, лежащим на дне многие века и ждущих своего хозяина.
Он любил море.
Возможно, больше жизни.
На миг мне даже стало жалко его, ведь по какой-то причине Ган Нингу пришлось вернуться на землю и надолго остаться здесь, ступая по твердой земле, к которой он не привык.
Хотя, возможно, это всего лишь мои додумки, ведь по нему не скажешь, что ему здесь плохо.
Хотя он и мог прекрасно уметь скрывать свои чувства.
Из его речи, наполненной восхищением и каким-то подавленным желанием вырваться на волю и унестись далеко вперед по морским просторам, я уловила некоторую романтику.
Но не была уверена, ведь никогда бы не подумала, что он может быть таким мечтательным и прекрасным собеседникам.
Ведь я тоже много любила раздумывать о природных стихиях, хотя ни с кем не делилась своими мыслями.
А его стихией был океан.
Бурный, иногда спокойный, коварный и непредсказуемый.
Наверное, так и есть.
Наверное, это все про него.
После этой мысли я прониклась к нему еще большим интересом и моментально захотела узнать, права ли я насчет его схожести с его любимой стихией, в которой он провел почти всю жизнь и многому научился, которая, возможно, его разочаровала однажды, а, возможно, очень даже часто забавляла.
Пока я думала, смотря на него, он сорвал травинку и спокойно зажал ее между зубов, слегка покручивая ее пальцами.
Он открыто наблюдал за мной, его глаза спокойно скользили по мне, заставив меня улыбнуться, а он все продолжал ждать, пока я заговорю.
Я хитро спросила:

- Ты ведь наверняка знаешь много легенд, связанных с морем? Расскажи. - Я с интересом сконила голову, и мои глаза любопытно уставились на тебя.

Gan Ning:

Она очень долго смотрела на небо, разглядывая в нем тысячи загадок.
Интересно, что именно она видела в том бездонном доме Богов? Там, наверху, можно было видеть отражение океана.
Только в нем купались не люди, а Боги, наслаждаясь приятными теплыми лучами огромного золотистого солнца.
В этот момент моя собеседница показалось мне очень милой, так как ее воображение унесло ее очень далеко, в причудливые переплетения белоснежных небесных облаков.
Ее глаза были такими большими и любопытными, когда они старались не пропустить ни одну деталь безмерных небес.
Потом она переключила внимание с царства Богов на меня.
Я, тем временем, лежал на мягкой траве, которая могла сравниться лишь с мягкостью волн, которые утром ласково гладили песчаные берега земли.
Незамысловатая травинка, которую я безустанно крутил в руках, слегка щекотала нос, но я не собирался ее выплевывать.
Пусть еще пощекочет, это ведь нос, а не нервы.
Глаза Шан Зиан были такие же внимательные, как когда она изучала небо, но теперь не оно было предметом ее любопытства, а я.
Целый шторм эмоций пронесся в ее взгляде, когда он внимательно пытался проникнуть внутрь моей души и прочитать все иероглифы моих тайн.
Но я молчал, ожидая ее первого хода.
Долго ждать не пришлось, так как она заговорила, попросив меня рассказать какую-нибудь легенду.
В моих глазах блеснула искорка азарта при упоминании легенд.
Что-что, а это рассказать я всегда могу, так как за множество лет я услышал и увидел столько, сколько не снилось ни одному мудрейшему жрецу этой страны.
Я начал увлеченно рассказывать. - Легенду? Хм... Я, действительно, знаю множество легенд, но даже не знаю с которой начать... Может, легенда о Драконе Согаре придется тебе по вкусу? Я, разумеется, не поэт, так что прости, если что.
Говорят, что эта легенда родилась давно, еще до того, как наша страна была погружена в разрушительные войны за власть.
Что тогда властвовал добрый правитель, чье имя помнит только слепой старик, который обитает на уединенной скале на Юге.
В эти забытые времена по лазурным небесам скользил дракон, чьи серебристые чешуи были настолько чисты и сияли, что, казалось, что отточенный клинок рассекает голубые просторы неба.
Он наслаждался жизнью, нам смертным неизвестной, озаряя землю своими ослепительными отблесками.
Один раз, рассекая небеса, он заметил что-то на земле, что блистало так же ярко, как и его серебряные чешуи.
Возмущенный, Согаре спустился ниже к необычному сиянию.
Оказалось, источник этого света был золотой гребень прекрасной девы, которая каждое утро выходила к морю расчесывать свои роскошные локоны.
Дракон был поражен, увидев столь идеальную красоту, затмевающую и отблеск гребня, и чешую небесного дракона, и лица утонченных Богинь.
Околдованное этой красой создание Богов спустилось еще ниже, опасно приближаясь к земле, столь ему далекой и непонятной, пока не достиг одного уровня с девой.
Она подняла голову и увидела перед собой его морду, обрамленную жемчужинами и серебром, но не испугалась его, заправив в волосы свой золотой гребень. - Кто ты? – спросил Согаре, извиваясь в воздухе от непривычки столь близкого расстояния к земле. - Ты настолько прекрасна, что ни моя чешуя, ни Боги, ни само небо не способно сравниться с тобой.
Она слегка улыбнулась от столь искреннего восхищения и приложила изящный палец к губам. - Я - восход солнца, озаряющий море рано утром.
И имя мне Рицеки.
Одна из дочерей могучего владыки океана. - Рицеки, позволь мне узнать, как я могу видеться с тобой? Ты столь прекрасна, что я желаю лицезреть твою красоту хотя бы еще раз.
Юная дева смутилась такому обилию комплиментов, но обещала быть на этой скале на следующее утро.
Так они виделись каждый день.
Согаре спускался к Рицеки с небес, восхваляя ее красоту и принося ей подарки, которые веселили ее душу, а нежное чувство начинало расти между ними... Но однажды одна из Богинь почувствовала неприязнь к любимице дракона и решила пойти на хитрость, чтобы не дать им встретиться.
Злая Богиня напустила туман такой густоты, что было невозможно увидеть дальше своей протянутой руки.
Но Согаре не мог прожить и дня без лица своей любимой, и он начал спускаться все ниже и ниже, ниже, ниже, ниже, ниже, ниже... Пока не было слишком поздно, и его сильное, серебряное тело не разбилось об острые скалы, превращая цвет моря в кровавый.
Когда Рицеки нашла тело своего возлюбленного, жуткое горе посетило ее.
До сих пор она о нем скорбит, и в память о своем возлюбленном Согаре ее приход сопровождается багровым цветом неба, которое является отражением вечного моря.

Sun Shang Xiang:

Я слушала, слегка прикрыв глаза, немного отвернувшись, но сидя к тебе так, чтобы ты мог спокойно разглядывать меня со стороны.
Различные изображения посещали мой разум, и я отчетливо представляла все, что Ган Нинг так красиво передавал своим языком.
Со стороны могло бы показаться, что я дремлю, но я внимательно следила за его речью, вся обратившись в слух, и мой собедник отлично это знал.
Мое воображение рисовало прекрасные картины, опережая речь Ган Нинга, и я вскоре пожалела о том, что такая дивная история кончилась.
Я резко открыла глаза и повернулась к тебе.
В моем взгляде можно было прочитать неизгладимое, бесконечное восхищение над услышанным.
Я слегка склонила голову, затем ответила:

- Это было красиво и незабываемо. - затем, увидев его насмешливые глаза, я словно очнулась и игриво улыбнулась. - Мне понравилось. - Я слегка потянулась, расправяляя затекшие мышцы, продолжая смотреть на небо, а потом вновь, как обычно, стала смотреть на тебя.
Я хмыкнула:

- А ты говорил, что не сможешь передать всю красоту легенды... - так хотелось взъерошить его волосы, в наказние за то, что он так думает, но это было бы слишком неуместно, хоть я и улыбнулась уголками губ, думая об этом. - Ты слишком себя недооцениваешь. - я покачала головой, смотря в твои глаза с некоторым задорным упреком.
Мне нравилось наблюдать за ним, за тем, как он отличается от меня... Наверное, это потому, что я еще никогда не встречала пирата, потому мне и было так интересно, потому меня к нему тянуло.
Мне казалось, что он уже успел стать мне настоящим, верным другом, хоть до конца я и не была уверена, но тот факт, что мне казалось, что мы были знакомы уже давно, я не отвергала, наоборот, эта мысль приходила ко мне в голову каждую минуту. - Советую тебе иногда позабыть, что ты пират, если это мешает тебе поверить в то, что ты настолько красноречив и романтичен. - я слегка рассмеялась, так как он был слегка удивлен, причем, я льстила ему только лишь наполовину.
Мне казалось, что будет очень трудно научить его верить моим словам и тому, что он не совсем такой, каким себя представляет.

Gan Ning:

Пока я рассказывал, она лежала, слегка прикрыв глаза, но позволяя мне лицезреть ее симпатичное лицо.
Честно говоря, это было очень мило с ее стороны, потому что мне так хотелось урвать хоть часть тех эмоций, которые она испытывала.
Ведь я был уверен, что эта легенда обязана ей понравиться.
Хотя легенда была рассказана очень увлеченно, мне настолько не терпелось узнать, как она ей, что я был готов был подойти к ней, нагнуться близко к ее лицу, оставив между нами пару миллиметров... Чтобы полностью насладиться всеми теми эмоциями, что откроют мне ее глаза.
Жаль, что мы не в тех отношениях, где подобное позволяется.
Когда история закончилась Шан Зиан распахнула глаза, позволяя мне увидеть искорку ее эмоций, после чего она потянулась, принимая офигенно-красивую позу... Эх, имеет же мужчина права иметь свои маленькие мечты и фантазии? Ну, если он не имеет право, то мне все равно.
Но именно сейчас меня интересовала ее реакция, которая меня вполне удовлетворила.
Но внезапно эта задорная воительница сделала мне комплимент, похвалив мои таланты рассказчика.
Этим я был немало удивлен, настолько, что моя привычная наглая улыбка просто исчезла с лица.
Правда, очень ненадолго, так как ее игривая улыбка, вызвала естественную реакцию.
Я вновь улыбнулся, причем еще шире, чем раньше.
Не знаю, почему.
Наверное, потому что с каждой секундой понимал, насколько она мне по душе.
А ее смех приятно звучал в моей голове.
Я опять пожалел, что мы были так мало знакомы, потому что в этот момент, когда она меня опять похвалила и рассмеялась над моим удивленным лицом, мне захотелось игриво вынуть цветок, что был так элегантно заправлен в ее волосы... Но нельзя.
Оставалось лишь мне смачно потянуться и перевести взгляд на небо. - Романтичен? Ну, не знаю.
Ты первая, кто мне такое сказала.
Хотя, наверное, потому что ты первая, кому я рассказал легенду.
Обычно я рассказываю анекдоты... А... Они немного в другом жанре.
Я рассмеялся.

Sun Shang Xiang:

Он внимательно следил за мной ненасытным взглядом, пытаясь рассмотреть впечатление в моих глазах от услышанного.
Я слегка склонила свою голову, пытаясь уверить, что мне и вправду понравилось, что было совсем нетрудно.
Учитывая, что играть и лгать я не умела, для меня было легко изобразить искренность. - Ты меня тоже поразил. - я улыбнулась, не договорив.
Если захочет, сам поймет, о чем я говорю, поймет так, как посчитает нужным.
Видимо, это фраза ему понравилась, а мои глаза сияли, смеясь изнутри, излучая счастье.
Если честно, он отлично мог поднять настроение, по крайней мере, мне.
Я внезапно резко откинулась на траву, предварительно слегка взъерошив себе волосы, убрав их назад, чтобы не мешались.
Я легла на траву, проведя по мягким стеблям руками.
Внезапно я слегка задела твою руку, но легко ее убрала и, игриво подняв голову, слегка подвинулась к тебе.
Я приподнялась, подперев щеку рукой, и стала внимательно смотреть за облаками.
Я хитро увернулась от понятия моего к тебе приближения, как намека на что-либо.
Я просто подняла руку и сказала:

- Сейчас проверим, насколько ты изобретателен. - я к тебе повернулась и подмигнула, мило, слегка улыбнувшись. - Что ты видишь в любом из облаков? - я указала пальцем на небо, понимая, что на отдельное облако указать будет трудно.
Порывы легкого ветра слегка растрепали мои волосы, и они тонкими прядями касались твоей щеки, ее щекоча, но я делала вид, что не замечала этого.

Gan Ning:

Она сказала удивительную фразу, что я ее поразил.
Хм.
Первый раз я кого-то поразил не тем, что отрубил противнику голову.
Приятные перемены.
Я даже не сомневался в том, что она говорила правду.
Ну не была она похоже на тех стервочек, которые подлизываются, чтобы сделать от тебя ребенка, а потом кричат, что ты подлец.
Она, действительно, была достаточно искренна, и это приятно удивляло.
Она взъерошила себе волосы, создавая на голове необычайный беспорядок, и это вызвало во мне ощущение безумной радости.
Она была такой милой! Задушил бы в объятиях.
Как будто нарочно, именно на этой мысли ее пальцы задели мою руку.
От неожиданности я вздрогнул, а она лишь игриво подняла голову, подмигивая.
Сколько же мужиков втрескалось в нее из-за одного этого легкого подмигивания.
Эх! Кокетка.
Удивительно, что на нее еще не позарился какой-нибудь Божок и не украл ее, унося в свое царство.
И как я рад, что этого еще не случилось.
Затем она придвинулась ко мне.
КАК Я БЫЛ ПОЛЬЩЕН!!! Так весело стало.
Она подперла голову рукой и указала на облака, придумав нам вдвоем интересную игру.
Все было бы замечательно, если бы ее волосы не щекотали мой нос так же, как она мне ощущения.
Я слегка поморщил нос и взглянул наверх, широко улыбаясь. - Что я вижу? Посмотри на то! Я резко воскликнул, указывая на причудливое облако, которое расползлось на небе, словно желая поглотить остальных. - Это похоже на огромную голодную панду.
Посмотри! Видишь, вон ее нос, вот лапы, а вот большой рот, который тянется к тому облаку.
Видишь! Это панда настолько голодная, что ей все равно, что надо есть.
Даже нас с тобой съест.
Я рассмеялся.

Sun Shang Xiang:

Я тихо рассмеялась, и этот смех прозвучал звонко и приятно.
Я внимательно присмотрелась к большому облаку, на которое он указывал, и, буквально поедая его глазами, наконец разобрала, где тут панда.
Я улыбнулась, наблюдая за тем, как ветер гонит это облако все вперед, и оно, и вправду, походившее, на этого прожорливого бамбукового медведя, торопилось снести всех на своем пути. - Панда... Что ж, романтично. - я резко повернулась к тебе. - Ты ведь это специально! Сопротивляешься, придумывая бамбуковых медведей! Не веришь мне. - я улыбнулась и показала ему язычок, а затем неожиданно решилась, и сама, не ведая, что творю, ловко взъерошила ему волосы.
Но я не отпрянула, сделав вид, что все это было намеренно, а лишь изящно убрала руку, продолжая с ним заигрывать потихоньку.
Сама не понимаю, как так получилось, но о случившемся я не жалела.
Я не расстерялась и игриво сказала:

- Давно хотела это сделать. - я улыбалась, смотря на небо, и думала о том, какой он все-таки милый... Я никогда себя не считала настолько легкомысленнной, чтобы влюбиться при первой встрече, но однако это было так.
Но я решила не забивать голову подобными мыслями, что все неправильно, что так не должно быть, что все закончится плохо, и это всего лишь симпатия и интрижка, особенно, в данный момент.
Я мгновенно успокоила себя тем, что у многих людей возникает любовь с первого взгляда, почему же я должна быть исключением? Тем более, что он был прекрасным человеком и совсем не походил на моего отца, которого я считала настоящим исчадием ада, и любых похожих на него мужчин со своими амбициями в голове моментально отшивала.
А он... Веселый, упрямый, интересный... Романтик...

Gan Ning:

Она смотрела на небо, разглядывая то облако, которое я назвал пандой.
Светящиеся, радостные глаза так пристально его изучали, что я сразу мог сказать, когда она поняла, что именно я имел ввиду.
Затем она резко повернулась и попала в точку насчет того, что я поиздевался.
Она игриво показала язычок, из-за чего я рассмеялся.
Но неожиданно ее теплая рука взъерошила мои волосы, заставив меня зажмуриться от неописуемого удовольствия.
Все-таки первый раз такое маленькое действие произвело внутри меня такую реакцию.
Она убрала руку, а я очень пожалел, что она это сделала.
Когда я раскрыл глаза и удивленно уловил ее игривый взгляд, она ответила, что давно хотела это сделать.
Вскоре ее взгляд перевелся на небо, но меня это не волновало.
Та фраза, словно сигнал к отплытию корабля, не позволил мне поступить иначе.
Я ловко подался вперед и легким движением рук, эх, в свое время я учился из карманов воровать, вытащил из ее волос цветок.
Я сразу же приблизил его к себе и вдохнул его аромат, который смешался с ее собственным.
Так приятно.
Ее голова повернулась ко мне, а глаза широко распахнулись.
На моем лице появилась улыбка. - Я тоже хотел сделать это давно.
Внезапно в моих глазах блеснул дьявольский огонек, который скрывал искорку игривости.
В моей голове появилась идея.
Может, я неправ.
По крайней мере, это первый раз, когда я это делаю после столь короткого разговора... Ну, не считая, когда я снимал девушку... - Знаешь... Есть еще это, о чем я давно мечтаю.
Я ее поцеловал.
Это было очень неожиданно.
Но я был доволен собой.
Кто не рискует, не пьет сакэ.
Надеюсь, потом не последует пощечина.

Sun Shang Xiang:

Я не ожидала, что эта "симпатия" окажется настолько взаимной, хотя это больше напоминало веселую игру, а мне всегда так хотелось, чтобы я нашла свое счастье... Может быть, это оно и есть? Это светлое чудо, которое игриво смотрит на меня из-под своих темных лукавых глаз... Все это показалось мне настолько трогательным и милым - то, как он осторожно и мастерски ловко вынул из моих волос цветок.
Я удивленно смотрела на него большими, широко-распахнутыми глазами.
И тут он внезапно прильнул ко мне губами.
От неожиданности я слегка поддалась назад, но тут же ответила ему на поцелуй и, так как мне было крайне неудобно, я осторожно обвила его шею руками.
Наконец, я сомкнула губы, а его разгоряченное, улыбающееся лицо смотрело на меня сверху, и не было ничего лучше этого зрелища.
Я слегка провела пальцами по его щеке, сладко ее щекоча. - Мне понравились твои мечты. - открыто призналась я, улыбнувшись уголками губ, ничуть не смущаясь, а сама подумала, правильно ли поступаю.
Я слегка опустила голову, и ты это слишком быстро заметил.
Я тут же решила тебе признаться в своем маленьком страхе.
Не знаю, зачем и почему... Наверное, это глупо... Хотя нет, знаю... Просто надо было уверить его, что поцелуй не повлиял на меня плохо, что я не страдаю от этого, что мне действительно понравилось.
Он слегка озабоченно смотрел на меня, будто волнуясь, что случилось.
А я сказала:

- Тебе можно так доверять? - этот вопрос оказался глупым, видимо, я задала его зря.
Потому что мне сразу захотелось поцеловать его снова, вопреки тому, что он скажет.
Я инстиктивно провела рукой по его шее и уже тогда немного смутилась. - Глупый вопрос, правда? - я виновато вздохнула.

Gan Ning:

Когда мои губы коснулись ее губ, я почувствовал ее напряжение, как она подалась назад.
Но прежде чем я успел это прекратить, она ответила на поцелуй, обвивая мою шею руками.
Какой прекрасный момент.
Мне сейчас было очень тепло, хорошо и необыкновенно легко.
Даже не было стыдно.
Честно.
Когда поцелуй закончился, я радостно смотрел на нее, а когда ее пальцы нежно коснулись моей щеки, то я прижался к ним своей щекой.
Ну, было щекотно немного.
Но когда Шан Зиан призналась, что ей нравятся мои мысли, внутри меня распустился цветок под названием гордость.
Я хотел было что-то сказать, как заметил твою опущенную голову.
Это меня насторожило, потому что это означало, что что-то не так.
Я очень взволнованно на тебя посмотрел, а ты, увидев мое беспокойство, призналась, в чем дело.
Она боялась, что я ее кину.
Она спросила меня, можно ли мне доверять.
В этот момент она провела рукой по моей шее, я смог перехватить эту руку, нежно сжав в своей.
Ее глаза смотрели на меня немного смущенно, немного боясь, и очень невинно... В этот момент сердце сжалось в моей груди.
Черт.
А ведь она права.
Я же подлец, я же та еще дрянь.
Что же я делаю? Я развиваю отношение с девушкой, которую я кину, которую я предам.
Я об этом совсем забыл... Мне было так хорошо... Я поцеловал ее руку, в моем взгляде проскользнуло извинение и жуткая ненависть к себе.
Почему все так получается? - Законный вопрос... Я даже не знаю... Что я вру? Знаю ведь прекрасно ответ... Я порчу весь момент.
Но не могу я ей сказать ложь, не могу. - Я плохой человек, так что, наверное, нельзя.
Прости меня... Я сам себе простить не могу.
Я знаю, что мне надо было сейчас уйти, но вместо этого я вновь поцеловал ее пальцы.
Мне было так больно.
Такое ощущение, что сейчас умру.
Просто умру, что-то с сердцем не так.

Sun Shang Xiang:

Я надеялась услышать все, но только не это... Я взволнованно смотрела на него, прислушиваясь к его ответу.
Вначале он замялся, и в моих глазах мелькнула слабая надежда, но тут он внезапно собрался и высказал всю правду, а я смотрела в его глаза и видела, что он не врет, да, и с чего ему это делать... Он сказал, что ненавидит себя, и этому я тоже верила, видя всю горечь и мучение в его взгляде.
Ган Нинг поцеловал мою руку, потом слегка провел губами по пальцам, так легко и спокойно, но без лишней корысти... И мне вновь показалось, что знакомы мы целую вечность, но я не знала, что теперь мне и думать о нас обоих, когда он честно во всем сознался... А я, словно наивная дурочка, влюбилась без оглядки, даже не заметив ничего пугающего и отталкивающего в этом человеке... Но даже, если бы заметила, то каким образом... Он был таким обаятельным, что невольно, даже сейчас, я забывала о его словах и продолжала смотреть на него глазами, в которых читалась влюбленность.
Но, поймав себя на этом, я опустила голову, чувствуя, как глупо только что поступила.
Я не знала, что говорить, но в моих действиях чувствовалась вся горечь и боль от услышанного.
Утешало лишь то, что он сознался еще и в том, что ненавидит себя.
Он чувствовал свою плохую сторону, но вряд ли мог с этим что-то поделать.
Хотя... А что, если он только сейчас, сам влюбился в меня и понял всю суть ситуации, понял, что не хочет меня терять... Глупая додумка, но тогда все бы еще не было потеряно, и можно было что-то изменить.
Я подняла голову, аккуратно вглядевшись в его глаза.
Моя рука все еще непроизвольно лежала на его шее, так как я просто не могла ее убрать, и, возможно, он подумал, что это знак.
А я совершила полнейшую глупость, прижавшись к его груди.
Я думала о чем-то, а он будто боялся глубоко вздохнуть или даже пошевелиться, чтобы не спугнуть меня, подобно птице, готовой тут же улететь. - Почему так? - тихо прошептала я, уже размышляя вслух. - Почему?..

Gan Ning:

Ее влюбленные глаза смотрели на меня.
Но я понимал, что красота момента была полностью растоптана мной.
Конечно, она не могла быть рада моему признанию, а чувство вины разрасталось все больше и больше в моей груди.
Эта красотка смотрела на меня с такой любовью, но было видно, что ей больно.
Иначе быть просто не могло.
Мне хотелось сказать ей, что я соврал, что все это глупая шутка, но не мог.
Я бы отдал все, чтобы убрать эту боль, которую я ей сам причинил.
О чем она думала? Внезапно она прижалась к моей груди.
Я не выдержал и обнял ее, прижимая к себе еще сильней.
Ну почему мне так не везет? Но Шан Зиан спросила меня, почему.
Как я мог ей ответить? Ну как? Я же не могу сказать, знаешь, я тут из-за денег внедрился в вашу армию и собираюсь всех предать.
Прости меня.
Я не могу так сказать... Тем более, что у меня есть время... Возможно, есть шанс.
Не знаю.
Я уже ничего не знаю.
А почему именно мы влюбились? Почему я, такой, ей нужен? - Не знаю.
Я правда не знаю, почему именно так.
Но здесь моя вина.
Ты, я уверен, самая замечательная девушка.
Не повезло тебе встретиться с таким, как я.
Я так хочу быть хотя бы тебе равным... Я боялся.
Боялся, что она уйдет, а может ей так будет лучше? Не знаю... Зачем я ее обнял? Это ведь ей лучше не сделает.
Черт! Я чувствовал себя таким потерянным, словно мокрый кот, который впервые в жизни оказался в таком страшном месте.
Я никогда не сталкивался с такой ситуацией, я вообще первый раз предавал.
А все потому, что мне нужны эти чертовы, чертовы деньги! - Прости... Что я так испортил тебе день....

Sun Shang Xiang:

Он обнял меня за талию, сильно и одновременно нежно прижав к себе.
Я не обиделась на это его действие, хотя он так наверняка не считал и беспокоился, что я все-таки вырвусь, обидевшись.
Но нет, мне было очень приятно. - Глупости... - прошептала я ему в ответ, не имея в виду какую-то отдельную фразу, а все в целом. - Спасибо тебе, что встретился на моем пути.
Первый раз я почувствовала так близко надежду, что нашла свое счастье... Возможно, это оно и есть... Вопреки всему. - я говорила, прижавшись к тебе, совершенно искренне. - Ты мне уже понравился, и я уже ничего не смогу с этим поделать.
Я внезапно потянула руки к твоей шее и опустила твое лицо к себе, максимально приблизив к своему.
Несколько секунд я смотрела в твои карие, загадочные глаза, которые, наверное, навсегда останутся в моей памяти, как лукавые темные искорки.
Я притянула тебя к себе еще ближе и наши губы сомкнулись в поцелуе, коротком, но аккуратном, доказывающем правдивость моих слов. - Я тебя не брошу, что бы ты не сделал.
Я лежала молча, вновь прислонившись, к твоей груди головой.
Я понимала, что он хочет что-то сказать, что он понимает, что должен сопротивляться, убедить меня в обратном, но он этого одновременно не хотел. - Ничего не говори. - я покачала головой, тебя останавливая.
Я знала, что именно ты скажешь, но также знала, что, услышав это из твоих уст, почувствую невыносимую боль, и сердце будто будет плакать и страдать больше, чем сама я.
Не понимаю, почему я так отчетливо понимала ситуацию, каким образом смогла так четко представить эту картину.
Мне просто было хорошо лежать с ним рядом и ни о чем не думать, но, увы, плохие мысли, то и дело налетали на меня, накрывая волной плохих вестей и неприятных ощущений с головой.
Я попыталась отвлечься и, слегка приподняв голову, принялась смотреть на него с некоторой скорбью, но тут же сменила ее на задумчивость и некоторую романтику в глазах.
Затем я вновь его обняла, уткнувшись лицом в плечо и слегка вздохнула.
А его руки продолжали инстинктивно лежать у меня на талии, просто потому что ему даже не приходило в голову убрать их, и нас обоих это не смущало.
Наверняка, он так же, как и я, наслаждался этими сладкими, теплыми прикосновениями, а я особенно была рада его ласковым, нежным рукам

Gan Ning:

Ее слова приятно проникли в мою душу, слегка успокаивая сердце, слегка утешая ту боль, которая пульсировала во мне.
Как хотелось ей верить, а не верить ей было невозможно.
Слишком я желал верить, слишком искренне она мне это говорила.
Затем руки Шан Зиан обвились вокруг моей шеи, опуская мое лицо к ней, чтобы быть максимально близко.
Она смотрела в мои глаза, а я в ее.
Не могу даже описать сколько счастья я почувствовал, видя ту безмерную любовь в ее взгляде.
Чтобы подтвердить свои слова, она поцеловала меня.
Как необыкновенно, что каждая мелочь носит с собой столько счастья и радости.
Я даже не мог поверить, что у меня так крышу снесло от этой любви... Да, да, именно любви.
Я хотел сказать что-то, но она прервала меня, не желая слышать горькие речи из моих уст.
Мои руки оставались на ее талии, пока ее взгляд показывал мне, что она пытается не думать о той печальной ситуации.
То, как она отреагировала на эту неприятную ситуацию, подало мне надежду.
Может, еще не все потеряно.
Может, я смогу с этим правиться, к черту деньги! Я улыбнулся и резко вскочил, держа ее на своих руках.
Я поцеловал ее в губы.
В моих глазах вновь зажегся игривый огонек.
ДА! Я знаю, что смогу изменить ситуацию.
Да.
Я поступлю все равно неправильно, но я могу сделать так, чтобы никто не пострадал.
Я не возьму эти чертовы деньги! Я увидел ее естественное удивление в глазах.
Я так резко поменялся.
В ответ я рассмеялся. - Знаешь... Я тогда хотел сказать, что, может, у меня есть шанс все поменять.
С тобой вместе я смогу это сделать.
Я широко улыбнулся.

Sun Shang Xiang:

Он неожиданно и совершенно внезапно поднял меня в воздух, крепко держа в руках.
А я ничего не понимала и смотрела на него удивленными, широко-распахнутыми глазами.
Но когда я услышала его слова, мое сердце запылало и затрепетало, казалось, я сейчас, и вправду, вознесусь в небо от счастья, и все это читалось в пылающих от радости моих глазах.
Я понимала, можно ничего не отвечать, а просто крепко держаться за него и прижиматься к нему всем телом.
Мы стояли на вершине холма, как двое настоящих влюбленных, которые решили никогда не расставаться.
Ветер трепал мои волосы и твои черные перья, соединяя их в бешеном вихре, а ты медленно принялся спускаться вниз, будто угадав мое желание.
Мы приближались все ближе и ближе к манящим просторам на берегу реки, и вокруг нас, кроме природы, столь радующей глаз, не было ничего.
Даже звуки перекрикивающихся людей, топанье копыт и ржание лошадей для нас исчезло, и лишь пели птицы, тихо и мелодично, и ветер шелестел над нашими головами и купался в зеленой листве приближающихся деревьев.
Здесь все было так свежо и естественно.
Лучше этого места не было в мире, поэтому я часто наслаждалась им, хоть и в одиночестве.
Роща небольших зеленых дрервьев, росших вразнобой, и отдельные стволы встречающихся между ними изящных сакур, чьи светлые цветущие кроны тянулись к небу, встретили нас гостеприимно и доброжелательно.
Ты тихо ступал по мягкой трав, продолжая нести мня на руках.
Наконец, мы приблизились к бурной горной реке, точнее к одному из ее притоков, более спокойному и неторопливому.
Ты нехотя отпустил меня на землю, а я тут же бросила взгляд на воду.
Крутящиеся маленькие водовороты и быстрые потоки тут же напомнили мне крохотное море.
А море не могло существовать в моем подсознании без Ган Нинга, как и он без моря.
Я с любовью смотрела на водную стихию, а затем зачерпнула холодную воду ладонями и умыла лицо.
Я обернулась и посмотрела на тебя, улыбаясь, своим разгоряченным лицом.
Мои глаза горели от счастья, меня переполнявшего, а щеки пылали под действием ледяной воды, и лицо мое тут же залилось сладким, горячим, ярким румянцем, который мгновенно представил меня в еще большей красе, хоть он и часто раздражал меня.
Я это сделала неспециально, я не прихорашивалась перед тобой, но твоя реакция меня определенно порадовала.
Ты сидел рядом и смотрел на меня будто по-новому, а я решила слегка повредничать.
Я безжалостно лишила тебя незабываемого удовольствия и восхищения, неожиданно огрызгав тебя холодной водой, и тут же отпрянула, ожидая от тебя мгновенной реакции.

Gan Ning:

Когда я поднял ее с земли, она удивленно распахнула глаза.
Честно говоря, мне было лестно подобное удивление, так как она выглядела умопомрачительно... Ну, не так как потом, когда ее щеки залились румянцем.
Чтобы увидеть ту красоту, стоило спуститься вниз к реке, стоило ее отпустить, хотя мне этого так не хотелось.
Природа вокруг была удивительной, но с красотой этой девушки она не могла сравниться.
Она умыла лицо, а затем наслаждалась моим восхищенным взглядом.
Меня нельзя обвинять, не знал же я, что ты можешь стать еще красивее.
Сидел на корточках и улыбался, как идиот.
Хотя почему как? Внезапно она брызнула мне воду в лицо, не давая мне нормально и полноценно насладиться ее внешностью.
Но Шан Зиан сразу отпрыгнула, начиная новую игру.
Значит, меня, великого пирата, отвлекают от моего интеллектуального лицезрения ее замечательного лица и не менее замечательной фигуры.
Я резко вскочил на ноги и кинулся к ней, ловко схватил за руку и слегка притянул к себе.
После этого я резко присел и, зачерпнув рукой воду, обрызгал ее.
Следующее действие - это отпрыгнуть подальше от реки, чтобы не оказаться там.
Я ведь не знаю, что именно задумает эта обольстительница.
Ведь она легко могла меня кинуть в реку, хотя я ее пожалел... Но не только ее, но и себя.
Потому что, как я объясню всем, почему мы вернулись мокрые, как рыбы, после того, как ушли на экскурсию... Как хотел бы я, чтобы эти экскурсии повторялись бесконечно...

Sun Shang Xiang:

Я знала, что все так и закончится.
Было бы неинтересно, если бы я не попалась на его уловку и смогла убежать, а я то смогла бы.
Но теперь мне нужно было отомстить ему.
Он обрызгал меня, и теперь мои волосы и часть рубашки намокли, а несколько капель, естественно, попало на лицо, что было не так страшно.
Я бросилась за ним, но он успел максимально отдалиться от берега, а теперь вальяжно лег на траву, зная, что, если он будет сопротивляться, я, возможно, так и не смогу его поднять.
Ну что ж, он у меня получит.
Я с разбегу прыгнула прямо на него, усевшись сверху, так что он слегка поморщился, и, вновь взъерошив ему волосы, подпрыгнула и встала поднимать его с земли.
Но Ган Нинг ловко перехватил мою руку, когда я ухватилась за его ладони, и взял меня чуть повыше локтя.
Он ловко меня повалил, но мы за счет этого покатились к реке.
Наконец, остановившись, я поняла, что оказалась прямо под ним, и его руки крепко сжимают мои запястья, а глаза игриво смотрят сверху.
Он думал, что победил меня, повалив, и в его взгляде выражалось то, что я теперь не вырвусь, пока он собственноручно не выпустит меня из своих крепких, цепких, неразрываемых объятий.
Я это, возможно, тоже понимала, но все-таки знала, что есть только лишь одно средство, перед которым он не устоит, и я поцеловала его в губы, подняв голову.
Это было сделать достаточно трудно, так его руки моих не отпускали, и я даже не могла обнять его шею, а лишь тянулась к нему, продолжая целовать.
И он все-таки растаял… А я даже и не удивилась.
В этот момент я была счастлива, казалось, как никогда.
И все-таки это было глупо: так сблизиться с человеком, имя которого я узнала всего лишь несколько минут назад и увидела в первый раз за несколько секунд до этого.
Но мне было наплевать на все, особенно сейчас.

Gan Ning:

Когда я ее обрызгал, то поспешно лег на траву, как можно дальше отдалившись от берега.
Я потянулся, словно пытался размять все свои мышцы.
Затем я вальяжно расположился, чтобы не отказывать себе в комфорте.
Она же все равно меня не поднимет.
Но Шан Зиан решила поступить иначе.
Со всей дури она прыгнула на меня сверху.
Я слегка поморщился, хотя на самом деле хотел матюгнуться, так как боль была не слабая.
Она взъерошила мои волосы, вскочила и попыталась потащить к реке.
Ну уж нет! Я отомщу за себя! Мои руки схватили ее и мы покатились.
В этой схватке выиграл я, так как оказался сверху и держал ее руки за запястья, пригвоздив к земле.
На моем лице читалось торжество, так как я смог это сделать.
Внезапно она меня поцеловала, и я сразу же ответил ей на поцелуй.
Так мы лежали, а я, хоть и растаял, хоть и перестал чувствовать игривое желание мстить, не отпускал ее руки.
Когда поцелуй закончился, я начал целовать ее шею, прекрасно понимая, как ей сложно, ведь она пошевелиться не может.
После того, как я закончил эту маленькую пытку, я спросил:

- Руки отпустить?

Sun Shang Xiang:

Его поцелуи были такими нежными, что я невольно закрыла глаза, наслаждаясь, хоть было и крайне неудобно лежать в такой позе.
Когда он спросил меня, я открыла глаза, слегка склонив голову. - А ты как думаешь? – я усмехнулась, а потом нежно прошептала ему прямо на ухо:

- Отпусти… Он тут же повиновался моей воле и обнял меня, опустив руки к талии, а я обняла его за шею.
Вот теперь мне стало удобно, и я, ответив на предыдущие поцелуи, так же аккуратно поцеловала его в шею, скользнув губами по его коже.
А затем подняла глаза и медленно начала проводить по накаченным мускулам его рук, повторяя все их изгибы.
Я не пропускала ни одной мышцы, заново подивляясь его силе.
Ничто мне в нем сейчас не нравилось так, как эти мускулистые руки, и я лишь крепче прижалась к нему, продолжая ласково исследовать руки, а затем прошептала, улыбнувшись:

- Наверное, это так сладко чувствовать себя сильным в данный момент.
Мне нравятся твои мышцы, - я ему игриво и одновременно лукаво подмигнула.

Gan Ning:

Она попросила меня отпустить ее руки, что я и сделал.
Но отпустить руки не значит их убрать.
Они просто перешли с одной части тела на другую, точнее на талию.
Шан Зиан сразу же обняла меня за шею.
Любое ее прикосновение было приятным, мягким, нежным.
Она целовала мою шею, затем принялась рассматривать мои руки, которые ей, видимо, понравились.
Интересно, как бы она среагировала, увидев мои наколки полностью? Но как было чертовски приятно, когда ее тонкие пальцы скользили по рукам.
Но, услышав комплимент, я стал еще более счастливым. - Нравится ли мне? Ну конечно.
Рядом с такой красавицей всегда хочется быть сильным.
А когда красавица делает комплимент, то нет ничего милее и ближе.
Но насчет мышц... Если сниму нагрудник, они произведут большее впечатление.
Я игриво подмигнул тебе, как будто соревнуясь в наглости.
Может быть, я все это делаю зря, но мне все равно.
Рядом со мной красивая девушка, которая затмит саму дочку океана.
А еще она умна, и я чертовски ее люблю.
Как Согаре Рицеки.

Sun Shang Xiang:

Он меня заинтересовал своим заявлением, тем более, назвав меня красавицей, и я не смогла устоять. - Ну, покажи, – я улыбнулась и толкнула его в тот же самый нагрудник.
Знаю, ему не будет больно, ведь он его защитит.
Я улыбнулась вновь.
Просто мне было неудобно лежать так, и я решила перевернуть его. – Лучше я это сделаю, – опередила я Ган Нинга, засмеявшись.
Я уселась на него и сверху и, слегка повозившись, стянула с него так называемый нагрудник.
Все его тело и вправду было покрыто огромным количеством наколок, а я лишь вновь убедилась в том, что он максимально натренирован.
Я расхохоталась, не знаю над чем, хотя, возможно, просто представила картину, как мы выглядим со стороны.
Ничего смешного вроде, но, как идиоты, возможно.
Он вроде бы был удивлен, и я пояснила ему свой смех:

- Не волнуйся, я просто так.
А ты великолепен, – я подмигнула ему и, положив руки ему на грудь, изогнулась, нагнувшись, и поцеловала его в губы.
Поцелуй продлился достаточно долго и был невыносимо сладким.
Затем я вновь вернулась в привычное положение и принялась игриво водить пальцами по его телу, слегка щекоча его пресс.
Мне было весело и хотелось смеяться, а я лишь смотрела на него, загадочно склонив голову, лукавыми глазами.

Gan Ning:

Она заинтересовалась моим предложением и перевернула меня на спину.
Когда я хотел спросить нафиг, Шан Зиан опередила меня, сказав, что сама снимет.
Какие мы нетерпеливые.
Вскоре ее пальцы избавили меня от нагрудника.
Мой торс теперь был открыт на всеобщее обозрение.
Наколки содержали в себе персонажей различных легенд, разнообразные символы удачи... Но она рассмеялась.
Я не понимал ее смеха, но она уверила, что не надо мной смеялась.
Сказав, что я великолепен, она вызвала на моем лице самодовольную улыбку.
Вскоре ее губы коснулись моей улыбки и слились в поцелуе.
Он был настолько сладок и таинственен, что я понял, как именно надо описывать сцену поцелуя в легенде о советнике Акамизу.
Знаю.
Это были явно не те мысли, которые должны были меня посетить, но просто пришло в голову, так как именно эту легенду я хотел ей потом рассказать.
Хоть она и длиннющая! Поцелуй закончился, к моему огромному сожалению, и она продолжила сидеть на мне, но теперь стала щекотать мой пресс.
Я боюсь щекотки, но я пытался этого не показать.
Когда я понял, что либо рассмеюсь, либо заплачу, то схватил ее за руку и притянул к себе, как бы чтобы обнять.

Sun Shang Xiang:

Судя, по тому, как мгновенно напрягся его торс, я поняла, что мои старания его немного помучить были ненапрасными.
Я самодовольно улыбнулась и, почувствовав, что он уже не сдерживается, спокойно позволила его притянуть меня к себе под предлогом того, что он всего лишь хотел меня обнять.
Он все-таки боялся щекотки! От такой мысли я готова была прыснуть со смеху, но сдержалась, оставив на лице лишь мимолетную, незаметную улыбку.
Я щекотки не боялась, потому, неудивительно, что меня так рассмешил тот факт, что такого мощного воина легко можно вывести из себя таким легким способом.
Теперь я была настроена еще более игриво.
Сам виноват, что не мог нормально сдержаться, теперь я буду мстить ему за эту самодовольную улыбку на его лице за предыдущий комплимент.
Я его обняла, прильнула к нему в ответ на его попытку от меня освободиться.
Мои руки обвивали его шею, а я лежала на нем, чуть ли не болтая ногами от удовольствия, смотря на него сверху, лукаво и игриво.
Чувствую, что ему было неудобно, но пусть хотя бы наслаждается тем, что я сейчас с ним, и мы так счастливы. - Тебя защекотать до смерти или как? – внезапно спросила я, решив слегка помучить его, независимо от его ответа.
Моя теплая ладонь вновь проскользнула на его торс, вопреки его желаниям, а я лишь ждала его ответа, который бы послужил мне началом пытки моего нового знакомого.

Gan Ning:

Она слишком быстро согласилась поддаться моему желанию ее обнять.
Этим все не закончится.
Инстинкт воина подсказал, что это игра продолжится.
Она легла на меня, обняла мою шею, изображая невинность.
А я видел игривый блеск в ее глазах.
Но прошло время, и я успокоился.
Как раз хотел ей предложить услышать легенду, как вдруг она резко опустила руку на торс и задала вопрос.
О, нет.
О, нет! Я покачал головой. - Нет.
Шан, не надо.
Давай не будем.
Я постарался поймать ее руки, чтобы они не начали эту мучительную пытку.
Тем более я боялся, что случайно могу задеть ее, при попытке хоть как-то избавиться от этого.
Я с самого детства боялся щекотки и никак не мог избавиться от этого.
Блин! Не могу же я валяться и ржать, как ненормальный.
Вся моя репутация просто расколется на мелкие кусочки.
Вот, почему она не стыдится прыгать на меня, а я ее перевернуть не могу? Ей больно станет.
И все, потому что я мужчина, который чертовски боится щекотки.
Как хорошо, что враги этим не пытают.

Sun Shang Xiang:

Я слегка нахмурилась.
Особенно, когда он нежно сжал мои руки, пытаясь их убрать. - Ну, нет, так просто ты от меня не отвертишься, – я обиженно на тебя посмотрела и, так как ты нарочно сжал мои ладони в своих руках не так крепко, ловко высвободилась и тут же набросилась на тебя, понимая, что если я буду медлить, у тебя будет шанс позорно сбежать.
Твои руки теперь крепко, но не больно держали меня за талию, пытаясь удержать.
Пока ничего другого ты не предпринимал, и я попыталась уловить момент.
Мои руки быстро скользили по твоему телу, просчитывая все места на торсе и по бокам юркими пальцами. - Как же я могу удержаться, внезапно узнав твою слабость, - я расхохоталась, слегка задыхаясь.
А мои пальцы лишь набирали скорость, я будто бы специально тебя тормошила, заставляя твое тело содрогаться в конвульсиях от смеха, а сама ждала, когда ты предпримешь меры.
Обычно, так поступали маленькие девочки, бесконечно дразня мальчишек, а затем плакали, когда те кидались за ними вдогонку и вконец догоняли, но зато они любой ценой добивались своего: внимания со стороны противоположного пола.
Вот, и сейчас я была маленькой девочкой, а ты не менее маленьким мальчиком, у которого, правда, сил было побольше.

Gan Ning:

Она вырвалась из моих рук, вынуждая меня хвататься за ее талию в жалкой попытке что-то предпринять, чтобы ее остановить.
Но бесполезно.
Как назло ее юркие пальцы щекотали все те опасные зоны, заставляя меня смеяться, как идиота.
Она смеялась, радовалась тому, что нашла мою слабость.
Бедный, я смеялся.
Я очень старался перебороть свои ощущения.
А она так и не собиралась прекращать, как будто желая спровоцировать меня на более решительные действия.
А я ржал, как конь, которого укусила муха, вызывающая приступ безудержного веселья.
В какой-то момент я понял, что больше не могу, я резко убрал руки с ее талии и взялся за ее плечи.
Затем небольшой рывок, и она уже прижата ко мне.
Переворот.
Шан Зиан на земле, а я сверху. - Вот.
Возвращаемся в исходную позицию.
Еще раз начнешь щекотать сегодня, я либо умру от смеха, либо надену нагрудные доспехи.
Ясно, красавица? Я наклонился и нежно поцеловал в губы, как вдруг в голову мне пришла одна мысль. - Скажи, а все экскурсии так долго длятся?

Sun Shang Xiang:

Его смех меня определенно развеселил, я была счастлива, и тут он, в подходящий момент, с силой, но совершенно не грубо перевернул меня, вновь оказавшись сверху.
Я ответила ему на поцелуй, держа свои руки на его широких плечах, уже спокойно водя по ним ладонями, будто успокаивая твое тело. - Ладно, - согласилась я, кивнув, и театрально закатила глаза, даже слишком.
Ну, не умею я строить из себя совершенно другого человека.
Поэтому мне просто пришлось рассмеяться и нагло заметить:

- Ты сказал только про сегодня. - я тебе сладко подмигнула. - Так что это не избавляет тебя от ежедневной пытки.
Затем ты задал второй вопрос, и я ответила:

- Сколько угодно.
Точнее, пока тебе не надоест.
Я продолжала сладко и очаровательно улыбаться, а затем поцеловала тебя в губы, стараясь максимально продлить удовольствие, а мои руки принялись скользить по твоему телу, лаская его и вновь аккуратно прощупывая все мышцы.

Gan Ning:

Она совсем не обиделась, вновь оказавшись подо мной.
Лишь ехидно приметила, что я упомянул лишь сегодняшний день.
На это заявление я лишь рассмеялся. - Я знаю.
Это не оговорка, я так и хотел сказать.
Просто понимаю, что ты все равно будешь это делать, так что ставлю ограничения.
Мы вновь начали целоваться, а ее руки скользили по моему телу, словно легкие перья касались моей кожи.
Наши поцелуи были долгими и прекрасными, совсем не хотелось их прекращать.
Затем ты ответила на мой вопрос, насчет экскурсии.
Я был доволен ответом, и легкая улыбка коснулась моих губ. - Пока мне не надоест? Барышня, боюсь, что это никогда не наступит, а армия тебя придет искать рано или поздно.
Внезапно одна невеселая идея посетила мою голову.
Я нахмурился и слегка отстранился. - Подожди... А много кто еще был на этих экскурсиях? Я очень недовольно на тебя посмотрел.
Не злясь на нее, а просто почувствовал укол ревности.

Sun Shang Xiang:

Я слегка нахмурилась ему в ответ, потому что он так не кстати спросил это.
Ответ был вполне естественен, мне нечего было от него скрывать на эту тему, но меня немного обидело, что он так отодвинулся от меня, пусть и слегка.
Будто я могла его как-то разочаровать своим ответом.
Ну, конечно, двадцать раз! Я честно взглянула ему в глаза и ответила правду серьезным голосом:

- Мало.
Очень.
Я предпочитаю поддерживать дружбу с мужчинами, но не более.
Это часто мешает в бою, но, как видишь, перед тобой не удержалась.
Заметив в его глазах спокойствие, я поняла, что он мне верит, и тогда виновато улыбнулась. - Не хмурься так больше, умоляю. - я слегка хихикнула, ласково проведя руками по его лбу, где только что проступали его милые морщины, но, увы, указывающие на то, что ему что-то не нравилось, или он злился.
Потому для себя я решила, что будет лучше, если его оставить без морщин.
Пусть, они мне и нравились.
Так будет лучше.

Gan Ning:

Своим ответом она быстро успокоила меня, и мое хмурое выражение лица исчезло, как ни бывало.
Я был так рад услышать ее искренний ответ, что еще раз горячо поцеловал ее.
Затем я услышал от Шан Зиан забавную фразу про мое хмурое лицо. - Не нравится? Хорошо, не буду.
Буду так делать только в самых экстренных случаях, когда возникнет исключительная ситуация.
Но я буду честен с тобой.
Я прокашлялся, а затем внимательно посмотрел ей в глаза.
Все ее тело напряглось, будто сейчас я приоткрою перед ней страшную завесу тьмы.
Я поцеловал ее, а потом сказал:

- У меня были девушки.
Мало.
Но ты первая, кого я люблю.
Я хочу, чтобы ты это знала.
Потому что должна знать.
Моя улыбка вернулась на мое лицо. - Знаешь.
Про нашу любовь должны сочинить легенду.
Она уникальна! И мои губы вновь коснулись ее губ в сладостном поцелуе.

Sun Shang Xiang:

Он меня поцеловал уже в который раз, и вновь я наслаждалась этим прекрасным моментом, будто в первый раз.
Его слова были так нежны, я будто даже чувствовала их на ощупь… Такие гладкие и неповторимые, словно шелк.
Я прижалась к нему и крепко обняла, показывая, что ни за что и никогда не захочу с ним расстаться, и, когда наши губы разомкнулись, я принялась целовать его шею, а он точно также пытался уловить меня и вновь скользнуть губами по моей коже.
Вначале я игриво сопротивлялась, затевая игру, а затем дала ему поводить и заговорила:

- Я люблю легенды, ты же знаешь, и с тобой полностью согласна.
Наша любовь - настоящая легенда.
Я слегка прикрыла глаза от блаженства, прижавшись к нему, и все думала, как же я его люблю.
Даже больше, чем своих братьев.
Даже больше жизни… Неужели это знак? Знак, что я обрела настоящее счастье, о котором мне рассказывала мать практически всю мою жизнь, с малых лет, которое мне так безнадежно и насильно пытался вручить отец.
Но мы с матерью отлично знали, что любовь не купишь.
А ведь, именно она научила меня сопротивляться отцу и не поддаваться ему.
В нее я пошла такая упрямая и одновременно романтичная, мечтательная и чувственная к легендам и древним сказаниям.
И опять же именно мать привила мне любовь к легендам, и одна из них была самой моей любимой.
Легенда о любви… - Хочешь, я расскажу тебе легенду, которую знаю сама? – спросила я, смотря куда-то вдаль.
Окунувшись в воспоминания, я будто стала более серьезной и задумчивой.
Он кивнул, видимо, заинтересовавшись.
Я опустила голову и начала свое повествование, иногда заглядывая ему в глаза.
Робко и словно отрешенно:

- Легенду о любви… Любви, которая бродит по миру в виде чувства, которое невидимо, но одновременно обладает неимоверной силой.
Любовь никогда не имела собственную крышу над головой, потому ей приходилось скитаться по земле, пробираясь через толпы злых и добрых людей, коварных и скупых, милосердных и щедрых, жестоких и прекрасных.
Любовь не была похожа на них, она была чем-то божественным, не принадлежащем этому миру, и она одна видела людей насквозь.
Всех.
Потому бежала от них, скрываясь в темных углах.
Но вскоре ей пришлось выйти в свет, потому что все это было бесполезно, а она лишь страдала, видя вокруг обман и ложь, мучения и боль.
Тогда она, не имея больше сил, решила помочь тем, кто бесконечно страдал, проливая слезы на грешную землю.
Она приходит к каждым людям один раз в жизни, открывая им глаза на этот мир.
Она может принести горе и счастье, и никто никогда не сможет угадать ее замыслов.
Любовь может быть коварна и бескорыстна, добра и жестока.
Она умела разбивать людские сердца вдребезги или заставлять их расцветать на глазах.
Она искусно переплетает тонкие, словно нити, судьбы людей и часто они, запутываясь, обрываются.
Одних она делала счастливыми, других заставляла рыдать, наказывая за злость и награждая за доброту.
Но любовь всегда возникает один раз.
Один раз перед каждым человеком.
И никогда не ошибается, потому что ее невозможно обмануть.
Она может пройти мимо тебя незаметно, вызвав легкое чувство, будто кто-то прокрался за спиной, а потом, исчезнув, заставит тебя долго вспоминать об этом незначительном мгновении и, либо бесконечно мучаться, либо неизбежно мечтать, чтобы это вновь повторилось.
А может бежать тебе навстречу и совершенно неожиданно налететь на тебя из-за угла, разорвав твое сердце от страсти на несколько частей, и одна из них, возможно, найдет себе место в сердце другого человека или будет метаться в темноте, пока не исчезнет, не найдя истинного пути.
Любовь всегда приходит один раз, и ее дела никогда не прекратятся, потому что ее невозможно убить.
И у того, кого она уже успела посетить, в душе навсегда останется маленькая капля этого прекрасного, всепожирающего чувства, которая часто будет капризничать, проявляя себя в самые пустые моменты жизни.
Любовь невозможно сжить с этого проклятого света, просто потому что она единственная движет этим миром, продвигая его вперед, не давая погаснуть последнему огоньку человеческих чувств… На мои глаза навернулись слезы, когда история приблизилась к концу, и я уже не смотрела на тебя, думая совершенно о другом.

Gan Ning:

Я поцеловал ее, и Боги видят, как я был рад, когда ей это нравилось каждый раз.
Но хоть поцелуй закончился, мы не могли долго существовать без внимания друг друга.
Она целовала мою шею, а я старался уловить момент, эту красоту... Так необычайно хорошо, что я понял, что нуждаюсь в еще большем.
Мы забавно повозились друг с другом, но потом она позволила мне завладеть ее шеей.
Внезапно Шан Зиан предложила послушать легенду.
Естественно, я охотно кивнул, надеясь услышать этот шедевр из ее уст.
Но того, что я услышал, я не ожидал.
Такой чуткий, приятный рассказ, он забирался в душу.
Я слышал каждое слово и понимал, что оно является правдой.
Необыкновенное ощущение.
Поистине волшебная легенда.
Я взглянул на нее.
Из красивых глаз текли слезы, по причинам мне неизвестным, но это и неважно сейчас.
Я приблизился к ней и аккуратно поцеловал щеки и глаза, стирая слезы своими губами. - Красивая легенда.
И мы такие же участники в ней, так как нас она посетила.
Причем милосердно.

Sun Shang Xiang:

Все мои слезы мгновенно высохли, когда его губы аккуратно и нежно прикоснулись к моему лицу.
Никогда еще я не думала, что смогу так красиво пересказать эту легенду... Другую, пожалуйста.
У меня всегда хватало воображения и красноречивости, чтобы передать красоту легенды.
Но все мое умение мгновенно исчезало, когда речь заходила о легенде о любви.
И теперь я понимала, почему мне так необычайно легко было выводить все эти красивые фразы.
Просто потому что ты был рядом, просто потому что теперь я наконец-то поняла весь смысл этой глубокой истории, прочувствовав ее на себе.
Теперь я точно знала, что умею любить, что та самая любовь пришла ко мне.
И, осознав это, я захотела, чтобы ты оставался со мной всегда, и наша любовь не угасала, чтобы жизнь оставалась прекрасной, а наша общая история счастливой.
Как я хотела, чтобы также спокойно и беспрепятственно я могла каждый раз вот так уединиться с тобой и позабыть о жестокости, несправедливости и несовершенстве мира, прильнув к тебе и успокоившись мгновенно, почувствовав твою защиту.
Как я хотела, чтобы наш собственный, маленький мирок, основанный на истинной любви, преданности и чести, просуществовал бы бесконечно.
Я улеглась на траву и уже в который раз обняла тебя за шею.
Я уже не знала, как выразить всю нежность, которую я испытывала к тебе.
Потому я притянула твое лицо к себе, как можно ближе, тем самым притянув к себе всего тебя и прильнув к тебе всем телом.
Я смотрела в твои глаза, и не было в моей жизни лучше момента, чем этот, когда мы были так близко, и я могла разглядеть все, что творилось с тобой, в твоих глазах, когда твои руки лежали у меня на талии, приятно обжигая своим теплом, когда ритмы наших бьющихся, любящих, пылающих сердец сливались воедино... И тогда я сказала:

- Я люблю тебя.

Gan Ning:

Мы лежали вместе и на траве и смотрели друг другу глаза.
В этот миг сплелись вечность и секунда.
Ее глаза говорили мне о многом, словно вновь и вновь повторяли слова легенды.
Я просто лежал, любуясь этой красотой, притягивая к себе эту самую дорогую девушку.
Внезапно ее губы произнесли то, что горело ярким огнем в ее глазах.
Эти замечательные три слова.
Я очень быстро приблизил свое лицо к ней и поймал ее губы в поцелуе.
Когда он закончился, то я рассмеялся и, увидев непонимание в глазах Шан Зиан, пояснил:

- Я тебя люблю.
Люблю даже больше, чем море! А это уже достижение.
Поверь мне.
Я игриво подмигнул.

Sun Shang Xiang:

Сердце мое затрепетало от этих приятных слов.
Именно это я не ожидала от него услышать.
Я думала, что нет ничего дороже океана для него, но оказалось, что я ошибалась.
Я, и вправду, даже не думала, что когда-то буду достойна такой высокой чести с его стороны.
То, что он не врал, я отчетливо видела, хотя опять же фраза эта показалась мне странной.
Я не смогла скрыть свое удивление, а он лишь слегка рассмеялся, увидев мое неверие.
Я улыбнулась, согнав с лица удивленное выражение. - Будешь смеяться надо мной, получишь, – я слегка захохотала, щелкнув его пальцем по лбу.
Теперь была его очередь удивляться.
Я понимала, что, возможно, сейчас последует ответ, правда, я не знала, в чем он выражался.
Я определенно чувствовала, что меня он очень ценит и ни за что не причинит боли, мне даже нельзя было и ожидать от него щелбана – в этом я тоже была уверена.
Причем, он не брал в расчет то, что я отличный воин.
Он это отлично знал, еще давно сумел оценить мое телосложение, фигуру и, одновременно, мастерство, мысленно, так как я еще не успела покрасоваться перед ним.
Но все равно смириться с тем, что я все способна выдержать, он не желал.
Видимо, ему нравилось чувствовать себя сильнее.
Ладно, побуду перед ним слабенькой девочкой, нуждающейся в защите, хотя бы на некоторое время.
Я знала, что, возможно, последует какое-то нежное и дразнящее действие с его стороны, но, играя с ним, не дала ему его исполнить это, хоть и хотела.
Я прильнула к нему, обняв, теперь уже за грудь, обхватив его спину, как маленькая девочка.
Что ж, я вхожу в роль. - Расскажи мне, как ты любишь море? – я мило улыбнулась, прижав голову к твоей груди.

Gan Ning:

Она щелкнула меня ни за что и, прежде, чем я успел что-либо сделать, мило обняла меня, спросив про море.
Боги, эта девушка знает ключ к моему сердцу.
Пришлось обнять мое нежное и ласковое сокровище и прошептать ей на ухо:

- Я люблю море так, что готов принять смерть от его объятий.
Я люблю его так, что лишь с ним испытываю счастье.
Я люблю его так, что не боюсь его грозных волн и голодных обитателей, доверяя ему.
А, так как я люблю тебя, как море, то все это относится и к тебе.

Sun Shang Xiang:

Я внимательно слушала его, закрыв от блаженства глаза.
Как было мне жаль, что я не могу разделить с ним эти чувства, просто потому что я никогда не видела море.
Океан для меня был чем-то непостижимым и неизвестным, и теперь я поистине жалела о том, что могу лишь приблизительно представлять, что он собой представляет.
Его прекрасные слова только пробудили во мне интерес к этой стихии.
Я забыла обо всем, слегка расстроившись, что о нем от него мне довелось услышать слишком мало.
Хотя, ведь море слишком трудно описать словами, это я точно поняла. - Я знаю это, потому и спросила, – я улыбнулась и поцеловала его в лоб после его последних слов.
Внезапно пара капель упала на нас обоих, по крайней мере, я это поняла, когда он слегка мотнул головой от неожиданности.
Я посмотрела наверх. - Смотри-ка, по-моему, это большая туча, надвигающаяся на нас, похожа на большой корабль. - Я ему улыбнулась, затем подняла голову, и пара капель упала на мое разгоряченное лицо. - Думаю, следует возвратиться в лагерь, пока не начался настоящий ливень.
Я пожала плечами и вновь улыбнулась.

Gan Ning:

Я уловил легкое недовольство на ее лице, словно она жаждала узнать больше, но не все коту - масленица.
Но кислое выражение быстро сменилось улыбкой, и я удостоился легкого поцелуя в лоб.
Обидно, что в лоб, а не в губы, но поговорка относилась и ко мне.
Не успел я хоть как-то отреагировать на ее действие, как пару капель коснулись меня, отчего я недовольно помотал головой.
Фу! Ненавижу, когда меня такое застает врасплох! Я грозно посмотрел на небо, чтобы увидеть причину этой "внезапной атаки" на мою прическу.
Это совпало с метким замечанием Шан Зиан, что туча похоже на корабль... Да, не просто на корабль, а именно на мой корабль, что теперь валяется разбитый в море.
Я четко видел каждую доску, мачту, отчетливо различал свою команду... Даже парус похож... Но это не мой корабль, моего уже давно нет... Вспоминая этот печальный факт, что заставил меня неоднократно идти на сделки с совестью, я невольно сжал кулаки, но слова Шан Зиан и ее улыбка, убедили меня расслабить руки.
Не сейчас.
Я не должен так реагировать.
Вначале я надел на себя свой любимый нагрудник, а затем, резко и смачно потянувшись, словно я мечтал превратиться в одеяло, я вскочил, и моя рука неожиданно разлохматила итак неубранные волосы.
Затем последовал мой смех и легкое подмигивание:

- Ты права, давай наперегонки.
И вскоре я оттолкнулся от земли, чтобы понестись вперед, в лагерь... Это поможет мне развеяться и на несколько минут забыть и убрать то несчастье, что заставило меня покинуть жизнь пирата и превратиться в обычного нищего наемника.
Просто бежать и забыть, просто представить, что это палуба, что я не предатель, что нет никакого добра или зла, что я с Шан Зиан не расстанусь, а над нами будет лишь небо и противные чайки, чей крик раздражает, но одновременно умиляет сердце.
Как я хочу почувствовать соленый укус моря, чтобы вновь пробежаться по его волнам, падая и спотыкаясь, глотая соленую воду... Ведь это есть свобода... Моя свобода...

Sun Shang Xiang:

Я внимательно следила за ним, ловя каждое его движение, наслаждаясь этим.
Внезапно я заметила некоторое недовольство в его глазах, и, только я хотела спросить, что случилось, как он, видимо, отвлекся, к моему удивлению, решив побежать наперегонки.
Ну, ты от меня ничего не скроешь! Я тебя догоню, но не отпущу так легко.
Я улыбнулась.
Сейчас надо было бежать вперед, как можно быстрее.
Бегала я всегда хорошо, но пока что я дала ему вырваться вперед.
Я бежала, заливаясь веселым смехом, раскинув руки, и ветер обдувал мое румяное, счастливое лицо.
Мне нравилось наблюдать за ним, за тем, как он бежит впереди, чувствуя свое превосходство.
Мне это не особо понравилось, потому что слабачкой я никогда не была.
Я побежала за ним и вскоре догнала, а затем с разбегу кинулась к нему на плечи.
Я захохотала, но сделала это аккуратно, ведь я, и вправду, могла ему сделать больно таким образом.
Я схватила его за шею, крепко прижавшись к нему, а он сбавил шаг и один раз крутанулся на месте, затем взяв меня за ноги, чтобы я не свалилась.
Я ему улыбнулась и сказала:

- Думаешь, я, как дурочка, за тобой бы бежала? Мог бы хотя бы темп сбавить.
Я показала ему язык, а затем прижалась к нему щекой и спросила:

- Чем был расстроен мой маленький мальчик? Я слегка провела пальцами по его нагруднику, подлизавшись, чтобы он мне ответил.

Gan Ning:

Я бежал вперед, увеличивая расстояние между нами, но вскоре она меня догнала.
Все-таки она бегает гораздо быстрее, чем я, но это неудивительно.
Я - воин морей, а не сухопутный бегун.
Потому ей, действительно, было легче, чем мне.
Она кинулась мне на спину, прижавшись и схватив меня за шею.
Пришлось немного изменить свое и ее положение, чтобы эта юркая красавица случайно не свалилась.
Но, как выяснилось, это представление было затеяно не только для того, чтобы доказать свое превосходство, но и чтобы узнать о моем состоянии.
Она все-таки заметила.
Эх, старина, ты что-то последнее время совсем плох.
Показываешь свои эмоции направо и налево, стыдно, стыдно.
А тебе еще называют мальчиком... А ты даже и не злишься.
Я рассмеялся над ее замечанием и шутливо зажмурился:

- Я? Расстроен? Да так... Ничего такого особенного, зачем тебе надо было напрягать свою красивую головку.
Просто ты сказала, что туча была похожа на корабль, но она, действительно, похожа... Причем, на мой... Бывший.
Вот я и взгрустнул малость.
Но, как видишь, все в полном порядке.
Я улыбаюсь, смеюсь и в моих глазах не проскальзывает грусть.
Как я нагло врал ей сейчас... Но не буду же я хныкать, что какой я несчастный, кораблик потонул... Просто притворюсь, что все хорошо.
Чтобы скрыть эту ложь, я опустил ее на землю и своим лбом коснулся ее.

Sun Shang Xiang:

Он меня поставил на землю, хотя мне было приятно сидеть на нем.
Хотелось нагло заявить, неужели тяжело? Просто для того, чтобы он меня понес до самого лагеря.
Но делать я этого не стала... Конечно, я его люблю, мне очень приятно, и я этого не стыжусь, но... Зачем? Зачем порождать новые слухи, нас просто не поймут.
Я не хочу, чтобы наши чувства что-то разрушило.
Я все-таки знала мужчин, чтобы понять, что, когда у тебя появляется кто-то, у них у всех начинается соперничество, иногда даже без разницы, безразлична я им или нет.
Сразу просыпаются старые чувства... Помню, было такое, и мне это очень не понравилось.
Но я откинула подобные мысли.
Я одновременно слушала его, а затем положила руки ему на плечи. - Я понимаю, тебе больно.
Корабль даже не любимое оружие, это намного больше, и мне этого не понять, но я попытаюсь тебе сделать лучше.
Я ускользнула в сторону, а затем быстро и легко, незаметно коснулась его шеи. - Как-нибудь я тебе помогу... Я задумчиво посмотрела на небо, но облака-корабля уже не было, хоть я и не особо его искала.

Gan Ning:

Я улыбнулся и разлохматил ей волосы.
Господи, какая же она все-таки иногда глупая.
Я это сказал, не чтобы она помогла, а потому, что она меня попросила.
Не спросила бы, то не стал бы вообще говорить.
Но так не получилось.
Тем более, как я мог ей отказать? Это немыслимо.
Но я лишь печально обнял ее:

- Спасибо.
Я рад, что ты пытаешься понять, но помогать мне необязательно.
Это моя паршивая проблема и не стоит об этом много думать.
Не ты же потопила мой корабль, так что не должна даже и мысли допускать об этой мелочи.
Тем более... Ты вряд ли можешь, что-то сделать.
Это я должен потрудиться, чтобы заработать денег, а затем найти себе новую команду.
Я один остался в живых, так что... Я заставил себя прерваться.
Очень тяжело было говорить об этой проблеме, как о чем-то глупом и неважном, так что я заставил себя замолчать.
Все.
Я лишь напряженно рассмеялся, а затем так невзначай добавил:

- Прости, давай не будем об этом, хорошо? Надеюсь, я ее не обидел.
Но я не мог ничего другого сейчас сказать.
Просто не думать об этом.

Sun Shang Xiang:

Я не была на него обижена, но стояла некоторое время, не зная, что и сказать.
Я лишь смотрела на него грустными глазами.
Продолжать игру особо не хотелось, но я понимала, что, вряд ли нужно это показывать.
Мало ли, он еще решит, что зря мне сказал.
Он был очень омрачен этим фактом, даже более, хотя пытался этого не показывать.
Я аккуратно приблизила свое лицо к его лицу и сказала:

- Ну не надо так.
Прости меня, что напомнила... Я не знала.
Мы не заметили, как дождь стал сильнее.
Он стекал по нам длинными, тяжелыми каплями.
Я уже символично коснулась губами его мокрой щеки, а затем крепко взяла его руку в свою.
Я переплела наши пальцы и вконец отошла от него и, выпустив свои пальцы из его руки, уверенно направилась к лагерю.
Мне кажется, я нервничала... Что будет? Я не особо понимала, чего боюсь.
Вдруг будет слишком много проблем... А что скажет Сун Се?

Gan Ning:

Грусть задержалась в ее глазах.
Причина - мои слова.
Черт! Все-таки я не умел вежливо обходиться с девушками.
Я пират, а не наученный аристократ.
Так еще и ляпнул эту глупость.
Я радовался, что хоть она слегка провела губами по моей щеке, а ее пальцы на миг сплелись с моими.
Но ее настроение уже безвозвратно утеряно.
Я мог лишь злиться на себя.
А она шла вперед, хотя душу ее глодало что-то.
Не видя меня, не чувствуя усиленный дождь, Шан Зиан шла к лагерю, вперед и вперед.
Мне не осталось ничего, как догнать ее и схватить за руку.
Этим резким, но не больным для нее, движением я развернул к себе эту красавицу и поцеловал в губы.
Просто, чтобы она поняла, что слова, сказанные мной, не просто так, а правда, которая мне самому неприятна.
Я обнял ее, прижал к себе.
Пусть это длилось лишь минуту, а затем сказал:

- Прости, я не должен был так говорить.
Ты не виновата, и я никогда не забываю, чтобы ты могла мне напомнить.
Могу лишь просить прощения и в ответ спросить, о чем теперь грустишь ты.
Моя рука крепко схватила ее руку и мы пошли к лагерю, дальше.
Должен же я отработать ту глупость, которую я ляпнул.

Sun Shang Xiang:

Он поцеловал меня, и я с охотой ответила ему, нежно обвив руками его шею.
Я улыбнулась, услышав его слова, когда поцелуй был окончен.
Только я хотела ответить, как внезапно он спросил меня, и я поняла, что не знаю, что и говорить.
Это было важно и для него, и для меня, и я даже не успела отчитать его за то, что он посмел решить, что я обиделась.
Он взял меня за руку, и мы направились к лагерю, уже взбираясь по холму.
Я остановилась, с замешательством смотря перед собой.
Я знала, что скрыть ничего не получится, потому и не пыталась.
Я знала, теперь он не отвяжется.
Я не хотела врать ему, я не должна была и не собиралась, но я, вправду, не знала, что сказать.
Я не хотела, чтобы он со злости перебил пол-лагеря, а он мог бы.
Я боялась, он может обидеться.
Хотя, возможно, это также глупо, как мне обидеться на его слова, причем, любые, но все равно.
Я посмотрела ему в глаза:

- Ну... Ган Нинг... Я не буду врать.
Я... Я боюсь, как воспримут это остальные... Мне наплевать на брата, но воины... Их много... Я схватила его за руки, чувствуя, что что-то нарастает внутри него.
Он все понял, как бы плохо я ни объяснила.
И я слегка боялась, ожидая его реакции.