• Название:

    Рукопись(старый вариант)

  • Размер: 0.2 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Ночь всегда полна жизнью, не всегда приятной, но всегда загадочной.
Не каждому открываются тайны этой жизни.
Когда же она решит изменить мир, горе тому, кто встанет на её пути.
Спящий город лениво плыл под чёрным крылом, очи мрака видели внизу много людей уже смотрящих сны и ещё бодрствующих.
Ожившею ночь интересовали первые, среди них имелся интересный экземпляр.
Она видела в нём свою надежду и уже давно следила за ним, ожидая случая повлиять на его судьбу. Сейчас долгожданный миг настал.
Жребий брошен, все участники грядущей драмы скоро соберутся на одной сцене и сыграют свои роли.
И первую роль сыграет старая игрушка, ведущая свою игру, а именно, входящая в мир снов избранного человека и пытающаяся что-то ему сказать… …Симон стоял на твёрдой земле посреди горящего красным снежного бурана.
Кровавые снежинки вели вокруг него безумный танец, наводящий на мысль о Великом Хаосе, но ветер, который обязан сопровождать такую бешеную бурю, отсутствовал, и стояла абсолютная тишина.
Из глубины алых сумерек внезапно донёсся чей-то плач.
Отчаянные, безнадёжные стенания зловеще звучали в мёртвой тишине этого места.
Необъяснимая тоска заполнила сердце.
Симон не знал, что оплакивает живая тьма, но это был и его плач.
Из глубин его души всплывали смутные образы, то до самого горизонта простиралась серая пустыня, то вокруг шумел девственный лес, то…
Плач темноты прекратился и вместе с ним ушли и обрывки чужой памяти.
В наступившем безмолвии громом прозвучали приближающиеся шаги. Взгляд Симона быстро нашёл неясную фигуру быстро идущую прямо к нему.
Фигура оказалась молодой девушкой одетой в черное.
Бледное лицо, прямые русые волосы и обжигающие лютым холодом, зелёные глаза.
Она лишь выглядела молодой.
Незнакомка остановилась в трёх шагах от него, и их взгляды встретились.
В зелёном льду её глаз было заключено пламя, зловещая улыбка играла на её губах и смотрела она, как смотрят на товар, раздумывая, стоит ли он того, что за него просят.
И Зеленоглазая приняла решение.
Гордо приподняв голову, она чётко и звонко произнесла:

Теперь ты готов! и рассмеялась как человек, который что-то долго искал, и уже не надеясь найти, обнаружил это прямо у себя под носом.
Алый сумрак стремительно темнел, и в свои права вступила Великая Тьма, в которой жили лишь горящие изумрудным огнём глаза и звонкий смех Неведомой.
Имя само возникло в сознании Симона, он силился позвать ее, но не мог.
Что-то сдавило грудь, не давая вздохнуть, но это давление можно было преодолеть, и он преодолел.
Алиса - сказал он, и тьма ответила…

Наташа в эту ночь не спала.
Как жестока любовь
Она любила всем сердцем, но ей предпочли другую: податливую, доступную и ещё - слабую.
Наташа никогда не была слабой и ненавидела слабость.
Она умела преодолевать трудности сама, без помощи, спасибо отцу, который научил её очень многому.
Она была независимой и никогда никому не кланялась.
От этой независимости она и пострадала.
Ей предпочли нуждающуюся в опеке и защите Малышку не способную лететь против ветра.
В чём же я ошиблась?- спрашивала она себя, глядя в зеркало.
Молодая девушка, с коротко стрижеными пепельными волосами, смотрящая на Наташу из зеркала, не знала ответа.
Слабый не то вскрик, не то всхлип донёсся из комнаты отца.
Странно, во сне он никогда ещё не кричал.
Нет, сегодня мне не уснуть- сказала себе Наташа и отправилась на кухню.
Ей редко приходилось путешествовать по квартире среди ночи, и родное гнездо явило ей своё коварство.
Только выходя из комнаты, она дважды обо что-то запнулась, после чего пребольно стукнулась ногой в порог кухни.
Про себя чертыхаясь, открыла холодильник, приветствовавший её радостным писком.
Друг человека содержал в себе колбасу, сыр и упаковку сока.
Не густо Выбор определила жажда.
Возвращаясь с кухни, Наташа наступила на кошку, за что удостоилась недовольного Мяу! и получила когтями по ноге.
Когда сердце перестало судорожно скакать, Наташу посетили сразу два откровения.
Во-первых, она обнаружила, что унесла с собой с кухни сок, и, во-вторых, она вспомнила, что Мурку она собственноручно похоронила неделю назад, и другой кошки в квартире нет.
Значит, теперь есть Сразу стало холодно.
Из отцовской комнаты снова раздался стон, усиливший тревогу Наташи.
Она поборола страх и пошла, проверить отца.
Чувства обострились: тиканье часов оглушало, биение сердца громом гремело в ушах, пол, заскрипевший у самой двери, заставил вздрогнуть.
Чего она боится? Всё хорошо, отец спит, ни дохлой кошки, ни иной нежити не наблюдается, тишина и благодать.
Но почему сердце так колотится.
Наташа поставила сок на стол, стоявший посреди комнаты.
И чего я так испугалась?

Один день Натальи Долгиной
Лица коснулся луч света и Наташа проснулась.
Новый день властно требовал свершений.
Она чувствовала себя так, будто её побили камнями, поэтому встать и пойти в ванную казалось подвигом.
После совершения подвига поднимается настроение, и на завтрак она явилась с улыбкой и с желанием вкусно и обильно перекусить.
Своё желание она сходу выразила сидящему за столом почтенному отцу семейства из двух человек - Симону Долгину.
На что тот ответил, что вкусно - можно, а обильно - вредно.
Пока он это говорил, Наташа соорудила сырно-колбасный бутерброд и жадно в него вгрызлась.
- Хочешь новость - поинтересовался отец.
- Ууу…
- К нам едет ревизор – Совершенно серьёзно выдал Долгин, вызвав ухмылку дочери – Так что одень что- нибудь менее вызывающее, чем этот твой дурацкий халат.
-Сколько у меня времени? – вопросила отца дочь, сделав вид, что ей предложили взойти на плаху.
- Артистка.
- Сама знаю – заулыбалась Наташа. – Я от твоего ревизора на работу сбегу.
Она хорошо знала того, кто должен был прийти.
Симон Долгин - её отец был художником и довольно успешным.
Свои работы он продавал через посредника, члена местного общества искусств Антона Окунина и сегодня Симон пригласил его.
Через минуту она уже собиралась на работу и параллельно слушала болтовню телевизора.
В какой то момент чёрный ящик всё же сумел отвлечь её от сборов.
Шёл специальный выпуск новостей.
Привлекательная ведущая вещала следующее:

Сегодня восьмое октября 2040 года – двадцатая годовщина окончания строительства, сети новых городов и переселения в них населения из старых городов пострадавших от ужасного бедствия именуемого в народе – Бедой…
…Напоминаем что Беда заключалась в изменении привычных нам законов мира и нашего их понимания.
Необъяснимые страхи, несчастные случаи, угроза внезапной смерти преследовали каждого человека жившего, в ныне заброшенных старых городах.
На всей территории мира города, где, когда-либо проливалась кровь, стали непригодны для жизни.
По словам очевидцев Мёртвые восставали из могил в виде злобных духов и преследовали живых, желая их смерти В настоящие язвы на теле Земли превратились такие города как:

Рим, Москва, Париж.
К счастью Беда не имела свойства распространяться в новые города, не осквернённые кровью убитых.
Беда сослужила человечеству и добрую службу.
Человек осознал, что зло им совершённое не пропадёт бесследно, а будет жить своей жизнью и убивать других людей, это открытие позволило человечеству отринуть пути зла большого и малого.
Остаётся только сожалеть, что эти пути не были отринуты давным-давно.
Данные статистики указывают на то что Беда унесла жизни примерно трети мирового населения.
За тридцать лет человечество почти оправилось от величайшей катастрофы в своей истории.
Многих интересует, что же сейчас происходит в городах-призраках, об этом в нашем репортаже…
Наташа громко зевнула.
Нашли что вспомнить

Утро было замечательным.
Тысячи маленьких солнц сияли на покрытой росой траве.
Наташа шла по улице и довольно щурилась от разлитого всюду света.
Утренняя прогулка по её маленькому, уютному городу, что может быть лучше?

Третий год она занимала пост главного системотехника в Центре Информационной Фильтрации города Омега – государственной цензурной организации, контролирующей содержание поступающей в город информации (жестокость, нецензурная брань, порнография не пропускались) Каждый из Новых Городов имел свой ЦИФ, одна из мер против распространения Беды.
Государство любыми средствами избавляло общество от насилия, и цензура была основным инструментом избавления.
Для контроля над этой системой набирали только лучших специалистов с безупречной моралью и при этом моложе 20-ти лет.
Наташа была программистом от Бога, в пятнадцать лет она знала о цифровых системах всё, и люди из Международного Агентства Безопасности выбрали её из многих, как непревзойдённого мастера, в своей возрастной группе.
Три года её работы в ЦИФ обточили её талант до полного совершенства…
А вот и оно, большое, красивое здание, – родной и горячо любимый Центр
А вот и Системный Зал – огромный, светлый и до отказа забитый сложным оборудованием, компьютерами и толпой юных хакеров.
Всё это хозяйство служило для контроля над ВСЕЙ информацией идущей, в город по проводам, летящей по радиоволнам, и падающей со спутников.
Наташа отвечала за правильную и ровную работу всего железа в этом зале. Широкое поле деятельности для её таланта.
Наташа, не глядя по сторонам, пересекла зал, направляясь к кабинету шефа.
Начальник Центра был очень серьёзным человеком, в рядах сотрудников его называли Мудрейший Гесер и он это прозвание оправдывал.
Наташа была самым ценным сотрудником и поэтому имела привилегию заходить к шефу без стука.
Реализуя своё право, она резко распахнула дверь, фальшиво пропела – Доброе утро Павел Николаевич и убралась обратно в зал, провожаемая гневными начальственными орами.
Зал затрясся от еле сдерживаемого смеха сотни человек.
Смертельный номер – Наташа травит шефа удался на ура.
Три года подряд Мудрейший Гесер незаслуженно страдал от наглых выходок Долгиной, а она вполне заслуженно мучилась от его недетских шуток.
Про них говорили – Эта любовь навсегда
Довольная собой Наташа прошествовала к главному терминалу и уселась в своё кресло.
Бегло просмотрела три своих монитора, убеждаясь в том, что вся техника работает.
Итак - три канала данных: телевидение, радио и Интернет стабильно несут в город новости, старости и прочую ерунду.
Как говаривал отец – Всё, кроме истины У него было своё мнение о правдивости всего этого…
Железо работает, но это не значит, что Наташе нечего делать.
Нужно послать какую-нибудь похабень на мобильник шефа, посидеть в чате, а затем сразиться с сослуживцами в новую сетевую игрушку…
- Э… Наташа.
Н. Долгина медленно повернулась на своём вращающемся кресле к тому, кто нарушил её покой.
Новичок, всего неделю назад попавший в отдел Наташи стремительно съёживался под её гневным взглядом.
- Наташа – волнение мешало ему говорить, но он справился – Наташа, шеф сказал спросить у тебя…
- Ну!
-…не знаешь ли ты красивую и весёлую девушку, с которой можно познакомиться.
То – есть я не красивая и не весёлая, и со мной не познакомишься!!!
-Парень, сходи к начальнику охраны, у него есть племянница, такая же красивая как он, спроси его про неё и заодно передай от меня привет.
Священный ужас обуял паренька, ибо ужас его был ужасен… нет, это не про него.
Наташа твёрдо знала – ВСЕ новички боялись Зёму похожего на отродье ядерной зимы.
А этот щуплый паренёк…
ЖИВО ТРУБКУ ПОДНИМИ… - диким голосом заорал Наташин телефон.
Ответив, Наташа секунду слушала звонящего, её лицо окаменело, и она молча отправилась к выходу из зала.
Парень, о котором она явно позабыла, проводил её злым взглядом.
-…прости.
-Не глупи Юлька, я что, думаешь, могу с тобой из-за парня ссориться.
-Но ты ведь его так любишь…
-Да ну тебя.
Учась ещё в школе, бойкая и резкая Наташа подружилась с робкой и тихой Юлей и с тех пор они не расставались.
-Ну, Юлька не реви…- Наташа говорила с неподдельной теплотой, ну не могла она сердиться на этого ангелочка.
Уже полчаса они вместе гуляли по парку, наплевав на работу обсуждая своё – девичье.
Идиллию нарушали только периодические вопли мобильника - добряк Зёма напоминал Наташе о работе, а она его нагло игнорировала.
Отец сказал бы, что до Беды за такое отношение к работе, она месяц работала бы бесплатно.
Наташа соизволила вернуться на работу только через час.
Зёма не подвёл, никто не заметил отсутствия главного системотехника…
Поправка, никто кроме мудрого (и справедливого, и ещё много какого) шефа.

-Ну, что доченька, довела Гесера.
Симон Долгин, нагло издевался над пришедшей домой, злой и голодной дочерью, которую на полтора часа задержали на работе, всё это время читали ей нотации, она попала под дождь, и вообще день не удался.

День за днём проходят недели,
Мелькая как кадры в кино…

Ночь прошла незаметно.
Что это там звонит? Наташа с трудом открыла глаза и тут же резко вскочила, сон мгновенно испарился при мысли об опоздании на работу.
Звонок повторился.
Наташа нехотя взяла свой сотовый телефон, который уже не звонил, а голосом шефа требовал Наталью Долгину к себе на ковёр.
Судя по голосу Мудрейшего Гесера, что-то случилось а, судя по часам Наташа имела полное право ещё спать и спать.
Она решила не злоупотреблять своими правами и отправиться на работу.
Через полчаса, главный системотехник Наталья Долгина уже была на рабочем месте.
Сбылись её вчерашние предсказания.
Система после общения с заместителем напрочь отказывалась работать.
У шефа были все основания вызвать Наташу в такую рань.
Главный Системотехник Н. Долгина, едва глянув в свой монитор, пришла к выводу, что дело не в заместителе.
Кто-то очень умный, извне подключился к терминалу и внёс коррективы в его настройки, и сейчас этот человек имел монопольный контроль над всеми каналами информации, в том числе и засекреченными.
При этом хакера нельзя было отключить из Центра.
Результатом трёхчасовой работы главного системотехника стал адрес неведомого умельца, и перечень каналов, откуда он качал данные.
Самым громким названием в этом списке было М.А.Б., то есть Международное Агентство Безопасности.
Всё это пахло полной потерей контроля над потоком данных, и шеф принял решение разобраться с нарушителем силами своей службы охраны, не дожидаясь подкрепления от означенного Агентства.
-Поедешь с нами. – Не терпящим возражений тоном сказал шеф, обращаясь к Наташе – ты через комп этого хакера вернёшь нам контроль над системой и ещё ты сделаешь так чтобы он больше никогда не смог выйти в сеть.
Наташа молча кивнула.
Она давно знала, что шеф работал в разведке… до Беды.

-Напомни, какай этаж.
-Третий.
-Квартира?
-Двенадцатая.
Дверь в двенадцатую квартиру оказалась открыта настежь.
Кто-то бежал вверх по лестнице.
Наташа решила, что это и есть хакер.
В этом решении она была не одинока.
-Дмитрий, лови его.
А мы, господа, пройдём. – Голос шефа был уверенным, слишком уверенным.
Точно, бывший разведчик
Сразу было видно, что хакер жил в квартире один.
Нигде никакого порядка и казалось, что здесь никогда не убирались, и ещё в, квартире очень странно пахло.
Наташа не была особенной чистюлей, но она не хотела здесь долго находиться без средств химической защиты.
-А вот и он.
Кого же ловит Дмитрий?
Владелец квартиры сидел в кресле перед монитором и был безнадёжно мёртв.
Его горло зияло ровным разрезом.
Всюду была кровь.
Кровь!
Наташу чудом не стошнило.
Наверное, помог требовательный взгляд шефа, вот уж кому всё нипочём.
-Вы двое бегите за Дмитрием, он наверняка гонится за убийцей, и может стать очередной жертвой, ты Александр вызови подкрепление, а ты Наталья к компьютеру.
Приказам шефа охранники подчинились с похвальной резвостью, а Наташа медлила.
-Ну что ты стоишь?
-Шеф, после этого дела я требую отпуск. – Она очень постаралась, чтобы голос не дрожал, и смотрела шефу прямо в глаза.
-Ладно, только сначала разберись с этим.
Мудрейший Гесер отодвинул кресло с трупом и поставил на его место нашедшуюся рядом табуретку, после чего будничным голосом спросил – Сколько дней отпуска тебе нужно и куда ты собралась?
Наташа удивлённо посмотрела на него.
-Не удивляйся, знаю, что не крови испугалась, я ещё вчера по взгляду понял, что ты надумала, куда то поехать.
Если секрет можешь не говорить. – Он говорил доверительно, наверное, пытается подбодрить.
-Мне нужен минимум месяц, но я еду на такое дело, что точно не угадаешь…
-Даю два месяца. – Он не переспросил, куда же она едет, а она не стала напоминать.
Её ждал забрызганный кровью компьютер и восстановление системы Ц.И.Ф.

Наташа полностью погрузилась в работу, просто удивительно как быстро она собралась.
Мудрейший Гесер покачал головой и направился проверить охоту за убийцей.
Ближе к последнему этажу он услышал шум борьбы, понял, что убийца пойман и облегчённо вздохнул.
Как оказалось зря.
В одном лестничном пролёте от шефа шла форменная расправа над его подчинёнными.
Один охранник лежал на ступеньках, не подавая признаков жизни, его пистолет лежал прямо у ног Гесера
Некто невысокий и тонкий, в зелёном плаще ловко поднырнул под удар и ударил сам, да так, что его противник перелетел через перила и с хрустом упал на этаж ниже.
Продолжая движение, незнакомец крутанулся вокруг себя и оказался за спиной у последнего противника…
Блеснула сталь и горло неудачника заухмылялось ровным разрезом, секунду он стоял, после тяжело осел на пол.
Гесер посмотрел прямо на убийцу и увидел… Наташу!
Нет не Наташу.
Похожая причёска и сходный тип лица.
Молодое лицо убийцы было похоже на маску Смерти.
Ни с места, или ты будешь следующим приказывал взгляд незнакомки.
Мудрейший Гесер не подчинился и невероятно быстро для своего грузного тела подхватил с пола пистолет.
Не зря прошёл спецподготовку.
Убийца явно не ожидала от него подобной скорости, но и сама могла также удивить его.
Она легко перескочила перила и приземлилась на тело охранника повторившего ранее, только не по своей воле, этот же трюк.
Гесер не успел вновь прицелиться, а она уже летела вниз и он устремился за ней.
Он добежал до третьего этажа и, слыша бег убийцы уже на первом этаже, и отказался от преследования, пусть бегают те, кому это по должности положено.
Наташа работала.
Ей, однозначно не нужно знать о том, что случилось, так что когда она закончит, пусть сразу катится домой, а потом пусть едет в свой отпуск, скоро в городе станет жарко, проливший кровь не должен находиться в чистом городе.

Кому же это понадобилось.
Зачем убивать, эта чокнутая наверняка знает, чем грозит пролитие крови, или она хочет повторения Беды…
-Шеф, я закончила.
Наталья была белее мела, но на её навыках это никак не сказалось.
Сильная девочка.
-Иди домой.
К тебе претензий не будет, завтра же собирайся и уезжай.
Иди, иди Наташа.
Ты не знаешь что такое БЕДА, и дай Бог не узнаешь.
Пусть для тебя умрёт лишь грязный хакер, а те, кого ты давно знала - наши охранники, просто были заменены на этом посту.
А пока ты в отпуске мы поймаем убийцу, и ты вернёшься не в Ад, а в идеально чистый город, в котором мы все в безопасности
Наташа молчала.
Путь домой сегодня был донельзя долог.
Дьявол, да кому же понадобилось убивать Мерзко.
Чужая смерть шокировала Наташу, до такой степени что, она совершенно перестала соображать.
Она бездумно брела по улицам, а перед глазами стояла залитая кровью комната убитого неизвестно за что человека. Прохожие оборачивались ей вслед, она не замечала их.
За что?
Наташа опомнилась лишь с наступлением темноты.
Она была одна в незнакомом районе, даже приблизительно не догадываясь как дойти до дома.
Ей не было страшно, её разум был чист, ни на что не было сил.
Было темно, но она странным образом видела всё. В этой тьме она была не одна.
С разных сторон, к ней медленно, как в кошмарном сне, приближались чёрные как ночь, большие собаки.
Она чувствовала их желание убить, но не могла даже крикнуть.
Похоже это конец.
И, слава богу
Ночь говорила с ней, она обещала, что больно не будет, что там за порогом ждёт покой.
Что-то в душе не давало согласиться с доводами вкрадчивого голоса, это неведомое нечто заставило Наташу бороться.
Наташа отчаянно пыталась сбросить опутавшие её путы безволия, а собаки были всё ближе.
Борьба была почти невозможна, но Наташа справлялась, и первое чувство, которое она пробудила, было желание жить.
Бежать было поздно, Наташа хищно улыбнулась.
Сейчас она всей душой ненавидела псов окруживших её, и нисколько их не боялась.
Чёрная стая остановилась, не решаясь нападать.
Они могли вмиг разорвать свою жертву и знали это, но не испытывающий страха сам наводит страх.
Вперёд вышел вожак стаи.
Наташа смотрела ему в глаза, она не собиралась сдаваться и умирать на коленях, шанса выжить не было.
Чёрная тварь оскалилась и зарычала, Наташа не шелохнулась.
Кто отведёт взгляд, признает свою слабость
Пёс прыгнул, целясь в горло.
Наташа никогда не училась боевым искусствам, но сейчас она легко вошла в движение пса и слегка подправила его.
Могучий вожак кувырком полетел мимо неё, и стая в этот момент атаковала.
Яркая вспышка света ослепила Наташу и сразу же снова пришла темнота и вместе с ней тишина.
Прошла секунда, затем другая, Наташу никто не рвал, но от этого почему-то стало страшно.
Напряжение нарастало, каждый нерв был натянут до предела, Наташа пыталась хоть что-то разглядеть, ночное зрение оставило её.
Что-то мягко коснулось её плеча и почти ласковое прикосновение заставило Наташу вскрикнуть и отскочить.
Она потеряла равновесие и неловко упала.
Сердце дико колотилось, дыхание сбилось, всё тело тряслось крупной дрожью.
-Не бойся, я их убила. – Женским голосом сказала ночь - Сейчас свет зажгу.

Нечто искрящееся в руке спасительницы разогнало тьму.
Свет резал глаза, привыкшие к темноте, Наташа в первый момент закрылась от него рукой.
Убрав руку Наташа обомлела, перед ней стояла она сама, только старше.
-Не удивляйся, судьба наделила нас похожей внешностью.
Зови меня Рин. – Незнакомка улыбалась.
-Может лучше Рената, или Рина. – своим спасителям всегда доверяют.
-Моё имя не склоняется, но если тебе так удобно, можешь звать Риной.
Я отведу тебя домой, не хочу нервировать Симона.
-Вы его знаете!?
-Да, и очень хорошо.
Хватит тебе валяться здесь, дай помогу.
Рука Рины была горячей и невероятно сильной, она рывком поставила Наташу на ноги, которые не желали держать тело и тем более, куда то идти.
-Откуда здесь взялись собаки, и как ты смогла их убить.
-Это были не собаки, а существа из тёмного мира.
Кстати, я тоже оттуда…
Наташа почему то верила такому объяснению, и пусть её считают сумасшедшей те, кто не чувствовал на себе голодный взгляд этих тварей.
-…А убила я их светом, таким же, как-то, что горит у меня в руке, но по-другому направленным.
Наташа посмотрела на источник света, казалось, что Рина держит в руке сгусток белого пламени, впрочем, так оно и было.
Где-то высоко, послышалось хлопанье крыльев, Рина сразу взволновалась.
- Надо бежать. – не дожидаясь ответа Рина схватила Наташу за руку и побежала.
Наташе никогда не приходилось так быстро бегать, она даже не знала, что на такое способна.
Поворот, ещё поворот, какие то ящики, а крылья неведомых врагов всё ближе.
Они вбежали в узкий переулок в конце, которого был тупик – кирпичная стена метра три высотой.
Сердце Наташи упало, но Рин не остановилась, она просто взбежала по стене, потянув за собой Наташу, и они вместе перелетели через преграду.
Свет внезапно потух, и падали они очень долго, будто не с трёх метров падали, а летели в бездонную пропасть.
Наташа испугалась, что, перелетев через стену, они угодили в какой то провал и сейчас разобьются насмерть.
Как в ответ на её мысли по бокам стали видны, вернее выросли из тьмы, округлые стены колодца и внизу уже совсем близко было каменное дно.
- Твой страх нас убьёт! Не бойся здесь!!! – дико закричала Рина.
Как это не бояться?! - про себя возмутилась Наташа, на миг, забыв о страхе.
Всё покрыла тьма.
Удара не последовало, только что с бешеной скоростью они падали вниз, а теперь они стояли на земле.
Открыв глаза, Наташа увидела свой дом, он возвышался над ними огромным чёрным замком.
Это было невозможно, но это было.
Как?
-Нет ничего невозможного. – Философски изрекла Рина, и в этот момент какая-то сила швырнула её вперёд, а Наташу обняла рука отца.
В другой руке Симон Долгин держал оружие, и ствол пистолета был направлен прямо в голову лежащей на земле Рины.
Рине крупно повезло, Наташа успела вывернуться из объятий отца, и встать на линию огня за секунду до выстрела, который благодаря этому не прозвучал.
-Отец! Она спасла меня. – Симон после этой новости расхотел стрелять и убрал пистолет.
-Ты вернула ей долг, пошли домой.
-А она? – Рина пребывала в глубоком нокауте.
Чем же он её огрел?
Наташа видела, что ему вовсе не улыбается тащить Рину к ним домой.
Да, не добрым другом была для Симона спасительница его дочери.
Симон взял Рину на руки и вошёл в подъезд, Наташа вошла следом.
Когда они оказались дома силы оставили Наташу, но спокойно уснуть она не могла.
Она с трудом держала себя на грани истерики, ужасные впечатления прошедшего дня бурлили у неё в голове, слёзы душили её.
Она рыдала, на коленях отца, как в детстве, когда она жаловалась ему на свои многочисленные горести.
Кровь на руках, ночная тьма ставшая псами, крылья над головой, падение в никуда через ничто, прямо к порогу дома, всё уходило вместе со слезами.
Наташа, наконец, смогла уснуть.
Ей не снились кошмары.

Что я? Я – это я.
Это я.
Что есть ты?
Частица меня?
Я не могу без тебя.

Прощай, Наташа - Записка на столе, вот и всё что отец оставил её. Он ушёл, она осталась.
Но если он думает, что этим всё кончится…
Впрочем, каким путём добраться до цели? Кто отвезёт её в Мёртвый город.
К своему стыду, Наташа раньше не задалась этим простым вопросом.
Да и что она будет делать там, если даже в родном городе её чуть не убили.
Наташа впала в уныние.
Когда она решила идти за отцом она не знала страха, теперь, после безумных дня и ночи она понимала что главное не попасть в город Альфа-2, а выбраться оттуда живой.
Раздался звонок в дверь.
За дверью стоял какой-то парень, и имел очень смущённый вид.
-Извините.
Вам просили передать…
Он порылся в карманах и достал мятый клочок бумаги.
Наташа молча взяла послание, вежливо улыбнулась и закрыла дверь.
На мятом клочке бумаги, довольно кривым почерком было написано приглашение на прогулку, подписано друг
Наташа не была настроена на подобные встречи, и никаких друзей видеть не желала.
Она решила не принимать приглашение.
Пусть друг хоть до завтра ждёт.
Наташа любила музыку и могла часами слушать её, забывая обо всём.
Особым её уважением пользовался тяжёлый рок конца двадцатого века - музыка последних лет перед Бедой.
Сегодня она решила послушать группу God smack, что в переводе на русский значило Поцелуй Бога
В голосе солиста была боль, тяжёлые аккорды бас-гитары звучали криком его души.
Он пел об одиночестве, одиночестве убивающем его.

End now is my time.
My time the dream,
Dream of the skies…

Она повторяла слова, не до конца понимая их смысл.
Она тоже осталась одна и пела дуэтом с давно умершим музыкантом, разделяя его боль.
Внезапно окно её комнаты открылось, и к ногам Наташи упал ещё один мятый кусок бумаги.
После вчерашних приключений Наташа ничуть не удивилась, прочитав ещё одну записку от друга
Её приглашают слишком настойчиво, впрочем, это может быть Рина.
Подумать о том, что это может оказаться ловушкой, помешала надежда, вновь распустившая крылья.
В этот раз надежда не обманула.
На выходе из дома Наташу ждала Рина, в сопровождении пацана принёсшего первое послание.
Пацан смотрел на Наташу с плохо скрытой неприязнью, Рина же была само радушие.
-Приветствую, Наташа. – Рина изящно поклонилась. – Твой отец уехал даже не попрощавшись, сочувствую.
Но не думай о нём плохо, он попросил меня присмотреть за тобой и я…
-То-то он тебя чуть не убил.
-Наташа, ты не представляешь чего можно добиться, просто поговорив.
Эта ночь стала для нас с Симоном, Ночью Примирения.
Тем более что у нас с ним есть немало общих врагов…
Долгиной всё больше не нравился этот разговор.
Пацан явно невзлюбил (если не возненавидел) её с первого взгляда, интересно за что? Рина улыбалась, и за этой улыбкой крылись, какие то Таины касающиеся её, Наташи, самым непосредственным образом.
Что им вообще нужно?
-… и они явно решили ударить по Симону через тебя.
Если бы тебя убили, он бы сегодня не уехал, а искал бы тебя.
Согласна?
Наташа была согласна… с тем, что очень сильно влипла, а Рин сменила тон на торжественный и изрекла:

Настало время тебе узнать много нового о мире, в котором ты живёшь при этом в её глазах горело озорство.
Шутит или издевается?
-Не то и не другое, Наташа. – Блеск, она ещё и мысли читает.
-Не читаю, а вижу.
Да, Натали, ещё я вижу, что Симон НИЧЕМУ тебя не научил и НИЧЕГО тебе не рассказал.
Что он должен был рассказать, чему научить.
А ты, спасшая меня и спасённая мной, можешь сделать это, за него? - подумала Наташа, решив, что очень удобно, когда собеседник читает твои мысли, особенно когда язык присох к нёбу от волнения.
-Прости, я не поблагодарила тебя сразу.
Не хотелось бы так глупо умереть, мне Страннику Ночи сдохнуть с куском свинца в голове, это, по меньшей мере, глупо.
Как интересно.
Странник Ночи - это что за зверь.
И может ли он пройти в Мёртвый город, может ли рассказать правду.
-Может, но не здесь.
Кстати Крис твоих мыслей прочесть не может, и остальные не смогут, это моя привилегия.
Наташа я уже гостила у тебя, я верну долг, сегодня будешь моим гостем.
Пацан оказавшийся Крисом просто закипел от злости, виду, конечно, не показал, но куда ему обманывать Н. Долгину.
Ревнует он что ли, с чего бы? Нет, поворачиваться к нему спиной не стоит, ни при каких обстоятельствах.
Рина насмешливо посмотрела на Наташу и зашагала во главе троицы.
Наташа в последний раз окинула взглядом двор, дом в котором прожила всю жизнь, и последовала за Риной и её ревнивым спутником, не боясь ничего.
Её не удивляли и не пугали возникшие над городом чёрные тучи, опустевшие улицы города, далёкий вой сирен…
Она шла навстречу своей судьбе и твёрдо знала, что пройдёт свой путь до конца.
Ей, почему-то казалось, что сейчас она обрела давно утерянную частицу себя и эта частица изменила её. К лучшему или к худшему, не дано знать.

…Сэр, мы нашли её.
Спецоперация по задержанию пролившего кровь была в самом разгаре.
Задействованы лучшие силы города Омега и он директор Ц.И.Ф. и офицер М.А.Б. под кодовым именем Гесер руководит этой операцией.
-Где она?
-Камеры наблюдения 11-го спального района зафиксировали нашу убийцу в обществе похожей на неё девушки, и похожего на изменника родины парня.
Наверное, женить их собралась.
-Сейчас мы её саму сосватаем.
Парни, по коням.
Все машины в 11-ый район. – Всё, сейчас она не уйдёт, не должна уйти.
Одно плохо, с ней Наташа и это не совпадение.
-Шеф, а мы?
-А мы, Александр, будем отсюда руководить операцией.

Не успели они уйти со двора, как все выходы перекрыли чёрные хищные машины службы безопасности – Вороны, из которых высыпали люди в форме и при оружии.
Две особенно наглые машины подъехали прямо к замершей троице, у Наташи ёкнуло сердце, вот и конец их славным приключениям…
-Крис, как думаешь, какая из них быстрее, правая или левая?
-Я думаю, они одинаковые.
-Нет, Крис, быстрее левая, потому-что её поведу Я!
Наташа не успела удивиться спокойствию своих спутников, как они с нечеловеческой быстротой и силой попросту вышвырнули из машин их живое и сопротивляющееся содержимое.
-Наташа, садись с Кри… - окончание фразы потонуло в грохоте стрельбы.
Наташа влетела в машину Криса ничуть не медленнее летящих в них сотен пуль и в ту же секунду оба ворона сорвались с места и с быстротой ветра понеслись прямо на оцепление, свинцовые болванки лишь бессильно рикошетили от бронированных стёкол и корпусов.
Наташа сжалась в комок в ожидании неминуемого удара, которого не было.
Зато был, на миг, заглушивший стрельбу, гром чудовищного удара и скрежет металла… но гонка продолжалась.
Наташу, в её укрытии трясло и мотало, а тут ещё машина резко вильнула в сторону…
Зажимая рассечённую губу, Наташа была убеждена, что Крис хочет её смерти, и желала всыпать ему по первое число, но желание было невыполнимо.
Пытка тряской и скоростью продолжалась до следующего удара, который лишил Наташу чувств.

…Всё быстрее и быстрее, а они всё ближе, прямо за спиной.
Двигатель ревёт из последних сил, быстрее, глупая железка!
Быстрее!
Быстрееее!!!
Поворот, занос, прямая.
Рука еле успевает менять передачи.
Они не отстали, последнему не повезло, бетонная стена любого остановит.
Злая улыбка.
Что? Хотите поиграть? Поиграем.
Ах, сбоку едешь, а машину впереди не видишь, мы же на встречной полосе.
Получи!!!
Не так то просто ехать по встречной, господа.
Чувствую, кто-то из вас умудрился срезать и ждёт меня впереди, хорошо.
Тоннель, за ним ты.
Лампы тоннеля сливаются в сплошную линию, стены как будто сжимаются.
Свет дня слепит глаза.
А вот и ты родной, давай поцелуемся.
Ты же так хотел, а теперь ты улетаешь от меня.
Удар был силён, но меня не остановить, не каждому ворону дано спорить с ветром.
Автострада.
Совершенно пустая, только я и вы.
Шестеро.
Почему не больше? Пытаетесь зажать со всех сторон, не выйдет.
Резкий поворот руля и мой Ворон клюёт чёрную тварь, едущую впереди.
Ворон разворачивает врага и несётся дальше, а тварь, кружась на дороге, разбивает лбы двум другим и сама подыхает под адский скрежет металла.
Трое.
Сбрасываете скорость уворачиваясь от груды лома секунду назад бывшую вашими товарками.
Хотите их участи? Тогда разгонимся до максимума.
Впереди перекрёсток, нашу дорогу пересекает другая, и на ней очень плотное движение.
Третья передача… четвёртая… пятая…
Двое, (что как раз вовремя, чтобы заметить поток машин, но не успеть ничего сделать) обогнали меня по бокам и столкнулись с железной змеёй, вскрывая мягкие брюха гражданских машин.
Разворот в заносе на 180 градусов, мой Ворон счастливо избегает последнего преследователя, пропустив его прямо в железный ад.
Ворон остановился у края преисподней.
Победа, очередная, сил не осталось, но отдыхать рано.
Дети, Наташа и Крис.
Где они? За ними гнались двое.
Справились ли они? Ушли ли от погони?
Вперёд, Ворон, мы найдём их и привезём домой… чёрт, как же болит…

…Голова.
Наташа открыла глаза, было темно.
Она раньше не знала, что когда сильно ударишься головой и потеряешь сознание, тебе может привидится такое.… Все эти машины, заносы, дорога ставшая Адом, поглотившим, чёрт знает сколько народу…
И ещё ненависть, о, как она ненавидела чёрные машины, догоняющие её во сне, и людей сидящих в них.
Ненавидела во сне, но не в реальности.
Она жалела, что оказалась способна на такую жестокость, даже в бреду.
Привыкнув к темноте, Наташа обнаружила, что лежит на безразмерной кровати в тёмной комнате.
Наверное, это и есть дом Рины. Со своего места она отчётливо разглядела стол, на котором виднелась свеча и какие то тарелки, можно надеяться, что это её ужин.
Наташа с трудом поднялась, всё тело нещадно болело, оно не было приучено к подобным нагрузкам.
Ничего, сама виновата, надо было чаще ходить в спортзал - сказала себе Наташа, и направилась к столу.
Она зачем-то прикоснулась к свече и та зажглась сама.
Бледный, как костёр в тумане, огонёк осветил комнату.
Да, действительно, странные вкусы у названной Рин. Чёрное и алое, серебро и тёмное дерево.
Кровать казалась бассейном, наполненным кровью, портьеры на стенах, чёрные с белой вышивкой, одну стену почти полностью занимала картина, выполненная с невероятным искусством.
Тёмный полукруглый зал, с светящимися белыми колоннами вдоль стен, ступени вверх к двум тронам за которыми лишь тьма, на тронах восседали две девушки, нет девочки, лет по четырнадцать не больше.
Одна наделена яркой, жаркой красотой, длинные рыжие волосы и дерзкий синий взгляд направлен на зрителя и прожигает насквозь.
Другая смотрит в сторону, она тоже красива, но не той красотой.
Она загадочна и сумрачна как осенний день, чёрные короткие волосы, небрежно торчат в стороны, и глаза цвета красноватого янтаря смотрят с тоской.
По мнению Наташи на таком троне и в таком зале может сидеть лишь человеческий костяк в древних чёрных доспехах и с золотой короной на голом черепе, вдобавок живущий и жаждущий чужих страданий и смертей, но никак не две живые и молодые девчонки.
Чем дольше она вглядывалась в эту живопись, тем лучше понимала, что ей лучше было бы видеть на ней злобного Линча – короля мёртвых.
От двух пигалиц веяло ужасом, холодным и тяжёлым, вяжущим волю, этакие Фобос и Деймос, женского пола.
Король мёртвых по сравнению с ними был бы, как котенок, задушивший воробья рядом с воющим на луну забрызганным чужой кровью оборотнем.
Такие зрелища лучше заесть.
Стол был сервирован на одну персону, в тарелках действительно имелась еда, названий блюд Наташа не знала, что-то из рыбы, какие то салаты.
Всё выглядело более чем аппетитно.
Не стоило от этого отказываться.
Наташа быстро утолила голод.
Свеча горела тем же ровным огнём и нисколько не убыла, явно не из обычного воска сделана.
Вообще здесь есть что-нибудь обычное? Даже вилка, которой она ела, была странной, с чёрной ручкой обвитой серебряной нитью.
Наташа только сейчас сообразила, что ушла из дома, возможно навсегда, ничего не взяв с собой, ничего на память, никакой дорогой сердцу бесценности.
Впрочем, у неё таких вот милых сердцу вещей не было.
Не стоит оглядываться назад, настало время осмотреть весь Дом Рины…
В ночи горел костёр.
Единственный огонь на многие мили.
Симон смотрел в огонь, он отдыхал после долгого дня.
Он был почти у цели, осталось перешагнуть порог, отделяющий обычный мир от изменённого Бедой.
Какой из этих миров – его настоящий дом, Симон и сам не знал.
Он уже бывал за порогом, даже провёл там некоторою часть своей жизни…
Не хочется это вспоминать, он человек и останется человеком.
Но нужно вспомнить, это не трудно, но страшно и больно, не вдруг решишься.
Старые раны всегда болят.
Он слишком долго бежал от прошлого и от судьбы, и сейчас он повернётся к ним лицом и примет всё сполна.
Его взгляд заострился, он сосредоточенно вглядывался в танец языков пламени и видел в нём свою прошедшую жизнь, её ужас и боль.
Лицо Рин, другие лица, они теперь враги или уже нет?
Огонь становился всё яростней, Симон вспоминал.
Воспоминания резали ножами по сердцу.
От памяти не уйдёшь, она нагонит или ты сам вернёшься к ней.
Костёр достал бы до небес, если бы они здесь были, граница близко.
Вечная Ночь, как же хорошо он её знает, её тайны и её силу, великую и безумную.
Стихию, что однажды обрушилась на Землю…
Люди сами виноваты в этом и стоит ли их спасать, когда тебя за порогом ждёт настоящая жизнь?…
От подобных мыслей Симон и бежал, он не хотел становиться безжалостным чудовищем, как Рин…
Огонь умирал и рядом с ним лежал человек, уже не Долгин, а просто Симон.
Это имя ему дала не мать и не отец, но оно было его.
В нём он сам, его суть, его прошлое и будущее.
Наташа… она далеко, Рин приглядит за ней, она дала слово. Слово Странника Ночи нерушимо, она умрет, если нарушит его, они никогда не получат его дочь, она не должна пройти через то, что пережил её отец.
Хоть от этого он её защитил.
Что-то пульсирует в груди, не сердце, но в такт сердцу.
Память не давала ответа, что же это.
Неважно, делу оно не помешает, возможно, даже поможет, но теперь Симон не решится назваться человеком.
Рин, он столько лет бежал от неё, а она всё это время была на его стороне.
И он понял это лишь прошлой ночью…
…Вчера придя, домой он первым делом усадил Рину в кресло у себя в комнате.
Когда он наконец усыпил Наташу Рин по-прежнему сидела там (странно, что не сбежала), но уже в сознании, и выжидающе смотрела на него.
-Зачем ты пришла?
-Меня сюда затащили.
Я не собиралась заходить к тебе в гости. – Сварливо ответствовала Рин. – И ещё, мог бы хотя бы поздороваться со мной.
-Как ты тогда, много лет назад, когда пришла за мной.
Тебе дали приказ убить меня, и ты подчинилась.
Хотя могла помочь мне бежать.
-Симон, ты знаешь, что я не могла не подчиниться, у меня не было выбора. – В голосе Рины прорезалось истовое раскаяние.
Ещё слезу пусти Симон не собирался прощать её.
-Выбор есть всегда.
И не говори мне, что именно у тебя, и именно тогда его не было.
-Не я создавала законы, и не мне их отменять.
Ты не прошёл испытание, и стал опасен для нас.
И должен был умереть.
По НАШИМ законам.
-А что же изменилось сейчас? Из прошлого прилетели основатели Братства и отменили Закон?
-Законы не изменились.
Уйдя из мира Тьмы, ты умер для нас.
Ты не стал таким как мы, не получил бессмертия.
Ты не стареешь, но твоё время уже близко.
Ты умрёшь, останется Наташа, а она нужна…
-Её я вам не отдам. - Рин не смогла выдержать его взгляд.
-Ты не понял.
Она нужна не нам, а вашему миру.
Ей суждено защитить его.
-От чего?
Она не хотела отвечать, пришлось заставить.
-От чего!?
-От Тьмы.
-То есть она снова придёт.
-Да.
Симон, никто не знает, как это получилось в первый раз.
Тьма, как мы её знаем, всего лишь среда обитания.
На неё могут влиять люди, сама же она не может действовать на них… теоретически.
И, тем не менее, она пришла в ваш мир и чуть не погубила его.
Остановила её не эта ваша гениальная затея с сетью новых городов.
Что её, в действительности, остановило – неизвестно.
Ты знаешь, что Братство подобно детям, запертым в огромном, тёмном подвале.
Они не знают и сотой доли сути Тьмы.
И каждый день Тёмный Мир преподносит нам сюрпризы.
-То есть Беда это Сюрприз? Ты чего-то хочешь от меня и рассчитываешь на мою благодарность.
Я не скажу тебе спасибо за спасение Наташи.
Ты её не спасла.
На моей дочери стоит защита, поставленная мной, а ты, в свое время, очень хорошо научила меня ставить подобную защиту.
Никакое оружие, никакие клыки не могут навредить ей, и любой, кто нападёт на неё, сгорит в Живом Огне.
Рин ничуть не удивилась.
-Я не смогла увидеть этой магии.
Ты действительно мой лучший ученик.
И, Симон, мне от тебя ничего не нужно.
Я лишь хочу предупредить, там, куда ты направляешься, стало очень опасно, и даже с твоей силой ты вряд ли выживешь.
Если ты вернёшься в город Альфа-2 то, скорее всего, нарушишь хрупкое равновесие, и в этот мир снова придёт зло.
Но у тебя есть шанс навсегда отвести угрозу от Земли, и помочь тебе может сущность, заключённая в тебе.
Сущность, загадку которой не смог разрешить даже Глава Братства.
-Я в любом случае не откажусь от своего решения.
-А я тебя и не отговариваю, выбор всегда был за тобою.
Только не говори мне, что ты знаешь о существе, что живёт в тебе.
Ответа он не знал и промолчал.
-Вижу тебе, уже наскучил этот разговор.
Я ухожу, прощай.
Её очертания исказились, заколебались.
Она уходила в Тёмный Мир.
-Подожди! – Окрик отвлёк её, она потеряла нить Перехода и на миг застыла между мирами, причём ближе к Миру Тьмы.
Он не хотел чтобы она осталась, просто для таких как она – гуляющих по тёмной реальности, у него было заготовлено несколько сюрпризов
Через мгновение Рин с воплем упала на пол уже в нашем мире.
-Это ты сделал, превратил в Ад свой дом?! Хорошо, что я не пришла тебя убивать.
ААА!! – Боль продолжала рвать её тело.
Он знал, что она увидела на тёмной стороне его дома, чтобы унять её боль пришлось применить Силу.
Невидимые клыки отпустили, но после пережитого Рин могла лишь выразительно смотреть на Симона, её глаза спрашивали:

Почему не предупредил?.
Он по своему обыкновению молчал.
Когда она смогла встать и идти, он проводил её до улицы и только тогда заговорил.
-Рин, прошу тебя, присмотри за Наташей, помоги ей.
Ты права, я едва ли вернусь, но я не могу не идти.
Я сказал одному человеку, что иду в Альфу-2, чтобы упокоить свою погибшую семью.
Я соврал ему.
Я не назову истинной причины…
-Хорошо Симон.
Светом-Во-Тьме, клянусь, что позабочусь о Наташе, чего бы это мне не стоило.
Прощай Симон.
Удачи тебе.
И она исчезла... …Дверь страшно заскрипела, когда Наташа стала её открывать, вдобавок эта дверь ещё и упиралась, как живая.
Преодолеть упрямую дверь удалось не сразу.
За дверью было темно, нужно взять свечу.
Вооружившись свечой, Наташа снова подошла к злополучной двери, которая успела самопроизвольно закрыться и снова не выпускала свою пленницу.
-Да что ты, проклятая!?
После оскорбления двери, даже ручка её перестала поворачиваться, этот дом, похоже, был разумен и не любил гостей.
-Ну, выпусти, пожалуйста.
Дверь медленно и торжественно открылась, она явно мнила себя воротами замка.
Вне комнаты царила темнота, глубже и чернее которой Наташа ещё не видела, даже в ночь встречи с Риной.
Бледный огонь единственной свечки освещал совсем немного, тем не менее, он позволил разглядеть стены коридора тянущегося в обе стороны от двери.
Куда же пойти, влево или вправо? Не раздумывая, Наташа пошла налево…
Шаг за шагом, тишина, одиночество, страх.
Зачем я здесь? Свеча в руке, тьма впереди и позади, страшные картины на стенах, взгляды палачей и жертв провожают гостью, заставляя её сердце трепетать.
Смерть, кровь… что за безумный художник создал эти шедевры?
Страх ледяной рукой держал за горло, заставляя идти быстрее.
Наташе мнилось, что кто-то идёт за ней, она убыстряла и убыстряла шаг пока не побежала, как пуганый заяц.
Ужас ало-чёрной пеленой застил глаза…
Остановилась она только, когда силы окончательно иссякли.
А погоня, похоже, не отстала.
Наташа повернулась на встречу опасности, изгоняя из души страх.
Она стояла и смотрела во мрак и с каждой секундой всё более осознавала, что тревога была ложной…
-Эй, ты! – голос прямо за спиной подействовал как удар хлыста.
Наташа мгновенно развернулась, нанося удар по неведомому врагу.
За краткий миг разворота, маленький огонёк свечи превратился в настоящий поток огня и ударил в того, кто так неосторожно подкрался сзади к охваченной ужасом девушке.
Наташа обалдело уставилась на свечу горевшую тем же ровным бледным светом, что и раньше.
Вот ты какая мысленно восхитилась Наташа и, наконец, взглянула на сбитого пламенем с ног человека, в котором с мстительной радостью узнала Криса, гордость которого сейчас была сильно уязвлена, хотя сам он не пострадал.
Он был зол на неё, но сдержал себя.
-И скажи мне, зачем ты ушла из комнаты? Приключений захотелось? Вечно вы… люди лезете, куда вас не просят.
-Готова поспорить, что вместо люди ты хотел сказать девчонки
-Ты…
Наташа резко шагнула к нему, заставив его осечься.
-А будешь воспитывать меня, я тебя снова свечкой опалю.
В ответ он криво ухмыльнулся, его холодный взгляд приковал её к месту, он не испугал её, просто она чётко осознала, что находится в его власти, и если бы не расположение Рины, возможно Натальи Долгиной уже бы не было.
Поняв, что она поняла, Крис сменил гнев на что-то близкое к милости и сквозь зубы процедил:

Тебя ждут, пошли
Наташа не стала спорить, и приготовилась к продолжению нудного пути по осточертевшему коридору.
Крис грубо взял её за руку и совершенно неожиданно шагнул прямо сквозь висевшую напротив картину.
Наташа, не сопротивляясь, шагнула следом успев разглядеть изображённый на картине зал, в котором шла форменная бойня.
Они прошли как через пустое место, и оказались в том же зале, что и на картине, только в нём было тихо, даже умиротворённо.
Скудное освещение, создаваемое множеством свечей ( точно таких же, как у Наташи) позволяло хорошо разглядеть шестерых человек собравшихся кругом и что-то оживлённо обсуждающих.
Не прерывая разговора, весело подмигнула Наташе Рина, щеголяющая в зелёном кожаном плаще.
Ещё одна женщина в деловом костюме и круглых очках отстранённо разглядывала свои ногти.
Трое мужчин в повседневной одежде и…
Этот субъект приковал к себе внимание Наташи.
Очень высокий, аккуратный до маниакальности, затянутый в ярко-ярко алое пальто, элегантное и богатое.
Обладатель копны чёрных непокорных волос и красного отсвета в глазах.
Наташа сочла бы его невероятно красивым, если бы не жестокая усмешка, не сходившая с его лица и какой то бешеный взгляд, как огонь, обжёгший её.
-Ну что убедила я вас? Наташа вполне достойна, принять посвящение, даже без конечного испытания. – Это Рина, в ответ ей прозвучал глухой голос одного из невзрачных типов.
-Рин, на твоём месте я бы не торопился. – Собеседник Рины был явно уверен, что уж он то, точно не окажется на её месте. – Срок твоего запрета на выбор подопечного истёк 72 часа назад, а ты хватаешь первую попавшуюся девчонку и тащишь её сюда.
-Ты что не слушал, что я втолковывала тебе целый час.
Повторяю для страдающих старческим слабоумием, Наташа дочь Симона, который…
-Это не расходится с моими словами.
Ты последнее время нюхалась вокруг своего блудного ученика, так что, первой попавшейся для тебя могла быть только его дочь.
И зачем нам принимать ту, что наверняка пойдёт по стопам папаши и предаст нас. – Он снисходительно поглядел на раздражённую Рину. – Ты всегда была проблемой, к этому привыкли, но сейчас ты переходишь все границы.
Если не секрет, скажи, зачем тебе эта девочка?
-Кто ты такой, чтобы я открывала перед тобой карты? Я не нуждаюсь в твоих услугах Обучающий.
Наташе не понадобится проходить через твою школу, я сама обучу её. Но мне важно отношение к ней всего Братства, она должна иметь равные права с остальными, и если ты думаешь, что я не переступлю через твоё мнение… Впрочем она и без твоего одобрения докажет своими делами, что достойна, и после этого все будут смеяться над твоим неверием.
-Хорошо Рин, учи ее, но не взыщи, если её убьют на дуэли или что-нибудь в этом роде.
Братство не примет дочь предателя.
Рин молча развернулась и вместе со своей новой ученицей покинула зал.
Трое неприметных обратили свои взоры на своего ярко-алого соратника.
В ответ на их многозначительное молчание его улыбка стала ещё шире.
-Господа наставники, я за это дело не берусь.
Видите ли, я не воюю с детьми и я принципиально не согласен с вашим желанием.
С вашего позволения, я удаляюсь. Глубина необъятна,
Тёмных Миров.
Там вечная ночь
Никогда не пройдёт…

Мудрейший Гесер был в великой печали.
Эта бешеная тварь убила два десятка его лучших бойцов, столько же гражданских и чуть ли не сотню машин и после этого спокойно ушла.
И всё это по его, Гесера, вине.
С ней нужно было говорить, а не натравливать на неё всех собак…
Что самое страшное, перед Бедой было также.
Только творящий беспредел супермен был другим.
Сам Гесер тогда был молодым бойцом ОМОНа и теперешнего своего прозвания ещё не заслужил.
В его родном городе произошла серия ритуальных убийств.
Все менты в городе сбились с ног, выслеживая маньяка.
Когда его всё же блокировали в придорожной гостинице он успел принести в жертву своим богам двадцать человек.
На штурм отправился отряд ОМОНа, в котором служил Гесер.
Из тесных коридоров вышел он один и до сего дня он единственный кто видел того психа так близко.
Чудовище в образе человека носило простую тёмную ветровку, и было вооружено не чем-нибудь, а самурайским мечом и глаза его светились красным.
Своей железкой урод походя рубанул Гесера едва не располовинив его, и по прихоти не добил…
Спустя почти сорок лет почти забытая боль вернулась.
Итак, что мы имеем?
Новый убийца дерущийся далеко за пределом человеческих сил орудует в чистом городе.
Это раз.
Мразь увозит Наталью Долгину, причём девочка идёт с ней добровольно.
Это два.
Отец Наташи днём раньше пропадает чёрти куда, переполошив этим поступком, курятник местных художников среди которых его считали вторым Пикассо.
Этот культурный человек, Окунин весь стол Гесеру обслюнявил, умаляя его найти Дорогого Симона…
Дедуктивные мысли были прерваны вежливым стуком в дверь.
Слишком вежливым чтобы подумать что пришедшего можно выгнать или не пустить.
Если бы дела шли не так плохо, весь Ц.И.Ф. ржал бы над шуточками аля:

Щас Гесера инквизиторы на костёр потащат, и ведьмой дразнить будут
Сейчас шутка может перестать быть таковой, прозвище инквизиторы подходило агентам М.А.Б. и за пролитую кровь они могут и натурально на костре сжечь.
Правда инквизиторами их называли, только работники его Ц.И.Ф. У остальных не хватало для этого смелости или фантазии.
-Входите – можно подумать им нужно разрешение.
Двое.
Разнополая оперативная пара, иначе и не скажешь.
Оба и он и она затянуты в строгие чёрные костюмы, их взгляды скрыты под темными очками.
-Здравствуйте, Павел Николаевич. – агент излучал благодушие.
-Или теперь можно просто Паша?
Не успела прийти, а уже издевается.
Помнится, в инквизиции всех женщин считали потенциальными ведьмами, и в свои ряды не брали.
И были правы.
-По уставу, офицера М.А.Б. полагается называть кодовым именем.
В моём случае Гесером причём Мудрейшим А что делаете вы? Заходите в мой кабинет и сходу нарушаете одну из основных статей устава. – Гесер позволил себе дипломатично-издевательскую улыбку. Его обыграли, на него уставились два таких же дипломатических оскала.
-Вы, уважаемый Гесер, лучше меня знаете – победителей не судят, а проигравших в плен не берут.
И вы прекрасно осведомлены о том, в каком положении находитесь вы. – Змея набирала яда в зубы, и сейчас бросится, но не допрыгнет. – Тот устав, который вы упомянули, вместо вежливого приветствия, говорит мне, что сейчас не следует брать в плен Вас.
-Господа, вы, что-то путаете.
Я проиграл не вам, а существу, рождённому Бедой и находящемуся в вашей компетенции.
-Вы правы, Гесер.
Ваша ошибка лишь в том, что вы не вызвали нас на этот инцидент, и ряд обстоятельств не даёт нам права взыскать с вас за это.
-Должна вас уведомить, что с этого момента командование операцией Очищения берём мы.
Надеюсь, вы не против, Мудрейший Гесер?
Что уж врать, ты надеешься на обратное, чтобы Гесер был против и его можно было прихлопнуть.
Да, соратнички, нечего сказать.
Когда за гостями закрылась дверь, Павел Николаевич понял, как же он устал…

…Меч жаждал крови.
Меч помнил, как несколько лет назад он вдоволь напился смертной крови, когда Они сами лезли под его удары, надеясь достать его хозяина.
Меч помнил и многих других, чья кровь имела самые разные вкусы.
Терпкий вкус настоящих воинов, ядовито сладкий – кровь трусов и предателей, и самое желанное лакомство – жертвенная кровь…
…Симон рывком поднялся с земли.
Как же он мог забыть?! Костёр прогорел, самый верный союзник – огонь бесславно умер, а вокруг прямо так и плещется смертельная угроза.
Они уже здесь.
Симон рванулся к своей сумке, а яркие фигуры, которых христианин принял бы за ангелов, вышли на поляну.
Их было много, лучи нестерпимого света били из их лиц, будто вместо голов им приделали прожекторы, тела их тоже светились, но совсем не так ярко.
Нестерпимое синеватое свечение мгновенно затопило поляну.
Да, Симон, нужно держать слово, соврал Антону про упокоение заблудших душ теперь упокаивай если сил хватит.
Тени отражений всё теснее обступали его, в их намерения входило разорвать его на части и поглотить его душу.
Он не доставит им этого удовольствия.
Симон, наконец, справился с молнией сумки, в этот момент прямо ему в лицо рванулись сияющие руки одной из теней
Раздался выстрел, и тварь отлетела назад уже без головы.
Симона залила почти кипящая кровь, такая же красная как у него самого.
Его рука быстрее мысли находила цель, и потоки крови хлестали из пробитых сияющих тел.
Семь актов смерти, семь разрывных 13-ти миллиметровых пуль выпущенных из серебристо-белого пистолета.
Подарок друга из Тьмы не подвёл, исправно отстрелял боезапас, подчиняясь движению руки, выбросил, пустую обойму в лицо особо наглой тени и продолжил стрелять вновь заряженный.
Вечность назад он смотрел в страшные алые глаза и словно издалека слышал насмешливый голос, говоривший: … тебя научили танцевать с чужой смертью, теперь станцуй со своей
Отточенные фигуры тела, руки и ствола складывались в смертельный танец.
Симон танцевал со своим оружием плавный вальс и дикое танго, Они тоже танцевали, Они уже были мертвы, только не знали этого.
Танец начался.
Поединок двух сердец, полных ненависти.
Две жизни и два ствола.
В абсолютной темноте вы одни, вас разделяет один шаг.
Всё что нужно – это совместить линию выстрела со своим врагом и нажать на курок.
Но каждый из вас будет маневрировать, ловить и блокировать чужие движения.
Кто из вас быстрее? Кто лучше тренировался? У кого больше ненависти?
Цель – выстрел, удар сердца – смерть.
…20…
…21…
21 – треть всего запаса.
Последняя мразь – два удара, слившиеся в один: ногой с разворота и рукоятью пистолета в висок.
Бой окончен.
Но в лесу их ещё много и они его чувствуют.
До города Альфа-2 оставалось пять километров по лесной тропе.
Если учесть трату силы на бой, то путь займёт полтора часа, если никто не помешает.
Тени отражений или просто Фонарики - главные вестники Беды.
Это и есть человеческое зло, обрётшее плоть.
Эти твари рвут заживо, кромсают, калечат, не в силах остановится.
Для человека обыкновенного встреча с Фонарями - верная смерть, полная и окончательная.
Но они далеко не самое худшее…
Надо торопиться, в Альфе можно будет отдохнуть.
И открыть следующую страницу памяти…
Своим пистолетом по кругу отводишь чужой, но ты забыл о Его левой руке.
Проще простого – взять руку держащую оружие в захват и вывернуть от себя, глупо ожидать, что враг не использует против тебя этот школярский приём. И вот уже два дула, чёрными зрачками смотрят тебе в лицо, а ты выпал из круга, ты на два шага дальше от Него, ты не связываешь Его движений и ты уже мёртв.
Ты никогда не пройдешь пути Воина, ты проиграл, Симон…




HYPER13 PAGE HYPER15 40