• Название:

    Жалоба Председателю Верховного Суда

  • Размер: 0.11 Мб
  • Формат: DOC
  • или



Председателю Верховного суда РФЛебедеву Вячеславу Михайловичу121260, г.
Москва, ул.
Поварская, 15

Терентьевой Ираиды Евгеньевны
дом. адрес:

398007, г.
Липецк, пер.
Больничный, д.4, кв.2
ЖАЛОБА

на определение судьи Верховного Суда Российской Федерации за № 77 ф 11-281 об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрении в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

15 августа 2011 года судьёй Верховного Суда Российской Федерации Г.А. Гуляевым вынесено определение об отказе в передаче моей надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
С законностью вынесенного судьёй Г.А. Гуляевым определения не согласна по следующим основаниям:

I.При вынесении определения судья Верховного Суда Российской Федерации должен руководствоваться ГПК РФ.
Согласно ч. 1 ст.388 ГПК РФ:
В определении или постановлении суда надзорной инстанции должны быть указаны:
6). содержание обжалуемых судебных постановлений нижестоящих судов.

Судья Верховного Суда Российской Федерации в определении отразил решение Октябрьского районного суда г.
Липецка от 09 декабря 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 19 января 2011 года по иску к ОАО Компания ЮНИМИЛК о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка, компенсации морального вреда, но нет требований о предоставлении работы в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида.
В определении не отмечено изучение судьёй определения Судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 15 июня 2011 года, согласно которого было отказано в передаче гражданского дела по надзорной жалобе на решение Октябрьского районного суда г.
Липецка от 09 декабря 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 19 января 2011 года для рассмотрения по существу в судебном заседании суда надзорной инстанции.
Судья Липецкого областного суда нарушила ст.379.1.ГПК РФ Возвращение надзорной жалобы или представления прокурора без рассмотрения по существу (введена Федеральным законом от 04.12.2007 №330-ФЗ)
1. Надзорная жалоба или представление прокурора возвращается судьей без рассмотрения по существу, если:
1) надзорная жалоба или представление прокурора не отвечает требованиям, предусмотренным пунктами 1 - 5 и 7 части первой, частями четвертой - седьмой статьи 378 настоящего Кодекса;
2) надзорная жалоба или представление прокурора поданы лицом, не имеющим права на обращение в суд надзорной инстанции;
3) пропущен срок обжалования судебного постановления в порядке надзора и к надзорной жалобе не приложено вступившее в законную силу определение суда о восстановлении этого срока;
4) поступила просьба о возвращении или об отзыве надзорной жалобы или представления прокурора;
5) надзорная жалоба или представление прокурора поданы с нарушением правил подсудности, установленных статьей 377 настоящего Кодекса.
2. Надзорная жалоба или представление прокурора должны быть возвращены в течение десяти дней со дня их поступления в суд надзорной инстанции
Надзорная жалоба мною была подана в Президиум Липецкого областного суда 06 апреля 2011 года, вход. № 381-Г, а определение Липецкого Областного суда от 15 июня 2011 года.
Жалоба соответствует п.1-5 и 7 ч.1 ст.378 ГПК РФ.
1. Надзорная жалоба или представление прокурора должны содержать:
1) наименование суда, в который они адресуются;
2) наименование лица, подающего жалобу или представление, его место жительства или место нахождения и процессуальное положение в деле;
3) наименования других лиц, участвующих в деле, их место жительства или место нахождения;
4) указание на суды, рассматривавшие дело по первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, и содержание принятых ими решений;
(в ред.
Федерального закона от 28.07.2004 N 94-ФЗ)
5) указание на решение, определение суда и постановление президиума суда надзорной инстанции, которые обжалуются;
(в ред.
Федерального закона от 28.07.2004 N 94-ФЗ)
7) просьбу лица, подающего жалобу или представление
4. В случае, если надзорная жалоба или представление прокурора ранее подавались в надзорную инстанцию, в них должно быть указано на принятое решение суда.
5. Надзорная жалоба должна быть подписана лицом, подающим жалобу, или его представителем.
К жалобе, поданной представителем, прилагается доверенность или другой документ, удостоверяющие полномочия представителя.
Представление прокурора должно быть подписано прокурором, указанным в части четвертой статьи 377 настоящего Кодекса.
6. К надзорной жалобе или представлению прокурора прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу.
7. Надзорная жалоба или представление прокурора подается с копиями, число которых соответствует числу лиц, участвующих в деле.
В определении судья Верховного Суда РФ не отражено нарушение ГПК РФ судьёй Липецкого областного суда при вынесении определения.
Таким образом, судья Липецкого областного суда нарушил не только ГПК РФ, но и
КОНВЕНЦИЮ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД,
Согласно ст. 6 Право на справедливое судебное разбирательство
1.Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.
Судья Верховного Суда РФ лишил меня права на эффективное средство правовой защиты, которое записано в ст.13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.
II. В определении судья Верховного Суда РФ ссылается на ст. 387 ГПК РФ Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, согласно которой
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Таким образом, судья Верховного Суда РФ не считает существенным нарушением норм материального права неприменение п.9 постановления Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года №2 О применении судами Трудового Кодекса Российской Федерации, если суд при разрешении трудового спора установит, что нормативный правовой акт, подлежащий применению, не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, он принимает решение в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим наибольшую юридическую силу (часть 2 статьи 120 Конституции РФ, часть 2 статьи 11 ГПК РФ, статья 5 ТК РФ).
При этом необходимо иметь в виду, что если международным договором Российской Федерации, регулирующим трудовые отношения, установлены иные правила, чем предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, то суд применяет правила международного договора (часть 4 статьи 15 Конституции РФ, часть вторая статьи 10 ТК РФ, часть 4 статьи 11 ГПК РФ, при вынесении решения Октябрьским районным судом г.
Липецка 09 декабря 2010 года и определения Судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 19 января 2011 года.
В определении судьи Верховного Суда РФ не отражено, что руководствуясь приказом МЗ и СР РФ №1013 от 23.12.2009г., экспертиза проведённая комиссией экспертов филиала №6 ФГУ Главное бюро МСЭ по Липецкой области 11.11.2010г.(т.2, л.д.163, обор.стор.) пришла к выводу, что я могу работать в должности контролёра пищевой продукции филиала Молочный Комбинат ЛИПЕЦКИЙ с уменьшенным объёмом производственной деятельности и исключением ночных смен.
Не отмечено в определении судьи Верховного Суда РФ, что в соответствии с ч.3 ст.86 ГПК РФ заключение эксперта для судов необязательно и оценивается судами по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса, которая позволила сделать вывод судам низшей инстанции, что СП 2.2.9 2510-09 предусматривают безусловный запрет на привлечение инвалидов к работе на рабочем месте с вредными условиями труда.
В определении судьи Верховного Суда РФ не отражено нарушение судами низшей инстанции ч.3 ст.86 ГПК РФ, согласно которой несогласие судов низшей инстанции с заключением эксперта должно быть мотивировано в решении или определении суда, что судами не было сделано
III. Судья Верховного Суда РФ не считает существенным нарушением норм материального права неприменение п.9 постановления Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года №2 О применении судами Трудового Кодекса Российской Федерации при рассмотрении трудовых дел суду следует учитывать, что в силу частей 1 и 4 статьи 15, статьи 120 Конституции РФ, статьи 5 ТК РФ, части 1 статьи 11 ГПК РФ суд обязан разрешать дела на основании Конституции РФ, Трудового Кодекса РФ, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, а также на основании общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, являющихся составной частью её правовой системы.
В определении судьи Верховного Суда РФ не отражено применение судами низшей инстанции при вынесении решения и определения закона, подлежащего применению, Федерального закона О социальной защите инвалидов от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ, так как с 2003 года являюсь инвалидом 3 группы 1 степени (л.2, абз.3 определения)
В соответствии со ст.21 этого закона организациям, численность работников которых составляет более 100 человек, законодательством Российской Федерации устанавливается квота для приёма на работу инвалидов.
Организациям выгодно использовать труд инвалида, в частности ответчику, ОАО Компания ЮНИМИЛК, так как пользуются льготами при уплате единого социального налога в бюджет государства в соответствии с НК РФ.
Ст.24 ФЗ О социальной защите инвалидов от 24.11.1995г. №181-ФЗ отражает права и обязанность работодателей в обеспечении занятости инвалидов.
Работодатели вправе запрашивать и получать информацию, необходимую при создании специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов.
Работодатели в соответствии с установленной квотой для приёма на работу инвалидов обязаны:
1) создавать или выделять рабочие места для трудоустройства инвалидов;
2) создавать инвалидам условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида.
В определении судья Верховного Суда РФ не отметил непризнание судами низшей инстанции моего доказательства о праве ответчика на запрос и получение информации, необходимой для трудоустройства, в МСЭ в период моей временной нетрудоспособности с 04.06.2010 г. по 02.07.2010 г.
Не отмечено также в определении Верховного Суда РФ игнорирование моего доказательства судами низшей инстанции обязанности ответчика, ОАО Компания ЮНИМИЛК, создать рабочее место в лаборатории для меня и предоставить работу в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида в службе управления персоналом. (п.7 замечаний к протоколу с/з от 09.12.2010 г.,т.2, л.д.166-167,298-299) в соответствии со ст. 24 ФЗ О социальной защите инвалидов от 24.11.1995г. № 181-ФЗ. Свидетельством служит и отсутствие в штатном расписании неполной ставки контролёра пищевой продукции (абз.7, стр.4 решения).
В ст.11 ФЗ О социальной защите инвалидов от 24.11.1995 г. №181-ФЗ индивидуальная программа реабилитации инвалида является обязательной для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности.
Судья Верховного Суда РФ в определении не отразил, что отказ от выполнения Федерального закона О социальной защите инвалидов от 24.11.1995 г. №181-ФЗ это причина моего увольнения.
Своими неправомерными действиями работодатель нарушил ст.73 ТК РФ.
В определении судья Верховного Суда РФ не отразил, что судами низшей инстанции не дана оценка нарушению ст.212 ТК РФ (т.2, л.д.318-319).
Работодателем были предоставлены карты аттестации рабочих мест контролёров пищевой продукции №135от 27.05.2010 г., № 136-139 от 31.05.2010 г. (т.1, л.д.176-257), общая оценка условий труда контролёра пищевой продукции составляет 3,1 и 3,2, то есть рабочее место с наличием вредных условий труда.
Но судами низшей инстанции не принято во внимание и не изучено судьёй Верховного Суда РФ, что из-за мести по отношению ко мне, из-за нежелания моего восстановления на работе не выполнены рекомендации по улучшению условий труда: модернизировать систему искусственного освещения (увеличить количество светильников, установить лампы большей мощности).
Установить в светильниках с люминесцентными лампами электронные пускорегулирующие аппараты (ЭПРА)
Кроме этого в определении судьи Верховного Суда РФ не отмечено незнание работодателем ТК РФ, который считает, что обеспечение безопасными условиями и охраны труда является правом, а не обязанностью.
Именно поэтому не были выполнены рекомендации по улучшению условий труда на 09 декабря 2010 года (т.2, абз.8, л.д.329)
Вредные условия труда(3 класс) согласно п. 4.2 Р 2.2.2006-05 Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса.
Критерии и классификация условий труда (утв.
Главным государственным санитарным врачом РФ 29.07.2005 г.) характеризуются наличием вредных факторов, уровни которых превышают гигиенические нормативы и оказывают неблагоприятное действие на организм работника и/или его потомство (т.2, л.д. 186).
В определении судья Верховного Суда РФ не отметил, что судами низшей инстанции ни в решении, ни в определении не отмечено моё ходатайство: сделать калькуляцию работ и материалов, необходимых для улучшения условий труда с целью оказания материальной помощи в выполнении рекомендаций согласно карт аттестации рабочих мест контролёра пищевой продукции (п.9 замечаний к протоколу судебного заседания от 09 декабря 2010 года)
Судьёй Верховного Суда РФ не изучен факт непринятия во внимание судами низшей инстанции нарушения ст.70, ст.196, ст.197, ст.224 ТК РФ.
В определении судьи Верховного Суда РФ не отмечен отказ работодателя в содействии в трудоустройстве согласно индивидуальной программы реабилитации инвалида, а именно стажировка в службе управления персоналом с 01.06.2010 г. на время очередного отпуска специалиста по трудовым отношениям и предоставление работы в службе управления персоналом, несмотря на поданные мною заявления о предоставлении стажировки и работы перед освобождением должности менеджера на период декретного отпуска сотрудника (п.7 замечаний к протоколу с/з от 09.12.2010 г.; т.2, л.д.166-167, 298-299)
Кроме этого, судья Верховного Суда РФ не отразил в определении, что суды низшей инстанции не отметили отказ ответчика признать моё переобучение в ООО Интеллект-Образование по дисциплине Основы бухгалтерского учёта и налогообложения и в ООО Интеллект-Плюс, в котором прослушала и сдала зачёт по сертифицированному курсу 1 С:

Предприятие 8. Использование конфигурации Бухгалтерия предприятия (пользовательские режимы), раздел Кадры.
Расчёт заработной платы.
Персонифицированный учёт.
Именно отказ работодателя от выполнения Федерального закона О социальной защите инвалидов от 24.11.1995 г. №181-ФЗ стало причиной нарушения ТК РФ, в частности ст.77 ТК РФ по отношению ко мне, которое повлекло ухудшение условий труда для сотрудников лаборатории.
Это обстоятельство дела не изучено и не отражено в определении судьёй Верховного Суда РФ.
IV. Судья Верховного Суда РФ считает, что неприменение судами низшей инстанции ст.27 Международной Конвенции о правах инвалидов от 13 декабря 2006 года, не является существенным нарушением норм материального права, поэтому это обстоятельство и не отражено в определении Верховного Суда РФ
Но в п.9 постановления Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 О применении судами Трудового Кодекса Российской Федерации
Если суд при разрешении трудового спора установит, что нормативный правовой акт, подлежащий применению, не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, он принимает решение в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим наибольшую юридическую силу (часть 2 статьи 120 Конституции РФ, часть 2 статьи 11 ГПК РФ, статья 5 ТК РФ).
При этом необходимо иметь в виду, что если международным договором Российской Федерации, регулирующим трудовые отношения, установлены иные правила, чем предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, то суд применяет правила международного договора (часть 4 статьи 15 Конституции РФ, часть вторая статьи 10 ТК РФ, часть 4 статьи 11 ГПК РФ).
В статье 27 Международной конвенции о правах инвалидов от 13 декабря 2006 года записано:
а) запрещение дискриминации по признаку инвалидности в отношении всех вопросов, касающихся всех форм занятости, включая условия приёма на работу, найма и занятости, сохранения работы, продвижения по службе, и безопасных, и здоровых условий труда;
б) защита прав инвалидов наравне с другими на справедливые и благоприятные условия труда, включая равные возможности и равное вознаграждение за труд равной ценности, безопасные и здоровые условия труда, включая защиту от домогательств, и удовлетворения жалоб.
V. В определении судья Верховного Суда РФ не отразила, что судьи низшей инстанции мои требования по компенсации морального вреда не рассматривали, и не отражены судьёй основания нерассмотрения компенсации морального вреда
Не дана оценка моему заявлению по факту давления суда первой инстанции (т.2, л.д.184), тем самым был выражен протест по поводу компенсации морального вреда, полученного в период трудовых отношений с ответчиком.
Человек является гражданином.
При возмещении вреда, причинённого жизни или здоровью при выполнении трудовых обязанностей, следует руководствоваться не ст. 392 ТК РФ о пропуске исковой давности, а ст.208 ГК РФ, согласно которой исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причинённого жизни или здоровью гражданина.
Статья 237 ТК РФ предусматривает возмещение морального вреда, причиненного работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, без указания конкретных видов правонарушений.
Это означает, что право на возмещение морального вреда работник имеет во всех случаях нарушения его трудовых прав, сопровождающихся нравственными и физическими страданиями.
1).
Из-за неправомерных действий филиала Молочный Комбинат ЛИПЕЦКИЙ), из-за нежелания выполнять свои обязанности в части исполнения ст.9,11,21,24 (в ред.
Федерального закона О социальной защите инвалидов от 24.11.1995г.№ 181-ФЗ) мероприятия профессиональной реабилитации инвалидов не проводились.
Об этом свидетельствует отсутствие записей в трудовой книжке (т.1, л.д.7-9).
Вредными производственными факторами рабочего места сменного мастера согласно ответа из МУЗ поликлиники № 4 г.
Липецка № 926 от 30.12.2009 г. на запрос №556 от 28.12.09 г. директора филиала Молочный Комбинат Липецкий являются производственный шум, расположение рабочего места на значительной высоте, подвижные части технологического оборудования, повышенная и пониженная температура и влажность рабочих зон, повышенная температура поверхности технологического оборудования, молока, пара и воды, недостаточность естественного и искусственного освещения, повышенное напряжение технологического оборудования, скользкость пола.(т.2, л.д. 155)
Улучшения состояния здоровья не было.
В 2003 году инвалидность была установлена в связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями (т.2, л.д.328, абз.11).
В акте освидетельствования от 25.02.2008 г. есть запись о наличии нарушения функций эндокринной системы помимо сердечно-сосудистых заболеваний.(т.2, л.д.328, абз.10). и результат такого ухудшения состояния здоровья - неоперабельность по некоторому заболеванию.
Судом первой инстанции было отказано мне в ходатайстве о предоставлении времени для предъявления в суд медицинских документов для подтверждения причинно-следственной связи ухудшения состояния здоровья и других заболеваний с невыполнением ответчиком мероприятий профессиональной реабилитации инвалида (п.6 замечаний к протоколу судебного заседания от 09 декабря 2010 года).
В марте 2010 года на вопрос начальнику службы управления персоналом:

Почему не предоставили работу в соответствии с ИПР? получила ответ:

А где мы найдём хорошего мастера? 22 октября 1999 года стала победителем конкурса Лучший мастер-маслодел, награждена дипломом За профессионализм и высокое качество выпускаемой продукции во Всероссийском научно-исследовательском институте маслоделия и сыроделия г.
Углич. (п.4 замечаний к протоколу судебного заседания от 09 декабря 2010 года).
Из этого следует, что никто мне и не планировал предоставлять работу в соответствии с ИПР инвалида.
Моральный вред за ухудшение состояния здоровья в связи с отказом ответчика исполнять Федеральный закон О социальной защите инвалидов от 24.11.1995 года №181-ФЗ оцениваю в 300000 рублей.
2).
С 2003 года ответчик пользовался льготами при уплате ЕСН в бюджет государства в соответствии с НК РФ. Сэкономил на мне более100 тыс. рублей.
Филиалу Молочный Комбинат ЛИПЕЦКИЙ было выгодно, чтобы я оставалась инвалидом, именно поэтому не было содействия в трудоустройстве согласно ИПР в соответствии со ст. 224 ТК РФ. Моральный вред по 2-ому пункту оцениваю в 200000 рублей.
3).
В коллективном договоре филиала Молочный Комбинат ЛИПЕЦКИЙ в приложении №1 Список профессий и должностей работников, подлежащих периодическому(в течение трудовой деятельности) медицинскому осмотру в связи с вредными условиями труда) предусмотрена периодичность осмотра 1раз в 2 года в лечебном учреждении, в центре проф.патологии 1 раз в 5 лет.(т.1, л.д.126).
В 2009 году впервые за 27 лет работы на предприятии получила направление на профессиональный осмотр, о чём свидетельствуют записи в проф. карте.
В проф. карте имеется запись:

В совокупности заболеваний она нуждается в постоянном переводе на другую работу ( т.2, л.д.266, абз.12).
В ответе главного врача МУЗ поликлиники №4 г.
Липецка №925 от 30.11.2009г. зафиксирована запись:

На основании совокупности заболеваний нуждается в переводе на другую работу, не связанную с проф. вредностью сроком на 3 месяца с последующим направлением на МСЭ для разработки программы реабилитации и рационального трудоустройства (т.2, л.д.155).
На заявленное мною ходатайство об обозрении проф. карты для подтверждения, что карта другая, так как в ней нет результатов ЭКГ, разные заключения и остатки бумаги на первой странице, получила отказ.( т.2, л.д.267, обор.стор., абз.4).
Таким образом, была проявлена забота о работнике, об инвалиде.
Налицо дискриминация меня как человека, инвалида, нарушение Конвенции о правах инвалидов и ст.212 ТК РФ. Отсутствие направления на проф. осмотр явилось причиной ухудшения моего состояния здоровья, так как продолжала работать во вредных условиях труда.
Моральный вред по 3-ему пункту оцениваю в 200000 рублей.
4).
В заключительном акте по результатам периодического осмотра работников предприятия от 23.11.2009 г. в списках работников, нуждающихся в диет.питании и санаторно-курортном лечении филиала Молочный Комбинат ЛИПЕЦКИЙ нет моей фамилии.
Руководство, прежде всего должно было проявить заботу о своём работнике и исправить ошибку.
О наличии этого акта и списков узнала 03 октября 2010 года из искового заявления ФСС О признании акта по форме Н-1 недействительным (т.2, л.д.257-260).
Помощником прокурора было заявлено ходатайство об истребовании из МУЗ городская поликлиника №4 г.
Липецка и Управления Роспотребнадзора по Липецкой области заверенные надлежащим образом заключительные акты от 23.11.2009 г., поскольку в представленном акте имеется описка.
Так, в графе 2.8.2 на санаторно-курортное лечение указано 20 человек, однако видна единица, то есть 21 человек, которая исправлена на 0 (т.2, л.д.268).
При сравнении представленных копий из ФСС, Роспотребнадзора и МУЗ поликлиники №4 обнаружила, что лист со строкой 2.8.2. имеет отличие во всех трёх актах. (п.5 замечаний к протоколу судебного заседания от 09 декабря 2010 года).
Этот факт говорит о недостоверности представленных документов.
Налицо дискриминация меня, как человека, как инвалида.
Этот факт свидетельствует о нарушении Конвенции о правах инвалидов.
Моральный вред по 4-ому пункту оцениваю в 200000 рублей.
5).
С 2003 года являюсь инвалидом 3-ей группы.
Ежегодно представляла справки об инвалидности в бухгалтерию филиала Молочный Комбинат ЛИПЕЦКИЙ ОАО Компания ЮНИМИЛК и в службу управления персоналом.
Руководство комбината не только не предоставило мне работу в соответствии с ИПР инвалида, но заставляло выполнять служебные обязанности сверх нормы отработанного времени без моего письменного согласия. Отказаться не имела права, так как согласно должностной инструкции являюсь материально ответственным лицом.
В п.2.8.зафиксировано Обеспечение сохранности и рациональное использование материальных ценностей
Согласно коллективного договора в п.4 Оплата труда и социальные гарантии записано, что работодатель осуществляет доставку работников за счёт работодателя к месту работы и обратно(с22.00 до 6.00)(т.1, л.д 120).
Рабочая смена заканчивалась в 20.00 часов.
Подтверждением привлечения к сверхурочным работам служат путевые листы дежурной машины М088-АУ:
№ 1013 от 30-31 октября 2009 г.(л.д. 322, т.2);
№1032 от 31.10- 1.11.09 г. (л.д. 321);
№452 от 15-16 ноября 2009 г. (л.д. 320)
В данных путевых листах есть моя роспись и других работников участка производства масла.
Неоднократно ставила в известность руководство, что люди работают на износ, но никаких действий не было предпринято ни в отношении меня, ни в отношении других работников.
Именно 15 ноября 2009 года пользовалась услугами дежурной машины М088-АУ, домой приехала в 1 час ночи 16 ноября 2009 года.
В 8 часов утра 16.11.2009 года приступила к своим служебным обязанностям.
Времени для восстановления сил не было.
Именно бездействие руководства привело меня к несчастному случаю на производстве 16.11.2009 года, в результате чего испытала нравственные и физические страдания (боль).
Ответчик обратил внимание суда на то, что 22.03.2010 г. я обращалась в Октябрьский районный суд с иском о взыскании оплаты за сверхурочную работу и 05.05.2010 г от требований отказалась. ( т.2, л.д.326 обор., абз.3).
Ответчик в ходе судебного заседания 09 декабря 2011 года не возражал против по компенсации морального вреда за бездействие работодателя, который не среагировал на просьбы о предоставлении подмены. (т.2, л.д.307).
Пропуска срока давности не было, так как с 04.06.2010 г. по 02.07.2010 г. проходила курс лечения в больнице. Следовательно, ответчик согласился с моими требованиями. Моральный вред по 5-ому пункту оцениваю в 300000 рублей
6).01.06.2010 г. был издан приказ №216-ЛС об отстранении меня от работы (т.1, л.д.12).
По этому поводу было написано заявление, зарегистрированное за № 41 от 02.06.2010 г.(т.1, л.д.18).
Ответчик скрыл наличие вакантных мест на предприятии, о чём свидетельствует приложение к приказу №112-пр О проведении обследования условий труда рабочих мест (т.1, л.д.167). На 01.06.2010 г. были свободны должности одна единица контролёра 5 разряда и 4 единицы контролёра пищевой продукции 4 разряда.(т.2, л.д. 268). Направление на медкомиссию не получила.
Кроме этого, с 01.06.2010 г. специалист по трудовым отношениям С.Т.Рыштейн была в очередном отпуске, что подтверждается личной карточкой сотрудника.
Испытательный срок в целях проверки соответствия работника поручаемой работы зафиксирован в правилах внутреннего трудового распорядка от 15.04.2005 г.(т.2, л.д.220) и предусмотрен ст.70 ТК РФ. Из-за неправомерных действий ответчика с 01.06.2010г. по 03.06.2010 г. (в это время ждала предложений по работе около службы управления персоналом, в коридоре) у меня ухудшилось состояние здоровья.
Итог - больничный лист с 04.06.2010 г. по 02.07.2010г. (т.1, л.д.24).
Ответчик нарушил не только ст.73 ТК РФ, но и ст.24 ФЗ О социальной защите инвалидов, не сделав запрос в МСЭ по вопросу трудоустройства.
Моральный вред по 6-ому пункту оцениваю в 100000 рублей.
7).05.07.2010 года мне не была предложена стажировка в службе управления персоналом.
Место менеджера по управлению персоналом освобождалось на время декретного отпуска О.П.Лукиной 15.07.2010года (т.2, л.д.47). Неоднократно обращалась к руководству комбината с просьбой предоставить мне работу и стажировку в службе управления персоналом (т.1, л.д.16,17,23).
Эта работа мне не противопоказана по ИПР ( т.1, л.д.10-11).
На все мои заявления получила отказ. (т.1, л.д.20,21).
Главным аргументом является то, что у меня нет высшего профессионального образования.
Но, согласно личных карточек сотрудников службы управления персоналом, С.Т. Рыштейн закончила Норильский индустриальный институт по специальности Металлургические машины и оборудование ( т.2, л.д.40); Т.И. Горемыкина закончила Россошанский техникум мясной и молочной промышленности по специальности Планирование на предприятиях пищевой промышленности (т.2, л.д.48);

О.П. Лукина- Ленинградский Государственный областной университет по специальности Психология(т.2, л.д.44).
Руководству комбината было известно о моём обучении в ООО Интеллект-Образование в феврале-марте 2010 года, повторно напомнила об этом в заявлении с подробным содержанием курсов обучения (т.2, л.д.54-56).
И в очередной раз получила отказ (т.1, л.д.22) Свидетельства об обучении имеются в деле (т.1, л.д.14,15).
Данное обучение не противоречит ст.196 и 197 ТК РФ. Здесь проявилась дискриминация меня, как инвалида.
Нарушение Международной Конвенции о правах инвалидов.
Моральный вред по 7-ому пункту оцениваю в 200000 рублей.
В определении Верховного Суда РФ судья не отразил отклонение судом первой инстанции слов Президента России Д.А.Медведева о том, что отношение к инвалидам является показателем зрелости общества, и Патриарха Всея Руси Кирилла: Ещё неясно, кто кому нужнее: мы инвалидам или инвалиды нам.
Потому что явления человеческого страдания помогают оторваться от повседневной суеты, соотнести наши мелкотравчаские страсти с подлинными страданиями, увидеть, что значимо, а что мимолётно и не имеет никакой цены определением от 22 декабря 2010 года, а в определении Судебной коллегии по гражданским делам и в определении судьи Липецкого областного суда об этом нет ни слова.

Согласно ст.2 Конституции Человек, его права и свободы являются высшей ценностью.... . Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.
VI. По отношению ко мне были нарушены следующие статьи Конституции РФ:
ст.19, 1. Все равны перед законом и судом.
2. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности
ст.37 3. Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.
5. Каждый имеет право на отдых.
Работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск
ст.46 1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
В определении судьёй Верховного Суда РФ отражено, что доводы надзорной жалобы не могут быть признаны основанием для отмены или изменения в порядке надзора судебных постановлений, принятых по данному делу, поскольку существенных нарушений наром материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, не допущено.
Оснований для пересмотра в порядке надзора законных судебных постановлений не имеется (л.2, абз.8, 9 определения).
По мнению судьи Верховного Суда РФ нарушение Конституции РФ – основного закона России не является существенным нарушением материального права.

Таким образом,
судья Верховного Суда РФ считает,
а) что неприменение судами ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; ст. 27 Международной Конвенции о правах инвалидов от 13 декабря 2006 года; ст.19,37,46 Конституции Российской Федерации; п.9 Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года №2 О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации; ст.391 ТК РФ, ст.3,21,70, 73,196,197,212,224,234,237 ТК РФ; ст.9,11,21,24(в ред.
Федерального закона от 24.11.1995г. №181-ФЗ О социальной защите инвалидов), ст.208 ГК РФ не является существенным нарушением норм материального права,
б). нарушение судьёй Липецкого областного суда ст.379.1.ГПК РФ не является существенным нарушением норм процессуального права по мнению судьи Верховного Суда РФ.
в).
Судья Г.А. Гуляев Верховного Суда РФ нарушил. ч. 1 ст.388 ГПК РФ, что является существенным нарушением норм процессуального права,
г). судья Г.А. Гуляев Верховного Суда РФ нарушил ст.13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, что является существенным нарушением норм материального права.

Почтовый штемпель простой бандероли с определением судьи Верховного Суда РФ датирован почтовым отделением 30.08.11 г., но доставка была только 09.09.11 г.

На основании вышеизложенного, и руководствуясь ст. 381 ГПК РФ,

ПРОШУ

Отменить определение судьи Г.А. Гуляева Верховного Суда РФ и передать надзорную жалобу с делом для рассмотрения Судебной Коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Приложение:

Надзорная жалоба с её копией. ____сентября 2011 г. /И.Е. Терентьева/
HYPER13 PAGE HYPER15 1