• Название:

    Л. Стеффенс. Разгребатель грязи (1949)


  • Размер: 4.8 Мб
  • Формат: DJVU
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Краткий отрывок из начала книги (машинное распознавание)
LtiU: !
I.iY'S®
и*л
Издательство
иностранной
литературы
*
ЛИНКОЛЬН СТЕФФЕНС
Разгребатель

грязи
Сокращенный

перевод с английского

И. КАШКИНА
Под редакцией и с предисловием

М. ЧЕЧАНОВСКОГО
1949

ИЗДАТЕЛЬСТВО

ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
М о с к в а
ПРЕДИСЛОВИЕ
Линкольн Стеффене — передовой американский писатель

и журналист, один из тех наших друзей, кто понял истори¬

ческую роль Советского Союза в самые тяжелые годы бло¬

кады и интервенции. Когда в США в двадцатых годах на¬

чалась гнусная кампания лжи и клеветы против «русского

эксперимента», против Великой Октябрьской социалистиче¬

ской революции, Линкольн Стеффене вместе с Джоном Ри¬

дом, раньше других прогрессивных писателей Америки, ра¬

зоблачили империалистские цели этой кампании. Линкольн

Стеффене искренне любил нашу страну, писал о Ленине,

о нашей партии, о социалистической культуре как верный

друг, который в советской стране увидел уже на закате

своих дней начало нового мира, «утреннюю зарю челове¬

чества».
В 1919 году банкир Бернард Барух, ныне незадачливый

автор плана «американской монополии» на атомную энер¬

гию, а тогда председатель военнопромышленного комитета,

ироническим тоном спросил Стеффенса, вернувшегося из

Москвы: «Говорят, вы были в Советской России?» — «Я

совершил поездку в будущее, и оно прокладывает себе

путь», — горячо ответил Стеффене.
Октябрьская социалистическая революция и встречи с

Лениным помогли Стеффенсу увидеть и раскритиковать

ограниченность, половинчатость, трусость буржуазного ли¬

берализма, совершили в нем настоящий переворот, о серьез¬

ности которого можно судить не только по книгам, но и по

письмам Стеффенса, собранным в 1939 году, уже после его

смерти. Это — правдивый и глубоко человеческий документ

перестройки самых основ общественно-политического со¬

знания писателя. Со всей откровенностью пишет он в те

годы отцу и друзьям о «трудном процессе очищения созна¬

ния от ложных теорий и предрассудков либерализма, не

имеющих под собой никаких научных оснований»*
5
Линкольн Стеффене, выступавший не один десяток лет

с буржуазно-либеральной программой муниципальных ре¬

форм и очистки «империалистских конюшен» США, в

1919—1920 годах открыто присоединяется к большевист¬

скому лозунгу: «Мир без аннексий и контрибуций».
Линкольн Стеффене, который всю свою долгую жизнь

безрезультатно «охотился по грязным следам американской

политической коррупции», говорит в 1920 г. о Ленине как

о «наиболее стойком кормчем веков, который проведет свой

корабль среди скал и рифов... Ленин — воплощение после¬

довательного действия, которое проводится на основе чет¬

кого плана».
Стеффене доказывает, что «русские добиваются все¬

общего демократического мира народов и в интересах этих

народов», что «интервенция в России — дело несправедли¬

вое и безнадежное», что «Америке еще надо бороться за

подлинную демократию».
В России он увидел «целый мир людей, которые не на¬

ходят удовлетворения в унылой и однообразной жизни, ка¬

кой мы все еще живем, которые освободились от примитив¬

ной борьбы за кусок хлеба и в состоянии направить свои

усилия на создание искусства, философии и науки». В совет¬

ской культуре он видел осуществление мечты всех народов

о мире и благосостоянии.
С каждым годом моральная сила влияния большевизма

на Стеффенса возрастала и углублялась. «То, что я видел

в России в 1917 году, — предзнаменование боев, которые

уже намечаются в США, в Мексике и еще кое-где», — пи¬

шет он в своей корреспонденции в первые годы существо¬

вания Советской Республики.
Линкольн Стеффене — журналист особого рода, если

вспомнить, что в американской прессе широко распростра¬

нен тип «недумающих газетчиков», которым ничего не стоит

выполнить любой заказ редакционного босса. Он не при¬

надлежал к армии обезличенных писак, прославляющих

умение делать побольше денег и рабски измышляющих дез¬

информацию и прямую клевету по указке хозяина фабрики

реакционной пропаганды. О таких фальсификаторах обще¬

ственного мнения Стеффене говорил с презрением, что они

«оглушают публику сенсациями, но не истиной, и умнее

своих читателей не более чем на один выпуск газеты».
6
В первые годы нашего столетия Линкольн Стеффене,

еще молодой провинциал из Калифорнии, готовивший себя

к философской карьере, объездил в качестве репортера

шестнадцать крупных городов, начиная с Нью-Йорка и Чи¬

каго, и одиннадцать штатов в различных концах Америки.
С его умением слушать людей и талантом собеседника,

он проникал туда, куда сунуть свой нос удавалось не вся¬

кому репортеру. Он спускался в недра городских муници¬

палитетов, банковских контор, страховых обществ, железно¬

дорожных и угольных компаний; входил в доверие полицей¬

ских инспекторов, жуликов и адвокатских «крючков»;

наблюдал в действии центр закулисного сыска и распреде¬

ления наживы — штаб босса, всесильное средоточие по¬

литической власти в американских городах.
Впервые так близко увидел Стеффене целую галлерею са¬

модержцев финансового и промышленного мира, биржевых

воротил и магнатов Уолл-стрита, равно прожженных поли¬

тиканов обеих буржуазных партий, циничных шулеров и ма¬

стеров грязных интриг.
Перед Стеффенсом, простодушно верившим тогда в пош¬

лый либеральный миф школьных учебников о счастливой,

лишенной противоречий американской демократии, откры¬

лась страшная, насквозь лживая и грязная действитель¬

ность, где процветают в маске государственных деятелей

проходимцы, взяточники, расхитители народного труда.
Стеффене собрал и изучил огромное число фактов кор¬

рупции, опутавшей всю политическую «машину» Соединен¬

ных Штатов сверху донизу. В каждом городе и в каждом

штате, которые он брал под пристальное наблюдение, с

устрашающим однообразием повторялась одна и та же кар¬

тина: продажность муниципального аппарата получала не¬

иссякаемое питание из генерального источника — бизнеса

монополистов.
Начиная примерно с 60-х годов подкуп и вымогательства

в США возрастают в размерах и бесцеремонности, распро¬

страняясь подобно чуме, превращая целые штаты в арену

чудовищных похождений авантюристов разнообразных ма¬

рок.
Эта свистопляска безоглядного, почти маниакального

обогащения и хищничества банды политических дельцов,

мошенников, казнокрадов была предметом официальных и

неофициальных расследований, однако коррупция в стране
7
от десятилетия к десятилетию лишь разрасталась. Очень

характерна демагогическая откровенность, с какой одна из

комиссий конгресса в начале девятисотых годов повество¬

вала о загнивании «ведущего» нью-йоркского муниципали¬

тета: «Мы видим ту же бесконтрольную власть, назначаю¬

щую чиновников, увольняющую чиновников, контролирую¬

щую комиссии, инструктирующую членов законодательного

собрания и муниципального собрания, мы видим невежество

и наглость на высоких постах, мы видим исполинскую и все

растущую толпу чиновников со все увеличивающимися ок¬

ладами, мы видим административную власть, проституиро¬

ванную, обращенную на покровительство преступлениям,

на деморализацию полиции, на развращение общества, на

использование административных функций в качестве ору¬

дия частного обогащения. Чудовищным ростом бюджета го¬

рода Нью-Йорка, бессилием и развалом учреждений, при¬

званных обслуживать население, деморализацией ряда

отраслей управления мы целиком обязаны этому отказу

служителей народа от власти в пользу учреждения, глава

которого, самодержавный деспот, сам свидетельствует, что

он всегда работал лишь для своего собственного кармана».
В 1904 году Стеффене опубликовал книгу «Позор горо¬

дов», итог его раздумий над пошлостью и бессердечием «аме¬

риканского образа жизни». Это был голос мелкобуржуаз¬

ного гуманиста, подавленного окружающей его мерзостью и

обманутого в лучших своих надеждах буржуазной действи¬

тельностью, где с невероятным цинизмом командуют короли

угля и железа, стали и электричества, хлопка и шелка, хлеба

и мяса, сахара и табака. Все эти магнаты промышленности

вдохновляют разбойничью предприимчивость своих боссов

и политиканов и гарантируют их безнаказанность. Причем

действительным хозяевам безразлично, заключать ли

сделки с республиканцами или с демократами: «Обе партии

одинаковы, как две горошины из одного стручка».
В «Позоре городов» довольно резко прозвучали горечь,

тревога за будущее Америки, обличительный гнев публици¬

ста, требовавшего выгребания накопившейся грязи. Вместе

с тем это была книга, в которой еще сказалось политически

ограниченное, мелкобуржуазное сознание Стеффенса.

Правда, у автора поблекли некоторые иллюзии насчет

реальности демократических свобод и «безграничных воз¬

можностей» в заатлантической республике, но вместе с дру-
8
гимн буржуазными либералами он разделял тогда иллюзии

«исключительности» Соединенных Штатов среди капитали¬

стических стран и верил еще в то, что «честные» американцы

сумеют восстановить скомпрометированную американскую

демократию, что американский капитализм найдет в себе

моральные силы разрядить создавшееся положение.
Антиимпериалистическая критика Стеффенса, примк¬

нувшего к движению так называемых разгребателей грязи,

велась с реформистских позиций и была густо окрашена в

либеральные тона.
Фактически программа действий разгребателей грязи

(девяностые — девятисотые годы), далеких от рабочего клас¬

са, при всей горячности их протеста против усиливающегося

закабаления трудящихся,, против разорения фермеров мо¬

нополистическим капиталом, заключалась в либерально¬

утопических призывах к «совести» бизнесменов — испра¬

вить «существующий порядок вещей». Ра'згребателям грязи

казалось, что стоит подобрать честных людей на место бес¬

честных администраторов — и удастся остановить процесс

загнивания государственной машины американского капи¬

тализма.
И Стеффене, один из лучших представителей американ¬

ской литературы социального протеста, некоторое время ве¬

рил в возможности облагороженного, очищенного от «на¬

кипи», управляемого «разумными руками» капитализма. Со

слепым упорством он стремился пробудить гражданскую

совесть и чувство .патриотизма в алчных дельцах, в «силь¬

ных людях» бизнеса, уповая на то, что они способны к ка¬

кому-то нравственному возрождению. «То были наивные

времена, и мы все были наивные люди», — осмеивал себя

Стеффене впоследствии, когда многие иллюзии буржуазного

либерализма были уже подорваны в его сознании.
Сама практика бесцеремонной коррупции и наглого бос-

сизма заставляла его постепенно отказываться от мелко¬

буржуазного донкихотства. Когда чикагский адвокат Дарроу

узнал, что Стеффене приехал с разоблачительными целями,

он «посмотрел мне в лицо и воскликнул: — Ах, я знаю! Вы

тот человек, который верит в честность. — Он хохотал дол¬

го, доупаду, до слез. Он взял мою руку и пожал ее, не пере¬

ставая хохотать... Он н