• Название:

    Татаркевич Вл. История философии. Античная и средневековая философия. 2000. djvu

  • Размер: 11.9 Мб
  • Формат: DJVU
Краткий отрывок из начала книги (машинное распознавание)
ВЛАДИСЛАВ ТАТАРКЕВИЧ ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ АНТИЧНАЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯъ00(30000]ИСТОРИЯ IФИЛОСОФИИсредневековая
философиянт з. •» v\(’*WLADYSLAW TATARKIEWICZHISTORIA FILOZOFIIFILOZOFIA STAROZYTNA I SREDNIOWIECZNAWARSZAWA 1975
PANSTWOWE WYDAWNICTWO NAUKOWEВЛАДИСЛАВ ТАТАРКЕВИЧИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИАнтичная и средневековая философияИздательство Пермского университета
2000ББК 87.3 я7
Т 23
УДК 1(91) (07)Издание осуществлено при финансовой поддержке Польского Литератур¬
ного Фонда ©POLAND из средств Министерства культуры и национального
наследия Республики Польша.Перевод с польского В. Н. КвасковаТатаркевич Вл.Т23 История философии: Пер. с польск./Пер. В. Н. Квас-
ков.— Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 2000.— Античная и
средневековая философия.— 482 с.ISBN 5-8241-0229-5«История философии» Вл. Татаркевича (1886—1980), академика ПАН,
известного польского историка философии, специалиста по этике и эстети¬
ке, выдержала в своей стране более десяти изданий и является популярным
учебником по истории европейской философской мысли. Книга отличается
энциклопедичностью, ясностью и простотой языка, содержит оригиналь¬
ную концепцию развития историко-философского знания. Она переведена
на многие европейские языки, издана в США и Китае. На русском языке
публикуется впервые.Рекомендуется преподавателям и студентам высших и средних специ¬
альных учебных заведений, изучающим философию, а также всем тем, кто
интересуется ее историей.Copyriht © by Paristwowe Wydawnictwo
Naukowe, Warszawa 1975
Published by arrangement with
Polish Scientific Publishers PWN© ИздательствоISBN 5-8241-0229-5	Пермского университета, 2000Die Hauptideen, die in manchen Schriften herrschen, sind oft so
schwer herauszubringen, dass sie der Verfasser selbst oft nicht
herausfinden und einAnderer ihm manchmal besser sagen kann,
was die Hauptidee war.I.	Kant, Welt-und Menschenerkenntnis, ed. Starke, 1831.Puisqu ’on ne peut etre universel en sachant tout ce qui se peut
savoir sur tout, il faut savoir peu de tout. Car il est bien plus beau
de savoir quelque chose de tout que de savoir tout d’une chose;
cette universalite est la plus belle.Qu ’on ne dise pas que je n ’airiendit de nouveau: la disposition
des matieres est nouvelle; quand on joue a la раите, с’est une
тёте balle dont joue I’un et I’autre, mais I’un la place mieux.B. Pascal, Pensees, no 42 et 65, ed. Chevalier, 1954.Tota methodus consistit in ordine et dispositione eorum ad quae
mentis acies est convertenda, ut aliquam veritatem inveniamus.R. Descartes, Requlae ad directionem ingenii: Requla V,
ed. Adam et Tannery; Oeuvres de Descartes, vol. X., 1908.ОБ АВТОРЕ И ЕГО КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ
ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯКнига, представляемая на суд читателя, интересующегося
историей европейской философской мысли, явилась резуль¬
татом многолетних трудов известного польского философа
Владислава Татаркевича (1886—1980). Он получил образова¬
ние в Варшаве, Цюрихе, Берлине, Париже и Марбурге.
В 1915 г. начал преподавательскую деятельность в Варшав¬
ском университете, впоследствии работал в Вильно, Позна¬
ни, Кракове, а затем опять в Варшаве. Более шестидесяти
лет он вел преподавательскую работу и воспитал не одно по¬
коление польских философов. Читал лекции во многих уни¬
верситетах Польши, Европы и Америки, был избран почет¬
ным доктором многих европейских и американских универ¬
ситетов.Его философские интересы были очень разнообразны¬
ми. До 1925 г. он занимался в основном этикой и эстетикой,
в 1925—1930 гг. — историей философии, в 30—40-е гг.
его исследования снова посвящены этическим проблемам,
в 40—50-е гг. возвращается к проблемам истории филосо¬
фии, а начиная с 1950 г.— к эстетике, теории и практике
искусства.Энциклопедичность знаний, способность к тонкому ана¬
лизу, независимость суждений и толерантность по отноше¬
нию к взглядам других мыслителей — все это определяет фи¬
лософскую позицию Татаркевича, нашло отражение в его
творчестве. Многолетняя преподавательская деятельность
также наложила свой отпечаток на его работы. Они отлича¬
ются ясностью изложения, методической простотой, логич¬
ностью.Татаркевич — автор более 300 работ, среди которых выде¬
ляются своей фундаментальностью трехтомные «История фи¬
лософии» и «История эстетики». Российский читатель зна¬
ком с некоторыми работами польского философа (Античная
эстетика. М.: Искусство, 1977; О счастье и совершенстве че¬
ловека. М.: Прогресс, 1981).Предлагаемая читателю «История философии» писалась
в течение длительного времени. Книга постоянно дорабаты¬
валась и многократно переиздавалась в Польше. Она выдер¬
жала более десяти изданий в своей стране и стала наиболее
авторитетным учебником истории философии, на котором
выросло не одно поколение студентов. Это своеобразное, по¬
добное средневековым «Суммам» произведение содержит не
только сведения по истории философии, но и по истории
логики, психологии, этики и другим философским дисцип¬
линам, представляет собой весьма подробное изложение взгля¬
дов европейских мыслителей со времен античности до пос¬
ледней четверти XX в. Причем Татаркевич вполне отдавал
себе отчет в том, что книга ни в коей мере не исчерпывает
всего зйания по истории философии, поскольку история
философии более богата, чем наша способность к ее пости¬
жению.К особенностям данной работы необходимо отнести стрем¬
ление автора рассмотреть историю философской мысли как
историю людей, которые ищут ответы на сущностные вопро¬
сы своего времени. Владислав Татаркевич пытался посмот¬
реть на историю философии через личность философа, и это
придает книге особую привлекательность. Она написана чрез¬
вычайно ясным и прозрачным языком, что делает ее понят¬
ной для читателя, полезной для изучения курса философии в
высшей школе.Как историк философии, Татаркевич стремился к деталь¬
ной классификации исходных позиций философов. Историю
философского знания он рассматривает на широком куль¬
турном фоне тех эпох, которые он описывает. В беседах со
своими многочисленными учениками он часто говорил о том,
что является только собирателем, коллекционером мысли.
Эта скромность автора очень заметна и в книге. В предлага¬
емом читателю труде автор как бы отсутствует, его отноше¬
ние к излагаемым философским проблемам не проявляется.
Такая позиция дала ему возможность проследить развитие
философских идей вне политических оценок самих филосо¬
фов, их классовой принадлежности. Эта как бы незаинтере¬
сованная авторская позиция позволила Владиславу Татарке-
вичу объективно представить реальное место, которое зани¬
мает та или иная философская система, тот или иной фи¬
лософ в истории философии и мировой культуры. Главная
задача, которую пытался решить и, как нам кажется, блестя¬
ще решил автор,— показать, как функционируют философс¬
кие идеи В системе человеческой культуры, как меняется со¬
держание философских понятий в ходе истории в зависимо¬7сти от той ситуации в науке, технике, гуманитарном знании,
которая сложилась в ту или иную эпоху.Владислав Татаркевич отстаивал точку зрения, согласно
которой связи между философскими (в более широком смыс¬
ле — интеллектуальными) составляющими и другими эле¬
ментами человеческой культуры не подчиняются никаким
общим закономерностям, но он на множестве примеров про¬
демонстрировал, что изменения в способе мышления, в ме¬
тоде философствования, как правило, предваряют измене¬
ния в жизни общества.Как нам известно, в развитии философского знания мож¬
но выделить целый ряд эпох. Владислав Татаркевич всегда*
стремился выявить то, что эти различные эпохи объединяло,
чтб обусловливало в конечном счете целостность и непре¬
рывность философского знания о мире и человеке.В каждой эпохе автор выделял три этапа: критика пози¬
ций предшественников, систем (собственных взглядов), школ.
Он считал, что в каждой эпохе есть повторяющиеся особен¬
ности. Прежде всего он к ним относил два типа философ¬
ствования: один — стремящийся создать всеохватывающие
философские системы, включающие в себя всю совокупность
человеческого знания; второй — основывался на достаточно
осторожной теоретико-познавательной критике, искал ошиб¬
ки у своих предшественников и пытался освободить их взгля¬
ды от имеющихся заблуждений.Владислав Татаркевич в «Истории философии» проде¬
монстрировал, что европейская, а также и мировая фило¬
софия представляют собой определенную целостность с мо¬
мента своего возникновения и до наших дней. Он считал,
что, кроме некоторых исторических переломов, философс¬
кая традиция никогда не прерывалась: средневековая фило¬
софия достаточно широко использовала идеи античности, а
философия Нового времени — идеи средневековья. Владис¬
лав Татаркевич, описывая средневековую философию, убе¬
дительно показал, что наше представление о том, что сред¬
невековье представляло собой полное засилье религиозных
взглядов, не вполне соответствует действительности. Цер¬
ковь подвергала преследованиям только тех, кто покушался
на библейские истины. Если этого не происходило, то наука
развивалась достаточно спокойно. В книге широко пред¬
ставлены идеи средневековья, наиболее значительные из
которых оказали серьезное влияние на развитие философии
как Нового времени, так и философии XIX и XX вв. Более
чем 25-вековое развитие философии дает различные осно¬
вания для деления ее на эпохи. Очень важным в связи с8этим явился факт появления христианской философии,
поскольку христианство вводило новое отношение к миру
и жизни. История европейской философии распадается на
две крупные эры: античную и христианскую. Однако деле¬
ние такого рода имеет свои слабые стороны, поскольку
переход от одной эры к другой произошел не сразу, и в
течение примерно четырех с половиной столетий античная
и христианская философии сосуществовали. Античные взгля¬
ды, в частности, Платона и неоплатоников, оказали силь¬
ное влияние на развитие христианской философии, по¬
скольку они хорошо укладывались в рамки христианской
религиозной концепции.От этих трудностей свободно другое, традиционное, деле¬
ние европейской философии — на античную, средневековую
и философию Нового времени.Необходимо иметь в виду, что это деление носит весьма
условный характер, поскольку оно не вполне соответствует
тем крупным изменениям, которые произошли в философии.
Новые философские идеи, которые преобладали в средние
века, возникли еще в античности, а многие идеи Нового вре¬
мени — еще в период зрелого средневековья.В соответствии с этой сложившейся традицией историю
европейской философии можно разделить на три крупные
эпохи: античную философию, возникшую в VI в. до н. э. и
завершившуюся в VI в. н. э.; средневековую философию,
развивавшуюся с VII по XIV в.; и философию Нового вре¬
мени, начало которой выпадает на XV в.Эти эпохи можно делить и дальше на подпериоды, но
проведение параллелей с развитием других разделов культу¬
ры достаточно сложно и его трудно придерживаться. Осно¬
вания для дальнейшего членения должно предоставить раз¬
витие самой философии. Эти периоды необходимо опреде¬
лять в соответствии с преобладающим «типом философии».
Явно существуют различные типы философствования, и это
вполне естественное явление в науке, которая возникла из
различных источников и служила различным человеческим
потребностям и интересам.Когда-то Аристотель говорил, что философия возникает
из удивления, и это является вполне удовлетворитель¬
ным ответом, но он касается только одного типа философии.