• Название:

    Пустарнаков Владимир Павлович

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: DOCX
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Что делать, если документ не загружается?

Если вы не можете скачать документ, установите VPN
Скачать сейчас!


Пустарнаков Владимир Павлович

В училище в 1943 году служил командиром курсантского взвода нашей пулемётной роты лейтенант Пустарнаков В.П., сам выпускник нашего училища. Я его, вероятно, знал, но не помню. Несомненно, мы встречались. И мысленно представляю, как я, курсант, «вытягивался в струнку» перед ним, «козырял», а если было нужно пройти мимо него, то спрашивал на это разрешение. А ежели проходил в виду его, то проходил строевым шагом, прижав руки «по швам» и повернув в его сторону голову, приподняв подбородок. Таковы были требования Строевого устава.

Пишу о нём с благоговением и сожалею, что в училище командиром взвода служил он всего лишь три месяца.

Вот его послужной список.

23.02.1942 года. Курсант Гурьевского военно-пехотного училища.

22.02.1943 года. Лейтенант (с 01.02.1043 г. Так в приказе.) Командир взвода Гурьевского военно-пехотного училища.

06.1943 года. Гвардии лейтенант, командир пулемётного взвода 280 Гвардейского стрелкового полка 92 Гвардейской стрелковой дивизии, 37 Армии.

15.10.1943 года. Тяжело ранен. Эвакогоспиталь №3631.

25.11..1943 года. Тяжело ранен у деревни Недай-вода, Кривой Рог.

06.1944 года. Командир учебного стрелкового взвода 68 полковой школы Приволжского Военного округа.

11.1944 года. Помощник командира стрелковой роты 54 Учебного стрелкового полка 42 Учебной стрелковой дивизии Приволжского Военного округа.

08.1945 года. Слушатель Курсов усовершенствования офицерского состава Приволжского Военного округа.

26.11.1945 года. Уволен в запас 1-го разряда по демобилизации по ст. 43 п. « А». Приказ №  01673 по войскам Приволжского Военного округа.

Участник Великой Отечественной войны с 20.08.1943 года по 25.11.1943 года, 2-й Украинский фронт.

 В.П. Пустарнаков награждён Орденами Отечественной войны 1 и 2 степени и боевыми медалями.

Я пишу с благоговением о своем командире потому, что стал он известным художником, а его полотна, особенно на военную тему, смотреть нельзя без душевного волнения. Некоторые его работы воспроизведены на цветной вкладке. Глядя на них, можно составить хотя бы приближенное представление о самих картинах.

Смотрю на картину «1943 год» и вижу себя «стройненького», в башкирской избе. На картине «Лето 1945 года» вижу своих дружков Володю Тютюнника и Джона Патрина. В сентябре 1941 года Тютюнник был эвакуирован из Сумской области в их посёлок и они «работали плечо к плечу в колхозе», - так пишет Патрин. На этой картине любых деревенских парней, которые стали курсантами нашего училища, представить можно. И не суть важно, что картина относится к 1945 году. Изобразительное искусство на то и искусство, что своим языком рассказывает не только о событиях, но и о чувствах, переживаниях. Так и я переживаю снова деревенскую жизнь 1942 года, себя вижу на сенокосе с Макаром, Мерзекеевским парнем.

А картина «Прифронтовой эвакогоспиталь»? Кто из героев главы «Судьбы» этой книги хоть один раз не побывал в этом «заведении»? Да никто! Пусть не совпадает изображение госпиталя с описанием «этого чертова места» в дневнике Паши Королёва. Так на то они и «прифронтовые», где светло, а где темно.

Про монументальное полотно «Пулемётная рота» можно сказать только одно – святая правда.

Познакомиться с творчеством Владимира Павловича Пустарнакова поможет статья главного хранителя Башкирского Государственного художественного музея им. М.В. Нестерова, искусствоведа В.М. Сорокиной.

ПОСЛАНЕЦ МИРА

Огромный купол неба, озаренный золотым светом восходящего солнца. Череда белых облаков поднимается от теплой земли, они уходят высоко-высоко в прозрачно-голубую высь, как нимб, осеняя землю ореолом первозданной красоты. В долинах еще кое-где стелется туман, росные травы мягко переливаются изумрудной свежестью. Плавные линии холмов тянутся к самому горизонту. Тишина и покой царят в природе, погруженной в светлое летнее утро. Величественный покой природы не нарушают бытийные сценки — стадо пасущихся коров на лугу, группа доярок вдали. Эта картина почти что райского бытия природы и человека родилась в душе замечательного башкирского художника В. П. Пустарнакова и в 1967 году нашла гармоническое воплощение в его полотне «Пастбище». Много пейзажей написал он до нее и после, воплощая в них память тех давно пережитых дней, когда мечта о жизни, спокойной и мирной, казалась очень далекой. Этот бездонный синий купол с лебедиными перьями облаков увидел Владимир Павлович однажды, когда он опрокинулся на него, лежащего на земле, израненного, страдающего от невыносимой боли. От неба струился свет жизни и так напоминал он лазурные краски просторов над родным Приуральем, где прошла его юность.

Это был 1943-й год, год самых яростных битв Великой Отечественной войны. Пустарнакову выпала судьба служить в «матушке-пехоте». Гвардии лейтенант командовал пулеметным взводом 280 Гвардейского стрелкового полка 92 Гвардейской стрелковой дивизии.

Не раз они держали оборону на передовой от Воронежа до Кременчуга. Стойко держалась пехота, теряя бойцов, уцелевшие отходили на переформирование и вновь — в бой. Его батальон за двое суток потерял двести человек. Несколько раз форсировали Днепр под жестоким обстрелом противника. На третий раз удалось закрепиться на стратегической высоте. В районе деревни Недай-вода (Кривой Рог) Владимир Павлович получил тяжелое ранение, осколком пробило легкое. Прошел несколько госпиталей, но этот свет хранил его — он выжил и даже встал в строй. В 1945 году приписан к Ульяновской учебной дивизии, где формировались новые маршевые роты. Они готовы были выступить, но наступил май сорок пятого.

Ему всего двадцать один год. Как построить свою жизнь дальше? Мечта юных лет — стать художником. В автобиографии он писал: «В классе 6—7 я сам уже стал собирать репродукции и открытки. В школьной библиотеке оказалась удивительная книга — «История искусств» К. Вермана, по всей вероятности, подаренная школе или конфискованная из какой-нибудь помещичьей усадьбы. В это же время я сделал свои первые опыты работы с натуры. Лет в 14 был послан в Уфу на олимпиаду детского творчества, где впервые попал в художественный музей и увидел подлинные произведения»

В июне сорок первого Владимир Павлович поехал в Уфу поступать в техникум искусств, прошел собеседование и был допущен к экзаменам, но с июля началась допризывная подготовка. В феврале 1942 года его призвали в армию и определили в Гурьевское военно-пехотное училище.

После демобилизации в 1946 году ему удалось поступить на двухгодичные курсы, организованные Комитетом по делам искусств при Московской средней художественной школе, в группу бывших фронтовиков. Опытные педагоги М. В. Добросердов и А. О. Барщ старались дать ученикам даже за этот небольшой срок знания основ академической школы рисунка и живописи. Большую роль в его профессиональном формировании в те годы сыграло также знакомство с шедеврами русского, зарубежного искусства в Третьяковской галерее, музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Они стали для него не только прекрасной школой мастерства, но, как говорил Владимир Павлович, он понял ту высокую миссию и ответственность, которые лежат на художнике, несущем зрителю свои мысли и чувства.

После окончания курсов Пустарнаков вернулся в Уфу и несколько лет работал преподавателем рисования в школах. В эти годы он самостоятельно занимался рисунком и живописью. Сохранились ранние произведения художника — портреты матери (1947 г.), отца (1950 г.). Неброские по цвету, скромные по композиции и размеру, они волнуют своей человечностью, стремлением воплотить в образах дорогих ему людей их непростые человеческие судьбы. Аскетический фон и облик молодого человека в выгоревшей гимнастерке в «Автопортрете» 1949 года с еще большей силой выявляют напряженную внутреннюю жизнь художника. Жадно всматривается он в жизнь, серьезно осмысливая ее и свое призвание.

Призванием этим была живопись. Пусть не сразу его произведения нашли дорогу к зрителю, но Владимир Павлович отступать не привык. В 1953 году он впервые предложил на выставку работу «В предгорьях Урала», но она не была принята, по словам автора, по причине отсутствия «сочности и мазистости». А сегодня этот пейзаж украшает коллекцию Башкирского художественного музея имени М. В. Нестерова. Художник-реалист, он всегда с большим вниманием относился к натуре, стремился воплотить в живописи правду жизни. Такова и эта его работа. Достоверность воспроизведения типичного пейзажа Приуралья с чередой мягких холмов, сцен сельского труда, однако, не заслоняет тех проникновенно-поэтических нот, с которыми автор ведет свое повествование о красоте жизни природы и человека. Одним из главных «действующих лиц» пейзажа является небо — высокое, звонко-голубое, с белыми облаками, легко парящими над холмами. Тот свет надежды, жизни, посланный ему небесами в самую трудную минуту сорок третьего года, нашел свое отражение в поэтической памяти художника, воплотившись в этом и последующих произведениях.

Космические просторы неба В. П. Пустарнаков изображает во всех своих пейзажах. Оно расширяет композиционные и смысловые рамки его полотен, придавая им вселенское звучание. Именно такой характер носят работы «Долина Агидели» 1962 г., «Полдень» 1979 г., «Пойма» 1995 г. Их композиция построена так, будто открывается взгляд на природу с высоты птичьего полета. В картинах разворачиваются широкие просторы холмов и долин, плавно струящихся рек, внимательно нарисованы непременные сценки бытия и, конечно, огромный простор неба. Значительность мира, земной красоты утверждает художник в лучезарных, просветленных пейзажах. Гармония жизни человека и природы — основной лейтмотив этих работ, открывающих эпические картины мироздания. Владимир Павлович находит свойственную только ему мелодию чувств, воплощающих его безграничную любовь к жизни, Отечеству. Эта мелодия озвучена тщательным рисунком, гармонией плавных линий, созвучием чистых и светлых красок, нанесенных тонкой, неспешной кистью.

7 мая 2004 года в нашем уфимском художественном музее состоялось открытие выставки произведений замечательного мастера, посвященной 50-летию со дня его рождения. А через несколько дней мы принимали здесь высокого гостя — посла Аргентины в России Хуана Карлоса Санчеса Арнау. Для него имя Пустарнакова не было открытием, ибо он давно знает и любит его творчество. В его коллекции, наряду с работами других башкирских живописцев, есть работа Владимира Павловича. Но он с большим наслаждением осмотрел выставку, отмечая, что мотивы его полотен напоминают ему пейзажи Аргентины с такими же просторами земли и неба. Это чувство гостя вполне справедливо, ибо мастер выступает в своих произведениях не как документалист или бытописатель, а как посланец мира, призванный воплотить в живописи общечеловеческие поэтические представления о красоте и жизни.

А вот как вспоминает о Владимире Павловиче народный художник Башкортостана Павел Петрович Салмасов, высоко ценящий его творческую и человеческую личность. Однажды с Борисом Дмитриевичем Фузеевым они решили зайти в мастерскую Пустарнакова, поздравить его с праздником Победы, посмотреть новые работы, пообщаться. Подходя к мастерской, услышали, что он поет тихо, вполголоса, песню Окуджавы: «…И значит нам нужна одна победа, одна на всех — мы за ценой не постоим». Когда зашли, увидели, что на мольберте стоит холст, который он пишет из окна своей мастерской на тринадцатом этаже, откуда открывается широкий вид на реку Белую, безбрежные голубые дали, осененные высоким небом. Этот пейзаж теперь также находится в собрании уфимского художественного музея и называется он «Пойма». Вот так, с неизбывной памятью о войне писал мастер свои картины о мире — жизнеутверждающие, исполненные величавого покоя, светлой поэзии.

Память о войне… Она жила в сознании художника всю жизнь. Пережитое хотелось выразить в картинах. Его значительный шаг на этом пути — написанное в 1974 году монументальное полотно «Пулеметная рота». Выжженная зноем, израненная воронками степь. По пыльной дороге идут бойцы пулеметной роты, неся на плечах автоматы, станковые пулеметы. Чувствуется, что ими пройден уже долгий и опасный путь, конца которому пока не видно — он уходит за пределы картины. Равнина усеяна разбитыми фашистскими танками, орудиями, по небу летят самолеты, поддерживая наступление пехоты. Солдаты идут единым ритмом, шаг в шаг — молодые и немолодые бойцы. На них одинаковая выгоревшая форма, да и их обветренные, суровые лица похожи. Объединило людей, сделало их единым целым стремление победоносно окончить этот мучительный, долгий путь. Оно вдохнуло в них ту силу, которая необоримо движет ими. Непременной честности во всем требовал от себя В. П. Пустарнаков, потому он избегал ложных чувств и решений. Он говорил, что солдаты переднего края, среди которых он был, не говорили об испытаниях, не было и других высоких слов. Была необходимость трудной фронтовой работы, которую бойцы выполняли честно и до конца. Об этом художник рассказывает в картине предельно собранно, искренне, придавая ей высокое нравственное звучание. Ее выразительность определяет также цельность композиционного и колористического решения. Ритмические повторы, сдержанность цвета с преобладанием охристой гаммы, строгий рисунок — все во имя выявления идеи полотна. Оно было особенно дорого автору, так как в нем — его биография. Я не раз ловила себя на мысли, что, глядя на эту картину, не задумываешься — каким мазком она написана, какова ее фактура, настолько сильное эмоциональное впечатление она производит благодаря своей удивительной художественной цельности. У «Пулеметной роты» богатая творческая судьба. Она с большим успехом экспонировалась на всесоюзной, всероссийской, зональных выставках, и художественному музею им. М. В. Нестерова пришлось преодолеть определенную конкуренцию для того, чтобы она попала в его коллекцию.

Другая драматическая картина войны предстает в работе В. П. Пустарнакова «Прифронтовой эвакогоспиталь» (1985). Она также автобиографична. В ней все пронизано болью и страданием — в коридоре госпиталя вдоль стен сидят солдаты с перевязанными ранами, санитары несут на носилках тяжелораненого, а в операционной врачи спасают жизнь другого бойца. За окном госпиталя видны разрушенные городские дома, санитарная машина, доставившая сюда с поля боя новых больных. Автор акцентирует внимание зрителя на том, что все здесь происходит по-деловому, без суеты. Каждый четко выполняет свое дело, а раненые терпеливо и мужественно переносят боль. Только человек, прошедший и победивший подобные трудности, мог написать такую картину, потрясающую своей достоверностью. За ней стоит глубина обобщающей идеи автора, раскрывающего огромную нравственную силу, достоинство русского солдата.

В летопись событий Великой Отечественной войны, созданную В. П. Пустарнаковым, органично входит и картина «Весна 1945 года» (1989 г.), повествующая о радостном событии. В родной дом вернулся с фронта солдат, здесь его встречают отец и мать. Художник дает героям работы яркую характеристику. С чувством выполненного долга, высокий и бравый, стоит перед родителями солдат. Отец с гордостью смотрит на сына, который отстоял, защитил отчий дом, родную землю. Этот пожилой уже человек хранит в себе необычайную внутреннюю силу и достоинство. Мать с исстрадавшимся, измученным лицом радостно всплеснула руками, она внимательно вглядывается в лицо сына, еще не веря своим глазам. Каждый раз, глядя на работы художника, поражаешься их безыскусной простоте и искренней правдивости. Надо видеть, как досконально точно художник воспроизводит бытовую обстановку тех лет, что усиливает эмоциональную выразительность произведения.

В. П. Пустарнаков, как никто другой из башкирских живописцев, проникновенно и широко воплотил тему военного подвига, людских судеб того времени в цикле своих полотен. Каждая деталь в них, линия, мазок дышат выстраданной правдой, болью и искренностью. Структура полотен такова, что, несмотря на драматизм их содержания, они несут в себе идею необоримой стойкости русского человека, одухотворенное, жизненное начало.

Творчество В. П. Пустарнакова получило высокую оценку, он удостоен звания заслуженного художника Республики Башкортостан (1995), лауреата Республиканской премии имени Салавата Юлаева (1993). Американский Биографический институт признал его в 1998 году человеком года.

Жизнь большого художника внезапно оборвалась 19 июля 2000 года.

Он — из тех, кто ушел прямо на небо.