Обложка книги «Наживин И. Ф.   Круги времен. 2016»
  • Название:

    Наживин И. Ф. Круги времен. 2016


  • Размер: 1.29 Мб
  • Формат: DJVU
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Краткий отрывок из начала книги (машинное распознавание)
POLARIS
ПУТЕШЕСТВИЯ . ПРИКЛЮЧЕНИЯ . ФАНТАСТИКА
СXVII
Salamandra P.V.V.
Иван
Наживин
КРУГИ
ВРЕМЕН
Повесть
Salamandra P.V.V.
Наживин И. Ф.
Круги времен: Повесть. – Б.м.: Salamandra P.V.V., 2016. –
77 c. – (Polaris: Путешествия, приключения, фантастика.
Вып. CXVII).
Покорив Россию, азиатские орды вторгаются на Европу, унич-
тожая города и обращая население в рабов. Захватчикам проти-
востоят лишь горстки бессильных партизан...
Фантастическая и монархическая антиутопия «Круги времен»
видного русского беллетриста И. Ф. Наживина (1874-1940) напо-
минает о страхах «панмонгольского» нашествия, охвативших Ев-
ропу в конце XIX-начале ХХ вв. Повесть была создана писателем
в эмиграции на рубеже 1920-х годов и переиздается впервые. В при-
ложении – рецензия Ф. Иванова (1922).
© Salamandra P.V.V., подготовка текста, оформление, 2016
КРУГИ
ВРЕМЕН
7
I.
ANNO DOMINI 1947
Вторая великая европейская война, наконец, кончилась.
В одном из роскошных зал Дворца Мира в Гааге собралась
международная мирная конференция: корректные, несмот-
ря ни на что, дипломаты, много военных и несколько даже
дам-делегаток из передовых государств. Это было уже не
первое заседание. Сговориться державы никак не могли, и
настроение все более и более повышалось, чему немало спо-
собствовали и беспрерывно получаемые радиостанцией двор-
ца тревожные телеграммы со всех концов мира, которые то
и дело появлялись на большом экране за креслом председа-
теля. Последняя телеграмма гласила: «Вашингтон. — Аме-
риканский флот обстреливает прибрежные города Китая
и Японии. Нагасаки в огне».

Германия никогда не признает туманного историче-
ского принципа, ибо в войне она признает только один прин-
цип: тяжелый германский меч!.. — при все возрастающем
волнении в зале сурово и властно говорил представитель
Германии, кн. Гогенлоэ, седой тяжелый генерал с густыми
усами. — Мы уже объединили под своей властью все немец-
кие земли Европы, теперь Германия-победительница стоит
пред осуществлением последних двух пунктов своей воен-
ной программы: возвращение отнятых у нее по версальско-
му договору колоний и приобретение свободного выхода в
океан чрез Антверпен — с одной стороны и возмещение ее
военных убытков в виде соответствующей контрибуции —
с другой. И для того, чтобы не слишком далеко углублять-
ся в праздные разговоры, я уполномочен Императором зая-
вить, что в осуществлении этих двух основных пунктов Гер-
мания не остановится даже пред третьей мировой войной...
Бледный и корректный, лорд Динсфильд заявил:
8

Англия без колебания принимает вызов. Там, где долж-
но царить право, не место мечу.

О!.. А Ирландия?.. — крикнула среди возбужденного
шума седая, сухонькая г-жа Гюрцеллер, делегатка Швей-
царии.

Внутренние дела Великобритании не подлежат обсуж-
дению конгресса... — холодно ответил лорд Динсфильд.

Господа... — встав, взволнованно проговорил кардинал
Маццинн, высокий, плотный, в красном одеянии. — С ве-
личайшей скорбью я, представитель Святейшего Престо-
ла, вижу, как мало среди нас единения, мира, желания ид-
ти на взаимные уступки... Особенно это ужасно теперь, ког-
да всему христианскому миру грозит такая страшная опас-
ность. Многие из нас склонны легкомысленно преумень-
шать значение вторжения панмонгольских сил в пределы
России. Спорить из-за какой-нибудь пустяшной области,
когда головные разъезды монголов перевалили уже чрез
Урал — посмотрите на карту и вы поймете, что это значит...

в этом я вижу, простите меня, внушающее мне ужас лег-
комыслие... Агенты Императора Монголов на работе везде
и всюду и вот, смотрите, — указав на экран, воскликнул он,

радио извещает нас, что появились уже отряды каких-то
азиатов и на границах Кавказа. «Азия для азиатов» это бы-
ло, конечно, только начало и теперь это уже совершенно яс-
но. Посмотрим правде в глаза прямо: с одной стороны стоит
старая Европа, только что пережившая тяжкую, долголет-
нюю войну, Европа, только что начинающая приходить в
себя после долгого ряда всяких социалистических «опы-
тов», вконец расшатавших ее хозяйство, Европа, мятущая-
ся в исступленных распрях, Европа голодная, раздетая, по-
ражаемая эпидемиями, усталая, измученная, с упавшим до
последней степени производством, с миллионами безработ-
ных, Европа, где нет в то же время сырья для фабрик и где
за отсутствием топлива умирают последние железные доро-
ги, Европа, охваченная чисто апокалипсическими бедствия-
ми, а с другой стороны — бесчисленные, как песок морской,
объединенные ненавистью к европейцам, народы Азии с
могущественным императором монголов во главе. Пред-
9
ставьте себя бесконечные миллионы этих воинов, которые
довольствуются горсточкой риса в день, спят где угодно под
открытым небом и презирают смерть. Я говорю вам: это
новый всемирный потоп, это гибель всего христианского
мира, если мы не опомнимся, не объединимся и не пошлем
наших крестоносных легионов навстречу Дракону, несущему
нам погибель из необозримых степей Азии... Но мы не смеем
медлить...

Я преклоняюсь пред благородным предостережением
представителя Святейшего Престола... — в крадчивым и
мягким голосом сказал представитель Франции, г. Бержэ. —
Я понимаю его великую тревогу за нашу цивилизацию, но
не от Франции, к сожалению, зависит утишить сжигающий
старую Европу пожар международной розни. Франция, ко-
торая всегда несла во главе народов факел цивилизации,
может рассчитывать на некоторую признательность со сто-
роны человечества. Мы готовы отказаться от многого в ин-
тересах мира и просим только остаться в границах 1914 г.

Ого!.. — сухо рассмеявшись, воскликнул кн. Гогенлоэ.

Вы скоро, однако, забыли Версаль... Где же тогда был ваш
факел или как его там?.. Довольно романтической болтов-
ни!.. Вы узнаете теперь силу нашего вновь забронирован-
ного кулака!..
Возгорается ожесточенный спор из-за границ между пред-
ставителем Польши кн. Сапегой, высоким, голубоглазым и
пылким, представителем Чехии, д-ром Хлебичеком, толстень-
ким и лысым, и гр. Карольи, представителем Венгрии, гор-
дым магнатом с длинными каштановыми усами. Предсе-
датель, усиленно звоня, едва успокаивает их и дает слово ми-
стеру Кросби, представителю Соединенных Штатов, сухому,
длинному, с гладко выбритым лицом, худым и умным, ко-
торый ограничивается лишь коротким заявлением, что в
назревающем, видимо, новом конфликте Соединенные Шта-
ты останутся в стороне, но что морские силы их оказывают
и будут оказывать помощь России в ее борьбе с восставшей
Азией.
На экране появляется новое радио: «Рим. — Правитель-
ство свергнуто. Власть снова захвачена левыми социа-
10
листами. В городе уличный бой. Базилика св. Петра го-
рит».

Вот несчастная страна!.. — воскликнула г-жа Райто-
ла, представительница Финляндии, в золотых очках и полу-
мужском костюме. — Она не выходит из крови...
Председатель дает слово представителю России, князю
Глебу Суздальскому, молодому гвардейскому генералу с
приятным и умным лицом, который много заставил гово-
рить о себе в течение войны и был известен, как горячий пат-
риот и близкий друг молодого императора.

Господа, мы, кажется, уже забыли о вещей речи пред-
ставителя Святейшего Престола... — взволнованно начал
князь. — И на мне, представителе России, лежит обязанность
сказать вам, как глубоко прав высокочтимый кардинал. Ос-
тавим наши мелочные споры, господа, и объединимся для
отпора общему врагу. Россия под мудрым водительством
нашего молодого императора только что начала оправлять-
ся от тяжких последствий многолетней гражданской вой-
ны, как была снова вовлечена в европейскую войну. На этот
раз мы исполнили свой долг до конца и снова стали в на-
ши естественные национальные границы. Теперь на возрож-
дающуюся к новой жизни страну обрушивается новое бед-
ствие, нашествие народов Азии. Господа, припомните: это
уже второй раз в истории принимает Россия на себя роль
щита Европы, обращенного на восток. Мы выполняем долг
наш с честью, но — мы изнемогаем, господа. В ваших инте-
ресах немедленно прийти к нам на помощь, — враг уже у ва-
ших дверей. Если бы вы видели, во что обращена им цве-
тущая Сибирь и вообще те области, который он прошел, вы
не колебались бы ни одной минуты ... И города, и села, и
все, что попадается на пути, стирается им беспощадно с
лица земли, все негодное для тяжелых работ население ист-
ребляется, а все, что может работать, угоняется в тылы, в
черное, беспросветное рабство... Господа, у меня нет слов,
чтобы изобразить пред вами весь тот ужас, что свершается
там, на востоке... На наших глазах воскресает далекое прош-
лое, времена Чингис-Хана, времена Атиллы, на взбаламу-
ченную, захлебывающуюся в братской крови Европу идет
11
какой-то новый суд Божий. Мы должны забыть все и еди-
ной светлой ратью рыцарей без страха и упрека встать на
защиту наших очагов и великих идеалов человечности и
культуры ...

Обычная русская выспренность и фантазерство... —
насмешливо бросил князь Гогенлоэ.

Нет, эти немцы опять зазнались!... — вскочив с крес-
ла, воскликнул г. Срб, представитель Сербии, усатый и горя-
чий старик. — Они ведут себя непозволительно...

Довольно красивых слов!... — крикнул толстый, жир-
ный и сонный Стамбул-паша.

Не языком, а мечом на полях сражений решим мы
все... — стукнув кулаком по столу, решил кн. Гогенлоэ.

Но Боже мой!... А Азия?... А монголы?... — послыша-
лись со всех сторон тревожные голоса.

Не запугаете!... — крикнул кн. Гогенлоэ. — Десять
германских корпусов и от всей этой дикой сволочи не оста-
нется и следа...
Тревожный и озлобленный шум усиливался все более
и более. Напрасно звонил и уговаривал председатель — его
никто не слушал. Делегаты ожесточенно спорили, разбив-
шись на группы. Некоторые искали что-то на большой кар-
те России на стене. Кн. Гогенлоэ, что-то крича, стучал кула-
ком по столу.

Великобритания никогда не позволит этого... — твер-
до и холодно заявил лорд Динсфильд, вставая.

Мы обойдемся и без ее позволения... — насмешливо
отозвался кн. Гогенлоэ.

Довольно нам вашей опеки!... — заметил Стамбул-
паша, весь бледный, с трясущимися руками.

В таком случае, — выпрямившись, гордо и торжест-
венно заявил лорд Динсфильд, — именем Его Величества
Короля Великобритании объявляю, что с настоящего момен-
та Великобританское Королевское правительство считает
себя в состоянии войны с Германией и ее союзниками...
Зал загудел растерянно и тревожно. Некоторые в отчая-
нии хватаются за голову. Звонок председателя звонит, не
переставая. А на экране выскакивает новое радио: «Петро-
град. — Головные отряды неприятеля замечены под Пер-
мью. Уфа спешно эвакуируется. С Оренбургом сообщение
прекратилось — полагают, что в ожидании главных мон-
гольских сил восстали татары, калмыки и башкиры. Им-
ператор отбыл на Волгу, чтобы стать во главе воору-
женных сил России».

Господа, это мене-текел-фарес на нашем кровавом пи-
ру!... — воскликнул князь Глеб, показывая на экран. — Боже,
да неужели же это конец Европы?

У вас слишком слабы нервы, князь... — насмешливо
заметил кн. Гогенлоэ. — Обеспечьте нам ваш нейтралитет
в новой войне нашей с Англией и завтра же часть наших
корпусов будет двинута на Волгу.

Импе