Обложка книги «Эпос и мифология осетин и мировая культура   20..»

  • Название:

    Эпос и мифология осетин и мировая культура 20..

  • Размер: 6.74 Мб
  • Формат: DJVU
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Что делать, если документ не загружается?

Если вы не можете скачать документ, установите VPN
Скачать сейчас!


Краткий отрывок из начала книги (машинное распознавание)
эпос
И МИФОЛОГИЯ
ОСЕТИН
И МИРОВАЯ
КУЛЬТУРА
жоэль
ГРИСВАР
ЖОРЖ
ДЮМЕЗИЛЬ
¦
АНУХИТО
ЙОСИДА
АЛЕН
КРИСТОЛЬ
КРИСТОФ
ВЬЕЛЬ
Владикавказ
2003
ББК 82.3 Осе
Э-72
Составитель и переводчик — доктор филологических наук,
профессор Северо-Осетинского
госуниверситета Т.Т. Камболов
Рецензент — доктор исторических наук,
профессор Северо-Осетинского
госуниверситета Р.С.Бзаров
¦¦¦’’
В оформлении книги использованы:
- эмблема серии - аланская Богиня-мать, венчающая структуру
древнего мироздания, VII—VIII вв.
- скифо-сакский железный меч,
- сцена врачевания из жизни скифов на вазе из кургана Куль-Оба,
IV—III вв. до н.э.,
- образ шаманского священного коня, соединяющего все зоны мира,
- образец скифского «звериного» стиля, IV—III вв. до н.э.
- аланский амулет Северного Кавказа, VI-IX вв.
Эпос и мифология осетин и мировая культура / Ж.Грисвар,
Э—72 Ж.Дюмезиль, А.Йосида, А.Кристоль, К.Вьель; Сост. и пер.
Т.Т.Камболов. - Владикавказ: Ир, 2003. - 196 с. - (Осети-
новедение за рубежом).
Сборник включает работы известных зарубежных исследователей Ж. Грис-
вара, Ж. Дюмезиля, А. Йосиды, А. Кристоля, К. Вьеля, посвященные
анализу осетинской мифологии и осетинского нартовского эпоса в сопоставлении
с западноевропейскими и японскими мифологическими и эпическими
системами.
Книга предназначена как для специалистов в области филологии,
этнографии, истории, так и для всех, кого интересуют культурные традиции
осетинского народа и история мировой культуры.
^ 4604000000-51
М131@3)-03
100-03 ББК 82.3 Осе
© Камболов Т.Т., составление, перевод, 2003
ISBN 5 - 7534 - 0299 - 2 © Григорян B.C., оформление, 2003
СОДЕРЖАНИЕ
| ¦ Предисловие составителя 4
! ¦ЖОЭЛЬГРИСВАР
| Мотив меча, брошенного в озеро:
| смерть Артура и смерть Батрадза 6
I ¦ЖОРЖ ДЮМЕЗИЛЬ
| Сид?мон и его братья 82
I Токсарис, настоящий скиф 85
| Достояние нартовских родов 89
! Молитва осетинских женщин к Духу Божьему 94
| Скифская теология Геродота 99
! Три осетинские процедуры
против кровной мести 107
I Грубиян и одноглазый 113
Клятва скифов 120
| Скифские романы 125
I Три греха Сослана и Гуинна 133
¦ АЦУХИТО ЙОСИДА
Дюмезиль и сравнительное изучение
японских мифов 143
! ¦ АЛЕН КРИСТОЛЬ
Сырдои и Одиссей 149
| ¦ КРИСТОФ ВЬЕЛЬ
! Осетино-арийский героический мифоцикл 160
3
ПРЕДИСЛОВИЕ СОСТАВИТЕЛЯ
Настоящий сборник открывает новую издательскую
серию «Осетиноведение за рубежом», в рамках которой
предполагается публикация в переводе на русский язык
лучших исследований в области языка, фольклора,
истории осетин и их предков, вышедших в свет в различных
странах мира.
Актуальность подобного издания очевидна.
Несомненно, что знакомство российских и, в первую очередь,
осетинских ученых с разработками иностранных коллег
придаст новую динамику исследованиям в осетиноведе-
нии, определив их соответствие современному уровню
мировой науки.
Существует и другой аспект, создающий не менее
важную, на наш взгляд, мотивацию для такого рода
публикаций. Дело в том, что знакомство с
зарубежными исследованиями в области осетиноведения
открывает новый угол зрения на осетинский язык, фольклор,
историю, представляя их место и роль в структуре
мировой культуры. И в этом смысле важно не только
введение этих материалов в научный оборот в России, но и
ознакомление с ними широкой общественности,
особенно в Осетии. Сегодня, когда осетинский этнос
переживает переломный период в своем развитии, когда его
идентичность подвергается серьезным испытаниям, когда все
явственнее ощущаются тенденции утраты этнического
языка и национальной культуры, в общественном
сознании проявляются различные оценки собственной
культуры в историческом плане и в современных обстоятельст-
вах — от некоторой идеализации и героизации
исторического прошлого скифо-сармато-алано-осетинского мира
до крайнего нигилизма в отношении родного языка,
культуры и истории. Мы полагаем, что работы, подобные
тем, что приведены в первом выпуске новой серии,
отражают более объективную картину исторического
этнокультурного взаимодействия предков осетин с
народами Европы и Азии и позволяют определить значение
этих контактов для формирования мифологических,
эпических и, в целом, культурных систем этих народов.
Знание подлинной общемировой роли культурной
традиции, связывающей осетин с их историческими предками,
ее влияния на зарождение западноевропейской
цивилизации способно, по нашему мнению, в какой-то степени
повысить интерес осетин к своим истокам, возродить
жизненно важное чувство национальной гордости и дать
импульс к национально-культурному развитию.
Считаю своей приятной обязанностью выразить
признательность доктору исторических наук, профессору
Северо-Осетинского государственного университета P.C.
Бзарову за ценные советы, высказанные в ходе
подготовки рукописи.
Тамерлан Камболов
5
жоэль
ГРИСВАР
МОТИВ МЕЧА, БРОШЕННОГО
В ОЗЕРО: СМЕРТЬ АРТУРА И
СМЕРТЬ БАТРАДЗА*
Существование индоевропейских
эпических тем и, в целом, индоевропейской
литературы очевидно a priori.
Ж. Дюмезиль (Mythe et epopee I)
В вечер битвы при Солсбери [Salesbieres] только три
человека остались в живых: Лукан Виночерпий [Lucan le Bouteiller],
Грифлет [Girflet] и смертельно раненый Артур [ArturJ. Вместе
они удаляются от места побоища и верхом направляются к
морю. После ночи, проведенной в молитвах в Черной Часовне,
Артур могучим объятием душит своего виночерпия. В
отчаянии старый король уезжает в сопровождении Грифлета. К
полудню они достигают моря. Там Артур приказывает своему
верному спутнику бросить королевский меч Эскалибор [Escalibor]
в озеро, расположенное в некотором отдалении на холме.
Дважды Грифлет изощряется в том, чтобы обмануть своего
господина: сначала он бросает в воду свой собственный меч, а затем
ножны от Эскалибора. Король, владевший тайным знанием, не
дает себя провести. Грифлет вынужден подчиниться: и тогда
он увидел, как из озера появилась рука, схватила Эскалибор,
потрясла им три или четыре раза, затем исчезла. По рассказу
Грифлета Артур понимает, что его смерть близка, и
приказывает ему быстро удалиться. Скрепив сердце, Грифлет
подчиняется, но начавшийся дождь заставляет его укрыться под
* Перевод осуществлен по изданию J.H. Grisward. Le motif
de Герee jetee au lac: la mort d Artur et la mort de Batradz II
Romania, revue trimestrielle consacree a l’etude des langues et
des litteratures romanes fondee en 1872 par Paul Meyer et Gaston
Paris, publiee par Felix Lecoy. Paris: Societe des amis de la
Romania, 1969, t. 90, № 3-4, p. 289-340, t. 91, p. 473-514.
деревом; оттуда он видит, как по морю плывет корабль, а на его палубе
множество дам, среди которых он узнает Моргану [Morgain], сестру Артура.
Король, сидевший на берегу, встает и поднимается на борт вместе со своим
конем и оружием. Корабль быстро выбирается в открытое море. Грифлет,
вернувшись на берег, проводит в стенаниях остаток дня и всю ночь. Три дня
спустя он обнаруживает в Черной Часовне могилу Артура, тело которого было
принесено туда таинственными дамами. Сокрушенный тоской, он переживает
своего хозяина всего на восемнадцать дней.
Более полувека этот грандиозный финал Смерти Артура [Mort
Artu] будоражил умы столь же сильно, сколь вдохновлял
воображения. При этом если некоторые элементы рассказа были постепенно
прояснены, то, как представляется, величественный мотив меча,
брошенного в озеро, до сих пор не поддавался любым попыткам
интерпретации. Он Неизвестен Гальфриду Монмутскому [Geoffroy
de Monmouth], Вэйру [Wace], Лэйамону [Layamon]; в Huth-Merlin,
где используется симметричный обратный эпизод, только
обозначаются контуры Смерти Артура; к тому же в нем этот мотив
искажен волшебной вычурностью, перегрузившей его стиль.1 Однако
своего рода щепетильность и некоторая неудовлетворенность не
позволяли критикам признать родительские права за самим
автором.2 Разумеется, число сопоставлений было увеличено, но, чаще
всего, без особого успеха и, признаем это, без большой
убедительности.
А - УТЕРЯННЫЙ РОЛАНД...
Ж.Фраппье [J.Frappier] первым привел в своем великолепном
Исследовании о смерти короля Артура [Etude sur la Mort le Roi Artu]
сцену из Саги о Карле Великом [Karlamagnus Saga], которая имеет
некоторое сходство с нашим эпизодом: «Когда Карл Великий нашел
мертвого Роланда, тот держал Дюрендаль [Durendal] в правой руке,
а рог - в левой. Несколько рыцарей попытались взять меч, но рука
Роланда застыла на гарде эфеса и не хотела ее отпускать.
Помолившись, подходит и Карл, и тогда рука разжимается: Роланд отдает
Дюрендаль своему сеньору. Карл снимает и забирает рукоять, внутри
которой были сокрыты святые мощи. Само лезвие он бросает в про-
1 G. Paris et J. Ulrich, Merlin, roman en prose du XIH-e siecle, S.A.T.F., 2 vol., Paris,
1886,т.1,р. 196sq,q.
2 Cp. F.Lot, Etude sur le Lancelot en prose, Paris, Champion, 1918, p. 203, n. I.
M.B. Fox, La mort le Roi Artus, Etude sur les manuscripts, les sources ... de l’oeuvre,
Paris, De Boccard, 1933, p. 181. J.Frappier, edition de La Mort le Roi Artu, Textes
Litteraires Francais, troisieme edition, Paris-Geneve, 1964, Introduction, p. XVIII.
7
текающий рядом поток, так как никто не достоин носить Дюрендаль
после Роланда».3 Аналогичная сцена содержится и в провансальской
эпической поэме Ронсевалъ [Ronsasvals]. Карл только что обнаружил
тело своего племянника, который, и он это признает, является
одновременно его сыном:
«Я Вас опоясал острым Дюрендалем, добрым мечом, который
сделал кузнец Галан [Galan]. Я не носил его ни на боку, ни перед
собой с того дня, когда я им убил Байнанда [Baynand], и который я
подарил Вам от чистого сердца и по доброй воле. Никто не
испытывает такой мучительной утраты, потому что я теряю одновременно и
меч, и Вас. Был ли когда-нибудь несчастный, который бы столько
потерял? Верните мне его, если Вы можете». Он берет меч из руки
паладина Роланда, и никто кроме него не осмелился бы его взять.
Карл рассматривает его; тот блестит на солнце. «О Дюрендаль,
добрый острый меч, никогда Вами уже не будет владеть человек,
который стоил бы того. Вам не стоит больше оставаться в этом мире».4 И
тотчас бросил его в большое озеро. И с тех пор никто, ни взрослый,
ни малый не видел его».5 Не свидетельствует ли сходство этих двух
рассказов о существовании некой утерянной сегодня архаичной
редакции Песни о Роланде, которая могла бы подсказать автору Смерти
Артура этот знаменитый мотив?6 Тем более, что отзвук похожего
предания обнаруживается и во многих рукописях рифмованной
версии7 ; в этих редакциях, во избежание того, чтобы Дюрендаль попал
в руки сарацин {Не должно, чтобы язычники Вами завладели;
Христианам должны Вы служить), Роланд, попытавшись разбить свой меч о
«каменную плиту», бросает его сам в «источник» (С, VI) или в
«ручей» G). Галъен [Galiens li Restores], видимо, вдохновлен этими
версиями, когда он показывает нам племянника императора
бросающим свой меч по той же причине в «большой ручей», где
«появилась алая кровь».8
К этим остаткам эпико-легендарного предания, которое могло бы
дать артуровскому романисту идею знаменитой сцены, Марио Рок
3 J.Bedier, Les Legendes Epiques, t. III, p. 389.
4 Буквально «Вы не получите ни прибыли, ни урона в этом мире» - Прим.
переводчика.
5 Ronsasvals, провансальская эпическая поэма, переведенная Робером Барру
[Robert BarrouxJ, Les textes de la Chanson de Roland, изданных Р. Морсье, Париж,
1941, т. III, с. 146:147.
6 J.Frappier, Etude sur la mort le Roi Artu, 2-е издание, переработанное и
расширенное, Publications Romanes et Francaise, Geneve, 1968, p. 201-202. - Это также
мнение A.Micha, Deux sources de la «Mort Artu» в Zeitschriftfiir romanische Philologie,
LXVI, 1950, p. 370.
7 Известно, что в версии О странным образом ничего не гово