Обложка книги «Gutnov F Kh   Veka i lyudi Vypusk vtoroy   2004..»

  • Название:

    Gutnov F Kh Veka i lyudi Vypusk vtoroy 2004..

  • Размер: 2.63 Мб
  • Формат: DJVU
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Что делать, если документ не загружается?

Если вы не можете скачать документ, установите VPN
Скачать сейчас!


Краткий отрывок из начала книги (машинное распознавание)
Владикавказ
2004
63.2(2р-бОсе)
Г-97
Гутнов Ф. X.
Г-97 Века и люди: Из истории осетинских сел и
фамилий — Владикавказ: Ир, 2004
Вып. 2 - 2004 - 223 с.
Во втором выпуске книги на основе исторических и фоль-
клорных источников автор рассматривает историю возник-
новения населенных пунктов Осетии и генеалогию живущих
в них фамилий.
- °50320200 -26.24-04 63.2(2Р-60се)
М 131 (03) - 04
© Гутнов Ф. X., 2004
15ВЫ 5-7534-0290-9 © Григорян В. С, оформление, 2004
Введение
Предлагаемая вниманию читателей книга явля-
ется вторым выпуском вышедших ранее неболь-
ших зарисовок и набросков по истории населен-
ных пунктов и фамилий Осетии (Гутнов Ф.Х. Ве-
ка и люди. Из истории осетинских сел и фами-
лий. Владикавказ, 2001). Интерес к данной теме
в последние годы многократно возрос. И это от-
носится не только к нашей республике. На Север-
ном Кавказе, как и в стране в целом, на стыке ты-
сячелетий отмечен аналогичный процесс. В 1999 г.
создана Российская генеалогическая федерация; в
Нальчике не один год успешно действует Кабар-
дино-Балкарское историко-родословное общество.
В России проведено уже два международных ге-
неалогических коллоквиума. Показательны пробле-
мы, поднимавшиеся на коллоквиуме, проведен-
ном в Нальчике в 2000 году:
Роль и место генеалогии в исторических иссле-
дованиях.
Роль генеалогических исследований в воспита-
нии подрастающих поколений.
Исторические аспекты формирования генеа-
логических преданий в России и у народов Кав-
каза.
з
Семейные и генеалогические связи народов
Кавказа и России.
Легенды и историческая действительность в ге-
неалогических преданиях народов Северо-Кавказ-
ского региона.
Следует добавить, что в наши дни изучение
своей генеалогии, когда-то считавшееся привиле-
гией высших классов, доступно любой семье. Воз-
рождение исторической памяти способствует вос-
питанию не только патриотизма, но и уважения к
другим народам, культурам, религиям. Генеалогия
имеет самое непосредственное отношение к этике,
заставляя, как верно подметил писатель Д. Гра-
нин, "гордиться своими предками или стыдиться
за их поступки. Она заставляет вспомнить о тра-
дициях фамильной чести, трудолюбия, храброс-
ти". Аналогичная оценка родословным дана А.И.
Мусукаевым: "Этические нормы взаимоотноше-
ний в человеческом обществе издревле требовали
сохранения родства, выполнения обязанностей по
отношению к членам семьи, родителям и вообще
близким по крови, оказывали воспитательное воз-
действие на подрастающее поколение, формиро-
вали и развивали общечеловеческие нравственные
принципы".
Учитывая перечисленные особенности генеало-
гических исследований, автор решился вынести
на суд читателей подборку материалов по истории
сел и фамилий нашей республики.
ДАГОМ
В средние века Алагирское общество состояло
из 6 более мелких: Уаллагирское (Уаллагком-
ское), Архонское, Мизурское, Садонское, Ну-
зальское и Цейское. Каждое из них состояло из 5-
8 небольших, но многофамильных селений, имело
свою историю формирования. Этнограф Б.А. Ка-
лоев полагает, что они возникли в разное время,
наиболее древними являются Уаллагирское и Ну-
зальское общества. Первое из них размещалось
недалеко от входа в Алагирское ущелье на правой
стороне. В огромной котловине вдали от р. Ар дон
находилось шесть небольших селений, среди ко-
торых выделялись Урсдон (со своей мощной кре-
постью) и Донисар, но особенно — Дагом и Ца-
мад. Предположение этнографа о давности воз-
никновения названных сел подтверждается архео-
логическими находками, в частности, аланскими
кладбищами возле Дагома. Местные жители счи-
тали их принадлежавшими легендарному народу,
погибшему в глубокой древности от какой-то
страшной болезни. Народ этот обозначался не
поддающимся расшифровке словом царциатсе.
До недавнего времени местное население перед
началом великого поста устраивало совместные
5
поминки по якобы погибшим в этот день царциа-
там. Этимология названия царциата неизвестна;
вероятно, под этим этнонимом в народных преда-
ниях скрывается аланское население, погибшее в
период монголо-татарского нашествия.
В предании, сохранившемся в народном твор-
честве, говорится, что рассматриваемое ущелье в
качестве "доли младшего" перешло к "Цахилу,
сыну Кусага, внуку Ос-Багатара". На занимае-
мых потомками Цахила землях археологи еще в
начале XX в. отмечали "целый ряд развалин, от-
носящихся к различным эпохам, включая средне-
вековье. Они представляют собой остатки крепос-
ти, отдельные боевые и жилые башни, а также
святилища". Специалисты выделили крепость Урс-
доны уаллаг кау фидар. Она располагалась на
правом берегу р. Урсдон, представляя собой це-
лую систему оборонительных укреплений; при-
крытые заградительными стенами пещеры, при-
способленные для нужд обороны и жилья. На за-
падном участке крепости стояла четырехъярусная
башня; еще 4 башни прикрывали подступы к жи-
лым и хозяйственным строениям. По сведениям
известной еще в довоенное время ленинградской
исследовательницы Е.Г. Пчелиной, найденные ею
в крепости трехлопастные наконечники стрел
принадлежали аланам.
Жители ущелья, по мнению Б.А. Калоева, сы-
грали большую роль в формировании других об-
ществ Осетии. Многие фамилии, ныне живущие в
Центральной и Южной Осетии, родиной своих
предков считают Дагом, Цамад и другие селения
Уаллагира. Здесь же, напротив, нет ни одной фа-
милии, выводившей свою генеалогию из других
6
мест Осетии. Многочисленные материалы сослов-
но-поземельных комитетов и комиссий, действо-
вавших почти 70 лет, начиная с 40-х гг. XIX в.,
содержат однотипные данные о происхождении
фамилий рассматриваемого ущелья; все они вос-
ходят к "детям" и "внукам" легендарного Ос-Ба-
гатара. Так, например, в прошении 1859 г. в Ко-
митет по разбору личных и поземельных прав на-
селения Военно-Осетинского округа Кулаевы из
селения Дагом отмечали, что их фамилия "полу-
чила свое название от Кула, внука Кусагона, все-
общего родоначальника кусагонцев". В предании
Бесоловых из Урсдона, считавших себя прямыми
наследниками Кусагона, "сына Ос-Багатара", рас-
сказывается о появлении общего предка на занима-
емой территории. Земли вокруг Дагома ему будто
бы достались после раздела семьи Ос-Багатара.
К древнейшим селам Алагирского ущелья от-
носится и Цамад, населенный потомками другого
сына Ос-Багатара, Сидамона. Из этого аула так-
же вышло много фамилий, обосновавшихся в раз-
ных местах горной Осетии. Некоторые из них
(Дзугаевы, Калоевы, Челехсаевы), живущие в
верховьях рек Б. Лиахва и Ардона, по родослов-
ным преданиям, покинули Цамад не позднее XV-
XVI вв.
Выходцами из Дагома и Цамада считают себя
Агнаевы, Амбаловы, Зангиевы, Карсановы, Тид-
жиевы и др.
В 30-х гг. XX в. Е.Г. Пчелина собирала в
здешних местах археологический, этнографичес-
кий и фольклорный материал. Ее информатора-
ми являлись Татари Агнаев (70 лет) и Ахте Ка-
раев (70 лет) из Дагома, а также житель Цамада
7
Георгий Черчесов (1819 года рождения — по дан-
ным Пчелиной; в том же 1938 г. здесь от того же
информатора записывала фольклор Е. Баракова,
которая определила возраст Г. Черчесова в 114-
120 лет). Комплексный анализ разнообразных па-
мятников истории привел Пчелину к выводу, что
"самым древним местом поселения потомков сына
Ос-Багатара Цахила колена Цахилта является
Урсдонское ущелье и его каута (села): Дагом, Урс-
дон, Донисар".
В предании о заселении данного ущелья гово-
рится, что после смерти Цахила старший из его
сыновей — Дага — получил "долю старшего", ко-
торая состояла из пространства земли "для обра-
зования нового поселения, участка пашни в мест-
ности Аре и луга на плато Гашка на хребте Стыр
рагъ". Помимо этого, в "долю старшего" вошли
предметы из дома Цахила: железная над очажная
цепь, медный котел для варки пива и деревянное
корыто для хлеба. На указанном месте Дага на-
шел разрушенное строение и сложенный из камня
на известковом растворе цырт (памятник в честь
умершего, который ставили не на могиле, а на
обочинах дорог, чтобы усопшего поминало боль-
шее количество людей). Причем, на цырте сохра-
нился отпечаток ладоней рук. В первые годы со-
ветской власти этот цырт местное население ис-
пользовало в качестве святилища и называло его
Уациллайы кувсендон.
Потомки Дага, согласно устной традиции, жи-
ли здесь "в довольстве и богатстве". В Дагоме со
временем "стало так много домов, что по их кры-
шам можно было перебежать от одного края села
до другого". К началу XX в. в селе насчитыва-
8
лось 140 дворов. Здесь жили Цабиевы, Агнаевы,
Бурдзиевы, Касаевы, Караевы, Габуевы, Джигка-
евы, Себетовы, Ваниевы, Бигаевы, Кулаевы, Са-
лаевы, Хнеевы и Бураевы. По словам информато-
ров, в Дагоме было три фамильных ныхаса — Аг-
наевых, Касаевых и Караевых.
В настоящее время в селе отмечено семь руи-
нированных жилых и боевых башен. Большой ин-
терес для специалистов представляют святилища
Дагома и его окрестностей. Наиболее почитаемым
являлось святилище Зсгропд Уастырджийы дзу-
ар, считавшееся "братом Рекома". Уастырджийы
дзуар представлял собой небольшую часовню,
"построенную на вершине огромного отдельно
стоящего камня". Перед входом в часовню имеет-
ся углубление со специально установленным
жертвенным камнем (Пчелина). По мнению спе-
циалистов, данное святилище носило "чисто воен-
ный характер": после проведенного возле него
кувда (пиршества), отсюда отправлялись в поход
отряды воинов из клана Цъсехилтсе. Эти своеоб-
разные дружины формировались из расчета по
одному мужчине с каждого двора. Причем, в по-
ходе запрещалось участвовать самому старшему и
самому младшему мужчине каждого дома. Вои-
ном становился тот, кого старики называли "луч-
шим мужчиной в доме", отличившегося в стрель-
бе, джигитовке, в борьбе и различных гимнасти-
ческих упражнениях. У выбранного для похода
всадника в переметной суме имелся запас пищи на
три недели. Запас еды состоял из сушеной бара-
нины, сыра и поджаренных зерен ячменя.
Как уже отмечалось, Дагом играл важную роль в
общественной жизни средневековых осетин. Рядом
9
с селом находился Мадизсен — своеобразный су-
дебный орган Центральной Осетии. Местное на-
селение так и называло его — Дсегомы тсерхондон
("Дагомский суд"). Подробное описание данного
института привел известный российский ученый
М.М. Ковалевский в работе "Современный обычай
и древний закон" (М., 1886. Т. II, с. 217-218):
"особенным почетом у всех северных осетин поль-
зовались посредники из 3-х соседних друг с дру-
гом селений: Дагома, Цамада и Урсдона; они засе-
дали в Дагоме, в священном месте, именуемом Ма-
дизсед (ангел матери, вероятно, Божьей матери).
Место это расположено среди двух (очень глубо-
ких) ущелий... Площадка, на которой располага-
лись посредники, могла вместить весьма ограни-
ченное число лиц, — что и требовалось для устра-
нения всякой возможности вооруженного вмеша-
тельства заинтересованных сторон в деятельность
судей. Площадка эта лежала на таком расстоянии
от места нахождения сторон, что переговоры судей
не могли быть услышаны тяжущимися. Все эти об-
стоятельства вместе взятые, равно как и близость
одного из наиболее чтимых святилищ или дзуаров,
в котором обвиняемая сторона могла принести очи-
стите